photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

Игрушка. Часть вторая

- Нет, ну ты везунчик! – радостно кричал Жан. – То одна, то другая. И все хотят тебя вне «Клуба».

- Мари не хотела меня! – возмутился Ноэль. Сейчас они были у Жана дома. Пятикомнатная квартира в стиле Hi-Tech практически пустовала, так как хозяин предпочитал ночевать в иных, более злачных местах Парижа.

- Слушай, забей! Я сам никогда не задумывался про этот график. Я просто попросил, чтобы мы с тобой туда вместе попадали и все.

- Знаешь, все равно как-то не по себе, – признался парень.

- У тебя есть её номер? Позвони! - дал дельный совет Жан.

Ноэль достал телефон, визитку и с минуту колебался. Потом все-таки набрал номер. После недлительных гудков в трубке послышался голос Анны.

- Поместье Лафар.

- Анна, добрый день, – нНервничая начал Ноэль. – Я могу слышать мадам Мари?

- Месье Ноэль? – переспросила Анна.

- Да, это Ноэль, – парень все сильнее нервничал, чем забавлял Жана, который с интересом следил за разговором.

- О, ужас, вы абсолютно не умеете разговаривать по телефону! – запричитала Анна. – Сейчас позову мадам. Постарайтесь при ней выражаться более уверенно.

- Хорошо, - промямлил Ноэль, вызвав тем самым взрыв хохота у Жана.

- Привет, Ноэль! – в трубке прозвучал звонкий голос Мари. – Завтра в «Клуб», мы бы увиделись. Если повезет с комнатой.

- Мари, привет, – начал Ноль. – Я уже был в «Клубе» и мне теперь туда через неделю только.

- Как? – удивилась Мари.

- Вот так, оказывается там такие правила.

- Ну да, я ведь редко там вижу одних и тех же женщин. Месье Гастон что-то подобное говорил, что это для того, чтобы разнообразить… связи, – Мари говорила спокойно, но на заднем фоне слышались вздохи Анны. Видимо, гувернантка держала трубку телефона.

- Ноэль! – резко произнесла Мари.

- Да! – от неожиданности Ноэль пропищал это слово.

- Давай больше не будем ходить в «Клуб», – произнесла Мари. – Ты мне очень нравишься и… наш обед тогда. Если ты не против, конечно.

- Я только за, – произнес Ноэль спокойным голосом. Предложение Мари успокоило его.

- Да? – радостно спросила Мари.

- Да, ты мне тоже очень сильно нравишься.

- Спасибо, Ноэль… - на заднем фоне послышались кашляющее звуки. – Да, да, - ответила в сторону Мари.

- Прости, Ноэль, - произнесла она в трубку, - мне пора идти. Надеюсь, мы скоро увидимся, пока!

- Обязательно! Пока! – он положил трубку.

- Браво! – смеясь, Жан похлопал в ладоши.

- Заткнись! – огрызнулся Ноэль, чем только раззадорил Жана. – Она предложила мне…

- Я слышал. – перебил его Жан. – Что теперь делать будешь? Кого выберешь, Мари или Ноар?

- Не знаю, - ответил Ноэль, крутя в руках визитную карточку Ноар.

 

* * *

- Ты же говорила, что владеешь небольшой фирмой, – недоуменно произнес Ноэль, войдя в дом Ноар. Нет, это был не просто дом, это был настоящий дворец! Четыре башни образовывали прямоугольник. Башни венчались конусовидными крышами. Особняк был высотой в четыре этажа. Холл представлял из себя огромный зал с лестницей у противоположной стороны от входа. Сам зал поддерживался шестью мраморными колонами, по три с каждой стороны от лестницы. Стены были увешаны картинами в старинных рамках. Пол был устлан коврами. Вдоль стен и у колон стояли небольшие канапе.

В холле царил полумрак и Ноэль, рассматривая обстановку, не сразу заметил Ноар. Она стояла на лестнице практически обнаженная. На ней были только черные чулки и черный пеньюар.

- Небольшой контрольный пакет акций небольшого холдинга, – кокетливо произнесла Ноар.

- Вот почему ты прокричала, что дверь открыта, – наконец-то заметив Ноар, произнес Ноэль.

- Да, - кивнула она. – Кроме нас с тобой здесь никого нет.

- И ты не боишься оставаться одной в таком большом доме? – с улыбкой спросил Ноэль, подходя к Ноар. По пути от двери он успел скинуть куртку и футболку.

- Боялась, пока тебя не было, но сейчас со мной рядом мужчина и мне не страшно, – проведя ладонью по лицу парня, произнесла она.

Ноэль стоял на ступеньку ниже, поэтому смог откинуть пеньюар и поцеловать её грудь.

«Мужчины так предсказуемы. Им только голое тело и подавай!» - мелькнуло в голове Ноар.

Он подхватил её и спросил:

- Куда?

- Наверх, по коридору и на право! - смеясь, ответила Ноар. Парень понесся вперед.

 

* * *

«Мальчишка! Мелкий мальчишка!» – лежа в постели с Ноэлем, думала Ноар. После нескольких актов любви, Ноэль тихо спал. Ноар же не могла отвести от него взгляд, уж очень сильно он напоминал Винсента.

«Как же он похож… немыслимо! Как две капли воды! Нет, различия есть, но все же».

Ноэль проснулся и улыбнулся любовнице.

- Еще хочешь? – спросила она, откидывая простыню. Он облизнулся, но, посмотрев на неё, сказал:

- Чуть позже, если ты не против.

- Сейчас только час ночи, прислуга отпущена до утра, – улыбнулась она.

Он был сильным, уверенным, как Винсент.

- Ты живешь с родителями? – спросила Ноар, прикрываясь. Мужчины сделаны не из железа и это Ноар понимала. Все эти сказки про безумную любовь всю ночь на пролет, всего лишь сказки. Да, мужчина силен, но эта сила его ограничена и ему надо время, чтобы отдохнуть. И чем больше он старается, тем больше ему требуется отдыха.

- С чего ты решила спросить? – удивился Ноэль.

- Ну, время позднее и все такое, – поглаживая его волосы, произнесла Ноар.

- Я не маленький мальчик! И мои родители работают за границей, так что я могу ночевать, где хочу и с кем хочу! – произнес парень с улыбкой.

- И часто ты так ночуешь? – спросила Ноар.

- А ты мне мать что ли? – огрызнулся Ноэль. – Я уже взрослый.

Ноар эта реплика парня рассмешила. Она залилась смехом.

- Ой, - успокоившись, произнесла она. – Может, я ревную? Знаешь, я собственница.

- Да? – удивился Ноэль. – А как же посещения «Клуба»?

- Сейчас мы не в «Клубе», – серьезно произнесла Ноар. – И, зачем тебе «Клуб», если есть я?

- То есть, ты не хочешь ни с кем меня делить? – спросил Ноэль. Ноар утвердительно кивнула.

- А… - он попытался возразить, но она заставила его замолчать, приложив палец к его губам.

- Нет, особенно с этой калекой. Ты мой, понял? Мой и больше ничей.

- Хорошо, - кивнул парень. – Я твой.

«Шах и мат. Прости, Мари, но Винсента я тебе не отдам» – подумала Ноар, целуя Ноэля.

Что происходило в голове Ноэля понять сложно. Не так давно он был оборванцем из приюта, который даже не мог представить каким будет выглядеть его будущее. Сейчас он… а кто он сейчас? Лжец, который спит с богатой женщиной? Мари тоже богата, хоть и зависима от своего дяди. Но она графиня, а Ноар нет. Но Ноар не калека, которая по сути, ничего в постели не может. Да, секс с Мари был приятен Ноэлю, он не испытывал никакого дискомфорта. Наоборот, Мари была нежна с ним, в силу своих способностей. Но в ней не было той страсти и неистовости, которые присутствовали в Ноар.

Может он испытывает именно жалость к Мари? Или же это иное чувство? Любовь, вряд ли, иначе бы он не пришел к Ноар. Сейчас Ноэль был на перепутье. Понятно, что выбрав одну, он потеряет другую, но ему не хотелось терять ни Ноар, ни Мари. Мари даже в большей степени. И да, это не жалость! Это… Ноэль еще не разобрался в своих чувствах, но он был уверен, что испытывает к Мари не жалость.

 

* * *

Ноэль ушел утром. Ноар предложила ему остаться. Раз он и так живет один, он может легко жить у неё. Но парень, сославшись на важные дела, ушел. И они у него действительно были. Вечером к нему пыталась дозвониться Мари, но телефон Ноэля был на бесшумном режиме, да и в компании Ноар ему было не до разговоров с Мари. Потом пришла смска от неизвестного номера, гласившая, что мадам Мари приглашает его на обед и прилагался адрес. Поэтому Ноэль отказался от завтрака с Ноар прямо упорхнул из спальни, по пути испугав служанку видом своего голого торса.

- Госпожа, нас ограбили? – взволновано спросила Луиза, служанка в доме Ноар, войдя в спальню, проверить все ли в порядке с хозяйкой.

- Нет, Луиза, - печально произнесла Ноар, - нас не ограбили.

Произнеся это, она плюхнулась на кровать и блажено закрыла глаза. Постель еще хранила тепло и запах Винсента… Ноэля. За эту ночь Ноар уже потеряла ощущение грани между Ноэлем и Винсентом. Она была счастлива. Она повстречала свою настоящую любовь, вернулась в юность. Но не молодой наивной дурочкой, а закаленной жизнью женщиной.

В блаженстве, она завернулась в простыню, закрыла глаза и вдыхала запах. Его запах. Она забыла о своих подозрениях, о происхождении Ноэля. Какая к черту разница, кто он, главное, что он похож на Винсента. Мало ли, все бывает.

- Это награда мне, – тихо улыбнувшись, произнесла Ноар. – Награда за все перенесенные страдания.

Пока Ноар лежала в блаженстве, Ноэль на всех порах летел к Мари. Дело в том, что завтрак Ноар, припадал на обед, у большинства других людей.

 По пути он позвонил Жану.

- Привет, Жан, - произнес он в трубку. – Нужна твоя помощь.

- Привет, Ноэль! – радостно ответил собеседник. – Ну как там мадам Ноар? Хороша?

- Жан, потом, мне нужна твоя помощь! – возразил Ноэль.

- Знаю я, какая помощь тебе нужна! – ответил Жан. – Я сегодня дома, так что заскакивай, подкину монет.

- Спасибо, – поникшим голосом ответил Ноэль.

- Ну, так как там Ноар? – лукаво спросил Жан.

- Сейчас приеду и все расскажу, – произнес Ноэль и повесил трубку.

 

* * *

За столом у Мари Ноэль чувствовал себя как на сватовстве. Помимо Анны, с ними обедал еще и дядя Мари, месье Жуль. Разговор как-то не вязался. Жуль был недоволен появлением этого молодого человека в доме племянницы. Конечно, Жулю было плевать на племянницу, но только не в вопросах финансов. А молодой человек, который пришел в гости к графине с дешевым букетиком, вряд ли финансово независим. А учитывая то, что Мари является калекой, то втереться к ней в доверие не тяжело. Что надо безрукой калеке? Немного внимания, ласки и все, она твоя. Точнее, её банковские счета. Только тут небольшой просчет, у Мари, кроме громкого имени де Лафар, нет ничего. Она полностью зависит от дяди. Но Жуль не знал, что Ноэль в курсе финансового положения Мари и ему казалось, что парень просто использует Мари. И тихо надеялся, что они все-таки переспят, она забеременеет, и он спихнет её на этого сопляка. Ну а что? Да, они будут при громкой фамилии и с пустым кошельком. Но, как говориться, с милым и рай в шалаше.

- А чем вы занимаетесь, Ноэль? - разрезая бифштекс, спросил Жуль.

- Ноэль учится в экономическом колледже, – ответила за Ноэля Мари. Анна, помогающая Мари обедать, закатила глаза.

Сегодня на Мари было белое свободное платье фасона бэби долл: короткая юбка полностью обнажала ноги, скрывая лишь бедра. Рукава были, как и на рубашке завязаны в узлы на уровне локтей, тем самым полностью скрывая увечья Мари. На ногах были одеты белые колготы с цветочным узором и туфли – лодочка.

- Да? – удивился Жуль. – И на кого же?

- На биржевого брокера, – снова ответила Мари вместо Ноэля.

- Странно, - произнес Жуль. – Как же вы будете работать, а? Работа биржевого брокера требует хороших ораторских качеств. А сейчас…

- Дядя! – строго перебила его Мари.

- Что дядя? – так же строго ответил ей Жуль. – Ты за него и работать будешь?

- Работать я и сам могу, – произнес Ноэль.

- Ух, ты! - улыбнулся Жуль. – Голос прорезался?

- Дядя! – возмутилась Мари.

- Заткнись! – крикнул на неё Жуль. – Ты что, не понимаешь? Ему только деньги твои нужны.

- Месье Жуль, я не… - попытался возразить Ноэль.

- Не оправдывайся! – воскликнула Мари. – Дядя просто думает, что ты не в курсе. Но, увы, дядя, Ноэль знает, что у меня нет, ни копейки за душой! Что я бедная и никому не нужная калека!

- Наконец-то до тебя дошло, –тихо произнес Жуль и встал из-за стола.

Ноэль хотел промолчать, но когда увидел уходящего Жуля решился. Черт со всем этим!

- Я люблю Мари! Люблю всем сердцем! – произнес он. - Может для вас она и обуза. Возможно, она и калека, не способная о себе позаботится, но вы еще хуже! Вы меркантильный подлец!

Жуль остановился и медленно повернулся к наглецу, позволившему его поносить в его собственном доме.

- Мальчик, я могу позволить ей, - он указал на Мари, - повышать на меня голос, так как она моя племянница. Формально, моя плоть и кровь. А ты, - Жуль ткнул пальцем в грудь Ноэля, - пока что никто. Студент экономического колледжа. Знай свое место.

Жуль повернулся и направился к двери. Признаться по правде, Ноэль испытал настоящий страх. Жуль был на голову выше него и в двое шире в плечах. Если бы дело дошло до рукоприкладства, Ноэлю бы не поздоровилось.

- Спасибо Анна, - произнесла Мари, - ты бы не могла оставить нас одних?

Анна молча кивнула и ушла, бросив негодующий взгляд на Ноэля.

Наступило неловкое молчание. Ноэль понимал, что поступил неправильно. Да, он заступился за Мари, но качать права в этом доме он не мог. Здесь он никто, и в этом Жуль прав. Но быть беспомощным Ноэль не желал. Он только что прилюдно признался в чувствах к Мари. И снова мысли о правде и лжи. Лгал он или говорил правду? Любит он Мари или жалеет? Сам себя Ноэль убеждал, что его чувство ближе к любви, чем к жалости.

Он понимал и гнев Жуля, и недовольство Мари. Беспомощная молодая графиня – лакомый кусочек для альфонса. Но Ноэль искренне желал ей счастья, а не хотел банально обогатиться за счет громкого имени де Лафар.

Мари же было стыдно за поведение дяди. Он сегодня прилюдно указал ей, кто она здесь. Она раненая птичка в золотой клетке. Здесь её кормят, о ней заботятся. И не важно, что физические раны уже заросли, а душевные не зарастут никогда, до самой смерти, это её клетка, покинуть которую она не сможет. Разве что только с Ноэлем. Сегодня он сказал, что любит её, но говорил ли он искренне? Мари привыкла, что вызывает не любовь, а жалость. Что окружающие добры к ней, только из-за того, что она калека. Анна с ней потому, что ей платят деньги, дядя Жуль… может в память о её родителях или, как он сказал, фактически его плоть и кровь. Фактически. Пока у него нет своих детей. Пока он не женился на молодой красивой женщине, и та не нарожала ему здоровых и крепких малышей. Да, в детстве Жуль был для Мари идеалом мужчины. Он часто приезжал в этот особняк и подолгу играл с ней. Потом он стал приезжать реже и проводить с ней все меньше времени. Когда наступил пубертатный период и Мари, как и любой другой девочке, стали интересны мальчики, она по другому взглянула на своего дядю. Но кроме жалости, она ничего не видела в его глазах. Потом бабушка привела её в «Клуб» и… все та же жалость в глазах партнеров. Жалость, брезгливость, а иногда и презрение. Но они ложились с ней в постель, памятуя о правилах «Клуба». И только Ноэль проявил к ней интерес. И не просто интерес, он сказал, что любит её! Вот только… говорил он искренне или же из жалости к калеке?

- Ты не против прогуляться со мной? - тихо спросила Мари. – У нас прекрасный сад.

Ноэль посмотрел на Мари, улыбнулся и ответил:

- Я очень люблю гулять в парке.

- Ты не обижайся на дядю, – произнесла Мари, когда они блуждали меж невысоких фруктовых деревьев.

- Я его понимаю, - солгал Ноэль, чтобы успокоить Мари. – Никто не хочет, что бы его племянницу кто-то обижал.

- Нет, просто дядя считает, что всем от меня нужны деньги, – покачала головой Мари. – Понимаешь, раз я графиня, значит должна быть богатой. Только богатство давно часть бизнеса, а после смерти родителей, все акции отошли дяде.

- А как же твоя доля? – спросил Ноэль. Неужели дядя постарался, чтобы Мари не получила ни цента?

- Я тяжело переживала потерю родителей, и бабушка с дядей решили, что лучше пусть он владеет всеми акциями, – пояснила Мари. – Они боялись, что от перенесенного я потеряю рассудок. Но кроме рук и родителей я больше ничего не потеряла.

На её глазах блеснули слезы.

Ноэль подошел и обнял Мари, чтобы успокоить. Она прильнула к нему и потянулась губами. Он поцеловал её.

После этого он поднял её на руки и опустил на траву под деревьями.

- Ты не против? – спросил он, расстегивая застежки платья.

- Нет, - покраснев, ответила Мари.

 

* * *

После Ноэль помог Мари одеться, погулял с ней еще немного, проводил до особняка и, распрощавшись, отправился к Ноар. Это произошло по нескольким причинам. Первая, Ноар была слишком настойчива. Если бы телефон Ноэля не был выключен, он бы взорвался от такого напора, более ста пропущенных звонков за целый день. Подняв трубку после сообщения о пропущенных звонках, Ноэль ожидал скандала, но Ноар просто попросила его приехать к ней.

Вторая причина – чувства Ноэля. Да, он переспал с Мари в парке под сенью деревьев, но… Мари - это покорность, робость, неопытность. Ноар же была страстью, неистовством, ярким пламенем. Он разрывался между этими двумя крайностями.

- Мне все равно, куда ты уйдешь сейчас, главное, что не в «Клуб», - на прощание сказала Мари. После этих слов, у Ноэля кольнуло сердце. На мгновение. Возможно, это было проявлением его совести. В глубине души он понимал, что врать девушке, которая тебя любит не правильно. Но он как можно искренней улыбнулся, поцеловал девушку и ушел. Ушел к другой.

 

* * *

На следующий день он проснулся довольно поздно, уже было около полудня. Ноар в постели не было и Ноэль, натянув джинсы, вышел из спальни. Луиза как раз убиралась в коридоре.

- Доброе утро, - произнес Ноэль, проходя мимо, - не подскажете, где Ноар?

- Добрый день, - кивнула Луиза, - мадам принимает гостя, поэтому я бы не советовала вам появляться в гостиной. Особенно в таком виде.

- Хорошо, - ответил Ноэль и собирался уже вернуться в спальню, что бы ненароком не помешать Ноар, но Ноар сама поднялась на этаж.

- Ноэль, - громко произнесла она, протянув ему руку. – Пойдем со мной, я хочу тебя кое-кому представить.

Сегодня на ней был коричневый деловой костюм. Только пиджак и блузка были сильно расстегнуты, демонстрируя декольте и кружева бюстгальтера.

- Может не стоит? – неуверенно спросил Ноэль, когда Ноар уже тянула его к лестнице.

- Мне это очень надо, идем, – настаивала любовница.

- Но я не одет…

- Так даже лучше! – улыбнулась Ноар, Ноэль недоуменно посмотрел на неё.

- Понимаешь, - тихо прошептала она, - там внизу сидит один мужчина. Он мой компаньон в делах, но хочет и спать со мной. Мне нужно показать ему, с какими мужчинами я ложусь в постель.

- Мужчинами? – с легкой ноткой ревности спросил Ноэль.

- Ты ревнуешь? – восхищено произнесла Ноар. – Ты ревнуешь…

- Может, я тоже собственник, как и ты, – серьезно ответил парень.

- Я люблю играть с любимыми мальчиками в ревность, - прошептала она на ухо Ноэлю. – Но не люблю, когда играют со мной. Понимаешь?

- Понимаю, – кивнул он. – Но такая игра дорого стоит.

- Поверь, я в состоянии удовлетворить все твои запросы.

Они спустились в гостиную к гостю. Гостем оказался Жуль.

- Вот, - улыбаясь, произнесла Ноар, - познакомься, мой близкий знакомый, Ноэль, - она сделала акцент на слове «близкий».

Ноэль же потерял дар речи. Вся его тирада в доме Мари потеряла любой смысл. Теперь он никто, простой альфонс. Одно слово Жуля и он даже не альфонс, а, как и раньше, обычный оборванец на улице, если не хуже.

- Здравствуйте, - тихо произнес Ноэль.

- Привет! Как дела, Ноэль? – улыбаясь как ни в чем не бывало, произнес Жуль.

Ноэль в недоумении открыл рот, а Ноар удивленно спросила:

- Вы знакомы?

- Ну как же, Ноар, - с улыбкой начал Жуль. - Забыла, мы же оказываем патронаж экономическому колледжу, а Ноэль один из лучших студентов этого колледжа.

- Да? – спросила Ноар, беря Ноэля под руку. Ситуация была комичной. Ноар воспринимала ложь мужчин за чистую монету. Ноэль был рад, что Жуль его не сдал, а Жуль был в ярости. Этот сопляк обставил его по всем фронтам! Он унизил его перед Мари и залез в постель к Ноар!

- Да, - кивнул Жуль, - но, как я вижу, Ноэлю уже патронаж не требуется.

- Я оценила твой сарказм, – Ноар отпустила руку Ноэля и села на диван.

- Я рад, что хоть что-то во мне ты ценишь, – произнес Жуль. – Спешу откланяться, дела.

Ноар мило помахала ему ручкой. Ноэль же протянул руку, которую Жуль с радостью пожал.

- Я тоже умею лгать, - тихо произнес он парню и, улыбнувшись, ушел.

Ноэль облегчено выдохнул. По молодости лет он не осознавал, зачем Жулю его покрывать, он радовался тому, что его не сдали и все.

- Мне надо будет отлучиться в офис, – подойдя к Ноэлю, произнесла Ноар, - а ты чувствуй себя как дома.

Как дома. Если бы он знал, что такое дом. Приют не в счет, Ноэль ненавидел приют. А сейчас… он еще не отошел от встречи с Жулем, что бы в полную меру насладится прелестями богатого особняка.

Он невнятно ответил и она, рассмеявшись, ушла.

Ноар понравилась реакция Жуля. Хоть мужчина и не подал виду, но присутствие Ноэля его задело. Конечно, Ноар не знала всей правды, поэтому считала, что это её чистая победа.

 

* * *

- Что требуется от меня? – спросил собеседник. Жуль сидел в дешевом баре в компании бритоголового мужчины лет сорока. При этом Жуль не выделялся из общей массы посетителей, так как собеседник тоже был одет в деловой, недешевый, костюм.

Жуль протянул собеседнику конверт и фотографию Ноэля.

- Мне нужно знать все про этого молодого человека.

Собеседник взял фотографию и стал её внимательно изучать.

- Срок? – наконец-то спросил он.

- Вчера, – ответил Жуль и собеседник кивнул.

- Я вас понял.

- Это хорошо, – произнес Жуль.

 

* * *

С той встречи прошла неделя. Ноэль фактически жил у Ноар. Утром, когда она уезжала на работу, он уходил к Мари. Для Мари он придумал сказку, что учится во вторую смену, поэтому с утра может гулять с ней. Влюбленные проводили целые часы в саду. Анна, конечно, понимала, почему платье графини всегда после прогулки мятое, но молчала.

Сам Ноэль так и не разобрался в своих чувствах. Ноар – страсть, огонь, кураж, но с ней он ни кто иной, как альфонс, полностью живущий за её счет. Да, теперь деньги ему давала она, а не Жан. У парня уже была карта с неограниченным кредитом. С Жаном он продолжал общаться, но уже более как равный, нежели как плебей.

Мари требовала заботы. В ней не было той силы, которая была в Ноар. Если Ноар сильная и независимая львица, то Мари это маленький, затравленный олененок. И Ноэль не мог решить, что ему ближе. Рано или поздно ему надо было сделать выбор, так как его ложь не рассчитана на продолжительное время, но парень не решался. Поэтому случай сделал выбор за него.

 

* * *

- У вас есть результат? – спросил Жуль у собеседника. Они встретились все в том же дешевом баре.

- Да, - кивнул собеседник, - но гонорар придется увеличить.

- На сколько?

Собеседник молча взял салфетку, написал на ней сумму и протянул Жулю.

- Ого! – присвистнул Жуль. – Надеюсь, информация стоит того.

- Разумеется, – улыбнулся собеседник и протянул Жулю увесистую папку с документами.

Жуль углубился в изучение. Перед ним открылась не только истинная личность Ноэля, но и…

- Не может быть, – только и смог произнести он. – Это все правда?

- Разумеется, месье Лафар, - кивнул собеседник. – Я не имею привычки обманывать своих клиентов.

- Вы получите свои деньги.

 

* * *

На следующий день Ноар потащила Ноэля к кому-то в гости. Это было приглашение Жуля, но его условием было то, чтобы Ноэль не знал, куда едет. Жуль мотивировал это тем, что парень может отказаться из-за своей застенчивости. Мол, и так помогаю его колледжу, так еще и обедом кормлю. Ноар согласилась, в душе радуясь, что сегодня парень поставит жирную точку в отношениях с Мари. Она подозревала, что он мог звонить ей, но то, что они продолжают встречаться и тем более спать, нет.

Ноэль заподозрил неладное, когда за окном автомобиля увидел знакомый пейзаж. Он этой дорогой ездит каждый день, поэтому, когда автомобиль остановился у входа в особняк де Лафар, сердце парня было готово выпрыгнуть наружу.

- Пошли, - весело произнесла Ноар, но он словно оцепенел, не в состоянии пошевелиться.

- Что с тобой? – удивилась Ноар. «Неужели ты бывал здесь?»

- Ничего, - произнес Ноэль, выходя из авто. Он смог взять себя в руки. Но как только Ноар, обхватив его руку, прильнула к нему, он снова напрягся.

- Я тебе не говорила, но ты сильный, – тихо прошептала она, проведя рукой по его напряженным мышцам. Её забавляла эта ситуация. Она понимала, что он еще не полностью её, и знала, что сейчас произойдет. Только… то, что произойдет в действительности, знал только Жуль.

В ответ парень что-то промямлил, и они вошли в дом.

- О, Ноар и Ноэль! – Жуль по-хозяйски встретил гостей. Мари стояла позади него и недоумевала. Она думала, что парень действительно любит её, но сейчас он был под руку с другой женщиной и так холодно смотрел на неё.

- Мари, познакомься, это мой… близкий друг Ноэль. – Улыбаясь, произнесла Ноар.

«Я графиня де Лафар, я должна быть стойкой» - мысленно, произнесла про себя девушка, хотя готова была разрыдаться и убежать прочь.

- Очень приятно, – глухо произнесла Мари.

- Мне тоже, - пролепетал Ноэль. Анна, стоящая за спиной Мари, негодующе смотрела на парня. Сам Ноэль был готов провалиться под землю. Да, это должно было рано или поздно случится, он это понимал, но он и сейчас не решил толком, с кем хочет остаться. Только выбирать уже поздно, выбор сделан. Давно, еще тогда, в квартире Жана, когда он набрал номер Ноар.

- Прости, дядя, мне нездоровится, я пойду в свою комнату, – произнесла девушка Жулю.

- Мари, детка, - Жуль подошел к племяннице и положил руку ей на плечо. – У меня важный разговор, который касается нас всех, поэтому я тебя прошу, останься.

Мари хотела было отказать ему, но он произнес:

- После разговора тебе станет легче.

- Хорошо, - кивнула Мари. «В конце концов, если я уйду, я покажу свою слабость».

- Прошу в гостиную! – Жуль пропустил гостей и Мари в гостиную и когда все расселись, начал:

- Друзья, я собрал вас здесь, чтобы рассказать одну интересную историю, которая началась шестнадцать лет назад, – он испытующе посмотрел на Ноар и Ноэля. Ноар спокойно выдержала его взгляд. Что он может рассказать? Про Винсента? Это дело давно минувших дней. Если бы Пьер был жив, тогда да, но и Пьер знал ту историю. Точнее, их брак произошел именно из-за той истории. Просто старый друг её отца решил помочь девочке. Они даже любовниками не были.

А Ноэль испугался. Если сейчас откроется вся его ложь, то… а что, собственно, изменится? Ноар плевать кто он и откуда родом. Для неё он всего лишь тень того Винсента. Мари? С Мари уже все кончено.

- Шестнадцать лет назад, дочь бизнесмена Анри Денеф, наперекор родителям, родила мальчика. Так ведь, Ноар?

- Откуда ты знаешь? – спокойно спросила Ноар. Он что-то нарыл, но зачем? Какой смысл сейчас вспоминать эту историю? Испортить ей репутацию? Да плевала она на репутацию!

- Мадам Фуко, акушерка, принимавшая у тебя роды, сейчас очень бедствует. Я ей немного помог финансово, в обмен на информацию.

- У тебя? – удивился Ноэль. У него отлегло от сердца, речь идет не о нем. – Но Ноар всего двадцать семь, - произнес он окружающим, - шестнадцать лет назад она не могла…

- На самом деле мне тридцать два, – перебила его Ноар, проведя рукой по волосам. – Небольшая ложь. Ты же мне простишь её?

- Простит, куда он денется, – ответил за Ноэля Жуль. – Только тут вот какое дело.

Он замолчал, глядя на бумаги. Могло сложиться ощущение, что он в раздумьях, но нет, Жуль наслаждался. Сейчас все они в его власти. И гордая Ноар, и наглый Ноэль, и робкая Мари. Все.

- Какое? – не выдержала Ноар.

- Не торопись, - улыбнулся Жуль, - все по порядку. Итак, ты родила сына. И что, ты не интересовалась его судьбой?

- Пусть скажет спасибо, что я не сделала аборт, - холодно произнесла Ноар. – Уж лучше жить в приюте, чем вообще не появится на свет.

«Жить в приюте» – мелькнуло в голове у Ноэля. Он-то знает, что такое жизнь в приюте. Интересно, а что думала его собственная мать, оставляя его у дверей приюта? Наверное, тоже самое, что и Ноар.

- А действительно, лучше или нет, – философски изрек Жуль. – А куда ты его дела, сына своего?

- От младенца должна была избавиться акушерка, – ответила Ноар. – К чему все это, Жуль? Хочешь выставить меня бессердечной стервой? Так я это и не скрываю! Да, я стерва! Дальше что? – она повернулась к Ноэлю и спросила. – Малыш, тебе не все равно, с кем ты спишь, со стервой или прилежной девочкой? – при последней фразе она бросила быстрый взгляд на Мари, та держалась стойко.

Ноэля передернуло от такой реплики Ноар. Сейчас ему было не по себе, в присутствии Мари.

- Ты слушай дальше, - произнес Жуль. – Дело-то в том, что я знаю, куда она дела младенца. В приют святого Викентия. Подложила туда в плетеной корзинке. Маленькое, розовое тельце было завернуто в покрывало. Ребенок кричал, сильно кри…

- Заткнись! – закричала Мари. Она зажмурилась и опустила голову. Обрубки рук поднялись вверх, инстинктивно она пыталась закрыть уши, но не могла сделать это физически. Анна обняла её, Ноэль хотел было тоже, но сейчас это будет только из жалости, а Мари не хочет, чтобы её жалели.

Ноар, на удивление, сидела спокойно. Как будто рассказ о собственном ребенке её не волновал.

- Прости, Мари, - тихо произнес Жуль. – Я не думал, что тебе будет неприятно.

- Жуль, Жуль, - покачала головой Ноар. – Ладно я, мне плевать на неё, но ты же родной ей человек, зачем так издеваешься над девочкой?

- Я открываю ей глаза на того, кого она любит, – произнес Жуль. Ноар и Ноэль удивлено посмотрели на него.

- Дело в том, что в той корзине лежал никто иной, как Ноэль, – спокойно произнес Жуль.

- Что ты несешь? – скривилась Ноар. – Совсем из ума выжил!

- Ничуть, - покачал головой Жуль. – Вот, смотри, - он протянул ей папку с документами. – Твой дорогой любовник подделал документы. Ему не восемнадцать, а шестнадцать! И да, он твой сын! Не веришь, посмотри на фото своего бывшего любовника. Винсент, кажется.

Ноар пересматривала документы и недоумевала. Неужели? Разве такое возможно? Согласно документам, тем младенцем действительно был Ноэль. Но как? Неужели она ничего не почувствовала? Нет, сердце должно было подсказать, что это родная кровь, но… она зациклилась на Винсенте. Винсент! Винсент! Проклятый Винсент!

- Это не подделка? – тихо спросила Ноар.

- Нет, - покачал головой Жуль, - я сам сначала не поверил, но Ноэль твой сын.

- То есть… - почти шепотом начала Ноар, но закончить фразу не смогла.

- Ты спала со своим сыном, – закончил за неё Жуль.

Ноэль был в шоке. Неужели это правда? Неужели Ноар действительно его мать, которая бросила его тогда? Ну да, он же как две капли воды похож на её любимого Винсента. Он действительно его тень. Тень, рожденная из её утроба. Утроба, которую он сам же… Ноэля затошнило. Схватившись за рот, он выбежал из гостиной, испортив ковер в прихожей.

Ноар молча встала и выписала Жулю пощечину, после чего развернулась и ушла.

- Зачем? – сквозь слезы спросила Мари. – Зачем, дядя?

Жуль подошел, сел рядом и обнял Мари. Как тогда, в детстве.

- Мари, пойми, он не достоин тебя.

- Дядя, - рыдая, произнесла она, – я люблю его.

- Зато он тебя нет! – отрезал Жуль. – Он использовал тебя и изменял с Ноар!

Мари замолчала. Она тихо плакала в обнимку с Жулем. Анна, наблюдавшая за этой картиной, вышла в коридор.

- Что мне делать, дядя? – тихо спросила Мари, когда Анна вышла.

- Жить, - произнес Жуль.

Гувернантке хотелось сказать пару добрых слов Ноэлю, он ни его, ни Ноар в доме уже не было.

- Я же вас просила, месье, - тихо прошептала Анна, глядя в открытую дверь.

 

* * *

Ноар нагнала Ноэля только на улице.

- Стой! – кричала она ему, но парень не останавливался. Ноэль бежал прочь. Он так часто представлял, какой будет его встреча с матерью. Он надеялся, что мама заберет его из приюта, как иногда бывало с другими детьми. Потом он понял, что за ним никто не придет. Начал убегать из приюта, воровать, связался с Жаном и…

Машина обогнала парня и резко затормозила, преграждая ему путь.

- Садись! - прокричала Ноар, открыв дверцу.

- Зачем? – спросил Ноэль.

- Садись! – приказала она. Именно приказала. И он сел.

Пока машина ехала, они молчали. Ноар не хотела вести разговор при шофере, а Ноэль… он не понимал, что происходит.

- Все вон! – закричала она, когда они вошли в особняк. Луиза удивлено посмотрела на хозяйку, но решила не задавать вопросов. Через несколько минут в доме не было никого, кроме любовников… или же… вряд ли они будут как мать с сыном. После того, что между ними произошло построить отношения родителя и ребенка невозможно. Она не отпустит его под венец с другой, он вряд ли сможет назвать её мамой.

- Того, что произошло уже не воротишь, – произнесла она.

- Ма… - Ноэль попытался назвать её мамой, но язык не желал произносить это слово.

- Мама… - со слезами на глазах произнесла она. – Я мама.

- То, что ты сказала там, - он указал куда-то вдаль, - это правда? Тебе плевать на меня?

- Нет, Ноэль, что ты? – взволновано произнесла она, кинувшись к нему.

- Я сейчас говорю о себе, как о твоем сыне, - он схватил её руки, не давая ей обнять его.

- Мне больно, – сквозь зубы произнесла она. Ноэль разжал руки.

- Тебе? – не выдержал он. – Тебе больно?! А что я чувствовал, тебя не волнует?! Каждый день, каждый час, каждую минуту я верил, надеялся, что ты придешь и заберешь меня. А ты устраивала свою жизнь! С богачом трахалась!

- Заткнись! – она влепила ему пощечину. Да так сильно, что рассекла губу. – Пьер женился на мне из-за тебя. Я любила твоего отца, но он бросил меня, узнав, что я залетела. Просто сказал: «Прощай, малышка!» и укатил черт знает куда. Родители настаивали на аборте, и я сказала, что сделала его, а когда уже нельзя было скрывать беременность, ушла из дому. Отец не заблокировал кредитку, и я смогла прожить до родов и оплатить услуги акушерки. Потом я оставила тебя ей и вернулась домой. Отец тогда тяжело заболел, переживал из-за меня. Его друг, который знал про эту историю, женился на мне. Говорил, что жена ему не нужна, а наследница пригодится.

Ноар плакала. Впервые за многие годы, она лила слезы. После смерти Пьера она зареклась плакать, но сейчас не смогла сдержать обещания.

- Зачем ты мне это все рассказываешь? – спросил Ноэль.

- Не знаю, - пожав плечами, ответила Ноар. – Может, я надеюсь, что ты простишь меня. Мой сын и любовник.

- Игрушка, – произнес Ноэль.

- Что? – переспросила Ноар.

- Я игрушка для тебя. Твоя собственность. Ты играла со мной в доме Мари. Ты даже сейчас со мной играешь! Я не сын для тебя, и не любовник! Я игрушка с внешностью этого клятого Винсента!

 - Не смей! – заорала она. – Он твой отец!

- Отец! Переспал и исчез! Сама говорила, что в постели я лучше, чем он.

- Ноэль… - она подошла к нему и провела рукой по щеке. Он не сопротивлялся. В конце концов, они любовники.

- Скажи, кто я для тебя? – тихо спросил он.

- Сын, любовник, игрушка, – перечислила она.

- Я тебе не верю. – он развернулся, что бы уйти, но она схватила его за руку и приложила её к своей груди.

- Нам же было хорошо вдвоем, – ласково произнесла она. – Не уходи.

Он резко обнял ей и поцеловал. Руки сами скользили по её фигуре. Грех. Плевать, что грех! Он ей и сын, и любовник!

- Стой, - прошептала она, - я хочу выпить.

Он отстранился.

Полуобнаженная Ноар прошла по комнате к бару и достала бутылку со светло коричневой жидкостью. Не удосуживаясь налить напиток в стакан, она приложилась к бутылке.

- Хочешь? – спросила она, парень протянул руку. Вместо того чтобы дать бутылку Ноэлю, она опрокинула её на себя.

- Теперь можно, - заплетающимся языком произнесла она, отбрасывая пустую бутылку в угол.

Он подошел, разодрал руками остатки одежды и провел языком по её груди. Горьковатый привкус остался на губах.

- Давай все сожжем здесь, – внезапно произнес он. Градус ударил в мозг, он сам не понимал, зачем он это произнес.

- Ты хочешь сгореть с пламени страсти? – Ноар была пьяна и не соображала, что происходит.

- Да, - кивнул парень. Она потянулась к бару, достала еще одну бутылку и, откупорив её, вылила содержимое на ковер. Затем она передала вторую бутылку Ноэлю, а сама потянулась за третьей. Парень сначала приложился к абсенту, а только потом вылил содержимое на диван. Так они опустошили весь бар. Пары алкоголя наполнили комнату и дурманящий запах бил в голову с новой силой. Любовники предались утехам прямо на полу, пропитанном дорогими напитками многолетней выдержки. Когда все было закончено, и Ноэль в блаженстве откинулся на ковер, Ноар встала, подошла к камину и взяла спички.

- Пусть пылает огонь нашей страсти, - задумчиво произнесла она, зажигая спичку.

- Мама, – тихо произнес Ноэль, посмотрев на неё.

«Мой сын. Нет, мой любовник. Винсент…»

- Мама, - усмехнулась она, роняя зажженную спичку на пол…

 

* * *

Если бы не место, то день можно было назвать превосходным. Яркое солнце заливало светом все кладбище, а легкий ветерок не давал ему жарить во всю силу.

- Мадам, я бы не советовала вам туда идти, – причитала Анна. Мари шла впереди, гувернантка чуть позади. – Он вам и так много плохого сделал.

- Анна, - Мари остановилась и повернулась к ней. – Я люблю его.

Округленный животик заметно выпирал под платьем.

- Но… - Анна попыталась возразить.

- Никаких но! – отрезала Мари.

- Эх, мадам, мадам.

Дальше они шли молча. Графиня де Лафар изменилась за эти три месяца. То, что она не потеряла ребенка настоящее чудо. Узнав, что Ноар и Ноэль погибли, Жуль начал пить, сильно пить. Сев пьяным за руль, он не справился с управлением и разбился. Сердце бабушки не выдержало смерти сына, и её унес инфаркт. Саму Мари спасло то, что она калека. Неспособность позаботиться о себе спасла её от самоубийства.

Мари остановилась у двух могил. С одной на неё смотрел Ноэль, а с другой Ноар. Тогда, после пожара, еще была надежда, что в доме были не они, но экспертиза доказала, что в обнимку сгорели именно они. Мать и сын, любовники.

- Ты выбрал её, – сквозь слезы произнесла Мари.

- Мадам! – Анна хотела успокоить графиню, но Мари покачала головой. Она и так перенесла много стрессов, и Анна переживала за маленькую жизнь, которая зародилась под сердцем Мари.

- Молчи, – тихо произнесла она гувернантке и, повернувшись к портрету Ноэля, произнесла:

- Я назову его Винсентом. Надеюсь, ты не будешь против. Так звали твоего отца. И по воле случая, сходство с ним и разлучило нас, – образ парня искажался от слез. – Я не обижаюсь на тебя, ты не знал, что она, - девушка кивнула на могилу Ноар, - твоя мать. А я… калека. Я благодарна тебе! Ты дал мне смысл жить, ты дал мне ребенка. Спасибо. Спасибо и прощай.

Мари развернулась и пошла прочь. Анна, положив цветы на могилы, догнала графиню.

Теперь у Мари новая жизнь. Теперь она не иждивенка на шее дяди, отныне она полноценная хозяйка холдинга и будущая мать. Ею играл Жуль, ею играл Ноэль, даже Ноар позабавилась с ней. Кто же она?

Игрушка в руках судьбы?

Категория: Рассказы начиная с 2014 года | Добавил: AlexShostatsky (03.05.2018)
Просмотров: 59 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar