photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XXVII

После того случая, Гил и Мияко переехали в отдельную каюту, чем удивили Диану и Граймса.

– Быстро вы меняете дам, мистер Марлоу, – произнесла Диана Гилу, когда они встретились за ужином следующего дня. С Мияко она решила пока не говорить, видя, насколько счастливо та выглядит. Девушка просто сияет! Буквально за день она преобразилась. Нет, она не была опечалена, но сейчас она просто летала по субмарине, что-то весело напевая и, каждый раз видя Гила, расплывалась в улыбке.

– Во всяком случае, вопрос о прекращении мной и Мияко экспедиции отложен на неопределенный срок, – помешивая кашу с тушенкой в миске, ответил Гил. Мияко ушла на камбуз, за добавкой для Гила.

– Вы решили продолжить? – спросила Диана.

– Да, – кивнул Гил, – мне… – он запнулся, – нам пока некуда возвращаться.

Диана улыбнулась этой оговорке. Теперь он говорит не о себе и Маргарет, а о себе и Мияко.

– У вас, – она сделала акцент на слове «вас», давая понять, что говорить не только о Гиле, – достаточно средств, чтобы жить в Лондоне припеваючи. Благодаря сами знаете кому.

– Да, знаю, – кивнул Гил, – я отрубил ему голову.

– Вы снова об этом? – спросила Диана. Не то, чтобы Гил корил себя за смерть Стефана, но иногда на него находило. Особенно, если кто-то вспоминал бывшего члена команды.

– Он помог мне и Мияко, отдав свои деньги, – ответил Гил.

– Как видим, они ему не были нужны, – улыбнулась Диана. – Он был врагом, разведчиком Новой Британии, его убийство большой подвиг.

– Я убил своего благодетеля, – произнес Гил. В этот момент в столовую вошла Мияко, неся поднос с новой миской полной гречневой каши с тушенкой и жестяной чашкой с томатным соком.

– Вот! – радостно произнесла она, поставив поднос рядом с Гилом. Он стал уверенней наворачивать кашу из своей миски, а Мияко села рядом и стала смотреть на него.

– Мияко, – произнесла Диана, – мы вот рассуждаем, Стефан благодетель или подонок?

– Ну, – протянула Мияко, – он дал нам с Гилбертом денег. Точнее, отдал те, которые вы ему дали.

Диана в подтверждение кивнула.

– С этой стороны, он благодетель, но, – девушка сделал многозначительный акцент на этом слове, – он был преступником. Пошел против Британии. Так что я не знаю.

– Все ты знаешь, – с улыбкой ответила Диана. – Ты сама в него стреляла и даже тяжелоранила. И то, что мистер Марлоу снес ему голову, всего лишь жест благородства, он бы и так умер от твоего ранения.

– Леди Диана, будьте любезны, не давите на Мияко, – с набитым ртом, произнес Гил.

– Я не давлю на Мияко, – ответила Диана, – отнюдь! Я просто хочу сказать ей, что она не должна считать себя обязанной Стефану. Он отдал свои деньги ей добровольно. Все, что было потом, к этому никоим образом не относиться.

– Возможно, вы правы, – произнес Гил, – но, получается, наше счастье будет построено на крови?

Диана улыбнулась. Ей все больше нравился ход мыслей Гила. Теперь она уже не переживала за Мияко, он будет с ней.

– Вся Британская империя построена на крови, – ответила Диана поднимаясь. – Даже больше, весь мир построен на ней. А вы говорите лишь о своем счастье.

Диана убрала миску в мойку и вышла из столовой.

Гил не нашел, что ответил ей. Стефан подарил им деньги искренне. Или же просто понимая, что ему они не нужны. Так стоит ли сожалеть о том, что убил его? Гил решил, что нет, и принялся за добавку.

 

* * *

Через двое суток погода успокоилась, и на горизонте показался берег. «Красотка Пе» заканчивала свое путешествие.

– Вот ваши деньги, – Диана протянула Салливану пачку денег. Вторую часть оговоренной суммы. Они стояли на палубе и наблюдали за приближающимся портом. Граймс сейчас находился в рубке и следил за приборами, давая Салливану хоть немного отдохнуть. Старик последние дни вообще не спал.

– Как видите, я вас не подвел! – с улыбкой произнес Салливан. – Куба, как и желали!

– Вы уверены, что это Куба? – спросил Гил, глядя на флаги кораблей, идущих на встречу. Из порта к всплывшей субмарине приближалось несколько сторожевиков. И это было логичным, так как «Красотка Пе» шла вообще без флага. Поднять флаг Британской империи Салливан уже не мог, а флаг Новой Британии он не признавал. Вообще, Салливан был странным человеком. Вместо того чтобы вернуть субмарину во флот Британии он просто разогнал команду и стал управляться с субмариной сам, объявив себя вольным капитаном.

К субмарине приближались французские корабли. И шли они курсом на перехват.

– Чисто теоретически, французские сторожевики могут оказаться на Кубе? – спросил Гил, передавая Диане подзорную трубу.

– Нет, – покачала головой Диана, – никак не могут.

– Значит мы не на Кубе, – ответил Гил. Тем временем, корабли прошли мимо и направились в открытое море.

– Странно, что французским судам делать на британской территории? – удивленно спросил Гил. Солнце было скрыто за плотными облаками и определить стороны света было невозможно, но французская территория лежала далеко на восток от их намеченного курса и попасть сюда они могли, только если бы покинув порт Пендрагона, направились на восток, а не на юг.

– Ничего, – ответила Диана и посмотрела на Салливана. – Мистер Салливан, вы ничего не хотите сказать?

– Эм, нет, – удивленно ответил Салливан. Диана направилась в рубку, где было установлено навигационное оборудование.

– А вы постоите здесь, – ответил Гил, придерживая Салливана за плечо.

– Что ты себе позволяешь, сопляк?! – возмутился Салливан одергивая плечо. – Я здесь капитан!

Гил молча схватила Салливана за грудки и прижал к люку.

– Слушай сюда, капитан, – начал он. – Пока ты новогодней ночью бухал в том портовом кабаке, я убивал людей. Резал их своим клинком. Во имя Британской империи резал, понял? А что ты сделал ради короны, а? Не отдал во флот Новой Британии эту развалюху? И последние семнадцать лет бухал как черт? Что ты сделал для Британии?!

– Ничего, – ответил Салливан, – мне плевать на Британию точно так же, как плевать на Новую Британию. Придумали, новая, старая, поношенная, но еще сгодится, как будто кальсоны выбирают на блошином рынке.

Гил усмехнулся рассуждениям старика.

– Хорошо, – отпуская Салливана, произнес он. – Где мы?

– Понятия не имею, – ответил Салливан.

– То есть? – удивленно спросил Гил.

– Навигационное оборудование не работает уже лет семь, – ответил Салливан.

– И как же вы, мистер, находите путь, а? – поинтересовался Гил.

– По звездам, солнцу, – улыбнулся Салливан не полным рядом зубов. Гил не выдержал и заехал ему по челюсти.

– Навигационное оборудование не работает, – произнесла Диана, выйдя на палубу. – Что здесь произошло? – спросила она, увидев корчащегося на палубе Салливана. Старик держался на окровавленный рот, боясь пошевелить челюстью.

– Ничего хорошего, – ответил Гил, забирая деньги у Салливана.

– Эй, – возмутился тот. Гил добавил ему, ударив ногой в живот.

– Не заслужил! – ответил Гил, протягивая деньги Диане. – Скорее всего, мы пересекли Атлантику. Я еще удивлялся, почему это быстроходная субмарина ползла как черепаха.

– Понятно, – кивнула Диана, – видимо, мы прибыли во французские земли.

– Простите меня, но… – начал Салливан.

– Заткнись! – процедил Гил. – Или забыл, что я тебе две минуты назад говорил? – переведя взгляд на Диану, более спокойно продолжил. – Франция так Франция, что мы теряем?

– Многое, – произнесла Диана.

– В смысле? – удивился Гил.

– Я подробней изучила украденные документы, – начала Диана. – Союзник Новой Британии не Испания, а Франция. Меллони разрабатывал план наступления на Южную Америку, но так же планируется развязывания войны Францией на Индийском океане. Скорее всего, захват Австралии.

– О, боги… – произнес Салливан.

– Заткнись! – процедил ему Гил. – Ситуация хуже некуда, – произнес он Диане. – Если это французские земли, – указал он на приближающийся порт, – то говорить там, что вы баронесса Диана фон Штанмайер смерти подобно.

– Баронесса?! – удивился Салливан.

– Ты заткнешься сегодня или нет?! – не выдержал Гил, и снова ударил поднимающегося Салливана ногой в грудь. Да так сильно, что тот покатился по палубе, закашлявшись.

– Жестокость излишня, – произнесла Диана.

– Моя воля, я бы пустил его корыто ко дну! – ответил Гил, и направился вовнутрь. Пора собираться, дорога предстоит нелегкая.

 

* * *

Это была Франция. Точнее, её африканские колонии. Субмарина причалила к порту города Дахла, расположенном на узком полуострове. Салливан вернул все до последнего шиллинга и принес свои извинения. Он настаивал на том, чтобы довести Диану до Британии, но та отказалась. «Красотка Пе» уже один раз потерялась в Атлантике. Поэтому Диана решила продолжить путь по суше. Преодолеть полуостров и по материку, через нейтральные земли, попасть в британские колонии, если бы только…

– Мияко, беги! – крикнул Гил, снося руку с револьвером ближайшему жандарму. Проблемы начались, как только они появились в порту. Их портреты с надписями «Разыскивается королевской тайной службой» висели, чуть ли не на каждом столбе. Их обвиняли в государственной измене и убийстве высокопоставленных чиновников. Мияко, заметив портрет Гила на столбе, радостно сообщила ему об этом, но прочитать надпись могла только Диана, знающая французский язык.

И все было бы хорошо, если бы возле именно этого столба не решил отдохнуть патруль жандармов. Трое жандармов, остановив свой автомобиль с открытым верхом, сидели прямо в машине и ели из котелков холодную похлебку. Что-то среднее между томатным супом и блевотиной верблюда.

Оторвавшись от еды, жандармы посмотрели сначала на область под хвостом Мияко, затем на Гила, а затем на столб. Затем они резко вскочили, выхватив оружие, и что-то быстро закричали по-французски. Гил, который держал живое оружие в импровизированных ножнах за спиной, быстро выхватил клинок. Мияко, испугавшись, мигом спряталась за его спину.

Первого жандарма Гил испепелил на месте. Второй не растерялся и, быстро запрыгнув на место водителя, нажал на педаль газа. Машина оказалась заведена и рванула с места мгновенно. Гил попытался достать её клинком, но ему не удалось. Он только сбил заднее крыло, снеся половину резервуара с углем. Ускорившись, автомобиль скрылся за ближайшими домами.

Диана с Граймсом, наблюдавшие за происходящим у входа в порт, хотели выхватить оружие, но им не дала охрана. Двое жандармов взяли их на прицел и приказали сложить оружие.

– Опускаем оружие, – ответила Диана. Из двухэтажного здания у ворот уже выбегали жандармы. Мияко быстро подняла руки вверх, так как трое жандармов уже целились в неё. Еще двое побежали к Гилу.

– Мияко, беги! – крикнул Гил, снося руку с револьвером ближайшему жандарму. Но на неё уже надевали наручники. Гил хотел помочь, но она была на прицеле как минимум у двоих жандармов. Граймса уже разоружили, Диана стояла с поднятыми вверх руками и что-то на французском объясняла жандарму. Все это длилось доли секунды, пока до жандармов не дошло, что бой не закончен и один преступников все еще сопротивляется.

– Что мне делать? – тихо спросил он. Так чтобы его слышал только клинок. Корчащийся от боли в отрубленной руке жандарм кричал на всю улицу.

«Противников много, энергорастраты нецелесообразны» – ответил клинок.

– Что мне делать?! – крикнул он. Жандармы даже остановились от такого выпада.

«Вы хотите спасти своих друзей?» – спросил клинок.

– Да, черт возьми! – выругался Гил. Жандармы уже окружали его, говоря что-то на французском.

– Они предлагают ему сдаться, – произнесла Диана. Мияко посмотрела на неё. Диана следила за Гилом.

– Гилберт! – крикнула Мияко. – Беги! Спасай чемодан! Не бойся за нас!

Один из жандармов что-то прокричал и ударил Мияко рукояткой револьвера по голове.

– Руки прочь! – крикнул Гил, выпуская луч из клинка в сторону ударившего Мияко жандарма. Тот вспыхнул ярким пламенем и рухнул на землю, дико крича в агонии. Жандармы уже целились в него, и ему ничего не оставалось как, взмахнув клинком, поднять перед собой огненный вихрь. Стоящие ближе всего к нему жандармы превратились в живые факелы, остальные отступил назад. Когда вихрь стих Гила уже не было.

 

* * *

– … а потом меня приговорили к трем годам колонии, – закончил Дик. – Вот так я лишился не только денег и части здоровья, но и свободы.

В тюрьме они были уже три дня. Причем Мияко увели от них сразу по прибытию в тюрьму.

В колониальных тюрьмах французы не делили заключенных на мужчин и женщин, все отбывали заключение вместе. В их камере, к примеру, было десять женщин и тридцать мужчин. И, как это ни удивительно, главенствовали женщины. Несколько арабок держали всю камеру в кулаке. Диану встретили враждебно, но после того как она сломала запястье одной «шестерке» из мужчин лишь слегка сжав его пальцами протеза, отношение к ней изменилось. К тому же, в камере они встретили мистера Камерона, который вместо того, чтобы отправиться с деньгами в Британию, решил устроить вояж во Францию и начал прямо с колоний. Дело закончилось грабежом, дракой и сроком заключения в три года. Его обвинили в дебоше, нанесении вреда имуществу третьих лиц и травмировании одного из жандармов.

– Но я все равно переживаю за Мияко, – ответила Диана, обмениваясь взглядами с девицей, которая здесь была за главную.

– Я же говорю, за неё не стоит переживать, – произнес Дик. Выглядел он паршиво. Дик похудел, осунулся. Его кожа приобрела сероватый оттенок. Нос был сломан и слегка вдавлен в череп, что затрудняло дыхание, и он постоянно сопел.

– То есть, быть куклой для коменданта тюрьмы – это счастье? – с сарказмом спросила Диана.

– Во всяком случае, это лучше, чем сидеть здесь и ожидать обвинения, – ответил Дик.

– Что они смогут нам предъявить? – спросила Диана. – Против Франции мы ничего не совершали.

– Мы совершили многое против их союзника, – произнес Граймс.

– Подождите, – удивленно произнес Дик, – то есть это все правда?

– Да, – кивнул Граймс, – Новая британская империя и Франция планируют развязать новую войну.

– Новая Британия в Америке, а Франция в Индийском океане, – произнесла Диана.

– Им нужны не мы, а документы, – произнес Граймс. – Что мы? Без документов наши слова ничего не стоят. Даже если мы заявимся в Тайную службу. Новая Британия будет все отрицать. А вот если мы сможем доставить документы…

– Но документы у мистера Марлоу, – ответила Диана, – а где он – неизвестно.

– Я не думаю, что он бросит вас на произвол судьбы, – произнес Дик. – Раз ему удалось сбежать, то он точно найдет выход из этой ситуации.

– Какой выход, мистер Камерон? – вздохнув, спросила Диана, снова глянув на старшую по камере. Та делала ей не двусмысленные знаки. Дик проследил за её взглядом.

– Вы нравитесь Иффат,– усмехнулся он.

– Она предпочитает женщин? – удивленно спросила Диана.

– Она предпочитает сильных и волевых личностей, – произнес Дик, – а в женкой или мужской оболочке эта личность, её не волнует.

– Ясно, – ответила Диана, улыбнувшись Иффат, – но мистер Марлоу нам не поможет. Он один, он не знает языка. Не удивлюсь, если его уже поймали.

Иффат сидела в компании другой девушки, которая с ревностью смотрела на неё.

– Если бы его поймали, он бы уже был здесь,  – произнес Дик. – Вообще, не понятно, почему французы вас здесь держат? Не проще передать вас Новой Британии?

– Не знаю, – произнесла Диана, поднимаясь. Она направилась к Иффат. Та так же поднялась и пошла на встречу. Её подруга с ревностью во взгляде отвернулась. Как будто, Иффат ей уже изменяет.

– Привет! – радостно произнесла она девушке.

– Привет! – ответила Иффат. – Ты британка?

– Догадалась? – удивленно спросила Диана.

– Французов в общие камеры не сажают, – ответила девушка. – И ты держишься особняком, с теми мужчинами, – она кивнула в сторону Дика и Граймса.

– Прости за того парня, – улыбнулась Диана, – я не хотела его калечить.

– Ничего! – махнула рукой Иффат. – На нем все заживает как на собаке.

Их разговор прервали, так и не дав ему начаться. Под потолком взвыла сирена. Где-то вдалеке послышался взрыв, затем еще один. В громкоговорителе безэмоциональный женский голос спокойно произнес длинную фразу. Потом повторил.

– Что она говорит? – спросил подошедший Граймс.

– Несанкционированное проникновение, – с улыбкой перевела Диана, – гарнизону приготовится к отражению атаки.

– Думаете, это мистер Марлоу? – спорил Граймс.

– Не знаю, – ответила Диана, – но кто нам мешает, воспользоваться ситуацией.

Она задумчиво посмотрела на свой протез. Подойдя к решетке, Диана схватила один из прутов протезом и потянула на себя, упершись здоровой рукой в соседний. С трудом, но прут подался. Отогнув так несколько прутов, она проделал лаз в решетке. Толпа заключенных собралась у неё за спиной.

– Ты бежишь? – спросила по-французски Иффат. Сейчас она выглядела иначе. Не такой сильной и решительной, какой была все это время. Она стала растерянной. Как будто, боялась потерять что-то ценное, дорогое. Но они не были с Дианой даже подругами.

– А ты остаешься? – спросила с улыбкой Диана.

– За мое преступление, при побеге, меня ждет смерть, – ответила молодая женщина.

– Меня тоже! – весело ответила Диана и пролезла в лаз.

Категория: Пыль богов | Добавил: AlexShostatsky (23.06.2018)
Просмотров: 60 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar