photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

ХХI

– Как вам общий вагон, мистер Честер? – спросила Диана, отпивая чая.

Путь из Таллахасси до Пендрагона составляет без малого сутки. На дирижабле, конечно, куда быстрее, но Диана выбрала поезд. Она уже успела купить два купе, для себя с Мияко и для Гила с Граймсом. Сэмюелю, ставшему частью команды так внезапно, билета в купейный вагон не нашлось, и ему пришлось брать билет в общий.

– Главное, что мы прошли полицейский контроль, – улыбнулся он.

Формально, Флорида часть Новой Британской империи, но из-за того, что они имеют статус автономии, при отправке за пределы автономии все проходят полицейский контроль. Не таможенный, а именно полицейский, хотя, по сути, это одно и то же.

– У вас есть детальный план дальнейших действий? – спросила Диана.

Сейчас она была в купе наедине с Самюелем. Гил, Мияко и Граймс сидели в соседнем купе и внимательно слушали разговор. В любой момент Граймс был готов ворваться в купе с оружием, если леди Диане потребуется помощь. Хотя и сама Диана была вооружена. Граймс специально купил для неё небольшой дерринджер .

Мияко… после выходки два дня назад она пережила жуткое похмелье. Девушка думала, что умрет, но хороший уход и лечение помогли ей быстро прийти в норму и сейчас она тихо сидит в соседнем купе.

– Боитесь, повторения с Кодокуна сенши? – усмехнувшись, спросил Сэмюель. Диана рассказала Сэмюелю о своих приключениях по пути во Флориду и почему она здесь. Как он и думал, экспедиция в Тибет была напрасной. Да и поездку в Новую Британию он тоже считал пустой тратой времени. Но свои мысли он вынуждено держал при себе.

– Ваша ухмылка здесь не уместна, – ответила Диана, – я в любой момент могу вышвырнуть вас из своего купе, и спасть Британскую империю вы будете сами.

Сэмюель на шутку испугался.

– Прошу вас, леди Штанмайер, тише! – шепотом произнес он.

– Боитесь, что нас подслушивают? – теперь усмехнулась Диана.

– Это не смешно! – ответил Сэмюель.

– А с чего вы взяли, что я смеюсь? – серьезным выражением лица, спросила она.

– С вашей ухмылки, – ответил Сэмюель.

– Вернемся к теме разговора, – произнесла Диана.

– Хорошо, – кивнул Сэмюель, – постарайтесь влиться в общество Пендрогана.

– Влиться? – переспросила Диана.

– Да, – ответил собеседник, – сегодня девятнадцатое декабря.

Диана молча кивнула. С момента начала экспедиции прошло почти два месяца. Она даже этого и не заметила. Столько событий произошло. Если говорить начистоту, то эта экспедиция была самой продолжительной и насыщенной. Ранее они справлялись за несколько недель, редко за месяц. После чего было возвращение назад и новый поиск. Наверное, сейчас она действительно в шаге от цели.

– У вас почти две недели, чтобы стать частью высшего общества Пендрагона и попасть на новогодний бал графа Меллони.

– Вы говорите так, как будто это легко сделать, – вздохнула Диана. – Вы знаете мою репутацию в Британии.

– Вот именно! – воодушевился Сэмюель. – Ваша репутация! Безумная баронесса! Здесь вы станете знаменитостью!

– Я не разделяю ваш энтузиазм, – ответила Диана. – К тому же, мистер Граймс и мистер Марлоу получили приказ убить вас, в случае попытки задержать нас властями Новой Британии.

– Даже так? – удивился Сэмюель.

– Да, – кивнула Диана, – мистер Гарймс вообще был против этой затеи.

– Понимаю… – кивнул Сэмюель.

– Нет, не понимаете, – резко произнесла Диана. – Я знаю вас как разыскиваемого преступника и слышала лишь оправдания и сказку про грядущую войну.

– Это не сказка! – перебил ей Честер.

– Попрошу вас... – Диана попыталась возразить, но Сэмюель не дал ей закончить.

– Плевать! – воскликнул он. Дверь из соседнего купе открылась, и в проеме появился Граймс с револьвером в руке.

– Все в порядке, леди Диана? – спросил он. Гил и Мияко остались в купе, но Диана была уверена, что Гил так же стоит с оружием на изготовке.

– Да, все отлично, – ответила Диана. Граймс убрал револьвер и закрыл дверь.

– Я ваш заложник? – спросил Сэмюель. Эмоции лучше оставить, трезво расценил он.

– Нет, – покачала головой Диана. – Вы вправе встать и уйти.

– Вы же знаете, что я этого не сделаю, – произнес Сэмюель. – Мне нужна ваша помощь.

– Я это уже слышала, – произнесла Диана. – Теперь я бы хотела услышать детальный план.

– Мы будем действовать по моему старому плану, – пояснил Сэмюель. – Лишь с небольшими корректировками. Вы аристократка. Британская аристократка и таких ценят в Новой Британии. Даже если вы не намерены перейти на сторону Новой Британской империи, для местной аристократии вы будете интересны. Возможно, вы встретите кого-то из старых знакомых.

– Давно кузена не видела, – язвительно ответила Диана.

– Он бежал в Новую Британию? – осторожно спросил Сэмюель.

– Не просто бежал, – произнесла Диана, – а угнал эсминец «Ливерпуль».

– Капитан Эдвард Куинси ваш кузен? – удивился Сэмюель.

– Да, – кивнула Диана, – по материнской линии.

– Удивительно, – произнес Сэмюель. – Насколько я знаю, после этого он стал настоящим героем Новой Британии и получил повышение. Сейчас он вице-адмирал.

Эта история произошла девять лет назад, когда кузен Дианы, который на одиннадцать лет её старше, нес службу в Южноафриканских колониях. Одним апрельским утром его корабль внезапно запустил двигатели и покинул гавань. Береговая служба долго пыталась с ним связаться и даже отправила в погоню сторожевик, но в сотне миль от берега «Ливерпуль» поднял флаг Новой Британии и встретил с небольшой эскадрой противника. Сторожевик быстро развернулся и вернулся в порт, а команда «Ливерпуля» была объявлена предателями. Хотя в Новой Британии их встретили как героев и пели им дифирамбы. Газеты тогда раздули историю побега до героического сражения одинокого эсминца с целым полчищем британских линкоров. Конечно, все это были враки, но население новоиспеченной империи охотно верило в злобно настроенных британцев, которые хотят снова поработить их страну и превратить в сырьевую колонию. В самой Британии дело также получило резонанс. Контроль за боевыми кораблями ужесточили, особенно в колониях, а отец Эдварда, адмирал Стивен Куинси вынужден был уйти в отставку.

– Я рада за него, – сдержано произнесла Диана. Она и до побега кузена практически не общалась с ним, а сейчас видеть его у неё не было никакого желания. Она лишь произнесла, как ей казалось, уместную шутку, но понял ли её Сэмюель, Диана не знала.

– Понимаю, – кивнул Сэмюель, – но вы вряд ли с ним увидитесь. Сейчас вице-адмирал Куинси командует пятым флотом Новой Британии, что дислоцируется в Мексике. Наводит страх на британцев в Карибском море! – последнюю фразу он произнес с улыбкой, что даже Диана рассмеялась.

– Новая Британия так ценит перебежчиков? – спросила она.

– Нет, конечно, – покачал головой Сэмюель, – предателей не любят нигде. Предатели хорошее пушечное мясо. Они готовы на все, лишь бы оправдать доверие новых хозяев. Чем новые хозяева и пользуются.

– Как занимательно, – зевнула Диана.

– Да, вернемся к нашей теме? – задал он дежурный вопрос, на который Диана ответила кивком.

– Заявите о себе, – посоветовал Сэмюель. – Поселитесь в самом дорогом отеле города, в самых роскошных апартаментах. Поверьте, не пройдет и дня, как к вам придут с визитом.

– Надеюсь, не с целью убить?

– Нет, что вы! – возразил собеседник. – Чтобы пригласить. Ведите себя естественно. Я думаю, что ваша цель даже может вам помочь.

Последние слова заинтересовали Диану.

– Граф Меллони коллекционер? – спросила она.

– Насколько я знаю, нет, – развел руками Сэмюель, – но у него достаточно связей. Это, кстати, можно использовать как причину для знакомства.

– Вы вообще уверены, что человек, занятый разработкой плана наступления, пойдет на контакт с новым лицом? – спросила девушка. – Особенно, с лицом из Британии.

– Де-факто, мы нейтральны с Новой Британией, – произнес Сэмюель. – Поэтому причин отстранятся от вас, у него нет. Наоборот, вы только что прибыли из Южноамериканских колоний.

– Попытается выведать у меня военные секреты? – усмехнулась Диана. – Коих я не знаю.

– Но они же этого не знают, – усмехнулся Сэмюель. – Главное, чтобы в Пендрагоне узнали о баронессе Диане фон Штанмайер.

– Хорошо, – кивнула Диана. – У вас что-то еще есть для меня?

– Нет, – покачал головой собеседник. – Аудиенция окончена? – улыбнулся он.

– Можно было и без сарказма,– серьезно ответила Диана.

– Я вас понял, – поднимаясь, произнес Сэмюель. – Просто поймите, мы делаем правое дело.

– Мы и так формально ведем войну с Испанией, – произнесла Диана, – держим гарнизоны в каждой колонии, где зреет восстание.

– Вы хотите сказать, что вам все равно на эту войну? – спросил Сэмюель.

– Войной больше, войной меньше, – задумчиво ответила Диана. – Британия всегда воюет.

– Если начнется эта война, мы окончательно потеряем американский континент.

– Испания союзник Новой Британии? – спросила Диана.

– С вашего позволения? – Сэмюель указал на сидение. Вести разговор, стоя в движущемся поезде не очень удобно. Диана кивнула.

– Насколько мне известно, нет, – ответил Сэмюель усевшись. – Но в случае начала боевых действий со стороны Новой Британии, испанцы также начнут действовать.

– Пойти на переговоры с ними? – спросил Диана.

– Это не в моей компетенции, – ответил Сэмюель. – Но не думаю, что это приведет к каким-то результатам. Принцип «враг моего врага мой друг» остается в силе: для испанцев куда выгодней союз с Новой Британией, чем с нами.

– Ну да, – кивнула Диана, – увязни мы в войне на два фронта, испанцы уж точно откусили бы кусок колоний.

– Вот именно! – кивнул Сэмюель. – Пока придет поддержка из метрополии, нас здесь растерзают. Про то, что будет твориться в Атлантике, страшно представить. Лондон будет блокирован.

– Надолго ли? – задала вопрос Диана. – Задача первого атлантического флота охрана подступов к британским островам. Третий и четвертый флоты дислоцируются в Южной Америке, а пятый в Южной Африке. Этой силы достаточно, чтобы перехватить инициативу в Атлантике и у Новой Британии и у испанцев.

– Вы так хорошо осведомлены о местоположении флотов? – удивился Сэмюель.

– Об этом знает мистер Граймс, а, следовательно, и я, – ответила Диана. – И в таком расположении сил имеется рациональное зерно. В Африке у нас находятся и корабли Индийского океана. А близость Новой Британии и активность испанского флота вынуждает нас держать в Южной Америке больше кораблей, чем в других регионах с выходом в Атлантику.

– Леди Диана, – тихо произнес Сэмюель, – я вас прошу, не говорите об этом своим новым друзьям из Пендрагона.

– Они у меня еще не появились, – улыбнулась Диана, – и я не уверена, что в военном ведовстве Новой Британии не знают об этом. Если это так, то нам не стоит опасаться противника, который не может просто посчитать количество кораблей стоящих в порту.

– Ваши слова, да богу в уши, – улыбнулся Сэмюель и поднялся, чтобы удалиться.

 

* * *

– Вы ему верите? – спросил Граймс. После того как Сэмюель покинул купе Дианы, вся команда собралась для обсуждения положения.

– Разумеется, нет, – ответила Диана. Граймс сидел у окна, рядом с ним Мияко, а напротив – Гил. Диана уступила парню место у окна.

– Тогда зачем ввязываетесь в эту авантюру?

– Как это ни прискорбно звучит, – вздохнув, начал Диана, – но граф Меллони действительно может мне помочь в поиске бессмертного оружия. Так почему бы при этом не помочь старушке Британии?

– Старушка Британия этого не оценит, – ответил Граймс. – Поверьте мне, ей плевать на своих подданных. К тому же, я не верю в столь глобальную войну. Даже сейчас Испания не предпринимает попыток блокировать морские пути в метрополию. Хотя это было бы логичней всего. Вместо этого они использую Панамский канал для обеспечения поддержки своих войск в Южной Америке.

– Значит они все-таки союзники Новой Британии? – спросил Гил.

– Нет, – покачала головой Диана, – речь идет о гражданских транспортных судах. Да, их сопровождают военные конвои, но только до границы Новой Британии. Канал они проходят сами, а на той стороне их так же встречает конвой.

– Почему люди воюют? – тихо спросила Мияко. Все замолкли и посмотрели на нескота, которая сидела, опустив голову и ушки.

– Война это выгодно, – ответил Граймс. – Война потребляет много ресурсов, но она также многое и дает.

– И этого нельзя получить мирным путем! – воскликнула Мияко, подняв на Граймса глаза, в которых блестели слезы. – Почему надо убивать?!

– Мияко! – тихо произнес Гил, то ли удивленный поведением девушки, то ли возмущенный.

– Все просто, Мияко, – наклонившись к девушке, произнесла Диана, беря её за руки, – люди не равны. И тот, у кого больше власти, хочет её еще больше. И для этого он посылает на смерть тех, у кого нет власти.

– Но почему все так спокойно идут на смерть? – плача, спросила Мияко.

– Потому что им объясняют, что это необходимо, – произнесла Диана.

– Но как? – не понимая, спросила Мияко.

– Потому что есть то, что дороже жизни, – произнес Гил.

Мияко удивлено посмотрела на него.

– Хозяин, но что может быть дороже жизни?

– Честь, достоинство, родина, – без раздумий ответил Гил. Услышав его слова, Гарймс рассмеялся.

– Нет ничего дороже жизни! – ответил старый вояка. – Но верно и обратное: жизнь не стоит и пенса. Честь, достоинство, родина – все это лишь красивые слова, когда на твоих глазах картечь разрывает солдата пополам. Когда твой отряд лежит в крови, а ты как сумасшедший продолжаешь жать на гашетку. Когда твой же бомбардировщик сравнивает с землей не только вражескую атаку, но и твои позиции, потому что из-за дыма не видит, кто и где, а ты пытаешь докричаться до него по рации, надеясь, что бомба убьет тебя быстро, а не оставит умирать калекой в этой проклятом аду! И тут ты понимаешь, что все эти слова ничего не стоят! Всем плевать на твою честь и достоинство, а родина настолько далеко, что уже успела забыть твое имя!

Граймс замолчал. Мияко смотрела на него с открытым ртом, иногда всхлипывая. Гил не знал, что и ответить. Он думал, что своим объяснением успокоит Мияко. Разумеется, он не верил во все, что сам сказал. Но оправдание надо было найти. Иначе Мияко будет права, а объяснить ей, почему мир не прав он не сможет, так как сам этого не понимает. Парадокс, скажите вы, но так и есть. Если человека спросить о мало знакомой ему теме, он, скорее всего, ответит, что не является экспертом. Но если затронуть общепринятые понятия, такие как патриотизм, то он обязательно что-то ответит. Даже если вам в этом не разбирается. А многие ли из нас понимают, что такое патриотизм? Можно сказать, что это абстрактное понятие и у каждого человека свое виденье и понимание этого вопроса, но это будет лишь отговорка. На самом деле, многие просто напросто этого не понимают и считают, что так и нужно.

– Мистер Граймс хотел сказать, – улыбнувшись, начала Диана, – что каждый сам определят, что для него дорого: человеческая жизнь или что-то иное.

– Но ведь это очевидно, – произнесла Мияко.

– В том и парадокс, – глядя в окно, произнес Граймс, – что всем это очевидно, но поступают они иначе. Всем очевидно, что война бессмысленна и выгодна лишь единицам, но все равно идут на войну. Либо заработать, либо героически подохнуть. Второе чаще. Поэтому, Мияко, – он повернулся к девушке, которая сидела рядом с ним, и улыбнулся, – не забивай себе голову этими дилеммами. Ты не сможешь изменить весь мир. Это не реально. Но ты можешь изменить свое мнение о нем, а это многого стоит. И научить так мыслить своих детей. А они своих, и так далее. И вот это уже может изменить мир. Мышление! Понимаешь?

Теперь на Граймса с удивлением смотрели не только Мияко, но и Диана с Гилом. Уж они точно не ожидали от старого солдата такой тирады.

– Да, – неуверенно произнесла Мияко. Грамс кивнул и повернулся к остальным в купе.

– Что? – удивленно спросил он, глядя на выражения лиц Дианы и Гила.

– Знаете, мистер Граймс, – начал Диана, – я была о вас немного иного мнения.

– Я тоже хочу изменить этот мир к лучшему, – улыбнулся он. – Но это не так легко, как кажется. Я даже боюсь представить, сколько генералов и предпринимателей обрадовались новости о грядущей войне. Для первых это регалии, для вторых чистая прибыль.

– Так может, – сказал Гил, – мы стоит на пороге грандиозной возможности изменить мир к лучшему?

– Кто знает, мистер Марлоу, кто знает, – загадочно улыбнулся Граймс.

Категория: Пыль богов | Добавил: AlexShostatsky (29.04.2018)
Просмотров: 57 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar