photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XV

- Почему вы меня не дождались? – прямо с порога спросил Граймс. Японский посол вернулся через три дня с ответом от колониальных властей, что они не вправе принимать такие решения, и вынуждены сообщить в Лондон. Еще через пять дней в замок Одинокой вишни прибыл посланник Британии, Дэвид Граймс.
- Вы? – удивлено спросила Диана. Сейчас на ней было легкое белое хлопковое платье до пола, подарок генерала Фурукавы. Как он сказал, она его мастерски провела с приказом госпожи Мияко. Видеть Диану не в брюках и строгой рубашке, да еще и с распущенными волосами, было даже для Граймса неожиданно. Диана давно перестала одеваться как леди, выбрав более грубый универсальный стиль в одежде.
- Мы можем поговорить приватно? - спросил Граймс у переводчика. Тот быстро перевел вопрос офицеру, сопровождающему Граймса, и тот ответил утвердительно.
- Почему вы меня не дождались? – повторил свой вопрос Граймс, когда они остались одни. – По прибытию в Урумчи меня ждал разозленный Уокер и ваше письмо, в котором говорилось, что вы отправились в монастырь.
- Вопрос с Уокером был решен? – спокойно спросила Диана, как будто это была обычная беседа, а не разговор с пленницей.
- Да, - кивнул Граймс. – Он, конечно, уже был настроен на то, чтобы подать иск, но я успел вовремя. Пока мы улаживали бюрократические вопросы, пришло второе письмо. Точнее, послание с монахом. Вы решили отправиться в Новую британскую империю! И выбрали для этого самый экзотический путь!
Граймс закипал.
- Что было дальше? – спокойным тоном спросила Диана.
- Я отправился с Тегеран, - продолжил Граймс, - а оттуда, на военном дирижабле в Йоханнесбург, где меня ждало известие о вас.
- И вы вызвались послом от Британии? – спросила Диана.
- Послом громко сказано, - произнес Граймс. – Лорд Друид пока не докладывал императору о ситуации. Он ждет ответа от министерства внешней политики Японской империи. Мы сутками сидели на телеграфе.
- Молчат? – удивилась Диана.
- Они сообщили лишь то, что им известно о ситуации, но больше никаких комментариев они дать не могут.
- Значит, тупик, - произнесла Диана.
- Генерал Фурукава – человек чести, - сказал Граймс.
- Такое ощущение, что вы с ним знакомы, - фыркнула Диана.
- Лично познакомился только сегодня, - ответил Граймс, - но наслышан премного.
- Он взял нас в плен, чтобы обменять на участок земли в колонии! – возмутилась Диана. – Вы считаете, что это поступок человека чести?
- Не думаю, - ответил Граймс. – Скорее всего, он получил приказ захватить плацдарм на побережье, а встретив вас, решил изменить план и избежать кровопролития.
- Тогда спрашивать надо с императорского дома Японии, - не спрашивала, а констатировала Диана. Граймс кивнул.
- Наш посол будет просить аудиенции у императрицы Минори через три дня, если чиновники из Киото не дадут официального ответа. Лорд Друид примет решение только после ответа японцев, но он заверил меня, что вас никто не бросает. Как только вопрос будет решен, вы смоете покинуть  это место.
- Все равно, - махнула рукой Диана, - мистер Марлоу все еще плох.
- Как он? – спросил Граймс. - Меня пустили только к вам. Мияко здесь особенная персона, к ней всех подряд не пускают.
- Да, - кивнула Диана, - ей даже хотели запретить покидать этаж, но не решились, все-таки она нескот.
Граймс молча кивнул.
- Гилберту уже лучше, - продолжила Диана. – Он встает с кровати, гуляет с Мияко на балконе, но голова все еще кружиться.
- Что же, мне с ним увидеться не получится, - произнес Граймс, - так что вот, держите, - он протянул Диане конверт.
- Что это? – спросила Диана.
- Письмо, - ответил Граймс. – Пришло в особняк Штанмайеров на имя мистера Марлоу.
- Одно? – удивилась Диана. – Он говорил, что часто переписывался со своей возлюбленной.
- Мне почем знать, - развел руками Гарймс.
- Хорошо, я передам ему, - кивнула Диана. – Это все?
- Да, - ответил Граймс, - пока что это все.
- Что же, - вздохнула Диана, - будем уповать на скорый ответ японской стороны.
- К сожалению да, - ответил Граймс. Дверь открылась, и в комнату вошел офицер.
- Их беспардонность меня поражает! – воскликнула Диана. – Как я понимаю, разговор закончен?
- Видимо, так, – улыбнулся Граймс, понимаясь. – Я не могу гарантировать, когда мы снова увидимся, но я постараюсь поспособствовать вашему освобождению.
- Спасибо вам за все, мистер Граймс, - улыбнулась Диана.
- Надеюсь, вы не прощаетесь? - настороженно спросил Граймс.
- Разумеется, нет, - покачала головой Диана. – До встречи.
- До встречи, - поклонился Граймс и вышел. Офицер оставил комнату вслед за ним.
Тяжело вздохнув, Диана опустилась в кресло. Как и следовало ожидать, Британия не пойдет на уступки. Лорд Друид, глава международного ведомства, даже не доложил император. Надеется сохранить все на уровне колониального конфликта? Если так, то зачем привлекают британского посла в Японии? Кстати, кто там сейчас посол? Диана нахмурила лоб, пытаясь вспомнить имя посла, но не смогла. Она не обязана знать их поименно, но для аристократки это было бы предпочтительным. К тому же, посол тоже аристократ и они даже могут быть знакомы.
Диана бросила взгляд на письмо. Почему одно? По пути на юг Китайской империи, Гил разговорился и рассказал про Маргарет. Как она осталась в Шотландии, как ждет его, как он ей пишет. Раньше часто, сейчас по возможности. Диана думала, что и девушка ему отвечает так же часто. Получается, что нет?
Девушка взяла письмо и покрутила в руках. Формально, как руководитель экспедиции, она имеет право вскрыть и прочесть это письмо. Вдруг там опасные для экспедиции сведенья? Чушь! Просто она умирает от скуки. Они здесь больше недели, а из развлечений только беседы с членами команды и чтение собственного дневника. Ни книг, ни прессы, ни синематографа. Диана повернула конверт и вскрыла его. Взглядом она пробежалась по ровному, каллиграфическому почерку. Она даже удивилась, что у простой деревенской девушки такой почерк. Её в детстве заставляли работать над красотой почерка, и даже так он не был идеальным. Диана углубилась в чтение.

«Дорогой Гилберт!
Не знаю с чего и начать. Я люблю тебя. Люблю всем сердцем! Мне отрадно было читать про твою жизнь в Лондоне и о твоей любви ко мне. Сейчас ты идешь к своей мечте вместе с баронессой Штанмайер. Надеюсь, ты достигнешь её. А я… отец дня ото дня становиться все несносней. Милый Гилберт, как же я сожалею, что не бежала с тобой. Что тогда решила остаться и ждать тебя. Как же ошиблась! Жить в отцовском доме все эти годы было невыносимо тяжело! Пусть бы мы с тобой жили в съемной комнате, но мы были бы вместе! Быть может, тепло домашнего очага притупило твое желание обладать живым оружие.
Ты так красиво описывал детей своей хозяйки, что я невольно стала задумываться о наши детях. Какими бы они были? Я мечтала о девочке и мальчике. И чтобы мальчик был старшим! Он бы заботился о младшей сестре, любил её. Милый Глиберт, прости меня. Мне больно говорить тебе об этом, но ты уже заметил, что я говорю о нас в прошедшем времени. Это неспроста. Отец выдает меня замуж. Это сын фабриканта из Уэльса. Отец когда-то спас его отцу жизнь и теперь, в благодарность, меня отдают за него замуж. Я была в отчаянье и готова была бежать в Лондон, к тебе. Но встретив его, не смогла. Он такой же заложник своих родителей, как и я. Я готова была встретить ненависть в его глазах, но встретила понимание и сожаление. Я не смогла оставить его наедине с горем. Прости и пойми. Я буду любить тебя всю жизнь. Мечта о небольшой лондонской комнате, ставшей нашим домом, останется лишь мечтой. Наши дети не родятся и мне больно от этого. Прости меня, я вынуждена выйти замуж за другого. Нет, не так. Я должна поддержать его в нашем общем горе.
Уже не твоя Маргарет. Клянусь, я буду тебя любить»

Диана отложила письмо и постаралась понять его содержимое. Девушка Гила выходит замуж за другого. И… это её решение? Диана еще раз перечитал письмо. Не полностью, лишь ту часть, где Маргарет говорит о своем женихе. Да, она сама решила. Пожалела своего бесхребетного жениха. Что значит, родители заставили? Как такое возможно? Она вспомнила Натаниэля. Да, они были знакомы с детства. Но… неужели и её вели к браку с ним? И она сама все испортила? Нет! Диана помотала головой, отгоняя дурные мысли. Она ничего не испортила! Нататниэль будет жить! И они пойдут под венец! Но Маргарет. Нет, её новый жених. Пойти на поводу у родителей. Да и Маргарет хороша! «Прости меня, Гилберт». Что за чушь?! В сердцах Диана бросила письмо на стол. Она не могла понять, почему она так поступила? Почему не бежала из родительского дома? Не важно куда, главное подальше от уготованной судьбы.
Сейчас Диане было искренне жаль Гила. На вторую ночь она осталась дежурить с ним, дав Мияко возможность хоть немного поспать. Гил бредил. И в бреду он звал Маргарет. И как она передаст ему это письмо? Как она скажет ему, что Маргарет, любовь его, выходит, а может уже и вышла, замуж за другого.
Диана взяла спичку, зажгла и поднесла к бумаге. Еще сантиметр и пламя дотронется до бумаги, жадно поглощая её. Сжечь? И оставить Гила в неведенье? Нет. Она затушила спичку, сложила письмо в конверт и спрятала в своих вещах. Пусть будет. Сейчас она его не отдаст, но придет время и Гил узнает правду. А сейчас у них другие заботы.

* * *
- Нам надо бежать, - тихо произнесла Диана. Сейчас они были в комнате Мияко. Стоящий у входа патефон играл какую-то веселую мелодию, не давай возможности охране подслушать их разговор.
С визита Граймса прошло два дня, и никаких вестей от него не было. Японцы тоже ничего не предпринимали, значит, указаний из Киото не поступало.
- Замечательная идея, - усмехнулся Дик. – Учитывая, что мы в неприступной крепости и у нас раненый на руках.
- Я уже в полном порядке, – ответил Гил. – Почти.
Парень был прав, он уже почти оправился от травмы, хотя голова иногда еще кружилась, но побег…
- Даже если он и в порядке, - рассуждал Дик, - то, как нам бежать и куда? До побережья далеко, а в воздушный порт – самоубийство.
- Я думала над этим, - произнесла Диана. – Бежать мы будем именно в воздушный порт.
- Истинно самоубийство! – всплеснул руками Дик.
- Мистер Камерон, - тихо произнесла Диана, - постарайтесь сдерживать свои эмоции. У охраны есть уши.
- Не думаю, что они понимают по-английски, - отмахнулся Дик.
- Даже если и так, то не стоит привлекать внимания, - произнесла Диана. – Бежать из Одинокой вишни затруднительно. Поэтому единственным правильным решением будет захват воздушного судна. Идеальным было бы захватить три веспы и на них улететь из замка. Они быстрые и маневренные, в отличие от тихоходных дирижаблей, но не уверена, что кто-то еще, кроме меня может управлять веспой.
- Я могу, - поднял руку Стефан, - но все равно этого не достаточно. Веспа рассчитана на двух членов экипажа, а не трех. Нас же шестеро.
- Поэтому я и говорила за три веспы, - кивнула Диана. Способности Стефана были для неё открытием. Это решало ряд проблем. Человек, умеющий управлять веспой, в теории справиться и с управление дирижабля. Сама Диана была посредственным пилотом, поэтому в её плане был пункт: использовать Мияко и заставить пилотов увести дирижабль. Но пилотов может не быть на месте, так как сам побег она планировала провернуть ночью. Вообще, в плане побега многое зависело от Мияко. Именно она должна обезвредить охрану на этаже. А дальше… поспособствовать избавлению от охраны в окружении. Фурукава все еще держит их дом под охраной, но заменил плотное кольцо на отряды патруля. С чем связанная эта перемена, Диана не знала, но такая ситуация была ей на руку: меньше противников на пути.
Диана посмотрела на девушку, которая устало лежала на диванчике, положив голову на колени Гила и, казалось, дремала. Гилу хоть и лучше, но Мияко продолжает за ним ухаживать практически без отдыха.
- Ладно, в крепости должно быть несколько дирижаблей, - произнесла она. – Наша задача угнать один из них и покинуть крепость.
- Не легкая задача, - покачал головой Дик, - мы даже не знаем, где он.
- Вы не знаете, мистер Камерон, вы, - улыбнулась Диана. – Если бы последние дни вы не просиживали штаны у бара, то могли заметить, что  дирижабли покидают Одинокую вишню с севера востока, - она указала рукой в окно.
- О, - протянул Эрик, - Дик последние дни носа из бара не показывает!
Команда дружно рассмеялась.
- А ну циц! – зашипел на него Дик.
- Расстояние определить сложнее, - продолжила Диана, когда все успокоились. – Мили три, может четыре отсюда.
- А охрана? – спросил Дик.
- Для этого я вас и собрала, - произнесла Диана, - чтобы вы мне помогли дообработать план.
- План побега без разведки? – удивился Дик. – Это безумие!
- Да, Дик, - улыбнулся Стефан, - это безумие. Безумная авантюра! И я за неё.
- Ты в своем уме?! – воскликнул Дик.
- Мистер Камерон, я же просила, - произнесла Диана.
- Да, простите, - ответил Дик. – Нам надо придумать, как обойти охрану порта?
- Для начала, да, - кивнула Диана.
- Для начала? – переспросил Дик.
- Я не продумывала план дальше побега из Одинокой вишни, - произнесла Диана. – Точнее, не продумывала детально. То, что дирижабль будут обстреливать – это точно. Между жизней баронессы Штанмайер и жизнью Мияко, они выберут Штанмайер. Смерть Мияко можно списать на шальную пулю, даже на нас с вами.
- Подождите, - остановил её Дик, - вы думаете, что Фурукава нас убьет?
- Завтра наш посол в Китото будет просить аудиенции у японской императрицы, - произнесла Диана, - если министерство внешней политики Японской империи не дало официальный ответ. Британия не собирается идти на уступки, в Киото это должны понимать. Если императрица решит замять конфликт, то крайним сделают Фурукаву. Его обяжут нас отпустить и принести официальные извинения. Представляете, какое это унижение для генерала?
- Да, японцы это воспринимают остро, - зевая, произнес Дик. – Но зачем нам бежать, если нас отпустят?
- Вы действительно верите в то, что генерал нас отпустит? – удивилась Диана. – Его унизят и в отместку, он передаст Граймсу наши тела. Киото отстранит его от должности и отдаст под суд. Даже если он наплетет им про наше сопротивление и непредвиденные меры.
Девушка говорила тихо. Изредка посматривая на Мияко. Но та уснула на коленях у Гила и не слышала их разговора.
- Если мы устроим побег, то нас точно убьют, - ответил на это Дик.
- Ну, - поджал плечами Стефан, - это еще неизвестно. Леди Диана права, отдавать нас живыми Фурукаве нет смысла. Он пошел ва-банк. Ему остается только одно - сеппуку.
- Что? – удивленно спросил Эрик.
- Ритуально самоубийство, - пояснил Дик. Сегодня они фактически не ругались с Эриком. Оба, на удивление, были серьезны сегодня. Даже больше чем обычно. Вспомнив перестрелку с повстанцами в азиатских колониях, Диана была удивлена, насколько сегодня эта парочка была спокойна друг к другу.
- Но зачем он все это затеял? – спросил Дик.
- Кто он? – вопросом на вопрос ответил Стефан. – Он командующий изолированного острова. И сколько их таких было до него? И сколько будет после него? А так он уже вписал свое имя в историю. Человек, в одиночку бросивший вызов Британии!
Диана промолчала про версию сказанную Гарймсу. Фурукава может просто выполнять приказ, стараясь избежать кровопролития. А может он действительно решил  так вписать свое имя в историю? Кто знает.
- И феерически все проиграл, - ответил Дик.
- Азиатам присущ пафос в проигрышах, - усмехнулась Диана. – Вернемся к плану. Дирижабль далеко от крепости не улетит и после посадки нам придется скрыться в джунглях. Благо, здесь их достаточно.
- Прекрасно, - произнес Дик, - а дальше?
- Дальше, - Диана задумалась. – Логичней было бы пробиваться к западному побережью с целью захвата корабля.
- Шесть человек захватят корабль? – с улыбкой спросил Стефан.
- Понимаю, это звучит невероятно, - начала пояснять Диана, - но другого варианта нет. Да, мы не захватим большой корабль, но, думаю, нам хватит и буксира.
- Буксиры тихоходные, - начал Дик, - а нам требуется быстроходное и маневренное судно. Уж лучше захватывать яхту.
- Если такие в порту будут, - произнес Стефан, - но они должны быть где-то в центральных районах побережья. Южные и северные порты точно военные. Там прогулочных яхт быть не должно.
- Вряд ли в проливе будут яхты, - поглаживая по голове спящую Мияко, произнес Гил. – Пролив, по сути, зона боевых действий.
- Чушь! – возразил Дик. – Пролив достаточно широкий, чтобы прибрежные зоны были безопасными. По фарватеру согласен, опасность есть, а до него относительно безопасно. К тому же в океане можно наткнуться на пиратов, а в пролив они не сунуться.
- Тогда, - произнесла Диана, доставая свернутую бумагу из-за пазухи, - проложим маршрут?
Развернув бумагу, она положила на журнальный столик карту Кодокуна сенши.
- Откуда?! – удивился Дик.
- Забрала еще на лорче, - ответила Диана, - успела спрятать в личный дневник, который не рискнул читать даже Фуруква.
- Значит, у вас было развлечение в эти дни, - усмехнулся Дик.
- Мистер Камерон, я не склона ностальгировать, читая записи прошлого.
- Так, - склонившись над картой, задумался Стефан. – Мы здесь, указал он на отметку на карте «Пион». – Правда, такого города уже не существует. Нам нужны восточные порты. Тулеар на юге, он точно военный. Махадзанга северный, тоже военный.
- Сейчас они переименованы, эти названия нам ничего не дадут, - фыркнул Дик.
- Названия нам не нужный, - ответил Стефан, рассматривая карту, - нам надо знать лишь направление и расстояние. Так, - он приложил палец и на взгляд отмерил расстояние, - Мурундава один из ближайших к нам портов. К тому же крупный, там точно чиновники свои яхты хранят. Примерно двести пятьдесят – двести шестьдесят миль.
- Японцы не похожи на людей, склонных к роскоши, - произнес Гил. – Будут ли там вообще яхты?
- О, мистер Марлоу, - покачала головой Диана, - поверьте, все это лишь видимость. Знали бы вы, сколько поместий у кардинала Густаво, вы бы удивилась.
- У кого? – недоуменно переспросил Эрик.
- У главной церковной свиньи Британии! – раздраженно ответил Дик.
Диана удивилась такой реакции.
- Вы не жалуете церковников? – спросила она.
Дик поиграл желваками, но ответил.
- Мой старик много денег отдавал им. Настолько много, что у них вошло в привычку приходить к нам домой за ними. Мы не голодали, но вот сам факт появления церковников в доме меня бесил.
Наступило неловкое молчание. Дик впервые рассказал что-то из своей биографии.
- Так, - нарушила молчание Диана, - в Мурундаве мы должны найти подходящее нам судно и угнать его.
- Звучит легче, чем есть на самом деле, - покачал головой Дик.
- Никто не говорит, что будет легко, - ответила Диана.
- Главная проблема, наша внешность, - произнес Стефан, - европейцев на Кодокуна сенши не так много.
- Точнее, их здесь вообще нет, - поправила его Диана, - мы единственные.
- Это проблема, - протянул Стефан. – Нас будут искать, дороги перекроют, а через джунгли мы не пробьемся.
- Значит, дирижабль должен протянуть как можно дольше, - произнес Дик.
- За дирижаблем будет погоня, - произнесла Диана. – Наземный транспорт за ним не угонится, но вот воздушный – да, особенно, веспы.
- Если будет, кому гнаться, - усмехнулся Стефан.
- Мистер Мор, предлагаете уничтожить другие дирижабли? – спросила Диана.
- Нет, нет и еще раз нет! – возмутился Дик. – Это абсурд! У нас нет оружия, у нас нет взрывчатки, у нас вообще ничего нет.
- У нас есть Мияко, - произнесла Диана, - а у Мияко есть клыки. Грызть японцев ей не в первой. К тому же она давно хотела нескольким из них перегрызть горло.
- Леди Диана, - ошарашено произнес Гил, глядя на тихо спящую у него на коленях Мияко, - нет.
- К сожалению, да, мистер Марлоу, - покачала головой Диана. Гил покачал головой отрицательно, но Диана лишь молча кивнула. Да, из Мияко сделают оружие.
- Она не захочет убивать, - тихо произнес он, - а вы её не заставите.
- Мне и не придется заставлять, - ответила Диана. – Они те, кто навредил вам, мистер Марлоу, самому дорогому для Мияко человеку. Она с легкостью их убьет.
Гила поразил тот холод, с которым Диана говорила об этом. Мияко будет убивать и это пугало. Он посмотрел на мирно спящую Мияко. Она казалась ему беззащитной. И так это и было, но…
- В этом плане мы полагаемся на двоих, - произнесла Диана, - на Мияко, и на случай. И только в Мияко я уверена.
- А я нет, - ответил Гил. – Мияко…
Диана остановила его, наклонившись и проложив палец к губам.
- Следующая ночь покажет, - произнесла она, - а теперь отдыхать.
Она направилась к выходу.
- Эх, - кряхтя, поднялся Дик, – ни толкового плана, ничего.
- Зато интересно, – усмехнулся Стефан и козырнул Гилу. Эрик покинул комнату молча.
Гил снова посмотрел на Мияко. Почему Диана хочет, чтобы Мияко убивала? Неужели это единственный выход?

 

Категория: Пыль богов | Добавил: AlexShostatsky (18.04.2018)
Просмотров: 52 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar