photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XVIII

– Добрый вечер! В эфире ток-шоу «Острая тема»! Мы выходим только в прямом эфире! Никаких записей! Никакой цензуры! С вами Алексей Дудов. Сегодня будет остро!

После этого заиграла веселая мелодия заставки. Хотя, по правде, должна была заиграть композиция Карла Орфа «Фортуна». Ибо он пришел. Полный песец!

Но давайте обо всем по порядку. Майские праздники остались позади, время близилось к июню, и добрая половина приюта уже задумывалась об отпуске. Мой отпуск, как и отпуск Марины, был запланирован на июль. Поэтому в июне нас ждал ремонт в отделении. Не так что бы уж глобально, но кое-где, кое-что подкрасить надо было.

И вот в эти самые дни Ирине Алексеевне позвонили с одного городского телеканала и предложили участие в одном ток-шоу. Таких ток-шоу расплодилось куча целая. Но наш городской телеканал, чтобы идти в ногу со временем, решил создать свое. Проблем в городе достаточно, потрындеть всегда есть о чем. Только чтобы перещеголять всеукраинские телеканалы, наш решил не записывать такие шоу, а вести в прямом эфире. И название соответствующее придумали: «Острая тема».

Как заверял редактор телеканала, ток-шоу должно было поставить точку во всех слухах вокруг приюта. Скорее всего, эти слова и заставили Ирину Алексеевну согласиться. Её здоровье заметно подкосилось. Я не особо обращал на это внимания, но сегодня перед съемками нас всех завели в гримерку и около часа колдовали над нами. Даже Палыча привели в порядок, не такой алкаш стал.

Нам, кстати, тоже звонили и уговаривали прийти на ток-шоу. Я, если честно, не хотел, но Марина уговорила. Мол, а вдруг реально после этого отстанут, объясним им все популярно. Я согласился. Нехотя, но согласился. И вот настал день явления полного песца. Мы сидели в студии, а шоу начиналось. Студия этого шоу представляет из себя прямоугольник. По одной стороне сидят одни участники, напротив их оппоненты. А по третьей приглашенные эксперты, за ними зрители в зале, а напротив них размещался большой монитор, на котором мелькала заставка и иногда включали спецрепортажи. С нашей стороны сидели я, Марина, Ирина Алексеевна, Палыч, Видим с Костей, репортерша Арина Андреева и… Кирилл. Как пояснила мне Ирина Алексеевна, редакторы потребовали, чтобы участие принял так же один из подопечных. Я хотел было возмутится, кто они такие, чтобы что-то требовать, но сдержался.

Напротив нас народу было не много. Аркаша в ярком костюмчике. Сегодня на нем был розовый пиджак, желтые брюки и синие в клеточку кеды. Красная рубашка немного выделалась, но зеленый, можно сказать кислотный галстук в черный горошек был ярким пятном на его груди. Сидящая рядом Лолита резко контрастировала с ним. Сегодня она реально была похожа на готическую Лолиту. Черное платье с пышной юбкой до колен, было украшено кружевом. Корсет поддерживал небольшую грудь. Там даже не грудь, а так, два прыща, поверх которых налепили паралонновые вкладки, лишь бы что-то было. На ногах были длинные гетры и внушительные ботфорты. Волосы она полностью перекрасила в черный цвет, без ярких пятен и сделала завивку. Сучка, на удивление, была без боевого раскраса. Вообще. Так, чисто символически косметики на лице. Интересно, это она сама так накрасилась или гримеры постарались. На ней были простые джинсы, черная блузка и белый кардиган. Да, я начал разбираться в женской одежде! Спасибо Марине! Она приволокла ко мне все свои наряды и стала объяснять, что и как называется. Все попытки прекратить это провалилась, так как я получил угрозу, что останусь без секса минимум на месяц. Весомый аргумент!

Рядом с сучкой угадайте, кто сидел? Правильно! Михаил Степанович! Вот же не разлучная парочка.

В экспертах сидела какая-то полноватая женщина лет сорока, худущий старикашка в очках и мент, который читал протокол после наезда Кирилла и Миши на Аркашу.

И в центре студии стоял ведущий.

– Несколько месяцев назад в интернете появилась информация о беременности одной девушки, – начал заливаться соловьем ведущий. – Рядовое событие, не более, скажите вы. Но дело в том, что это необычная девушка. Она воспитанница приюта для инвалидов. Прикованная несколькими недугами к больничной койке, она не может даже позаботится о себе, не говоря уже о том, чтобы дать отпор.

– Не слишком ли резкое начало? – с улыбкой спросила полноватая женщина из экспертов. Ведущий запнулся, но быстро смог ответить ей.

– Почему резкое? – вопросом ответил он.

– А слежу за этой историей с самого начала, – произнесла женщина.

– Простите, – перебил он её. – Для начала надо бы представиться.

– Юлия Михайловна Яровая, – произнесла женщина. – Практикующий психолог.

– Очень приятно, – ответил ведущий. – Так почему высчитаете, что начало резкое?

– Вы сказали «не может дать отпор».

– Я этого не говорил, – сразу ушел в отказ ведущий.

– Я не дословно, но суть сохранена, – пояснила Юлия Михайловна. – Так вот, почему она не может дать отпор? Вообще, почему речь зашла об отпоре? Вы придерживаетесь позиции насилия?

– Давайте поясним ситуацию тем нашим зрителям, которые не в курсе событий, – начал ведущий.

– Да все уже давно в курсе событий, – произнесла Юлия Михайловна. – Давайте перейдем к сути вопроса, а не будем копаться в догадках, домыслах и опусах молодых журналистов, которые заполонили интернет. Как я понимаю, здесь присутствуют представители приюта, так? – она повернулась к нам.

– Да, – ответила ей Ирина Алексеевна. Мы молча кивнули. Я украдкой бросил взгляд на нас. Марина смотрела на сучку с нескрываемой ненавистью. Вадим и Костя сидели опустив голову. Палыч рассматривал студию, как будто ему вообще пофиг на все. А вот Кирилл, улыбаясь, смотрел на сучку. Он что, реально в неё втрескался?

– Вот, – кивнула Юлия Михайловна. – Теперь переходим к сути. Что и как там произошло?

– Извращения там произошли! – ядовито произнес Аркаша.

– Молодой человек, – произнесла Юлия Михайловна, – я не к вам обращаюсь.

– А что с ними разговаривать? – махнул он в нашу сторону. – Они меня чуть не убили.

– Так, – вставил свои пять копеек ведущий. – Давайте по порядку. Представьтесь, пожалуйста.

– Аркадий Скотин, журналист! – гордо заявил Аркаша, закидывая одну ногу на другую и вздергивая подбородок.

– Аркадий, расскажите, что произошло с вами в приюте, – говорит ведущий. – На вас покушались?

– Да, – заявляет Аркаша. – Моя жизнь была под угрозой. Но все обошлось. Я, разумеется, получил серьезную травму, но благодаря профессионализму наших медиков, все обошлось.

– У него был ушиб мягких тканей жопы, – не выдержал я. Да пошло оно все песцу под хвост!

– А… – начал ведущий.

– Сергей Меркулов, санитар, – перебил его я. Как пить дать попросит представиться.

– Простите, что у него было?

– В общем, ситуация такая была, – говорю. – Денек был погожий, – я так же развалился на диване, как и Аркаша, – мы с Мариной, – киваю на Маринку, – вывезли наших подопечных на прогулку, а этот, – указал я на Аркашу

– Аркадий? – переспросил ведущий.

– Он самый, – отвечаю, – пришел интервью брать. Ну, мне не жалко, пожалуйста, пусть берет.

Я сижу, заливаю, а сам украдкой по залу взглядом прохожу, по экспертам. Юлия Михайловна сидит, улыбается. А вот мент и старикашка мрачнее тучи.

– В общем, слово за слово, разговорились, а Аркадий, скажем прямо, вел себя вызывающе.

– Ничего подобного! – воскликнул Аркаша. – Я, как раз, вел себя пристойно. Это вы все намекали на… скажем так гомосексуальные не пристойности.

Зал ахнул. Вся наша братия сразу уставилась на меня.

– Да, да, – кричал Аркаша. – Он заявлял, что я, прошу прощения, должен отсосать у него! Как вам такое?!

– Это правда? – удивлено спросил меня ведущий.

Я молча встал и, виляя задницей, подошел к нему вплотную. Проведя ладонью по его щеке, я произнес:

– Нет, конечно, сладенький мой.

От этого он аж отскочил от меня.

Представили? Круто, да? Но если бы я так сделал, то Ирину Алексеевну, в лучшем случае, увезли бы с инфарктом отсюда. Палыч бы залился смехом вместе с Мариной. Они бы шутку оценили, а вот остальные… а фиг знает про остальных.

Поэтому я посмотрел на Аркашу, подумал, как этому засранцу сегодня повезло и произнес:

– Прошу прощения у Аркадия. Тогда я привел не совсем корректную аллегорию. Просто вся эта шумиха вокруг нашего приюта, я решил сострить.

– Как именно? – спросил ведущий.

– Он заявил, что я должен у него отсосать! – ответил за меня Аркаша. Вот зачем? И, кстати, он мне там глазки строил.

Мне, почему-то, стало стыдно за свое поведение. Даже не так, мне было неудобно, что сейчас я должен объяснять длинными и извилистыми предложениями, какой Аркаша придурок и тугодум, если он не смог понять такой толстый троллинг с моей стороны. А тогда было толсто, очень толсто.

– То есть?! – удивился ведущий.

– Уважаемый гражданин Скотин, – не обращая внимания на ведущего, начал мент, – если со стороны гражданина Меркулова было сексуальное домогательство к вам, то почему вы не заявил о нем? Вы настаивали на аресте его и его подопечных, которые случайно сбили вас на колясках.

– А вы… – начал ведущий. Что у него за тупая привычка спрашивать как кого зовут? Надо было сразу, в начале передачи всех представить. Уж он-то точно знает, кто здесь кто.

– Следователь Иващук, – представился мент. – Александр Алексеевич.

– Александр Алексеевич, – говорит ведущий, – поясните, пожалуйста, что произошло в приюте?

– Знаете, – начал Александр Алексеевич, – меня эта ситуация тоже интересовала. Что там, да и как. Ну, понимаете, статьи всякие в сети и прочее. Со стороны властей и контролирующих органов ничего не было. Вообще, ни заявления, ни, как говориться, по шапке. Только вот один раз, гражданин Скотин и гражданин Меркулов были доставлены в отделение. Причем повода для оформления протокола не было, несчастный случай и без серьезных последствий.

– Как без последствий? – верещал Аркаша. На удивление, остальные молчали. Лолита иногда поглядывала то на него, то на нас. А вот сучка и Михаил Степанович держались особняком: сидели тихо, даже старались ни на кого не смотреть.

– Я, между прочим… – Аркаша все не унимался, но мент его перебил.

– Вы не против, если я договорю? – спросил мент у Аркаши и тот, опустив голову, заткнулся.

– Когда мы беседовали в отделении, я спросил у гражданина Меркулова, что же произошло в приюте, и он мне тогда ответил вот что.

Мент полез в карман и достал старый, потертый телефон-слайдер. Такой, раздвижной. Раньше, до появления смартфонов, они были популярны. Как и раскладушки.

– Я извиняюсь перед гражданином Меркуловым, – произнес мент, – я обещал, что все будет без протокола, но…

Он поднес телефон к небольшому микрофону на груди и нажал на кнопку.

«Слушай, давай без протокола», – донеслось динамика, – «что там у вас? Ну, с этой всей шумихой…»

«Без протокола, говоришь?» – это же наш разговор! Да, он обещал, что все будет без протокола, но сейчас это лучшее объяснение того, что творится в приюте. Причем из первых уст, причем подтвержденное полицейским.

«Угу»

«У тебя жена есть?»

«Да»

«А дети?»

«Дочка, семь лет».

«Все здоровы? Вот видишь, у тебя самая обычная семья. Таких семей тысячи, миллионы. Есть семьи, в которых один из партнеров инвалид. Но они живут полной жизнью. Они любят, они занимаются сексом. Они рожают детей. А есть семьи, где оба партнера инвалиды. Они тоже любят друг друга, хотят детей. Но ввиду некоторых физиологических особенностей, им затруднительно заниматься сексом самим. В такие моменты мы им помогаем. Обычная помощь человека человеку. Вот и все».

«Понятно».

Он выключил запись и убрал телефон.

– Это ничего не доказывает! – закричал Аркаша. – Это монтаж!

– Да какой монтаж? – заступилась за нас Юлия Михайловна. – По голосам слышно, что это Сергей и Александр. Что вы несете?

– Монтаж! Монтаж! Монтаж! – начал скандировать Аркаша, выбивая ногой ритм на полу.

– Да заткнись ты уже! – не выдержал я, вскочив со своего места. Марина схватила меня за руку, чтобы не натворил дел.

Достал, мелкий засранец! Только и делает, что верещит!

– В студии настоящий накал страстей! – закричал во все горло ведущий. – И чтобы дать им хоть немного остыть, мы уходим на рекламную паузу! Не переключайтесь, самое острое еще впереди!

Категория: Буквы на белом фоне | Добавил: AlexShostatsky (23.07.2018)
Просмотров: 43 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar