photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XXXII

Через трое суток броневик прорвался через границу испанских колоний и нейтральных земель. Хотя, прорвался, громко сказано. Граница с нейтральными землями, на удивление, не охранялась. Единственным обозначением границы были столбы через каждые сто метров. Удивительно это потому, что на юге, за нейтральными землями, колонии Британии, потенциального врага Испании. И они-то охранялись: высокая стена с колючей проволокой, моторизированные патрули перед стеной и за стеной, часовые.

Точных карт нейтральных земель нет, поэтому герои двигались исключительно по дороге, качество которой оставляло желать лучшего. Вода заканчивалась, уголь еще нет, так как по пути попался грузовик, который был удачно ограблен. Без жертв. Дедушка и внук, которые ехали в грузовике, просто были оставлены на дороге, а сам грузовик сожжен. Жестоко? Возможно, но погоня нашим героям была бы некстати.

Первым поселением, которое попалось путешественникам, была деревня нескотов. Это была не родная деревня Мияко. Как утверждала девушка, её дом далеко на запад от этих земель. Но местные нескоты понимали английский. Этому способствовало тесное общение с пилигримами из ближайших городов и с натуралистами из Британии.

– Вы не поверите! – разглагольствовал доктор Тейлор, профессор натуралист, который уже три года жил в этой деревне и даже обзавелся здесь семьей: несколькими партнершами из нескотов и ворохом ребятишек, которые поклонялись ему, так же как и адептам. – Социальное устройство нескотов очень интересно! И продиктовано оно, в первую очередь, особенностью их физиологии. Понимаете, у нескотов нет мужчин! Вообще!

– Как это? – поперхнувшись местным пойлом, сброженным соком какого-то фрукта с обилием пряностей, спросил Гил. Мияко весело общалась с соотечественницами, если это понятие применимо к нескотам. Диана и Иффат разговаривали с так называемыми адептами, они сидели отдельно от всех и их угощали явно лучше, чем рядовых жителей деревни и простых гостей. Дик и Граймс нашли собеседников в лице местных охотников и воинов. Два старика забавно выглядели в окружении девушек в кожаных доспехах,  отличительный знак воина и охотника.

– Дело в том, что пятая часть нескотов, – продолжил Тейлор, – гермафродиты!

– Кто? – после непродолжительной паузы, недоуменно поинтересовался Гил, глядя на сияющее лицо Тейлора.

– Гермафродиты – это те, кто совмещают в себе и мужские и женские черты, – пояснил профессор. – В ситуации с нескотами, все в корне наоборот: женские особи имеют так же и мужские черты. Грубо говоря, пятая часть нескотов, это те же самки, только с наличием и мужских половых органов. Ну, женщина с «хоботком» и «бубенцами», понимаете?

– Боюсь даже представить, – с трудом выдавил из себя Гил, и невольно посмотрел на Мияко. Она весело общалась с новыми подругами, смеялась. Заметив взгляд Гила, она помахала ему рукой. Новые подруги Мияко также посмотрели на него и засмеялись. А он все смотрел на Мияко и не мог представить, что у неё тоже мог быть «хоботок» и «бубенцы» между ног.

– А что представлять! – воскликнул Тейлор. – Вон! – указал он на адептов. – Все адепты гермафродиты!

– То есть… – протянул Гил.

– Вообще, я считаю, – не обращая внимания на высказывание Гила, продолжил Тейлор, – что ранее все нескоты были гермафродитами. Но потом, в результате смешения с людьми, появились исключительно самки.

– Вы когда последний раз видели ребенка нескота и человека? – усмехнувшись, спросил Гил.

– Две минуты назад, – ответил Тейлор. – Моя дочка прибегала фрукту взять с подноса, – указал он на блюдо перед ними.

– Понятно, – опрокидывая деревянный стакан с пойлом, произнес Гил. Пойло было крепкий и жгло горло, но аромат пряностей создавал контраст со сладковатым вкусом.

– Так что, моя теория не безосновательна! – подливая себе и Гилу выпивку, с улыбкой ответил Тейлор.

– Вы способны лечь с женщиной, у которой «хоботок» и «бубенцы»? – серьезно спросил Гил.

– Не уверен, – ответил Тейлор.

– Вот именно!

– Но надо понимать, что первые встречи с несктоми были во времена покорения этих земель, – продолжил Тейлор. – Сюда приходили злые и грязные солдаты, которые пешком прошли половину континента. Они видели красивых и соблазнительных женщин, которые давали им отпор. Вы же знаете, почему эти земли так и остались нейтральными?

Гил кивнул в ответ. Нейтральная полоса осталась здесь потому, что давным-давно, когда корабли была парусные, а стрелковое оружие было не столь эффективно как сейчас, здесь столкнулись три армии: британская, испанская и французская. Был еще и четвертый противник, о котором многие летописи стараются умалчивать: безумные, как тогда казалось, и привлекательные девы кошки, которые отчаянно сражались за свои земли. Понеся большие потери, британцы отступили на юг континента, а испанцы с французами – на север, где еще долго вели войны за разделения территории. Центральная Африка осталась вотчиной нескотов, чьи ряды сильно поредели. Двадцать лет войн не прошли даром: больше половины деревень было уничтожено, тысячи нескотов были увезены в плен.

Со временем, на нейтральных землях стали появляться поселения пилигримов – вольных людей, бежавших от имперских замашек своих держав. Поначалу они враждовали с нескотами, но со временем смогли найти способ сосуществовать. И тогда началась великая экспансия нескотов. Тысячи нескотов стали покидать свои земли и разбредаться по миру. Они исследуют мир, но стараются помалкивать о своем происхождении. Поэтому для многих жителей Земли, нескоты как пришельцы из другого мира. Но они настолько стали частью жизни, что на них никто и внимания не обращает.

– Я считаю, что те, скажем так, контакты нескотов с европейцами и породили женщин-нескотов, – произнес Тейлор. – А до этого были только гермафродиты! Оставшихся гермафродитов нарекли адептами и превратили во властителей.

– А эти их путешествия по миру? – спросил Гил.

– Это что-то типа процедуры инициации, – ответил Тейлор. – Когда ребенок становится взрослым. По сути, каждый нескот, после нескольких лет скитаний, должен вернуться в родные земли. Но учитывая, как плодятся нескоты здесь, – он ткнул указательным пальцев в землю, – и какая жизнь там, – он махнул куда-то в сторону, – я не удивлен, что они предпочитают оставаться там.

Наступила тишина. Гил пытался переварить услышанное, а Тейлор разливал выпивку. Получается, что когда-то Британия чуть не покорила нескотов, а теперь нескоты захватили весь мир. Они везде: горничные в отелях, кочегары в котельных, дворники, официантки. В борделе и там можно найти нескольких нескотов для развлечения. Бордели! Точно! Получается, теория Тейлора летит в тартарары! Иначе бы везде бегали отпрыски нескотов и людей.

– И самое интересное, что нескот не может забеременеть, если этого не желает, – после долгого молчания произнес Тейлор.

– Что за глупость?! – засмеялся Гил. Он уже выпил прилично и алкоголь бил в голову, но все еще не мешал опротестовать теорию Тейлора.

– Нет, нет, нет! – запротестовал Тейлор. – Это не глупость! А настоящий феномен! Вот вы удивились про детей нескотов и людей. Это нормально! Ведь в мире, за пределами этих земель, – он обвел руками вокруг себя, – их мало! Практически нет! Но при этом, нескоты ведут активную, ой, – он икнул, – половую жизнь! Странно, не так ли?

– Ну, лично я, только с Мияко, – Гил пьяным жестом указал на Мияко, – а так… наверное…

– Вот! – воскликнул пьяный Тейлор. – Никто не мог понять, но все очень просто! Это психологический фактор! Если нескот не желает рожать, она и не беременеет! Понимаете?

– Но как? – спросил Гил.

– А вот этого я не знаю! – всплеснул руками Тейлор. – От меня только беременеют.

– То есть, Мияко не хочет от меня ребенка? – спросил Гил.

– Видимо, не хочет, – ответил Тейлор.

Гил хотел возмутиться и позвать Мияко к себе, чтобы задать пару вопросов. Для смелости он хлебнул пойла прямо из кувшина. Отбросив пустой кувшин, он уже собирался подняться, но перед ним стояли новые подруги Мияко. Трое нескотов. Они стояли одетые в разноцветные сарафаны, традиционную одежду нескотов, и молча смотрели на него.

– Дамы? – недоуменно спросил Гил. Вместо ответа девушки засунули пальцы в рот и выблевали свой ужин прямо перед Гилом, слегка забрызгав его.

– Дамы? – с трудом сдерживая собственные рвотные позывы, спросил Гил.

– Мои поздравления! – радостно закричал Тейлор. Гил посмотрел на него. Лоснящееся от пота лицо Тейлора потеряло очертания и закачалось из стороны в сторону. В глазах потемнело, и парень завалился на бок.

– Гилберт! – отозвался набатом в пьяной голове звонкий голос Мияко.

 

* * *

– Гилберт, просыпайся! – нежно произнесла Мияко на ушко Гилу.

– Мияко, дай поспать! – простонал Гил, закутываясь в покрывало. Ночь была холодной, особенно в доме, похожем на палатку.

– Вставай, соня! – попыталась Мияко стянуть с Гила покрывало. Но он отчаянно сопротивлялся. Голова гудела.

– Чем меня вчера поили? – спросил Гил, откидывая покрывало.

– Ярогутом, – ответила Мияко.

– Чем? – переспросил Гли.

– Ярогутом, – повторила Мияко. – Это так называется напиток. Он придает сил и энергии! Но его много пить нельзя, иначе будет нехорошо, как тогда, после красного напитка в том доме, в Новой Британии.

– Я понял, – произнес Гил, присаживаясь на подстилке. Голова кружилась, но он смог сохранить вертикальное положение.

– Можно вопрос, Мияко? – спросил Гил.

– Конечно, дорогой, – обнимая Гила, с улыбкой произнесла Мияко.

– Что это вчера было? – спросил Гил.

– Когда? – удивилась она.

– Когда пришли твои новые подруги ко мне.

– А, ты про это, – замявшись, произнесла Мияко, отпуская Гила. Она стыдливо опустила голову и ушки.

– Да, ты не могла бы пояснить.

– Понимаешь, Гилберт, – начала Мияко. – Мы живем в пустыне, и добыть здесь еду не всегда просто. И с давних времен у нас, нескотов, есть такая традиция: если мы хотим проявить высшую степень уважения к кому-то, мы делимся с ним едой. И не только той, которая у нас есть в запасе, но и той, что мы уже съели. Это знак высокого уважения и признательности. Я рассказал им о том, какой ты прекрасный и они восхитились тобой. И тогда они сделали это.

– Нет слов, – с трудом выдавил из себя Гил.

– У людей, – продолжила Мияко, – так не принято. Вы свое уважение иначе выражаете.

– Ну да, – кивнул Гли.

– Вот поэтому я не посвящала тебя во все наши традиции и секреты, – ответила Мияко.

 – А их много? – переспросил Гил.

– Ну… – протянула Мияко. – Адепты на самом деле не женщины, но и не мужчины…

– Стоп! – перебил её Гил. – Это я уже знаю. Спасибо Тейлору. Давай так, мы пойдем, прогуляем на свежем воздухе и я тебе расскажу, что знаю, а ты уже дополнишь, так сказать. Хорошо?

– Конечно, – улыбнулась Мияко.

 

* * *

Деревня была практически пустой. Большинство нескотов отправились на работу за пределы деревни: охота, собирательство, выращивание простых культур и небольшое скотоводство.

– А ты, я смотрю, как огурчик, – произнес Гил.

– Я не пила Ярогут, – ответила Мияко. – Ярогут можно пить только гостям и тем, кто вернулся из странствий.

– А ты не гость? – усмехнулся Гил.

– Гостям не нескотам, – ответила Мияко.

– Сколько условностей! – улыбнулся Гил.

– Мистер Марлоу! – крикнула Гилу Диана. – У нас проблемы.

– Какие? – удивился Гил.

– У мистера Граймса загноилась рана, он температурит.

Мияко немедленно побежала в палатку Граймса.

– Мы задержимся здесь дольше, чем планировали? – спросил Гил. В ответ Диана отрицательно покачала головой.

– Нет, – произнесла она. – Мы немедленно отправимся в поселение пилигримов. Лекари нескотов опытные, но нескот не человек, Граймсу нужны наши врачи. Желательно хирурги.

– Я понимаю, – кивнул Гил.

– Не переживайте, мистер Марлоу, – улыбнулась Диана. – Броневик поведет мистер Камерон. Ваша задача, помочь ему с погрузкой угля.

– У нескотов есть уголь? – удивился Гил. – Зачем он им?

– Недалеко отсюда есть угольная шахта, где работают нескоты, – пояснила Диана. – Уголь используют в качестве валюты, выменивая на выпивку и еду у пилигримов, а те продают его в порт, закупают провизию и средства первой необходимости.

– На выпивку? – переспросил Гил. – А почему тогда вчера нас поили местным дешевым пойлом?

– Ну, – замявшись, произнесла Диана, – это вас, мистер Марлоу, поили дешевым пойлом. Мы с Иффат пили отличный шотландский виски и превосходное итальянское вино.

– Превосходно, – только и смог ответить Гил.

– Заправляйте броневик углем, – улыбнулась Диана и направилась вслед за Мияко.

– Как прикажите, – вздохнул Гил.

 

* * *

Нескоты заправили броневик под завязку водой и углем. Теперь ресурсов им хватит до самой границы с британскими колониями. Там он надеялся пересесть на что-то более комфортабельное, нежели узкое сидение башни броневика.

Гил даже удивился, что нескоты поделились водой, но потом вспомнил слова Мияко. Источник воды был в небольшом оазисе рядом с деревней. Его окружали дома адептов. Их палатки были куда лучше, чем те, в которых жили другие нескоты. И одеты они были лучше. Гила к ним не подпустили стражники: нескоты в коротких юбках и коротких курточках с кинжалами на поясе и копьями в руках. Защитой служили кольца на икрах и предплечьях. При ходьбе они звенели, и каждый знал, что стража приближается.

– Гилберт! – крикнула ему Мияко. – Мы погрузил мистера Граймса в броневик, выдвигаемся!

Девушка немного ревновала его к адептам, так как помнила, как нескоты преклоняются перед ним. Но Гил человек, а не нескот. Хотя, адепты тоже были красивы.

– Да, конечно! – ответил Гил, пытаясь оторвать взгляд от адептов. Те ходили в длинных узких юбках в пол и с обнаженным торсом. Прошлой ночью, они накинули сверху туники, но сейчас ходили так. И не подумаешь, что это не только женщины.

 

* * *

– Наконец-то нормальное сиденье, – произнес Гил, растянувшись на заднем сиденье броневика

Поселение пилигримов действительно было недалеко от деревни нескотов, они добрались до него за сорок минут. Местные с недоверием смотрели на боевую машину, но в больнице Граймса приняли. Поспособствовали этому средства из саквояжа Дианы. После непродолжительного разговора с Дианой, доктор вышел сияющий и с радостью выделил Граймсу отдельную палату.

– Мы правильно сделали, что оставили их там? – печально спросила Мияко.

– Мистеру Граймсу требуется лечение, а нам надо доставить документы в южную Африку, – ответила Диана. – Мы вернемся за ними.

Граймса пришлось оставить в поселении пилигримов, так как ранение дало осложнение. Врач даже говорил, что возможна повторная операция. Иффат решила остаться с ним. Мотивировала она это тем, что он спас её жизнь, и уходом за ним она хоть немного отблагодарит его.

– Но все равно, как-то… – произнесла Мияко.

– Иффат хороший человек, – произнесла Диана.

– Вы так хорошо её знаете? – спросил Гил. Дик обернулся на него и бросил быстрый взгляд, покачав головой.

– Я понимаю, о чем вы говорите, мистер Марлоу, – ответила Диана. – Но Иффат нет смысла нас предавать. Мы помогли ей сбежать из тюрьмы. И она действительно благодарна мистеру Граймсу.

–  Ваши слова, да богам в уши, - ответил Гил. Диана промолчала, а Дик неодобрительно покачал головой.

Броневик направлялся на юг.

Категория: Пыль богов | Добавил: AlexShostatsky (19.08.2018)
Просмотров: 58 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar