photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XXXV

Вьюга заметала старое кладбище Пендрагона. Бригадир могильщиков уже и не был рад, что согласился на эту авантюру, предложенную заезжей девицей. Но она смело шла вперед сквозь метель, и ему ничего другого не оставалось, кроме как идти вслед за ней, неся на себе связку дров. Два его помощника тащили пустой гроб, а третий волочил четыре лопаты, термос с горячим кофе и деревянный крест.

Неделю назад на постоялый двор Пенелопы ван Стратен завалился курьер и передал его хозяйке, Бригитте Лампрехт конверт. В конверте было письмо и чек на десять тысяч долларов.

– Ого! – присвистнула Бригитта и открыла письмо. В письме, отправленном Дианой, говорилось, что Сэмюель Честер погиб в неравном бою с врагами Британии в ночь на первое января восемнадцатого года в Пендрагоне. Его тело находится на старом городском кладбище, возле надгробия в виде чернильницы с пером и винтовки, прислоненной к чернильнице. Она просила похоронить его, как подобает герою. Отправленной суммы, как считала Диана, должно было хватить, чтобы перекрыть все расходы на похороны. Сначала Бригитта хотела послать все это куда подальше. Сэмюель был обычным постояльцем для неё, не более. Дружба или, тем более, любовь их не связывала, но раз её попросили, то она все же отправилась в Пендрагон. Хоть погода и окончательно испортилась.

– Леди, – прокричал Бригитте бригадир, – погода отвратная! Может, перенесем?!

– Вам было заплачено?! – спросила Бригитта. – Так что заткнитесь и идите!

Каждому могильщику Бригитта заплатила по пятьсот долларов и обещала столько же после захоронения. Деньги большие, чего греха таить, бригада согласилась. Но сейчас, пробираясь сквозь бурю, они сожалели о своем решении.

После нескольких часов блужданий по кладбищу, они нашли это надгробие. Тело Сэмюеля занесло снегом, и он примерз к надгробию.

– Берем лопаты и отдираем его! – увидев немой вопрос в глаза могильщиков, произнесла Бригитта.

– Леди, мы так не договаривались! – произнес бригадир.

– Ладно, – махнула рукой Бригитта, – доплачу не по пятьсот долларов, а по тысяче, заслужили!

– По две! – крикнул третий могильщик, что нес лопаты и крест. – Мы тут себе яйца морозим!

– И что?! Мне их тебе согреть?! – крикнула Бригитта.

– Я бы не отказался! – скалясь гнилыми зубами, ответил могильщик. Бригадир с подозрением посмотрел сначала на Бригитту, а потом на своего подопечного.

– Без проблем! – произнесла Бригитта, расстегивая тулуп. Могильщик аж облизнулся, наблюдая за действиями девушки. А она, как ни в чем не бывало, достала из-за пазухи револьвер и, взведя курок, направила на могильщика.

– Сейчас прострелю тебе мошонку, и кровь согреет, согласен?! – произнесла она, целясь в пах могильщика.

Бригадир молча покачал головой.

– Леди, уберите, пожалуйста, оружие, – произнес он, – мы согласны на условия с доплатой в тысячу долларов!

– А кто сказал, что я теперь на них согласна?! – спросила Бригитта. Бригадир не знал, что и ответить. Если бы не этот похотливый скунс, то можно было решить вопрос мирно, а теперь она просто пристрелит их здесь и тела найдут не раньше весны. Если вообще найдут, кладбище старое, мало кто сюда захаживает.

– Шучу, – опуская револьвер, произнесла Бригитта. – Похороните его, получите по тысячи долларов.

Молча кивнув, могильщики принялись за работу. Тело Сэмюеля замерзло в сидячей позе. Поэтому пришлось развести костер и оттаивать его, чтобы он поместился в гробу. Этим занялся бригадир, а вот его помощники долбали замершую землю.

– Глубоко не ройте! – сказала им Бригитта. – Так, чтобы гроб поместился, а там сверху землей накидаем.

– Не получится, леди, – ответил один из могильщиков. – Снег сойдет и все смоет, придется углубиться фута на три !

– Как хотите, – махнула рукой Бригитта, присаживаясь на надгробие. Это было около трех часов дня. Оставшийся день и всю ночь могильщики долбали мерзлую землю. К ночи метель стихла, но мороз все же мешал работать. Термос опустел уже давно и единственным источником тепла был костер, который Бригитта постоянно поддерживала, выискивая в округе хворост.

К утру на могиле был установлен крест с именем Сэмюеля Честера.

– Кто-то что-то скажет? – хриплым голосом спросил третий могильщик.

– Бухать он не умел, – произнесла Бригитта, – но за комнату платил исправно.

Козырнув кресту, она направилась прочь.

– Эй, а оплата?! – возмутился могильщик.

– Ты действительно думал, что пойду сюда с деньгами?! – усмехнулась она. – За мной, если вам нужны ваши деньги!

Тихо выругавшись, могильщики пошли за девушкой, а позади остался деревянный крест рядом с надгробием в виде чернильницы с пером и винтовки, прислоненной к чернильнице

Свое обещание Бригитта сдержала, выплатив могильщикам по тысячи долларов. Оставшиеся три тысячи она пропила вместе с ними поминая Сэмюеля.

 

* * *

В Лондоне царила метель. Воздушный порт занесло снегом. Дирижабль из Османской республики должен был прибыть еще два часа назад, но из-за сильного ветра, рейс опаздывал.

– Удивительно, что пилоты решили все же причалить здесь, – глядя на метель со смотровой башни порта, произнес граф Ленгли, – а не в Челмсфорде.

– Он всего в тридцати милях от нас, там погода не лучше, – раздраженно произнес лорд Друид.

За потоком снежного вихря показалась большая тень. По мере приближения, вырисовывался нос дирижабля. Огромная машина медленно плыла в небе, приближаясь к посадочной площадке. Посадочная команда уже была готова пришвартовать дирижабль, зафиксировав его с четырех сторон тросами к мачтам по периметру посадочной площадки.

– Капитану радировали о важности леди Мияко и мистера Камерона, – тихо произнес Ленгли. – Он должен организовать эскорт до здания порта. Сами понимаете…

– Тогда спустимся на первый этаж, – раздраженно произнес лорд Друид. Ему не нравилась эта затея. Из-за одной телеграммы переполошилось все международное ведомство. И при этом, леди Штанмайер нашла более важные дела, нежели безопасность своей страны. И прислала каких-то посланников! Нескота и мистера с сомнительной репутацией.

Дирижабль пришвартовался, и пассажиры направились к зданию полрта. Мияко и Дик в сопровождении помощника капитана и трех матросов были доставлены к смотровой башне.

– Добрый день! – произнес лорд Друид. – Меня зовут лорд Друид, я глава международного ведомства Британской империи. Где груз?

– Добрый день! – звонко ответила Мияко. – Меня зовут Мияко…

– Мне все равно как вас зовут, юная леди, – перебил её лорд Друид. – Я задал вопрос и хочу получить на него ответ.

– Вот ваш груз, – произнес Дик, ставя перед лордом чемодан.

– Прекрасно, – кивнул лорд Друид. Его охрана тут же подняла чемодан. Не прощаясь, лорд, в сопровождении охраны, направился к выходу.

– Добрый день, – улыбнулся граф Ленгли, подходя к Мияко.

– И это все?! – игнорируя графа, воскликнула Мияко вслед лорду.

– Простите, что-то еще? – обернувшись, спросил лорд.

– Хотя бы, спасибо! – крикнул Дик. – Мияко рисковала своей жизнью, добывая этот чемодан!

– Вы задержались, – произнес лорд Друид.

– Погода не спрашивала нас! – парировал Дик. Охрана лорда стояла, держа руки на оружии. Один приказ и они заставят наглеца замолчать навеки.

– Мне все равно на ваши оправдания, – ответил лорд Друид. – Менее чем через сутки, мне предстоит представить полный отчет об этом, – он указал на чемодан, – его императорскому величеству.

– Но... – начала Мияко, но граф перебил её. Лорд друид уже шел к выходу не обращая внимания на возгласы позади.

– Не стоит, – тихо произнес Ленгли, – лорд Друид не тот человек, с которым стоит пререкаться.

– А чего он?! – возмутилась Мияко.

– Поверьте мне, не стоит, – спокойно ответил Джейме. Мияко лишь гневно посмотрела на него и направилась к выходу.

– А она с характером, – произнес Джейме, глядя в след удаляющейся Мияко.

– Ха, – усмехнулся Дик, – это что! Видел бы ты как она японцам глотки перегрызала!

– Мило, – улыбнулся Джейме. Мияко действительно была ему мила. Было что-то завораживающее в этом нескоте. Она была своенравна, но при этом элегантна, как леди. Он даже засмотрелся ей в след, но потом одернул себя и направился к выходу догонять Мияко и Дика.

 

* * *

– …а потом леди Диана посадила нас с мистером Камероном на дирижабль, следующий в Лондон, и попросила доставить чемодан с документами, – закончила рассказа Мияко. Сегодня она прогуливалась вместе с графом Ленгли по саду в особняке Штанмайеров. Дик решил остаться в доме, сетуя на боль в пояснице. Пока не разрешиться вся ситуация с документами, Диана разрешила Мияко и Дику жить в особняке. Девушке и так некуда податься, как, собственно, и Дику. Поэтому, пока есть возможность, старый головорез наслаждался жизнью в роскошном особняке.

– Захватывающая история! – Джейме с восхищением слушал про приключения кузины из уст нескота.

– Да, – кивнула Мияко, – жаль, только Гилберт поехал в Петербург с Дианой. Я хотела с ними, но надо было доставить эти документы в Британию.

– Вы близки с мистером Марлоу? – осторожно спросил Джейме.

– Мы любовники, – прямо ответила Мияко.

– Даже так? – ошарашено спросил граф. Он не ожидал такой прямоты от девушки. Мияко была ему симпатична, ему было интересно общаться с ней, но её прямота… она поражала графа.

Прогуливаясь, они вышли к старому, частично сгоревшему дереву. Под ним стояла каменная скамейка, практически полностью занесенная снегом. Ветви дерева покачивались на ветру и были похожи на руки. Как будто дерево пытается помахать путниками, позвать их к себе.

– Жуткое место, – тихо произнесла Мияко, глядя на дерево.

– Сад Штанмайеров хранит много тайн, – послышался голос мистера Хильгарта, дворецкого. Мияко испугалась резкого звука.

– Вы о чем? – спросил граф.

– Старая история это, – начала дворецкий. – Еще до моего появления здесь работал молодой садовник. Он влюбился в горничную, что работала здесь же. Говорят, они познакомились под этим деревом. И чувства вспыхнули как спичка! Ярким пламенем. Но пламя быстро сгорает.

– Они расстались? – спросила Мияко.

– Кто знает, – загадочно произнес мистер Хильгарт. Холодный ветер, завывающий в сухих ветках дерева, загадочная речь дворецкого, все это пугало Мияко, хотя она и старалась не подавать вида.

– Мистер Хигльгарт, – начал Джейме, глядя на испугавшуюся Мияко, – вы не могли бы не пугать леди Мияко. Ваш тон повествования навевает ужас даже на меня. Особенно в таком месте.

– Простите, – улыбнулся мистер Хильгарт, – но эта история действительно занимательна и немного мистическая. Нет, они не расстались, – продолжил он, – но страшный, смертельный недуг стал медленно забирать её. Он был непреклонен и настоял на свадьбе. В свои последние дни она была счастлива. Ходила в свадебном платье в их небольшом домике на той стороне сада. Болезнь съедала ее, но он продолжал любить её всем сердцем. И в последние мгновения, когда жизнь уже покидала её, он принес её сюда. Все в том же свадебном платье. Была метель и жуткий холод, но он отнес её сюда. Здесь она и испустила свой дух.

Мияко и Джейме затаив дыхание слушали рассказ старого дворецкого.

– Её похоронили под этим деревом, – продолжил дворецкий. – Он похоронил её. Густав фон Штанмайер, тогдашний глава семейства, дед леди Дианы, не был против этого. Он даже нанял людей, чтобы они помогли садовнику раздолбить мерзлую землю под деревом.

Джейме молча кивнул. Густав приходился и ему дедом по материнской линии. Эту историю он припоминал со слов матери, рассказывавшей ему о сильной, но трагической любви. Он даже вспомнил, почему дерево потрепано огнем, но не перебивал рассказчика.

– Садовник тяжело переживал потерю любимой. Он не однократно приходил на её могилу и в одну летнюю ночь его сердце не выдержало. Облив себя и дерево керосином, он совершил поджег. Говорят, криков не было. Для него это не было ужасом, это было облегчением, освобождением, воссоединением с любимой, но вот только…

– Что? – с нетерпением спросила Мияко, ожидая развязки красивой и трагической истории.

– Это лишь слухи, но говорят, что его душа не отправилась к ней в рай, а застряла здесь, в этом дереве, – произнес дворецкий, посмотрев на дерево. Мияко со смешанными чувствами посмотрела на дерево. Не зря оно показалось ей живым! Как будто зовет, просит о чем-то.

– Но это лишь слухи, – более бодро произнес мистер Хильгарт. – Можно сказать, легенда этого особняка. Я пришел сообщить вам, что чай готов.

– Да, мистер Хильгарт, – улыбнулся Джейме, – горячий чай нам сейчас не помешает. Пойдемте, леди Мияко, – обратился он к нескоту.

– Да, конечно, – быстро согласилась Мияко и медленно пошла к особняку, иногда оборачиваясь на дерево, которое, как казалось ей, провожает её, повернув ветки в их сторону.

– Вы говорили, что сад хранит много тайн, – произнесла Мияко, когда они зашли особняк, и дворецкий помогал снять ей шубу. Подойдя к особняку, граф внезапно откланялся, ссылаясь на важную встречу. Никакие уговоры Мияко не сработали, граф мило улыбнулся и сказал, что эта встреча важна не только для него, но и для неё, и Дика, и Гила и Дианой.

– Не только сад, – уклончиво произнес дворецкий. Он улыбнулся Мияко.

– То есть? – осторожно спросила Мияко

– Чай остывает, – меняя тему, произнес он.

– Да, конечно, – кивнула она, направившись в столовую. Развивать тему она не стала, дворецкий и так старался от неё уйти. Он лишь рассказал красивую историю.

– Скелетов хватает в каждом шкафу, – тихо произнес дворецкий, закрывая дверцу гардероба. Мияко уже ушла и не слышала слов дворецкого. А он пошел к окну и посмотрел в сторону старого дерева, которое сейчас не было видно из-за других деревьев.

– Еще придет время, просто жди, – произнес он и отправился наливать чай.

 

* * *

– …исходя из вышесказанного, можно предположить, – зачитывал отчет адъютант императора, – что военные действия на Американском континенте будут лишь первоначальным этапом полномасштабной войны не только в этом регионе, но и в Индийском океане. Рекомендуемые контрмеры: засекретить все данные о предполагаемой стратегии противника; усилить присутствие флота в Атлантике и в Индийском океане; гарнизоны в южной Америке, Австралии и Южной Африке привести в полную боевую готовность. Окончательное решение остается за вашим имперским величеством.

Закончив читать, адъютант закрыл папку и посмотрел на императора. Император Британской империи Кристиан Эдвард V устало посмотрел на адъютанта и кивнул. Откланявшись, адъютант покинул кабинет, оставив его величество наедине с лордом Друидом.

– Вы согласны с этими выводами? – выдержав долгую паузу, спросил император. Ему было тридцать лет, но бремя власти давало о себе знать: волосы и бороду уже коснулась седина, вокруг глаз собрались морщинки.

– Это лишь предположения, – тихо ответил лорд друид. – Понимаете, добытые документы носят рекомендательный характер. Поэтому я придерживаюсь мнения, что это лишь вариации на тему, не более.

– Увы, лорд Друид, увы, – произнес император. – Не так вы должны были узнать об этом.

– Не так? – удивился лорд.

– Да, – кивнул император. – Тайная служба уже давно занимается этим вопросом. И это не «вариации на тему», это, фактически, готовый план. Никакой секретности! Все данные обнародовать. Ну, кроме военных разработок. Этим займется военное ведомство. Так что, да, никакой секретности. Общественность должна знать о том, что нам угрожает. Народ сплотиться вокруг реальной угрозы! То в Шотландии опять волнения. Поэтому все… – он запнулся. – Не так сделаем, вы передадите все документы Тайной службе, а они уже решат, что обнародовать, а что нет. И награды! Герои должны быть награждены! Как можно быстрее.

– Простите, но кого награждать? – недоуменно спросил лорд Друид.

– Как кого? – удивился император. – Леди Мияко и мистера Камерона! Жаль, что леди Штанмайер и мистера Марлоу нет в стране. Особенно, мистера Марлоу. Все-таки, он шотландец.

– Вы не плохо осведомлены, – произнес лорд. В отчете и слова нет о том, кто добыл документы.

– Не вы один вчера просили моей аудиенции, – уклончиво ответил император.

– Я понимаю, – кивнул лорд. – О какой награде идет речь?

– Об ордене священной Британии, – ответил император.

– Но это высокая награда, ваше императорское величество.

– И что? – удивился император.

– Просто, леди Мияко нескот, – осторожно произнес лорд. – А еще ни один нескот не был удостоен столь высокой награды.

– Вы расист, лорд Друид? – спросил император, с интересом глядя на собеседника.

– Нет, что вы! – возразил он.

– Леди Мияко доказала свою верность Британской короне и народу! – произнес император. – Она достойна этой награды! Как и мистер Камерон. К сожалению, леди Штанмайер не сможет присутствовать на награждении, но её так же ждет награда. Как и мистера Марлоу.

– Так может, стоит подождать с награждением до возвращения леди Штанмайер? – спросил лорд Друид.

– Тайной службе будет достаточно суток для подготовки документов для обнародования, – ответил император, – имперской канцелярии столько же потребуется для подготовки наградных документов. Поэтому послезавтра, в полдень, мы сможем наградить наших героев.

– Как пожелаете, ваше императорское величество, – ответил лорд Друид.

– Аудиенция окончена, – произнес император.

– Во славу Британии! – воскликнул лорд, вытягиваясь по струнке смирно.

– Во славу Британии! – ответил император.

Категория: Пыль богов | Добавил: AlexShostatsky (30.09.2018)
Просмотров: 53 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar