photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XXX

– Продвигаться через испанские земли рискованно, – глядя на карту, произнес Граймс.

– А через французские нет? – с сарказмом спросил Дик. – Вы в розыске по всей Франции и её колониям.

Покинуть город оказалось не столь трудно. Армейский гарнизон понес большие потери и отступил к порту, заключенные готовились перегруппироваться и выбить их оттуда. В этот момент наши герои и покинули город. В образовавшейся суматохе никто не обратил внимания на старую санитарную машину, на всех парах улепетывающую из города.

Генерал Ривер, так звали того старика, чье имя все пытался вспомнить Граймс, уговаривал их остаться и помочь в бою за порт. Даже с помощью Гила, заключенные понесли большие потери в битве с армейским гарнизоном. Порядка четырехсот солдат изрядно потрепали тысячное войско заключенных. Потеряв сотню охранников тюрьмы и примерно сотню военнослужащих при попытке отбить её, они отступили к порту, где могли воспользоваться поддержкой корабельной артиллерии.

Заключенные потеряли четыре сотни бойцов. Причиной тому была неорганизованность и дефицит оружия. Гил со своим живым оружие, конечно, помог бы в штурме порта, но он был сильно измотан, а по направлению к Дахла уже выдвинулось подкрепление из Эль-Аргуб, поэтому оставаться было рискованно. Да, они оставили бывших заключенных на произвол судьбы, но их миссия важнее.

– Предлагаю двигаться по дороге до поселения Тихла, – произнес Дик, проводя пальцем по карте, – а после него уже пересечь границу с испанскими землями. Так мы сможем избежать столкновения с войсками, двигающимися из Эль-Аргуб в Дахла.

Они разложились на капоте машины, пока Мияко, Гил и Иффат оставались внутри машины. Солнце клонилось к закату.

Они выехали с полуострова и решали, куда отправиться дальше. Единственным верным решением было направиться на юг континента, в британские колонии. Им надо было пересечь либо французские земли, либо испанские, пройти через нейтральные земли – родной дом нескотов и войти в британские владения. Но проблема была в том, что во французских колониях они в розыске, а с Испанией Британия состоит… фактически в состоянии войны. Да, у них шаткое перемирие, но все равно, лучше лишний раз не рисковать. Про угон воздушного или морского транспорта речи и быть не может, сбежать от погони на таком расстоянии практически невозможно. Поэтому рассматривался только путь по земле.

– Да, но пройдем ли мы границу с испанскими колониями? – спросил Граймс.

– Я вас понимаю, мистер Граймс, но сейчас у нас проблема уйти незамеченными из французских земель.

– Господа, я попрошу вас сдерживать эмоции и мыслить трезво, – произнесла Диана. – Мистер Камерон прав, следовать через французские колонии долго и рискованно.

– Через испанские колони тоже не безопасно, – парировал Граймс.

– Согласная, – кивнула Диана, – но там мы хоть не в розыске, в отличие от этого региона.

– Хорошо, – махнул рукой Граймс, – делайте что хотите! Выдвигаемся сейчас или отдохнем?

– Сейчас, – ответила Диана, – подкрепление из Эль-Аргуб может появиться на перешейке в любую минуту, нам с ними лучше разминуться.

– Хорошо, тогда действуем по плану, – произнес Граймс и полез под машину. В его задачу входило как можно надежней спрятать чемодан с документами. Под днищем машины был запасной резервуар для угля, в который Граймс и стал запихивать чемодан.

Диана вернулась в салон машины, где разместились Мияко, Гил и Иффат.

– Зачем это? – глядя на то, как Гил перематывает ей голову, спросила Мияко.

– Если нас остановят военные, мы прикинемся тяжелоранеными, – ответил ей Гил, – а переговоры будут вести Дик и леди Диана.

Парень сделал несколько оборотов бинтом и остановился. Взяв нож, он открыл старую банку с консервированными томатами. Во всяком случае, на ржавой банке были нарисованы именно томаты.

– Ну и вонь! – заткнув нос, скривилась Мияко, учуяв запах из банки.

– Придется потерпеть, – произнес Гил, выливая часть содержимого на бинт.

– Ты что, будешь этим меня обматывать? – округлив глаза от удивления, спросила Мияко.

– Леди Диана так сказала, для правдоподобности, надо сделать имитацию ранений, – ласково ответил Гил.

– О, ужас! – простонала Мияко, но смиренно дала обмотать свою голову вымазанным в протухшие томаты бинтом.

Иффат хоть и не понимала ни слова, но с интересом наблюдала за картиной.

– Тебе тоже надо это сделать, – произнесла ей Диана, протягивая бинты.

– Не вижу смысла, – ответила Иффат, – я легко могу сойти за санитарку.

– Санитарки не такие грязные, – усмехнулась Диана.

– Ты не чище! – парировала Иффат. И это было правдой. Несколько дней в тюрьме, побег, бой с армией, Диана сейчас выглядел не лучше чем Иффат: растрепанные и слипшиеся от пота волосы, серая от пыли и гари рубашка, местами выпачканная в кровь.

– Ну, одной из нас только придется переодеться санитаркой, – улыбнувшись, развела руками Диана. – В машине не может быть только водитель с горсткой раненых.

– Хорошо, – кивнула Иффат, – я надену этот халат и чепчик.

– Тебе пойдет, – улыбнулась Диана. Девушки вместе рассмеялись.

– Научи меня вашему языку, – внезапно произнесла Иффат.

– Зачем тебе? – удивилась Диана и, поняв глупость вопроса, исправилась. – А, ну да, понятно, зачем.

Граймс закончил с чемоданом и забрался в салон. Он взял у Гила бинт и начал перевязывать себя. Дик закончил возню с двигателем и машина, наконец-то, тронулась с места.

– Ну что же, начнем, – улыбнулась Диана.

Мияко с интересом наблюдала за тем. Как Диана рассказывает что-то новой девушке, имя которой она так и не смогла запомнить. Диана говорила половинку слов на английском, половину на французском, а девушка иногда пыталась повторить английские слова.

– Она пытается научить её английскому? – тихо спросила Мияко у Гила.

– Видимо, – ответил Гил, так же обратив внимание на девушек, что сидели в конце салона. Вообще, санитарная машина представляла из себя большой фургон с двумя кушетками по бокам. Небольшими дверями у кабины с обеих сторон и узким проходом в кабину. Так же у неё были задние двери, к которым крепились сидения для медицинского персонала. Сверху, над кушетками, были полки для медицинского оборудования. Сейчас они были пустыми.

– Иффат сейчас с нами, – перематывая левый глаз, произнес Граймс, – так что выучить английский ей придется. Не только же с леди Дианой и мистером Камероном ей общаться.

– Вы правы, – произнесла Мияко.

– Схожу к мистеру Камерону, – произнес Гил, поднимаясь.

– Зачем? – удивлено спросила Мияко.

– Ну… – протянул парень, – поговорим о том, о сем. Давно не виделись, а в этой суматохе даже парой слов не обменялись.

– Ну, хорошо, – ответила Мияко, надув губки. Граймс тихо смеялся.

– Признаться, я думал, ты будешь ревновать мистера Марлоу к леди Диане, – тихо произнес он, когда Гил прошел в кабину.

– Почему? – удивилась Мияко.

– Ну, она молодая девушка, он молодой парень. Его бросила девушка, её жених не подает признаков жизни уже не первый год…

Мияко задумалась, закусив верхнюю губу.

– Вообще-то, признаться, – начала она, поразмыслив, – меня посещали такие мысли, но леди Диана всем сердцем любит своего Натаниэля. А Гилберт меня.

– Всем сердцем он любил свою Маргарет, – с улыбкой произнес Граймс.

– Да, – кивнула Мияко, – но она предала его. Подло предала! А я его люблю! И он меня любит!

– Прости, Мияко, я ничего не хочу сказать о тебе или мистере Марлоу, – начал Граймс, – но в Британии не принято жениться на нескоте. Вы милые, трудолюбивые, не прихотливые. Но я еще не слышал о том, чтобы даже простолюдин взял жены нескота. Любовницы, проститутки, пожалуйста, но жена… Церковь этого не допустит.

– Церковь допустила то, что сделал леди Диана, – парировала Мияко, – и вы заняли её сторону, не так ли?

Граймс усмехнулся. Крыть нечем! Эта девчонка его уделала. О чем он, тяжело вздохнув, сообщил ей.

– То-то и оно! – самодовольно ответила Мияко.

 

* * *

– Ты с кошкой? – спросил Дик у Гила, когда тот плюхнулся на пассажирское сиденье в кабине.

– Это так заметно? – спросил Гил.

– Она и раньше тебя обожала, а сейчас держит как своего, – улыбнулся Дик. – У меня такое один раз было в Германии.

– Да? – удивился Гил.

– Ага, – кивнул Дик, – её звали Берта. Чуть не женила меня на себе.

– Удивительно, – усмехнулся Гил.

– Шикарная женщина, – вздохнул Дик, – но уж слишком она настырна была. А я испугался и сбежал. Потом жалел, конечно. Так бы сейчас сидел где-то в Баварии, попивал пиво, а не вот это все, – он обвел рукой ветровое стекло.

– Если так хотелось покоя, чего сюда отправились? – рассмеявшись, спросил Гил.

– Ну, понимаешь, – начал Дик, – когда у тебя в кармане миллион шиллингов, появляются разные мысли, вспоминаются не воплощенные мечты.

– Понимаю, – ответил Гил. – И вы решили покутить?

– Ага, – зевая, кивнул Дик. Он включил фары, так как солнце практически скрылось за горизонтом, и дорогу практически не было видно.

– А ты смог добыть живое оружие? – спросил Дик, глядя на дорогу. Впереди, на горизонте, стали появляться какие-то огоньки. Можно было свернуть с дороги, укрыться за ближайшим холмом и посмотреть, что же это к ним приближается. По идее, они уже проехали развилку с дорогой на Эль-Аргуб, переживать не стоит.

– Да, – ответил Гил, – в Новой Британии повезло.

– Леди Диана рассказывала, – кивнул Дик. – А ты, для новичка, не плохо с ним управляешься.

Гил внимательно посмотрел на Дика.

– Вы много видели обладателей живого оружия? – спросил он.

– Не то, чтобы много, – уклончиво ответил Дик, – но с одним мы с тобой уже сталкивались, помнишь? Леса Московии.

– Кто такое забудет? – вопросом на вопрос, ответил Гил. Тогда он впервые увидел живое оружие в реальности, а не на картинке в книге. Он до сих пор помнил тот страх и трепет перед его мощью, когда один воин разносил в щепки их отряд. Про дирижабль вообще нечего говорить, из ада пылающего водорода спаслись единицы.

– Да, такое не забудешь, – произнес Дик. – Хорошо, что с нами тогда еще не было Мияко.

– Да, не было, – улыбнулся Гил.

– Я иногда забываю, что она с нами не самого начала пути была, – произнес Дик.

– Я купил её в Османской республике, – произнес Гил, – мы прибыли туда через неделю как покинули Лондон.

– Ну да, – ответил Дик. Огоньки приблизились, и это оказался броневик.

– Перейди в салон, – быстро кинул Дик Гилу и тот молча перешел в салон.

– У нас гости, – произнес он, садясь рядом с Мияко.

– Кто? – вместе спросили Граймс и Диана.

– Броневик французских войск, – ответил Гил.

– Ясно, – кивнул Граймс, – у лягушатников броневики небольшие. Экипаж три, максимум, четыре человека, справимся, в случае опасности.

Иффат сразу же спросила у Дианы, что случилась и та принялась ей объяснять. Выслушав девушку, Иффат молча натянула белый халат, спрятав под него саблю, и направилась в кабину.

Тем временем броневик остановился на дороге, преградив путь санитарной машине. По сути, броневик был обычным джипом, на который навешали бронелисты. Сверху, на крыше, была закреплена вращающаяся башня с пулеметом. Передние двери открывались вперед, а задние назад. По идее, это должно было прикрыть высаживающийся из машины десант, но при этом открывало все внутренности броневика и ноги стоявшего на опоре башни стрелка.

Сейчас, как раз из броневика вышло четыре солдата, открыв все двери. А в башне оставался стрелок, судя по тому, что башня продолжила двигаться, наводя пулемет на санитарную машину.

– Добрый вечер! – с улыбкой произнес Дик подошедшему сержанту. – Чем обязан?

– Добрый вечер, – ответил сержант, – откуда следуете?

– Из Дахла, – ответил Дик, – эвакуируем раненных.

Двое солдат стали перед машиной, а четвертый полез в салон, открыв боковую Дверь. Гил лежал на кушетке с закрытыми глазами. Мияко опустила голову и так же закрыла глаза, притворившись спящей. Граймс продолжал сидеть на своем месте с винтовкой в руках. Он перемотал один глаз и оба уха, чтобы притворится плохо слышащим.

– Эй! – произнес солдат, обращаясь к Мияко, – ты кто такая? Почему здесь?

– Она ранена, ей требуется медицинская помощь, – заступилась за Мияко Иффат.

– Но она не военнослужащий! – возмутился солдат.

– У вас действительно есть на борту не военнослужащие? – спросил сержант у Дика.

– Да, – кивнул Дик, – а что, спасать надо только солдат?

– Нет, – покачал головой сержант, облокотившись о кабину машины. – А почему вы сюда поехали, а не в Эль-Аргуб?

– Да все туда ломанулись! – ответил Дик, – представляешь, что там?!

– Да, представляю, – произнес сержант, – только, как это заключенные раненых выпустили из города, если гарнизон местный закрепился только в порту, а? Там же небось и город разграбили уже.

– Нет, не разграбили, – произнес Дик и понял, к чему этот сержант клонит. Он медленно потянулся к кобуре и достал револьвер. Солдат, что осматривал салон, как раз повернулся в сторону кабины и заметил в дверной проем револьвер в руке Дика. Он попытался вскрикнуть, выхватывая свой револьвер, с винтовкой в тесном салоне санитарной машины не развернуться, но Граймс резко подскочил и приставил винтовку к его подбородку, держа приклад на уровне пояса. Иффат также выхватила саблю и коснулась острием кончика носа солдата.

– Только пикнешь, умрешь, – тихо произнесла она.

– Повстанцы! – срывающимся голосом закричал солдат, скосив глаза на саблю. Следом прозвучал выстрел винтовки, разнесший полчерепа.

– Вашу мать! – выругался Дик, ударяя по газам. Машина рванула вперед, сбив одного из стоящих впереди солдат, и остановилась буквально в полуметре от броневика. Машина стала таким образом, что была слепой зоне башенного стрелка: пулемет не опускался так низко, чтобы стрелять по целям прямо у броневика.

От резкого маневра, все в салоне полетели кубарем на Диану, которая только и успела, что вскочить и схватить винтовку.

– Мияко... – тихо простонала Диана, упершись лицом в лицо нескота, – тебе бы похудеть немного.

Гилу удалось упасть рядом с Дианой, а не навалится на неё.

– Простите, – тихо произнесла Мияко, – но на меня что-то капает, на шею, тепленькое.

Дина наклонила голову Мияко в сторону.

– Это кровь из головы того солдата, – произнесла она. – Его туп на тебе лежит.

– Приятное ощущение, если честно, – произнесла Мияко.

Гил молча покачал головой и начал подниматься, стягивая с Мияко труп солдата.

– Выходить с поднятыми руками! – прокричал сержант, целясь в машину. В этот момент задние дверцы стали со скрипом открываться. Сами, крепления отказали. Диана с Мияко как раз поднялись, и девушка вытирала кровь с шеи.

– Ой! – удивлено вскрикнула она, когда в открывшемся проеме показался сержант, нацеливающий винтовку на машину. Первым среагировал Гил. Подняв револьвер, он сделал два быстрых выстрела. Первый попал в винтовку, второй в грудь сержанта.

Граймс устоял на ногах, бросив винтовку и схватившись одной рукой за поручень, которые были у двери, а другой рукой удержав от подаяния Иффат.

– Благодарю, – произнесла по-французски Иффат.

Второй солдат тем временем обошел машину сбоку и выстрелил в открытую боковую дверь. Пуля попала Граймсу в правый бок. Он как раз прикрывал собой Иффат. Девушка заметила стрелка, но было поздно. Оттолкнув раненого Граймса на кушетку, она выскочила из машины и бросилась к солдату. Тот успел перезарядить винтовку и прицелился снова. Выстрел! Иффат взмахнула саблей, перерубив пулю на лету. Два осколка упали позади девушки. Солдат попытался снова перезарядить винтовку, но не успел. Оказавшись рядом с ним, Иффат одним ударом снесла ему голову.

Стрелок в башне уже целился в неё, но услышать гул вращающейся башни Иффат смогла и быстро отпрыгнула в сторону. Тем временем Дик выбрался из машины и, запрыгнув в броневик, выпустил в стрелка несколько пуль из револьвера.

Солнце окончательно скрылось за горизонтом.

 

* * *

– Как только приблизимся к посту, открывай огонь, – послышался из динамика голос Дика. В броневике была связь между кабиной и башней, чтобы стрелку не приходилось постоянно покидать свой пост, каждый раз пытаясь расслышать, что же от него хочет командир.

– Вас понял, – ответил Гил.

Граймс получил ранение в область печени. Он был слаб, но потерю крови удалось избежать. Хорошо это или плохо, Гил не знал. Пуля оставалась в теле и риск нагноения оставался. Сейчас он лежал на заднем сидении броневика и за ним ухаживали Мияко и Иффат. Диана сидела впереди и иногда поглядывала на него. Граймс, встретившись взглядом с Дианой, старался ей улыбаться. Она, конечно, переживала, но старалась не подавать виду. Граймс, по сути, был ей как отец. Когда девочка была маленькой, он учил её фехтованию и обращению с оружием. Алоис фон Штанмайер не любил этого, конечно, он считал, что Диана должна расти как настоящая леди, а не как сорвиголова какой-то. Но ей нравились занятия с отцовским другом, который несколько раз в год приезжал погостить к ним. Дэвид и Алоис учились вместе в одной военной академии. Только отец Алоиса, дедушка Дианы, отправил его туда с целью воспитания характера, а не  построения военной карьеры. Дэвид же решил посвятить свою жизнь армии. Так  это и произошло.

Забрав запасы угля и воды из санитарной машины, Диана решила  гнать, что есть силы до нейтральных земель. Кроме поселений нескотов, там есть так же  небольшие города пилигримов – поселенцев из различных стран, которые решили жить по своим законам, вдали от цивилизации. Но при этом они активно пользуются плодами цивилизации. И, как это ни удивительно, там не процветает анархия или беззаконье.

До одного из таких поселений и планировала добраться Диана, где они и смогут оказать медицинскую помощь Граймсу. Но для начала надо было пересечь границу испанских колоний. На броневике и с раненым на борту это сделать невозможно. Поэтому решено было просто пойти на таран пограничного поста. В колониях к границе относились с крайностями. Либо это неприступная стена, либо шаткий штакетник и небольшой будкой пропуска.

К рассвету броневик доехал до пограничного поста, который был похож на обычный двухэтажный дом. От него в обе стороны шел невысокий деревянный забор. Этот же забор и разделял дом на французскую и испанскую стороны. То есть, чтобы попасть из одной колонии в другую, пешему путнику надо было просто войти в дом на французской стороне и выйти на испанской. Транспорту же приходилось проходить проверку снаружи и проезжать через ворота, которые сейчас были закрыты.

Первая заря только озарила горизонт, как броневик начал разгоняться. Сонные солдаты, что дежурили на крыльце французской стороны, с интересом смотрели на приближающийся броневик. Возле ворот стоял старый военный грузовик. Видимо, другой транспорт французские власти не смогли выделить на заставу.

– Стреляй по грузовику, а потом по солдатам! – произнес Дик. Гил ему не ответил, направив башню в сторону грузовика, и открыл огонь. Очередь лишь вскользь прошла по нему. Проезжая мимо солдат, которые услышав выстрелы, переполошились, Гил снова нажал на гашетку. В этот раз результат был намного лучше, все трое солдат были убиты.

– Вот же! – выругался Гил. – У него башня плохо крутиться!

– Бывает, – ответил Дик. – Механизм надо было смазывать!

Броневик как раз снес ворота и несся уже по испанской территории.

Категория: Пыль богов | Добавил: AlexShostatsky (22.07.2018)
Просмотров: 58 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar