photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

ХХ

– Блудный сын, гуляй пока, нагуляешься сполна! – кричал во все горло уличный певец, выжимая аккорды на гитаре. – Слез не будет на земле-е, отдых дай голове!

Диана в сопровождении Мияко прогуливалась по улицам Таллахасси, столицы Флориды. Гил с Граймсом сейчас заняты приобретением оружия, так как все имеющиеся им пришлось продать еще в Южной Америке. Через пару дней Диана собиралась отправиться в столицу Новой Британской империи – Пендрагон , ранее известный как Нью–Йорк. Центр британских колоний, был переименован Джорджем Агнусом I сразу после объявления независимости. Там Диана планировала начать поиски божественного оружия.

– Я однажды поднимался над миром, – продолжил певец уже более спокойно. – Суету и шум я взглядом окинул. Я летел все выше, выше-е! И взлетел высоко! Я отлично видел, что был слепцо-ом, оставался я всегда дурако-ом! В своих снах я слышу голос, Голос мне твердит!

– Прекрасно поет! – восхитилась Мияко, а певец тем временем потянул припев:

– Блудный сын, гуляй пока, нагуляешься сполна! Слез не будет на земле-е, отдых дай голове!

Диана более сдержанно проявляла свои эмоции, но с интересом наблюдала за выступлением. Поэтому ни она, ни Мияко, не заметили человека, который стоял на другой стороне улицы и пристально за ними наблюдал. Он был одет скромно. Недорогой костюм, шляпа, натянутая на лицо, чтобы скрыть ожоги.

– Я прикинулся серьезным мужчиной, – снова затянул куплет певец, – для меня это на время личина. И если покажусь разумны-ым, не значит, что это та-ак. В океане среди переживаний, кораблем затерян в волнах страданий! Ставлю курс на ветры счастья-я, а голоса внутри твердят!

Припев повторился. После него певец не завел тихий и спокойный куплет, а продолжил динамическую тему:

– Ну, давай! Ты урок свой запомнишь! Ну, давай! Совершенством не будешь! Жизнь твоя не будет прежней! Ведь ты будешь жить в ра-а-аю!

И закончил он исполнение припевом.

– Браво! – взорвалась эмоциями Мияко. Диана просто сдержано поаплодировала и положила в лежащую на асфальте шляпу купюру в сто шиллингов.

– Ого! – удивился певец, увидев банкноту. – Шиллинги! Многовато!

– Местной валюты у нас не так много, – усмехнулась Диана.

– Вы из Британии? – спросил певец.

– Да, – кивнула Диана, – недавно прибыли из южно-американских колоний.

– Что же, советую вам обменять шиллинги на доллары, – улыбнулся певец.

– Спасибо, – с улыбкой кивнула Диана, – мы воспользуемся вашим советом.

Человек перешел улицу и стал в стороне от девушек, как будто заинтересовавшись витриной с котелками.

– Удачи вам! – звонко произнесла Мияко, когда они с Дианой уже собирались уходить. Певец завел новую песню. Теперь он пел о любви:

– Я просто обезумел от переполняющих меня идей! Тысячи способов добиться такого искреннего возлюбленного. Любовь и ненависть, какая прекрасная смесь! У меня аж холодок по спине .

Человек хотел приблизиться к девушкам, но его опередил невысокий щегол в вычищенном костюме и отполированных до блеска лакированных туфлях.

– Милые и прекрасные дамы! – радостно воскликнул щегол, перекрывая Диане и Мияко путь. Сегодня они действительно выглядели прекрасно. Диана была в длинном до пола платье из нежно-розовой парчи. Длинные рукава скрывали протез Дианы, а тонкие перчатки помогали скрыть его окончательно. Ноткой фривольности в её наряде были открытые плечи и распущенные волосы. Мияко также была одета в светлое платье, но её юбка была, хоть и пышной, но короткой, достигавшей лишь уровня колен. Ушки скрывала небольшая шляпка.

– Позвольте отрекомендоваться! – продолжил щегол. – Коди Фейн – фотограф, художник! Фотография только покоряет мир, но я уверен, что в ближайшем будущем она займет достойное место среди искусства!

Диана попыталась обойти назойливого молодого человека, но он снова перегородил ей путь.

– Милые дамы! – снова произнес щеголь. – Осмелюсь предложить вам принять участие в одном мероприятии! Вам это ничего не будет стоить! Вы лишь будете позировать, а я буду снимать вас на фотокамеру!

– Мы вынуждены вам отказать, – раздраженно произнесла Диана. Мияко наоборот, эта ситуация забавляла. Ей было интересно наблюдать за кривляньями этого щегла.

– Ну что вы так сразу! – не унимался щегол. – Вот, посмотрите! – он достал из-за пазухи стопку небольших фотокарточек и протянул Диане. – Среди них можете оказаться и вы!

Диана нехотя взяла карточки и посмотрела на первую из них. Глаза её расширились от удивления и негодования. Она отбросила их сторону и, пока щегол собирался открыть рот для возмещения, схватила протезом за горло, приподняв над тротуаром.

Причиной такого поведения послужило не что иное, как содержимое этих фото. На первом и единственном фото, которое успела посмотреть Диана, была изображена обнаженная девица, фривольно раскинувшая ноги, лежа на столе. Оказаться среди полуголых девиц! Такого баронесса фон Штанмайер позволить себе не могла. Да и не желала.

–Кхе… – кряхтел щеголь, извиваясь как уж, – отпустите... пожалуйста…

– Предлагать мне, Диане фон Штанмайер, – в ярости кричала Диана, – потомственной баронессе Британской империи такое непотребство?! Да как ты посмел?!

Она с силой отбросила щеголя в сторону. Усиленный механизм протеза отбросил его аж на другую сторону проезжей части. Неудачливый фотограф перелетел оживленную улицу с четырьмя полосами движения, чуть не впечатавшись во второй этаж двухъярусного автобуса. Перекувыркнувшись несколько раз по тротуару, Коди Фейн уперся пятой точкой в витрину магазина исподней женской одежды, в которой манекены стояли как раз в таких позах, как и девушки на его фотографиях.

– Нет, – простонал Коди Фейн, – эти консервативные британцы меня достали. Все, уезжаю из Флориды! Куда угодно, хоть в Калифорнию!

Тем временем Мияко присела возле разбросанных карточек и с интересом стала их осматривать.

– Мияко! – негодующе произнесла Диана.

– Что?! – удивилась девушка, держа в руках срамные фотографии, – интересно же!

– Что там может быть интересного?! – возмутилась Диана и подошла к нескоту. Она посмотрела на фото, потом на девушку. Снова на Мияко, и снова на фото.

– У тебя фигура лучше, чем у неё, – ткнула она пальцем в фото.

Человек хотел подойти к Диане но, заметив спешившего к ней офицера полиции, развернулся и пошел прочь.

– Мисс, с вами все в порядке? – спросил подошедший полицейский.

– Нет, – покачала головой Диана, – вон тот джентльмен, если его так можно назвать, – она указала на неудачливого фотографа, который пытался подняться на той стороне дороги, – предлагал мне и моей спутнице заняться не пристойностями! – она указала офицеру на разбросанные по асфальту фотографии.

– Фейн… – тихо и раздраженно произнес он. – Фейн! – в ярости закричал полицейский, оборачиваясь к фотографу. – Фейн, я тебя предупреждал! Еще раз увижу на своей улице с этим… – полицейский не смог подобрать выражения, а неудачливый фотограф уже дал деру. – Фейн! Фейн! – кричал ему в след полицейский и бросился догонять, что есть мочи дуя в свисток.

Диана покачала головой, глядя на эту игру в догонялки. Она уже собиралась что-то сказать Мияко, как…

– Вам просили передать! – звонко произнес Диане подбежавший мальчуган, протягивая сложенный вчетверо листок бумаги.

– Кто? – удивилась Диана, но взяла листок.

– Вон тот джентльмен! – мальчуган указал куда-то в сторону, где стояло несколько дам, рассматривающих афишу.

– Ой! – искренне удивился мальчишка. – Но он там был! Клянусь своими оценками в четверти!

– Ты отличник? – спросила у него Диана, вертя в руках бумагу.

– Ну… – протянул мальчишка, переминаясь с ноги на ногу, – как сказать…

– Понятно, – кивнула Диана и протянула мальчишке купюру в пятьдесят долларов. Давать мальчику шиллинги она сочла неразумным, кто знает, примут ли у него в банке или нет.

– О, большое спасибо! – громко поблагодарил мальчишка и убеждал прочь.

– Мне его догнать? – спросила Мияко, которая молча наблюдала за картиной.

 – Не стоит, – ответила Диана. Разворачивая бумагу.

«Леди Штанмайер!

Прошу вас прийти на постоялый двор Пенелопы ван Стратен, находящийся по адресу Штросс-стрит 15/17 в комнату номер 19.

До встречи, ваш старый знакомый»

– У вас есть знакомые в этом городе? – спросила Мияко, прочитав записку.

– В том-то и дело, что нет, – ответила Диана.

 

* * *

Постоялый дом находится на окраине города и был похож на списанное к сносу здание. Он был старым, обветшавшим и покосившимся. Удивительно, что еще не рухнул.

Граймс был против всей этой авантюры. Он тоже не мог предположить, кто же этот загадочный старый знакомый. Предложил он только одно: собраться и быстро покинуть Таллахасси. Гил его поддержал, но руководитель экспедиции Диана и её решение было в корне противоположным.

– Может, все-таки повернем назад? – неуверенно спросил Гил. Диана проигнорировала его вопрос, а Граймс лишь пожал плечами. Мияко, которую Гил уговаривал остаться в гостинице, направилась с ними.

– Здрасте! – нагло произнесла молодая девица с разукрашенными волосами и в странной одежде, не подходящей леди. На ней была старая мужская рубашка, с закатанными рукавами и старые рабочие брюки с высокой талией и лямками. Она стояла за стойкой регистратора и от скуки листала старый модный журнал.

– Добрый вечер, – с улыбкой ответила Диана. – Вы Пенелопа ван Стратен?

Диана не меняла наряд, как и Мияко, поэтому они обе сильно контрастировали с девицей. Да и строгий костюм Граймса был не под стать этому месту. Разве что Гил мог сойти за местного в брюках и рубашке, выпущенной наверх, чтобы скрыть висящую на поясе кобуру револьвера.

– Неа, – засмеялась девица, – Пенелопа была моей бабкой, светлая ей память! Все думала, что дед первый скопытится, но нет, повезло ему. Дед мой, Кларк Уолдерн, после её смерти, открыл эту конуру на старости лет и назвал в честь жены.

– Как занимательно, – произнесла Диана.

– Ага! – рассмеялась девица. – Что дальше? Спросите, почему наш отель, – она сделала акцент на слове отель, как бы с небольшой насмешкой,  –  назван ван Стратен, а не Уолдерн?

– Ну… – протянула Диана, но девица её перебила:

– Потому, дед после похорон разрыдался и сказал, что полюбил не Пенелопу Уолдерн, а Пенелопу ван Стратен! Еще что-нибудь?

– Да, – кивнула Диана, – я бы хотела знать, кто живет в комнате номер девятнадцать?

– Мужик какой-то, – быстро ответила девица. – Вы к нему?

– А он сейчас у себя? – спросил Граймс.

– Ага, – кивнула девица, – только если убивать будете, – она указала на кобуру револьвера, которая выпирала из-под рубашки Гила, – не на постели, кровь плохо отстирывается.

– Хорошо, – улыбнулась Диана.

– Второй этаж, третья дверь на право, – ответила девица.

Диана с Граймсом направились к лестнице.

– Ты останешься здесь, – произнес Гил Мияко.

– Но… – начала протестовать Мияко.

– Стой здесь! – строго произнес Гил и Мияко молча кивнула. Парень же пошел догонять Диану и Граймса.

– «Сумасшедшую Мэри» будешь? – спросила девица, глядя на растерянную Мияко.

– А что это такое? – неуверенно спросила Мияко.

– Это шестидесятиградусный виски, смешанный с томатным соком в соотношении один к одному, – ответила девица. – Если не блеванешь после первого стакана, то потом все пойдет как по маслу.

– Хорошо, – кивнула Мияко.

Тем временем Диана, Гил и Граймс стояли перед дверью номер девятнадцать. Переглянувшись с Граймсом, Диана постучала.

– Входите, леди Штанмайер, – донесся из-за двери мужской голос.

Диана открыла дверь и вошла в маленькую комнату. В ней были лишь кровать, стул и тумбочка. Кровать была застелена, и рядом с ней стоял небольшой чемодан. Обои были частично ободраны, оголив дощатые стены.

На Диану смотрел молодой мужчина со шрамом от ожога на шее, который шел от затылка и спускался под рубашку.

– Сэмюель Честер? – удивлено спросила Диана.

– Леди Штанмайер! – улыбаясь, ответил Сэмюель.

– Но, как? Вы же погибли?

– Как видите, нет, – ответил Сэмюель. – При падении, контейнер прорыл борозду в мягком грунте. Когда прогремел взрыв, я прыгнул туда. Сверху меня накрыла боковая створка контейнера. Очнулся я уже ночью. Болела ушибленная и обожженная спина, в ушах шум, гул: барабанные перепонки лопнули. Но я выжил. Правда, слышу плохо и только на правое ухо. Хотя я планировал покинуть экспедицию менее болезненно.

– Покинуть? – удивилась Диана.

– Да, – кивнул Сэмюель, – покинуть. Дело в том, что я…

– Шпион! – с яростью ответила Диана.– Террорист, сепаратист, что вам больше нравится?!

– Двойной агент, – произнес Сэмюель, – так будет лучше.

– То есть? – спросила Диана.

Сэмюель картинно приклонил колено и произнес:

– Специальный агент тайной службы британской королевской семьи, Сэмюель Честер к вашим услугам.

– Специальный агент? – удивлено спросила Диана.

– Да, и мне нужна ваша помощь.

 

* * *

– Это точно? – спросила Диана, выслушав рассказ Сэмюеля. Выбравшись из леса, он, как и вся команда, добрался до Ростова–на–Дону. Там же нанялся матросом на судно, следующее во Флориду с группой наемников. Так он оказался в Новой Британии. Но дальше Флориды он не мог поехать. Его документы погибли вместе с «Буревестником», а временные, выданные по характеристики капитана судна, на котором он сюда добрался, позволяли передвигаться только в пределах автономной Флориды.

– В том то и дело, что это лишь слухи, – произнес Сэмюель. – Поэтому мне нужно попасть в Пендрагон.

Речь шла о войне. Грядущей войне. Сэмюель был отправлен как секретный агент с легендой о том, что он террорист и сепаратист в экспедицию Дианы. Там он должен был её покинуть и добраться до Новой британской империи с пакетом дезинформации. Имея при себе дезинформацию, он должен был проникнуть в высшие слои общества Новой Британии и добыть данные о предстоящей войне. О ней уже докладывали другие агенты, но после этого они пропадали и больше не выходили на связь. В тайной службе пришли к выводу, что они попали в руки к контрразведке Новой Британии. Поэтому для заброски Сэмюеля использовали такой способ, а не воспользовались уже существующей разведывательной сетью. Она была, но, скорее всего, уже контролируется контрразведкой Новой Британии.

Но потеряв все важные данные и документы, Сэмюель вынужден был искать возможности попасть в Пендрагон и начать действовать. Пока не встретил на улице Таллахасси Диану.

– И как вы планируете действовать дальше? – спросила Диана.

– Простите, леди Штанмайер, но я не могу вам этого сказать, – покачал головой Сэмюель.

– Тогда чем я могу вам помочь? – спросила Диана.

– Для начала… – начал Сэмюель.

– Для начала? – удивленно подняла бровь Диана.

– Да, – кивнул Сэмюель, – для начала мне надо попасть в Пендрагон.

– И как вы планирует это сделать? – спросил Граймс.

– С этой бумажкой, – Сэмюель повертел в руках выданный ему документ, – я не могу покинуть территорию автономии. Но есть одна лазейка. Если границу автономии пересекает аристократ, то проверяют только его документы. Всех, кого он назовет своей свитой, проверять не будут.

– Даже если этот аристократ британец? – удивилась Диана.

– Законы Новой Британии далеки от совершенства, – ответил Сэмюель. – Как и законы старой Британии.

Все с пониманием улыбнулись. Порой законы не просто не совершенны, но и противоречат сами себе.

– И вы хотите, чтобы я взяла вас в состав своей свиты? – спросила Диана.

– Я буду вам признателен, – улыбнулся Сэмюель.

– Допустим, я вам поверила, – произнесла Диана. – Что дальше?

– Вы мне не верите… – произнес Сэмюель. – Что же я вас понимаю, но, увы, ничем помочь не могу. Вам придется мне поверить.

– Я задала вопрос: «Что дальше?» – произнесла Диана.

– Информация секретна, – ответил Сэмюель.

– Понятно, – произнесла Диана поднимаясь со стула. Сэмюель, сидевший на кровати, так же поднялся.

– Вы не могли бы отойти от постели? – спросила она.

– Зачем? – удивился Сэмюель.

– Девица внизу попросила не пачкать кровью постель, – произнесла Диана. После её слов Гил и Граймс быстро выхватили револьверы и направили их на Сэмюеля.

– Подождите! – запротестовал Сэмюель, выставляя руки вперед. – Я безоружен! Вот, – он стянул с себя рубашку, демонстрируя, что под ней нет ничего, кроме шрама на половину спины.

– Я бы не обратился к вам, если бы этого не требовал мой долг перед Британской короной и народом Британии!

– Как пафасно, – произнес Граймс, убирая оружие. Гил продолжил держать Сэмюеля на мушке.

– Может, опустишь оружие? – спросил у него Сэмюель.

– Только после того, как вы все расскажите, – ответил Гил.

– В нашу последнюю встречу, ты не был столь смелым, – усмехнулся Сэмюель. Гил не ответил ему и поэтому Честер продолжил.

– Хорошо, я расскажу. Есть данные старой разведки, что разработку планов наступления курирует граф Меллони, приближенное лицо Джорджа Агнуса I. В первую очередь, следует выйти с ним на контакт.

– Интересно как? – спросила Диана. – Мне следует заявиться к нему и потребовать отдать планы наступления во имя британской короны?

– Есть более простой способ, – произнес Сэмюель, – граф Меллони любить устраивать балы и званые ужины. Я думаю, он будет рад видеть у себя на званом ужине британскую аристократку.

Диана покачала головой.

– Я понимаю, что не могу вам приказать, – начал Сэмюель, – но мне нужна ваша помощь. Да, я знаю, что у вас другие цели в этой экспедиции, и вы вправе отказать, но мы можем предотвратить войну, понимаете?

– Я понимаю, – ответила Диана, – но для начала нам надо просто попасть в Пендрагон.

– Разумеется, – ответил Сэмюель.

– Мы отправляемся через два дня, – произнесла Диана, направляясь к двери. – Встретимся на центральном вокзале. И постараетесь выглядеть более презентабельно.

– Как прикажете, леди Штанмайер, – кивнул Сэмюель.

– Еще вопрос: как вы догадались, что это я пришла? – спросила Диана. – Окна вашей комнаты выходят на другую сторону улицы.

– Бригитта никогда не стучится, – улыбнулся Сэмюель, – она всегда нагло открывает дверь, заходить и предъявляет претензии или требует денег.

– Понятно, – ответила Диана, а Гил почему-то ударил себя ладонью в лоб.

– Мияко! – воскликнул Гил, пулей бросился из комнаты. – Там же Мияко!

– Кто? – удивился Сэмюель.

– Нескот, которого мистер Марлоу спас из рабства, – ответила Диана.

–А, – протянул Сэмюель, – понятно.

 

* * *

– Хозяин! – весело пролепетала Мияко заплетающимся языком. Картина на первом этаже представилась красочная. Возле стойки регистратора стоял старый стол со стулом и табуретом. На стуле сидела пьяная Мияко и весело смотрела на Гила. Бригитта сидела на табурете, но уже не была в состоянии что-либо говорить. Она положила голову на стол, пуская слюну, и храпела на весь холл. На столе стояла полупустая пятилитровая бутылка виски и три пустых жестяных банки из-под консервированного томатного сока. Пустой стакан Бригитты был зажат в её руке, свисавшей до пола. Мияко же продолжала пить, весело махая хвост в такт хриплому голосу из старого граммофона, певшему про цыганку и южную ночь.

– Такая вкусная… вещь, – произнесла Мияко, глядя на стакан. – Хотите попробовать? – она протянула Гилу стакан с коктейлем.

– Кто-то перепил Бригитту? – удивимся спустившийся вместе с Дианой Сэмюель. – Я, как-то, пробовал, но все закончилось тем, что это девица хохотала мне в лицо, а я искал ближайший тазик, чтобы пробле… кхем, в общем, не получилось у меня.

– Да, – произнесла Диана, – лучше воздержитесь от подробностей.

Сэмюель кивнул и пошел к Бригитте. Он взял спящую девушку на руки и направился к лестнице.

Гил пытался успокоить Мияко, которая была готова пуститься в пляс или, чего хуже, предложить сомнительную выпивку Диане.

– До встречи через два дня, – бросил через плечо Сэмюель, – леди Штанмайер.

– Всего доброго, мистер Честер, – улыбнулась Диана поднимающемуся по лестнице Сэмюелю. Граймс с Гилом уже выволокли пьяную Мияко на улицу и, пока Гил пытался успокоить девушку, Граймс искал такси.

Категория: Пыль богов | Добавил: AlexShostatsky (21.04.2018)
Просмотров: 210 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar