photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XXV

Машина размеренно ехала по заснеженному городу. Покинуть осажденный дом оказалось не так сложно: сержант был более сговорчив, чем Стефан и обеспечил отход. Правда, это стоило ему правой кисти, но солдаты подчинились приказу и пропустили машину, на которой ранее ездил Стефан.

Машину вел Граймс. Диана, Мияко и раненый Сэмюель сидели на заднем сиденье. Гил же сидел на переднем. Сэмюель тяжело дышал, он потерял много крови, и ему срочно нужна была медицинская помощь. Мияко как могла, зажимала его рану, а Диана придерживала голову, не давая ему потерять сознание. Граймс иногда поглядывал в зеркало на них. Гил же сидел и задумчиво глядел на лежащее у него на коленях живое оружие.

– Я убил Стефана, – тихо произнес Гил. Граймс бросил на него быстрый взгляд, после чего вернулся к дороге. Диана посмотрела, но промолчала, а Мияко жалобно произнесла, прижимая кровавую тряпку к животу Сэмюеля:

– Хозяин…

– Он угрожал нам, – с трудом произнес Сэмюель.

– Молчите, – тихо произнесла Диана, – вы потеряли много крови.

– Плевать! – ответил Сэмюель. – Этот говнюк хотел убить тебя, леди Диану и даже Мияко! Не сожалей о том, что отрубил ему голову.

– Да, вы правы, – ответил Гил, – но я убил его не потому, что он угрожал нам. Мияко его подстрелила, и он бы все равно умер, я мог просто отрубить ему руку с револьвером и все. Я убил просто из-за того, что мог его убить. Не оставил там умирать, истекая кровью, а добил. Понимаете?

– Поздравляю, – с трудом проговорил Сэмюель, – ты превратился в самого настоящего подонка, которыми земля полнится. Тебя больше не будут грызть угрызения совести по поводу смерти такого же подонка как и ты. В этом нет ничего страшного. Страшно станет, когда ты вот так же легко сможешь убить любого человека. Мужчину, женщину, ребенка, не важно. Тогда это будет страшно.

Он замолчала тяжело дыша. Гил тоже не знал, что ответить Сэмюелю. Диана молчала, поглаживая раненого по голове, надеясь так его успокоить. Мияко что есть силы зажимала рану Сэмюеля, хотя пальцы уже онемели и она не чувствовала прилипшей тряпки под ними. Граймс хотел вставить свои два цента, но понял, что ничего не сможет добавить к словам Сэмюеля. Гил повзрослел. Как боец повзрослел. Он перешагнул ту черту, когда все люди одинаковые и тяжело нажать на спусковой крючок. Теперь он понимает, что есть те, кого можно спокойно убить и совесть не взвоет, а есть те, кого лучше не трогать, если не хочешь скатиться в самый низ. Главное, чтобы он снова не поставил знак равенства перед всеми людьми, посчитав, что можно убить любого.

Как только они проехали ворота старого кладбища, машина заглохла. Граймс пытался её завести, но безрезультатно. Он вышел из автомобиля и открыл капот. Оттуда повалил пар. Осмотрев двигатель, он направился к левому заднему крылу, под которым, зачастую, находится резервуар с водой. Воды было достаточно. Воздушный контур, идущий от турбины и являющийся дымоходом, обвивал резервуар, не давая воде замерзнуть на морозе. Обойдя машину, Граймс открыл второе крыло, где располагался резервуар с углем. Угля было в достатке. Уголь в таких машинах подается по воздухопроводу в турбину, предварительно перемалываясь в крошку.

– Топливо закончилось? – спросила Диана, когда Граймс вернулся в салон. Сэмюель выглядел все хуже. Бледное лицо начало принимать сероватый, даже зеленоватый оттенок. Заднее сиденье было залито кровью, он тяжело дышал.

– Нет, – покачал головой Граймс, еще раз поворачивая рычаг запуска двигателя, – воды и угля достаточно, но турбина не запускается.

– Выходим? – спросил Гил, глядя на усиливающийся снегопад за окном.

– Ничего не остается, – ответил Граймс, открывая дверцу авто.

– Стойте! – возразила Диана, – он этого не переживет, – указала она на Сэмюеля.

– Леди Диана, – попытался улыбнуться он, – я рад, что вы беспокоитесь обо мне, но, – он на секунду запнулся, – я в норме! Просто Мияко придется меня поддерживать. Сможешь? – спросил он, обращаясь к нескоту.

– Конечно! – с готовностью кивнула Мияко. Её серый полушубок уже окрасился красным от крови Сэмюеля, но девушка на это внимания не обращала.

Гил помог Сэмюелю выбраться из машины и тот оперся на Мияко.

– Через кладбище? – спросил Граймс. Гил стоял рядом, сжимая живое оружие в руках.

– Да, – кивнул Сэмюель. – Это самый короткий путь в порт! И на кладбище-то нас искать не будут.

Команда направилась на кладбище. Первым шел Гил с живым клинком в руках, за ним Мияко со Стефаном, а Граймс и Диана завершали шествие. Граймс нес еще и чемодан с документами. Бросать его нельзя было, иначе…

– Это старое кладбище, – разглагольствовал Сэмюель, часто прерываясь на кашель, – здесь уже лет сто пятьдесят как никого не хоронят.

Откуда у него были силы на разговоры, только одним богам было известно.

– А началось все с колонистов, – продолжал Сэмюель. – Первые захоронения были захоронения солдат британской армии, павших боях с коренным населением. Потом, с появлением поселения, здесь начали хоронить и местных жителей, а когда здесь появился порт и город разросся, так и подавно.

– Помалкивали бы вы, – сказал ему Граймс. Снег лохмотьями падал с неба. Ветра не было, и мороз не так сильно чувствовался, но Сэмюелю действительно лучше бы помолчать.

Гил шел тихо, стараясь прислушаться к клинку, но живое оружие молчало. Раньше он только слышал об этом, но считал это либо слухами и байками, либо высшим мастерством владельца. Он же был таковым всего ничего.

Оглянувшись, он увидел Мияко, которая старалась удержать высокого, но сгорбившегося Сэмюеля. Девушка сосредоточено смотрела на тяжелодышащего мужчину. Диана шла рядом и поглядывала по сторонам, сжимая в руках винтовку. Граймс шел с другой стороны, держа в левой руке чемодан, а в правой револьвер и так же осматривался по сторонам.

– Все, – тихо простонал Сэмюель, опускаясь на землю прямо у одного из надгробий, – дальше не смогу, оставьте меня.

Это был не обычный крест или косое надгробие. Памятник состоял из большой надгробной плиты, на котором стояло каменное изображение чернильницы с пером и винтовки, прислоненной к чернильнице. Перед чернильницей и винтовкой стоял небольшой постамент с плитой, на которой было выбито: «Ник и Тейлор. Союз пуль и чернил. Вместе в жизни, вместе и после неё». Памятник был старым и потрепанным временем, часть надпись стерлась, в месте, где была указана фамилия.

– Сэмюель, – тихо произнесла Диана, – мы можем нести вас.

– Нет, – покачал головой Сэмюель. – Я не жилец, оставьте меня.

– Я же говорил, молчали бы, – произнес Граймс.

– Нет, – кашлянул Сэмюель, – я еще в машине престал чувствовать руки. А сейчас и ног толком не чувствую. Не знаю, как я шел.

– Может, тряпку сменить? – опустившись рядом, произнесла Мияко.

– Оставь, – ответил Сэмюель. – Кончилось мое везение, все. Я же прошу вас, оставьте меня здесь.

– Хорошо, – кивнула Диана, опускаясь на камень рядом с Сэмюелем.

– Вы что, – тяжело дыша, произнес Сэмюель, – собираетесь ждать, пока я тут концы не отброшу?

– Простите, что не можем большего, – произнесла Диана. Граймс поставил чемодан на землю, и Мияко смогла на него сесть. Сам же Граймс и Гил остались стоять, наблюдая за окрестностями, но следов погони не было. Их автомобиль заметен, особенно в этом районе он выделяется, но солдаты были настолько деморализованы, что вряд ли были способны организовать погоню.

– Вы можете сделать куда больше, чем спасти одного самоуверенного дурака, – улыбнулся Сэмюель, – доставьте эти документы в Лондон, – кивнул он на чемодан с бумагами. – Большего мне и не надо.

– Вы такой патриот? – спросил Граймс.

– Черта с два! – воскликнул Сэмюель и тут же закашлялся.

– Не говорите, – жалобно произнесла Мияко,– вы же хуже себе делаете.

Сэмюель я интересом посмотрел на Мияко.

– Впервые встречаю такого отважного нескота, – произнес он. – Хотя, никто раньше и не удосуживался узнать, насколько вы отважны. Так?

Мияко молча кивнула. Сэмюель же закрыл глаза и притих. Его грудь перестала дергаться, она просто остановилась, а пар перестал выходить изо рта.

– Сэмю… – начала Мияко, но Граймс её перебил:

– Он умер, надо идти дальше.

Мияко поднялась с чемодана, который Граймс сразу же подхватил. Гил подошел к девушке, которая не сдерживала слез. Диана поднялась и посмотрела на мертвое тело.

– Простите, мистер Честер, но у нас нет времени на похороны, – произнесла она. – Покойтесь с миром, герой Британской империи. Пойдемте, – кивнула она Гилу и Мияко.

Кивнув в ответ, Гил подбодрил Мияко. Та что-то тихо произнесла, парень не расслышал, но пошла вперед. Спускаясь с холма, Гил обернулся на причудливую могилу. Тело Сэмюеля уже начало заносить снегом. Кивнув то ли Сэмюелю, то ли себе, Гил пошел дальше.

 

* * *

Порт Пендрагона встретил команду обыденной суетой. Грузчики, клерки портового управления, все сновали туда-сюда. Кто-то в поте лица трудился, кто-то шатался без дела.

– Мистер Марлоу, вам бы лучше спрятать клинок, – указывая на живое оружие, произнесла Диана.

 – Да, конечно, – ответил Гил, прикидывая, куда можно спрятать меч. Вариантов не было. Мияко покачала головой и начала снимать полушубок.

– Мияко? – удивленно спросил Гил. Девушка же молча продолжила раздеваться. Она сняла себя свитер, оставшись на морозе в одной рубашке, и протянула его Гилу.

– Вот, хозяин, заверните в него оружие и спрячьте в чемодан, – произнесла она. – Ровно не ляжет, но наискосок, да.

– Спасибо! – ответил он, беря свитер Мияко. – Быстро одевайся!

– Ага! – весело ответила девушка, натягивая полушубок. Диана лишь покачала головой, наблюдая за картиной.

– Чемодан сам потащишь, – произнес Граймс, открывая чемодан. Гил быстро завернул клинок и положил его в чемодан. Чемодан с трудом закрылся. Поднимаясь, Гил почувствовал сильное головокружение. Картинка перед глазами поплыла.

– Хозяин! – Мияко кинулась к пошатнувшемуся Гилу.

– Все нормально, – сдавленно произнес парень.

– Гилберт, что с тобой? – взволнованно спросил Граймс, помогая Гилу удержаться на ногах.

– Не знаю, – покачал головой Гил, – что-то слабость накатила.

– Тогда останьтесь здесь, – произнесла Диана, – с чемоданом и Мияко.

– Да, пожалуй, – ответил Гил, присаживаясь на чемодан.

– Хорошо, – кивнул Граймс, – мы с леди Дианой постараемся найти сговорчивого капитана и быстро выйти в море. Ждите здесь.

Граймс с Дианой направились в сторону причала. Гил и Мияко остались сидеть между складскими помещениями. Точнее, сидел Гил, Мияко же стояла рядом.

– Хозяин? – осторожно спросила Мияко, глядя на ссутулившегося Гила.

– Все хорошо, – ответил Гил. – Это результата действия агро. Клинок пьет мою энергию, и пока я держу его в руках, это не ощущается, а вот как только отпускаю… Я и в машине чувствовал головокружение, но не сильное. Сейчас ударило сильно.

– Печально, – произнесла она, присаживаясь на корточки и беря руки Гила в свои. – Вам надо отдохнуть.

Он посмотрел на девушку, она сидела перед ним, навострив ушки, и с верностью и любовью смотрела на него. Даже Маргарет на него так никогда не смотрела. Она смотрела с любовью, робостью, но не с верностью во взгляде.

– Пожалуй, ты права, – улыбнулся Гил.

– И кого это к нам занесло?! – послышался наглый возглас со стороны. Гил поднял глаза и увидел трех грузчиков, стоящих невдалеке от них. Один из них курил папиросу и нагло глазел на Мияко.

Гил медленно поднялся, его еще немного шатало, но защитить Мияко он должен. Жаль, что клинок спрятан в чемодане. Ладно, револьвер всегда под рукой.

– О, пьянчуга! – воскликнул лидер, его товарищи просто засмеялись. – И зачем этому пьянчуге такая кошечка?

Она начал приближаться. Гил потянулся к кобуре, но Мияко его опередила. Она резко выхватила револьвер и сделала несколько выстрелов в землю перед нахалом. Нахал от испуга упал на пятую точку и попятился назад.

– Ты чего?! – срываясь, закричал он.

– Мой хозяин не пьянчуга! – в ярости закричала Мияко. – Он достойный джентльмен! А кто ты, оборванец?!

– Я, я, я, – мямлил нахал.

– Что здесь происходит?! – прозвучал бас из-за спины нахала. К ним вышел огромный мужчина в потертой спецовке. Он был уже в возрасте и в несколько раз больше этих молодчиков. В руках он держал огромный разводной ключ.

– Мистер Стивенсон, – поднимаясь, пропищал нахал, – эта девка…

После этих слов, мистер Стивенсон с размаху заехал ключом по зубам нахала. Тот полетел кубарем по земле.

– Какая девка?! – заорал мистер Стивенсон. – Ты что, глист, совсем ополоумел?! Перед тобой леди! Так и обращайся к ней подобающе!

– Но она же нескот? – выплюнув зубы, произнес нахал.

Мистер Стивенсон осмотрел Мияко с ног до головы, перевел взгляд на Гила, осмотрел его и снова вернулся к Мияко.

– Ну и что?! – гаркнул он на нахала. – Она одета как леди, а не как шлюха из дешевого борделя! Значит она леди!

Мияко вела себя стойко. Она, конечно, испугалась этого великана, но виду не подавала. Пока что он, хоть и в грубой форме, защищал ей.

– Не факт, что она не шлюха! – подал голос один из прихвостней нахала.

– Попрошу! – пошатываясь, возразил Гил. Клинок выпил из него много сил, но он старался держаться достойно.

– Ты что, совсем совесть потерял! – заорал мистер Стивенсон, замахиваясь ключом. Самодовольный молодчик испугался не на шутку и быстро дал деру. Его товарищ, не проронив ни слова, последовал его примеру. Нахал так и остался лежать на земле, глядя в след убегающим товарищам и пуская кровавые слюни на мерзлую землю.

– Простите моих оболтусов, леди! – пробасил с улыбкой мистер Стивенсон, обращаясь к Мияко. – Они не навредили вам?

– Нет, – покачала головой Мияко. – Моему спутнику нездоровиться и мы остановились здесь отдохнуть. Наши друзья направились на причал, чтобы зафрахтовать судно.

Стивенсон посмотрел на Гила, который пытался сохранить вертикальное положение, хотя ноги подкашивались.

– Мистер, – произнес Стивенсон Гилу, – вы нашли не лучшее место для отдыха! Порт кишит всякого рода сбродом! К сожалению, некоторый сброд, – он указал большим пальцем за свою спину на копошившегося на земле нахала, – работает на меня! Я Джордан Стивенсон, бригадир здешних грузчиков! – протягивая руку для пожатия.

– Гилберт Марлоу, – ответил Гил, пожимая руку.

– Если вы не против, я проведу вас в «Блюющую девку», – произнес Стивенсон.

– Куда? – переспросил Гил.

– Официально местный кабак, где собираются капитаны свободных судов, называется «Веселая русалка», – ответил Джордан, – но лет так двадцать назад у русалки отвалился хвостовой плавник и какой-то юморист прибил его обратно, но только ко рту русалки, так что теперь эта облезлая вывеска выглядит как блюющая девица, а не веселая русалка.

– Мило, – произнесла Мияко, Гил же просто молча кивнул.

 

* * *

Тем времен Диана и Граймс подошли к заведению с интересным названием «Веселая русалка». Над входом висела деревянная фигура русалки. Краска облупилась, плавник на хвосте отвалился, и кто-то прибил его не к хвосту, а ко рту русалки. Поэтому она выглядела как страшная блюющаая девка, а не как веселая русалка.

– Может, вы подождете меня здесь? – спросил Граймс.

– Не думаю, что там хуже, чем здесь, – осматривая нескольких пьяных валяющихся у входа, ответила Диана.

– Вы правы, – улыбнулся Граймс, первым шагая в открытую дверь кабака.

Помещение выглядело своеобразно. Разношерстные столики, такие же стулья, обои на стенах местами были ободраны. Посетителей не было. Только один пожилой мужчина в старом потертом мундире британского флота спал на барной стойке. Бармен, одетый в поношенную и явно не свежую клетчатую рубашку, протирал бокалы грязной тряпкой. Какой     в этом был толк ни Диана, ни Граймс не понимали, но подошли к стойке.

– Добрый день! – с улыбкой произнес Граймс. Бармен посмотрел на него уставшими глазами, перевел взгляд на давно не мытое окно.

– Уже день, – устало произнес бармен.

– Мы бы хотели зафрахтовать судно, – улыбаясь, продолжил Граймс. – Грузчики посоветовали обратиться в ваше заведение, так как здесь можно встретить капитанов судов.

– Как видите, – начал бармен, – здесь нет никого. Да и кого вы хотели встретить здесь первого января?  Хотя… – он посмотрел на спящего мужчину. – Эй, Джокер! – заорал бармен во все горло. Мужчина, застонав, с трудом поднял голову.

– Ник, засранец, – прохрипел старик перегаром, – чего разорался?!

– Это Джокер! – произнес бармен Граймсу. – Как его зовут по настоящему, не знаю. У него старая субмарина, но еще на ходу. Во всяком случае, месяц назад точно была.

– «Красотка Пе» всегда в строю! – гордо произнес Джокер, поднимаясь со стула. – Разрешите представиться! Вице-адмирал британского флота, Митчелл Саливан к вашим услугам!

Как бы это ни было удивительно, но Граймс смог разглядеть на его старой, потертой и местами рваной форме знаки отличия вице-адмирала.

– Вы вице-адмирал британского флота? – спросил у Саливана Граймс.

– Так точно! – отчеканил тот. – Тридцать лет службы на британскую корону, просраная карьера в результате этой независимости и семнадцать лет пьянства переменного с редкими заработками. Но уверяю вас, моя детка всегда в прекрасном состоянии!

– Мы следуем на Кубу, – произнесла Диана, – она дотянет?

– Всенепременнейше! – отчеканил Саливан. Граймс покачал головой и поманил Диану в сторону.

– Если его «Красотка Пе» выглядит, так же как и он, – тихо произнес Граймс, – то лучше нам поискать другой вариант.

– К сожалению, у нас нет времени на поиски других вариантов, – ответила Диана, осматривая пустой зал.

– Вы правы, – ответил Граймс и, повернувшись к Саливану, с улыбкой произнес: – Показывайте свою «Красотку»!

– О, вы не пожалеете! – ответил Саливан, пошатывающейся походкой, направившись к выходу. Диана с Граймсом направились следом.

На улице они встретили Гила и Мияко в сопровождении внушительных размеров грузчика, который нес чемодан.

– Мистер Марлоу? – удивленно спросил Граймс.

– Мистер Граймс, леди Диана, – с улыбкой произнес Гил, – мистер Стивенсон любезно согласился помочь нам добраться до этого заведения.

– Добрый день, леди, – учтиво покланялся Стивенсон, опуская чемодан на землю. – Как я понимаю, это и есть ваши друзья? – спросил он у Мияко.

– Да, – кивнула девушка. Диана с удивлением посмотрела на нескота, сейчас она держалась настоящей аристократичной леди.

– Что же, – произнес Стивенсон, – тогда удачи вам и еще раз прошу прощения за моих оболтусов!

– Что-то случилось? – насторожено спросил Граймс.

– Мелочь, – отмахнулся Гил. Ему уже было намного лучше, головокружение практически прошло.

– Спасибо за помощь! – учтиво произнесла Мияко Стивенсону.

Распрощавшись, тот ушел.

– Вы нашли судно? – спросил Гил у Дианы и Граймса.

– Судно?! – переспросил Саливан. – Отнудь! Вы нашли превосходный корабль, а не какое-то жалкое судно!

– Чувствую, путешествие будет веселым, – произнес Гил. Диана молча кивнула, подтверждая его слова.

Категория: Пыль богов | Добавил: AlexShostatsky (10.06.2018)
Просмотров: 179 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar