photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

Игрушка. Часть первая

- Сколько тебе лет? – спросил мужчина, лежащий на кровати.

- Женщинам не задают таких вопросов, – кокетливо ответила брюнетка, расчесывая свои волосы перед зеркалом. Зеркало было широким и висело на уровне плеч. Ноар видела в нем отражение своего лица и плеч. Тусклый свет торшера в углу создавал приятный полумрак и позволял привести растрепанную прическу в порядок. Но, увы, на макияж его уже не хватало. Но Ноар не впервые посещала «Клуб одиноких сердец», поэтому её макияж был минимален. Лишь маленькая линия теней и изящный изгиб помады на губах. Подправить это полумрак позволял.

Комната выглядела специфически. Кроме кровати, торшера и зеркала на стене в ней была только вешалка в противоположном углу от торшера и небольшой журнальный столик, на котором лежали контрацептивы. Торшер и вешалка располагались по углам у стены, где стояла двуспальная кровать. Со стороны, где стояла вешалка, примостился и небольшой журнальный столик. Напротив кровати висело зеркало. Расстояние от кровати до противоположной стены было довольно большим, метра три. Вообще комната была большая, но минимум мебели делал её пустой, а белые стены визуально расширяли пространство. В противоположных углах, примыкающих к стене с зеркалом, находились две двери. Одна вела в мужской коридор, другая в женский.

- Но все же, - настаивал мужчина.

Ноар повернулась к нему. На ней было лишь черное кружевное белье и чулки. Мужчина лежал обнаженным, прикрывшись простыней.

- Ты хочешь это знать? – серьезно спросила она. Мужчина кивнул.

- Хорошо, – произнесла она. – Поиграем в игру. Сколько мне, а? Скажи.

- Лет… - мужчина присел на кровати. – Двадцать пять?

Ноар рассмеялась.

- Спасибо за комплимент! – с улыбкой ответила она. – Но я говорю, что мне двадцать семь?

- Я не угадал? – расстроено спросил мужчина.

- Нет, – покачала головой Ноар. – Мне тридцать два, но это секрет, – она приложила палец к губам и рассмеялась снова, глядя на недоуменное лицо мужчины.

- Поразительно, - только и смог ответить он.

- Ничего поразительного! – Ноар изящно развернулась к зеркалу на пальцах и продолжила свой туалет. – Здоровое питание, крепкий сон, минимум стресса…

- Пластика? – продолжил мужчина.

- Фу! – скривившись, громко произнесла Ноар. – Я еще не столь стара, чтобы ложиться под нож.

- Некоторые особы лежаться под нож и раньше.

- Мне еще рано. Поможешь? – надевая платье, попросила Ноар. Мужчина поднялся и нагой подошел к ней, что бы застегнуть молнию на спине.

Ноар оделась и повернулась к мужчине.

- Ты пойдешь прямо так? - с улыбкой спросила она.

- Если с тобой, то да, – ответил мужчина.

- Ты же знаешь, что по правилам, мы не имеем права выходить в противоположную дверь.

- Знаю, – печально ответил мужчина.

- Ты расстроен? – все еще находясь в его объятьях, спросила она.

- Мне понравилось, – тихо произнес он.

- Мне тоже, – ответила она и направилась к своей двери.

- Мы еще увидимся? – спросил он вслед.

- Если леди Фортуна улыбнется тебе! – оглянувшись с улыбкой, ответила она и вышла. Вздохнув, мужчина начал одеваться.

- Но я надеюсь, что Фортуна будет на моей стороне, – прошептала Ноар, закрыв дверь с той стороны. – Номер пять, – задумчиво произнесла она, глядя на номер комнаты, который выпал ей. В «Клубе» было всего девять таких комнат, каждая имела по два входа с противоположных коридоров. С одного заходили мужчины, с другого женщины. Они не знали, кто войдет с той стороны, так как перед началом, они тянули жребий, кому какой номер выпадет. Сегодня Ноар выпал пятый номер. И этому… выпал пятый. Таковы условия «Клуба одиноких сердец»: раз в неделю, в определенное время, участники «Клуба» посещают его. С разных сторон входят в комнату жеребьевки. Мужчины в свою комнату, женщины в свою. Там они выбирают номер и идут в коридоры, откуда попадают в комнаты. В комнатах их ждет кровать, презервативы и партнер, которому выпал тот же номер. И целый час времени. Любой партнер имеет всего одно право отказаться от интимной связи. При повторном отказе, его исключают из «Клуба». Да, оба обязаны заняться сексом. Сурово? Не справедливо? Возможно, но месье Гастон, владелец данного заведения, которому каждый член клуба платит по сто евро за визит, считает, что это лучше чем сидеть за столиком и ворковать не пойми о чем. И знаете что? Данная практика дала свои плоды! Каждый месяц одна, две, а то и три пары уходят вместе и уже не возвращаются сюда как простые члены «Клуба». Правда, одна пара развелась после месяца семейной жизни, и вернулись сюда снова, но это было один раз, и на общую статистику он не повлиял. А статистика довольно хорошая, в день таких заходов целых семь. В девять утра первый и в девять вечера последний. И это семь дней в неделю! Конечно, у него есть и расходы, но доход такое учреждение приносит не маленький.

Ноар покинула «Клуб» в одиночестве, а в комнате номер семь произошел следующий разговор.

- Ты поможешь мне одеться? – неуверенно спросила Мари. Она полулежала на кровати. Её короткие рыжие волосы были взъерошены, отчего она походила на лису.

В отличие от комнаты Ноар, здесь были включены потолочные лампы дневного света, и вся комната была залита белым светом. От этого комната напоминала больничную палату.

- Конечно, помогу, – ответил одевающийся Ноэль, сидевший на краю кровати. Он попытался улыбнуться, но Мари остановила его.

- Не надо, – сдержано произнесла она. – Я знаю, что вызываю жалость.

- Нет, почему? – покачал головой Ноэль. – Ты очень привлекательна, у тебя красивая фигура.

- Спасибо, - опустив голову, произнесла Мари.

- Можно вопрос? – спросил Ноэль.

- Как я сюда попала? – вопросом на вопрос ответила девушка.

- Ну, и это тоже.

- Моя бабушка, графиня де Лафар, привела меня сюда, – ответила Мари.

- Ты графиня де Лафар? – удивился Ноэль. – Из тех самых? У вас еще синий герб с тремя зажженными факелами.

- Да, - кивнула Мари. – Мари де Лафар. Ты удивлен?

- Признаться, да, – ответил парень. – Зачем такой девушке как ты, ходить в подобное место.

Мари тихо засмеялась.

- Все просто, – произнесла она, – хоть я и графиня, кроме титула и небольшого особняка у меня ничего нет. Конечно, дядя Жуль помогает деньгами, точнее, я живу на его шее. Бабушка не вечна, а так… у меня есть шанс вести полноценную жизнь.

- А без «Клуба» ты вести её не можешь? – спросил Ноэль.

- А кто захочет лечь в постель с калекой, – на глазах Мари появились слезы. – Видел бы ты выражение собственного лица, когда вошел в комнату.

- Стоп! – произнес он и повернулся, наконец, к Мари. Она так и полулежала на кровати. Она согнула ноги, прикрывая обнаженную грудь. Закрыться руками она не могла, так как вместо них у неё были два небольших обрубка.

- Я не ожидал такого, – честно произнес Ноэль. – Ты, правда, поверь мне, очень красива, – он провел рукой по её щеке, волосам. – Ты прекрасна. У тебя изящная фигура, тонкие черты лица и эти растрепанные волосы… но руки. Что случилось с ними?

- Когда мне было пять, мы с родителями поехали в Брест , к родственникам мамы. По пути мы попали в сильный ливень, машину повело и мы врезались в грузовик, перевозивший стальные листы. От удара нашу машину развернуло, а крепления на грузовике слетели и листы, как сотни гильотин, обрушились на машину. Я сидела сзади, пристегнута и потянулась к маме, которая сидела впереди. В тот момент машину разрезало на мелкие полоски. Затронуло только переднюю часть, её превратило в месиво. Мне же отрезало руки, – она рассказывала на удивление спокойно, только слезы катились ручьем по её щекам.

Ноэль молча сидел и слушал. Он, наивный сопляк, думал, что его судьба тяжела. Но он хоть знает, что его родители где-то есть на этом свете. Точнее, он ничего не знает о своих родителях, так как его подбросили в приют. Как в дешевой мелодраме, принесли в корзинке ночью к порогу, постучали, оставили корзинку и убежали. Банально. Он рос среди таких же брошенных как и он. Точнее, до сих пор живет там, ведь ему только на словах восемнадцать лет, а на деле лишь шестнадцать. В «Клуб» он попал с помощью одного своего знакомого, с которым он общался, убегая из приюта. У знакомого были деньги, которыми он и покупал себе друзей. Одним из таких друзей и был Ноэль. Для знакомого это было что-то вроде развлечения. С проститутками проще, ты выбираешь сам с кем спать, а здесь лотерея. Ноэлю было все равно куда идти, поэтому он стал членом «Клуба» за компанию. Это произошло, как раз сегодня и Мари была его первой партнершей в «Клубе».

Вообще, Мари была второй женщиной, с которой у Ноэля был секс. Первой была его подруга из приюта, но год назад она покинула приют и уехала куда-то на юг. Ноэль тяжело переживал этот разрыв.

Мари тихо плакала, Ноэль не знал, что сказать ей.

- Прости, - тихо выдавил из себя Ноэль. – Я не знал.

- Хватит, – тряхнув головой, чтобы смахнуть слезы, произнесла Мари. Ноэль взял свою футболку и вытер их.

- Я же сказала, хватит! – тихо произнесла девушка. – Я не хочу, чтобы меня жалели, только потому, что у меня нет рук.

- Я не жалею тебя, – ответил парень. – Я просто помогаю тебе. Ты же просила, чтобы я одел тебя.

- Да, но я не просила вытирать мне слезы.

- Давай все-таки я одену тебя, – он потянулся за её вещами и стал одевать девушку. Потом он помог ей подняться и открыл дверь в женский коридор.

- Ты на следующей неделе будешь здесь? – спросила она. На Мари были серые балетки, синие джинсы и белая майка, не скрывающая увечья. Так и не скажешь, что она графиня.

- Да, но лотерея…

- Я буду, надеяться, что нам выпадет один номер.

- Может, встретимся за пределами «Клуба»? – неожиданно спросил Ноэль, прикрывая дверь.

Мари удивлено посмотрела на него.

- Что? – теперь удивлялся Ноэль.

- Ничего, - ответила она. – Просто еще никто из... – она кивнула на кровать, - не предлагал мне такого. Редко кто помогает одеться. А тут ты…

- Просто скажи да или нет, – произнес Ноэль.

- Да, но пообещай, что ты это делаешь не из жалости ко мне.

- Обещаю, – произнес он, открывая дверь.

- Завтра, в 14.00 у входа в «Клуб», – произнесла она, выходя. - Тебе нельзя в этот коридор.

- Знаю, - ответил он, закрывая дверь.

 

* * *

Ноар сидела в своем кабинете и просматривала документы. За те семь лет, которые она является главой холдинга, она научилась разбираться в документации и отчетах. Сначала она во всем полагалась на Жуля, но потом поняла, что от дворянина в нем ничего, кроме фамилии, не осталось. Поэтому Ноар взялась за дела сама.

- Ты сегодня прекрасна, – с улыбкой произнес Жуль. Он сидел на краю стола и любовался Ноар.

- Оставь, Жуль, – не отрывая взгляда от бумаг, произнесла Ноар.

- Ты все так же холодна, – он встал и подошел к окну за спиной Ноар. Вид был прекрасен. Из окна виднелась Эйфелева башня, гордость всех парижан. Нет, что там парижан, всех французов.

- Я благодарна тебе, как другу Пьера, не более, – сухим тоном ответила Ноар. Сегодня на ней было красное платье футляр. Волосы она не собирала в хвост, а оставила распущенными. Несколько колец украшали пальцы, а шею тонкая цепочка с кулоном.

- Пьера уже восемь лет нет в живых, может, хватит из себя монахиню строить. Или ты думаешь, я не знаю, что ты посещаешь этот «Клуб»?

Ноар отложила бумаги, развернула кресло и посмотрела на собеседника. Жулю было уже за сорок, но, ни жены, ни детей у него не было. Поэтому он и подбивал клинья к Ноар.

- Жуль, что тебя раздражает? – спросила Ноар. – То, что я сплю с мужчинами из «Клуба» или то, что я не сплю с тобой?

Жуль наконец повернулся к ней.

- Я люблю тебя, Ноар, – произнес он.

- Нет, Жуль, - покачала головой Ноар, поднимаясь с кресла. Она вплотную подошла к Жулю и заглянула ему в глаза. Ноар была на голову ниже Жуля. Он смотрел на неё сверху, не отводя взгляда.

- Ты любишь не меня, - подставляя свои губы под поцелуй, продолжила она. Он потянулся к ней, Ноар одной рукой обняла его за шею. – А мои пятьдесят пять процентов акций, – произнеся это, она резко отошла от него. Он так и остался стоять в комичной позе, протягивая губы к ней.

- Тебе мало, катастрофически мало, - прохаживаясь по кабинету, продолжила Ноар, - твоих двадцати пяти процентов. Тебе нужен контрольный пакет акций.

Жуль уже взял себя в руки и с достоинством ответил.

- Я не столь меркантилен.

- Да ладно? - она улыбнулась и игриво оперлась руками о стол. В такой позе Жулю было видно её декольте и он невольно сглотнул, заглянув в него. У Ноар это вызвало взрыв смеха.

- Даже если и так, – спокойно рассуждал Жуль. – Ты от этого потеряешь? Нет, я и так веду все дела фирмы. Компания от этого только выиграет.

- Выиграешь ты, – ответила Ноар. – У тебя будет фирма, жена красавица...

- От скромности ты не умрешь, – перебил её Жуль.

- Скромность не является моим недостатком.

- Да, - кивнул собеседник. – У тебя предостаточно других недостатков.

- Да? – удивилась Ноар. – И каких же?

- Алчность, жадность, меркантильность.

- Тебе так нравится это слово?

- Возможно.

- Увы, но ты не прав, – она прошла в другой конец кабинета и вальяжно села на диван, закинув ногу на ногу. На кончиках пальцев она балансировала туфлей. Это игра. Она знала слабости Жуля и его реакция её забавляла.

- Да? Тогда почему, объясни мне, тогда, восемь лет назад, ты не смогла оказать помощь Пьеру? Ответь, почему ты не позвонила его врачу? Почему?

- Врач был вне зоны действия сети! – сквозь зубы произнесла Ноар. – Скорая приехала поздно, а лекарства не помогли.

- Или были введены слишком поздно, – тихо произнес Жуль.

- Я не медсестра и меня воротит от вида крови.

- Да что ты говоришь, – усмехнулся Жуль и уселся в кресло Ноар, за её стол.

- Удобное кресло, не так ли? – с сарказмом спросил он. – Может ради этого кресла ты и испугалась вида крови. Может поэтому твоя рука со шприцом дрогнула?

- Зачем ты говоришь это мне? – спокойно спросила Ноар. – Беги же в полицию.

- Нет, - покачал головой Жуль, откинувшись в кресле. – Я не сдам тебя фараонам, ты мне нужна здесь.

- А не боишься, что я тебя так же как Пьера…

- Значит я прав?

- Значит ты идиот!

В кабинете наступила тишина. Ноар сидела и испытующе смотрела на Жуля, а он смотрел в потолок.

- Как там поживает твоя племянница? – Ноар первой нарушила молчание. – Мари, вроде.

- Прекрасно! – Жуль оторвал взгляд от потолка и посмотрел на Ноар. – Сидит в особняке с моей мамашей, и потихоньку прожигает мои денежки.

- Много ли калека сможет прожечь? – спросила Ноар.

- Достаточно.

- Боже, какой же ты скупердяй, – произнесла Нора. – Тебе её не жалко?

- Жалко, – кивнул Жуль. – Может, поэтому я так тебя и обхаживаю. Чтобы обеспечить свою бедную и несчастную племянницу…

- Жуль, ты определись, – грубо перебила его Ноар. – Либо ты любишь меня, либо печешься о племяннице. Для такого эгоистка, как ты, оба варианта сразу – это перебор. Да и так понятно, что ты лжешь. Надеюсь, она с голоду не умирает?

- Ты действительно думаешь, что я настолько бездушен, чтобы обречь свою единственную племянницу на годную смерть? Даже если бы я этого захотел, моя маман достала бы меня из преисподней и заставила платить по счетам. Но, пока что, я плачу по счетам сам, собственной рукой.

Ноар медленно перекинула ногу на ногу, с удовольствием наблюдая за реакцией Жюля. Мужчина с желанием смотрел на изящные ноги женщины.

- То есть, ты утверждаешь, что в тебе еще осталось хоть что-то человеческое?

- Поверь, человеческого во мне еще очень много, - с трепетом произнес Жуль. - Даже больше, чем ты можешь себе представить. Я не такой уж и эгоист, как ты думаешь. Семья – вот что для меня важно.

- И при этом кроме матери и инвалида у тебя нет никого.

Жуль встал из-за стола и подошел к Ноар.

- Одно слово и ты станешь моей семьей, – с надеждой в голосе произнес он.

- Я уже говорила тебе, нет! – холодно ответила она.

Жуль молча вышел из кабинета.

- Значит то, что Мари тоже член «Клуба» тебе все равно? – спросила Ноар у пустоты. Конечно, Жулю было все равно, чем там занимается его племянница. Ходит в «Клуб», на панель, не важно. Забеременеет, так даже лучше, будет повод избавиться от неё.

Ноар прикрыла глаза и попыталась задремать.

 

* * *

Ноэль не любил опаздывать, поэтому пришел на пятнадцать минут раньше. В «Клубе» как раз были посетители и скоро они должны были выходить. Выпросив несколько сотен евро у Жана, своего богатого друга, Ноэль стоял, держа в руках букет роз. Вообще, розы стандартные цветы. Да, именно стандартные. Они подходят к любому случаю. Конечно, флористы могут прочитать целую лекцию о цветах и о том, когда какие цветы принято дарить. Но большинство обывателей уверены, что розы можно дарить везде и всегда. Да и кто, по сути, задумывается о такой мелочи, как цветы. Они элемент праздника, не более. Просто часть ритуала.

Ровно в 14.00 к входу медленно подкатил «Роллс-ройс Фантом» черного цвета. Шофер открыл дверь и наклонился к пассажиру. Через мгновение он, держа Мари за плечи, помог ей выбраться из машины. Сегодня на Мари были сандалии на невысокой шпильке, темные бриджи и черная рубашка. Рукава рубашки были завязаны в узлы на уровне локтей.

С другой стороны самостоятельно вышла из авто женщина в сером платье, напоминающем монашеское одеяние. Она напоминала домоправительницу из произведений Астрид Линдгрен. В детстве книги про Карлсона были любимыми книгами Ноэля, поэтому увидев спутницу Мари, он невольно усмехнулся.

- Привет, – произнес он, протягивая букет.

- Привет, - ответила Мари. Домоправительница моментально взяла из рук парня букет, бросив негодующий взгляд на него.

- Прости, я… - осознав неловкость ситуации, Ноэль попытался оправдаться.

- Я же просила, без этого, – перебила его Мари.

- Хорошо, – кивнул парень.

- Ноэль, это Анна, она сопроводит нас, – представила свою спутницу Мари.

- Очень приятно, - Ноэль протянул руку для пожатия. Анна недовольно посмотрела на него и удостоила просто «Взаимно».

- Куда пойдем? – спросил парень, переводя взгляд на Мари. – Просто, я плохо знаю эту часть города.

- Здесь недалеко есть неплохое заведение, - произнесла Мари.

Они выглядели своеобразно. Тонкая Мари, Ноэль и идущая позади них Анна с букетом в руках. Многие оборачивались на них. Чужие взгляды нервировали Ноэля, он не хотел привлекать внимания. А вот Мари шла с достоинством. Даже в таком положении она держала спину прямо.

«Настоящая графиня» - подумал парень.

- Она за нами все время будет идти? – тихо спросил Ноэль.

- Увы, - ответила Мари, - но без помощи Анны я мало на что способна.

Они зашли в небольшое кафе, столики в котором были разделены ширмами. В оформлении кафе напоминало Англию викторианской эпохи. Официанты и бармен были одеты под стать интерьеру.

- Не люблю, когда на меня смотрят люди, – пояснила свой выбор Мари, когда их окружили тканные стены. – Мне тирамису и горячий шоколад, – сказала она подошедшему официанту.

- На улице ты держалась стойко, – произнес Ноэль. – Мне тоже самое, – ответил он официанту. Тот, кивнув, удалился. Анна заказ не делала, да и официант не интересовался.

- Графиня обязана держаться стойко! – гордо произнесла Мари. После чего молодые люди рассмеялись. Анна лишь недовольно покачала головой.

- Анна сопровождает тебя и в «Клуб»? – спросил Ноэль. Мари, покраснев, кивнула.

- Тогда можно еще один вопрос?

Мари кивнула.

- Если уважаемая мадам Анна сопровождает тебя и в «Клуб», то почему она там не одевает тебя после…

- Что вы себе позволяете?! - возмутилась Анна.

- То! – ответил Ноэль. – Раз я могу одеть Мари, то помочь ей съесть пирожное так подавно.

Анна попыталась возмутиться, но Мари её опередила.

- Анна, пойди к Людовику. Ноэль сможет позаботиться обо мне.

- Но мадам... – попыталась возразить Анна.

- Анна! - строго произнесла Мари. Анна молча встала и покинула кафе.

- Людовику? – спросил Ноэль.

- Это наш шофер, – пояснила Мари. – Сейчас она будет промывать ему мозги, какая мадам наглая, что накричала на неё.

- Ты не наглая, – ответил Ноэль. – И да, почему мадам, а не мадмуазель?

Мари удивлено посмотрела на него.

- Что? – спросил Ноэль. – Спасибо, – поблагодарил он официанта, который так быстро принес заказ.

- Уже более двух лет, - пояснила Мари, когда официант, так и не произнеся ни слова, удалился, - как по настойчивым просьбам феминисток правительство упразднило обращение мадмуазель.

- А ты феминистка? – спросил Ноэль.

- А я похожа на феминистку? – спросила Мари.

- В какой-то степени, – произнес парень, поднося ложку с кусочком пирожного ко рту Мари.

- Увы, я не феминистка. И даже не стремлюсь ей быть, – произнесла она, и съела кусочек. Мари немного вымазала губы, и Ноэль поспешил вытереть салфеткой. На мгновение молодые люди замерли.

- Можно? – тихо спросил он.

- После того, что между нами было, мог и не спрашивать, – ответила она, и он нежно поцеловал её.

- Почему, увы? – спросил он, когда их уста разомкнулись.

- Феминистки независимы, – ответила Мари. – Я же зависима ото всех. Я зависима от дяди, от бабушки, даже от Анны.

- Но они несчастны. Независимость – это прекрасно, но ведь они не знают, что такое любовь. Они кичатся своей силой, равенством, но на этом все и останавливается. Мужчине не нужна сильная и независимая, ему нужная нежная и любящая.

- А сильная и независимая не может быть нежной и любящей? – спросила Мари, когда Ноэль помогал ей отпить шоколада.

- Для меня феминистка нечто сродни ледяной статуи: холодная и никогда не растает. Ты хочешь быть такой?

- В твоих глазах нет, – быстро и уверено ответила Мари.

- Вот и я не хочу видеть тебя такой. Мари… - он хотел… да не важно, что он хотел.

- Расскажи о себе, – резко произнесла Мари. Было ощущение, что она старается не подпускать парня к себе. Она дала слабость, позволив ему поцеловать её, а сейчас она боялась снова поддаться чувствам. Впервые её партнер по «Клубу» проявил к ней интерес. Все заканчивалось там, в комнате. Он уходил, а она ждала, когда придет Анна и поможет ей одеться. Хоть она всегда с надеждой просила партнера помочь ей. Но они либо отказывались, шутя говорили, что спешат, либо молча уходили, сделав свое дело. Как ни крути, а для большинства мужчин «Клуб» то что-то сродни борделя.

Ноэлю нечего было добавить. Жан так и говорил, бордель с лотереей.

- О себе? – неловко спросил Ноэль.

- Ну да, - кивнула Мари. – Обо мне ты знаешь. Я графиня и вот… такая.

- Ты прекрасна, – Ноэль улыбнулся и протянул ей ложку с кусочком пирожного.

- Не увиливай от темы, – произнесла она.

- Мне восемнадцать лет, - без тени сомнения солгал Ноэль, хотя на самом деле ему было всего шестнадцать. Просто он выглядел старше.

- Родители работают в Америке, так что живу один. Они оплачивают мне жилье и высылают деньги на питание и личные расходы, – продолжал лгать парень. – Пока учусь в колледже.

- Да? И кем же ты будешь? – с интересом спросила Мари.

- Биржевым брокером, – произнес парень. И да, это была очередная ложь. Ноэль так и не знал, кем он станет. Пока он дружит с Жаном, проблем с деньгами у него быть не должно. Возможно, даже Жан сможет его куда-нибудь пристроить. Но надеяться на такого эгоиста как Жан нет никакого смысла.

- Это что? – наморщила лоб Мари.

- Торговля на бирже.

- А…

Он помог ей доесть пирожное и допить шоколад.

- Расскажи о своих родителях, – попросила она, когда он вытер ей губы от крема.

- Они у меня финансисты, – Ноэль начал кормить Мари очередной порцией лжи. На самом деле люди лгут часто, и даже не задумываясь о том, надо это им или нет. В большинстве случаев, ложь нужна для достижения какой-то цели. Причем, достижение сиюминутное. 90% лжи не рассчитано на что-то долгосрочное. Вот, солгать сейчас и добиться своего. Не важно, чего добиться, просто добиться. Расположение человека, материальной ценности, денег, просто свободы. Ноэль лгал потому, что ему было стыдно признаться, кто он на самом деле. Она графиня, а он оборванец из приюта.

- Мама помогает папе в проектах, поэтому они постоянно в разъездах, – уклончиво ответил парень. Ему было неловко лгать Мари, так как она нравилась ему.

Мари не настаивала на этой теме, и они сменили её. Молодые люди еще долго разговаривали о книгах, кино, живописи. Мари, как и полагается графине, хорошо в этом разбиралась. Ноэлю же пригодились знания, полученные в библиотеке приюта. В детстве, он любил там засиживаться допоздна. Сейчас, когда книги отошли на второй план и силу взяли гормоны, он изредка там бывает.

Кафе они покинули, когда уже темнело. Хоть Мари и твердила, что надо позвать Анну, которая расплатится, но Ноэль настоял на своем. Идея встретится за пределами «Клуба» принадлежала ему, следовательно, и платить ему.

- До встречи. Буду ждать тебя в комнате… в «Клубе», – прошептала она ему перед тем, как сесть в машину. Людовик помог ей сесть и закрыл дверь. Ноэль помахал Мари в окно.

- Мадам просила вам передать это, – железным тоном произнесла Анна, протягивая картонный прямоугольник. На картонке был написан номер телефона и имя «Графиня Мари де Лафар».

- Я лезу не в свое дело, - повернувшись, Анна, собиралась уходить, но все-таки бросила через плечо несколько слов, - но все же. Не причиняйте мадам боль, она многое пережила.

- Я постараюсь, – ответил Ноэль.

Анна повернулась к Ноэлю и посмотрела на него.

- Постараетесь? Тогда с вами все ясно, месье! – Анна развернулась и села в авто. Машина медленно поехала прочь.

 

* * *

Пять дней пролетели как обычно. Ноэль с Жаном шатался по кабакам и барам, прожигая деньги последнего. Сейчас они ехали в «Клуб». Ноэль надеялся, что сегодня ему снова выпадет Мари. Глядя на Жана, он боялся, что к ней попадет именно он.

- Зачем тебе все это? – спросил Жана Ноэль. Жан, двадцатилетний увалень с плешью на макушке, переспросил:

- Что зачем?

- Я тебе зачем. Ты, по сути, подобрал меня на улице. Где мы с тобой познакомились?

- Ты пытался пролезть в ночной клуб на халяву, – улыбаясь не совсем ровными зубами, ответил Жан. Вообще, Жан имел специфическую внешность. Плешь на макушке, которая напоминала шапочку католического священника; верхние передние зубы немного выступали вперед. Так же Жан не умел бриться. Если он ходил не заросший бородой, то криво пробритый и с порезами на лице. При этом он абсолютно не комплектовал по поводу своей внешности. Наоборот, он отрывался везде и всегда на всю катушку. Это ему позволяли деньги родителей. Дело в том, что Жан был единственным сыном одного нефтяного магната, так что кредит у него был неограниченный.

- Да, ты мне помог тогда, но потом?

- Что тебе дали деньги? – с издевкой спросил Жан. – Мои деньги.

- Ну… - протянул Ноэль. Деньги Жана дали ему многое. Он начал покупать себе хорошую одежду, ходить в «Клуб». Ему было достаточно позвонить Жану и сказать, что ему надо пару сотен. На что и зачем Жан не спрашивал, а просто передавал пару купюр и все. За это Ноэль ездил с ним по кабакам. Разумеется, за деньги Жана.

- Вот именно, – произнес Жан. – Ты зависим от меня. Ты должен мне баснословную сумму денег. И, увы, ты не в состоянии мне отдать её. Но это не самое страшное. Самое страшное, что тебе нравится, зависеть от меня. Тебе нравиться, получать от меня деньги. Только, тебе не нравится просить их. Но это нравится мне. Да, мне нравится, когда кто-то просит у меня денег. Значит, я нужен им.

Это было так. Если бы не Жан, Ноэль, скорей всего, начал воровать. А воровство, рано или поздно, приводит к тюрьме. А в тюрьму Ноэль не хотел.

- И много таких как я? – спросил Ноэль.

- Сейчас только ты один, – ответил Жан.

- То есть, ты периодически, меняешь таких друзей.

- Сами исчезают, – произнес собеседник. – Особенно после таких разговоров. Мол, совесть не позволяет и прочее. Мне все равно.

- Ты пытаешься купить себе друзей, – не спрашивал, а констатировал Ноэль.

- Точно! – подтвердил Жан. – Купить.

- Только дружба не продается, – произнес Ноэль.

- Да? – удивился Жан. – Хорошо, я не дружбу покупаю. А плебейство.

- Это продается.

- И ты согласен… продаваться? – спросил Жан.

- Пока, да.

- Оригинально.

- Жан, можно тебя кое о чем попросить? – неожиданно произнес Ноэль.

- Деньги?

- Нет, - покачал головой Ноэль. – Если сегодня в твоей комнате окажется девушка без рук… будь с ней ласков. И потом помоги одеться.

Жан посмотрел в окно авто, потом повернулся и произнес:

- Ноэль, ты же знаешь правила «Клуба»: никогда и никому не рассказывать о своих партнерах. Это табу! Она тебе понравилась?

- Да, - кивнул Ноэль. – Мы даже виделись за пределами «Клуба».

- Ого! Даже так? Хорошо, я буду с ней нежен, – тихо произнес Жан и рассмеялся. Ноэль отвернулся к окну.

 

* * *

Сегодня Ноэлю достался номер три. Он стоял перед дверью и ждал звонка. Жан стоял возле девятого номера.

Зазвенел звонок и Ноэль открыл дверь. В комнату, через дверь напротив, вошла молодая женщина. Черные волосы были собраны в хвост. На женщине было темно-вишневое платье, чулки (или колготки) и туфли лодочки черного цвета.

Перед Ноар стоял молодой парень в потертых джинсах и серой рубашке.

- Винсент? – удивленно спросила она. Он не изменился. Как и тогда, шестнадцать лет назад. Перед ней стоял Винсент.

Ноэль удивлено оглянулся и осторожно спросил:

- Вы это мне?

Ноар только сейчас присмотрелась как надо. Да, парень, стоящий перед ней, напоминал любовь её молодости Винсента, но все же это был не он. Просто похожий парень.

- Прости, я тебя спутала кое с кем, – растеряно произнесла она и начала снимать платье.

- Ничего, - Ноэль по привычке стыдливо отвернулся.

- Ты чего? – удивилась Ноар.

- Ничего, - он повернулся к ней и стал раздеваться.

 

* * *

До конца времени оставалось еще достаточно, но близости ни Ноар, ни Ноэль больше не хотели. Они отрешено лежали под простынями.

- Ты назвал меня Мари, – тихо произнесла Ноар, повернувшись к Ноэлю. – Я могу поинтересоваться, кто она? Не пойми меня не правильно, просто здесь меня еще никто не называл чужим женским именем. Чувствую себя любовницей, которая заставила верного мужа изменить любящей жене.

- Я второй раз в «Клубе», – честно произнес Ноэль. – И первый раз мне попалась одна интересная девушка…

Он остановился, посмотрев на Ноар. С её груди как раз спала простыня, но женщину это не беспокоило ничуть.

- Правило? – с улыбкой спросила Ноар. – Здесь можно.

- Мари, она уникальная девушка, – начал Ноэль. – Она очень красивая, хоть и потеряла руки.

«Мари? Племянница Жуля? Вот это поворот!» - подумала Ноар, но внешне даже вида не подала.

- Она мне очень понравилась, поэтому…

- А что же ты не утащил её из «Клуба»? Ведь, если вам вдвоем хорошо, вы можете уйти и не посещать более «Клуб».

- Да, вы правы…

- Ты, – перебила его Ноар.

- Что? – удивился Ноэль.

- Мы с тобой тут пару раз за сорок минут переспали, так что можно и даже лучше нам перейти на ты, – пояснила Ноар. – Она молодая?

- Ну…

- Моложе меня? – Ноар была напориста в разговоре. Собеседник все больше напоминал ей Винсента.

«Интересно, сколько ему? Если он сын Винсента, то… нет, абсурд, сын Винсента, даже от другой женщины, еще ребенок, а в «Клуб» несовершеннолетних не пускают»

- Наверное, ей двадцать.

- Мне двадцать семь, значит она моложе. А сколько же тебе, малыш?

- Мне восемнадцать, – солгал Ноэль. Как уже говорилось, он вынужден лгать. Сейчас даже его документы лгут. Ноар права, и несовершеннолетних в «Клуб» не пускают, но благодаря Жану у Ноэля есть фальшивый паспорт, согласно которому ему уже есть восемнадцать лет.

«Всего лишь похож» - печально подумала Ноар.

- В восемнадцать лет посещать «Клуб», не рано? – она вспомнила своего прошлого партнера.

- Какая разница, - ответил Ноэль, - в каком возрасте приходить в «Клуб».

- Ну, знаешь, я там иногда таких дам встречаю, - она указала в сторону женского коридора, - что молодому парню даже вредно с ними спать.

- Страшные? – с улыбкой спросил Ноэль.

- И страшные, и старые, – произнесла Ноар. – Вообще, «Клуб» только кажется райским местом. На самом деле здесь отвратно.

- Да? – удивился Ноэль. – Я бы не сказал. Пять дней назад я встретил Мари, сегодня тебя.

- Просто везение. – сказала Ноар. – Если бы тебе сегодня выпал девятый номер, ты бы сейчас пыхтел над полутора центнерами жира шестидесятилетней выдержки с кучей морщин и отвратительным запахом.

- Девятый? - переспросил Ноэль.

- Да, - кивнула Ноар, - а что?

- Там сейчас мой знакомый. Он, как раз, и привел меня в «Клуб».

- Красивый? – с ухмылкой поинтересовалась Ноар.

- Как иезуитский священник, – смеясь, ответил Ноэль. Ноар звонко рассмеялась.

- Откровенность за откровенность? – спросил Ноэль, когда Ноар успокоилась.

- Ты о чем? – удивилась она.

- Когда я зашел, ты назвала меня Винсентом. Кто это?

- А тебе не кажется, что ты лезешь не в свое дело? – вопросом на вопрос ответила Нора, а про себя подумала: «К черту! Чего я теряю? В конце концов, даже если он просто похож на Винсента, можно с ним поиграть. Да, Мари жалко, хотя… кто жалел меня? Правильно, никто. Должна ли я жалеть эту калеку? Нет».

- Ну… - Ноэлю стало неловко. По сути, она права, он лезет не в свое дело.

- Ладно, я расскажу тебе. Только ты будешь мне должен, – она лукаво улыбнулась, отчего парень нервно сглотнул. Это рассмешило Ноар.

- Винсент был моим парнем, когда я была моложе тебя, – начала Ноар. - У нас были не продолжительные отношения, и мы расстались. Потом я вышла замуж за одного пожилого предпринимателя и через не продолжительное время, похоронив его, стала владелицей небольшой фирмы.

- Класс, – произнес Ноэль. – И я похож на этого Винсента?

- Да, - кивнула Ноар. – Как две капли воды.

- Ты с ним спала? – спросил Ноэль.

- Хочешь узнать, похожи ли вы с ним в постели?

- Ну… да.

- Знаешь… - она задумчиво откинулась на постели и положила руки за голову. – В чем-то он превосходит тебя, а в чем-то ты превосходишь его.

- В чем? – с интересом спросил Ноэль. Вместо ответа Ноар загадочно улыбнулась и потянулась к своему клатчу. Достав свою визитку, она протянула её Ноэлю.

- Позвони мне завтра после 18.00. Встретимся и я тебе все подробно разъясню, – тихим голосом произнесла Ноар, проведя рукой по плечу парня.

- Да, но, - неуверенно начал парень.

- Ты про свою безрукую переживаешь? – улыбнулась Ноар. – Мари, кажется. Ты же изменил ей уже.

- Мы… я надеялся, что сегодня нам снова выпадет вместе.

- Её здесь нет, – произнесла Ноар, поднимаясь с кровати.

- Как? – удивился Ноэь, глядя на обнаженную Ноар. Ну, почти обнаженную. Из одежды на ней были только чулки.

- Тебе когда следующий раз сюда? – спросила Ноар, одеваясь – Помоги, - она повернулась спиной, указывая на застежку бюстгальтера.

- Через семь дней, а что? – застегивая бюстгальтер Ноар, произнес Ноэль.

- А твоей Мари может быть назначено и на завтра и на послезавтра, – ответила Ноар. – Странно, что она тебе не объяснила таких простых вещей. Или она тоже была здесь впервые?

- Нет, - покачал голов Ноэль, - она здесь уже не однократно была.

Парень был в замешательстве. Ему показалось, что Мари было хорошо с ним. К тому же она дала ему номер своего телефона. Как и Ноар, кстати. Но Мари не Ноар.

- Она могла не знать про эту особенность «Клуба»! – воскликнул Ноэль.

- Тише, – Ноар приложила палец к его губам. – Кто знает, знала она или нет.

Ноар развернулась и пошла к двери.

- Не забудь, завтра после 18.00. Я буду ждать, – не оборачиваясь, произнесла она.

«Он обязательно позвонит» - улыбаясь, подумала она.

Категория: Рассказы начиная с 2014 года | Добавил: AlexShostatsky (03.05.2018)
Просмотров: 211 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar