photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

Сердцебиение

Наша история началась двадцать три года назад в одном роддоме. Зимним днем, когда за окном бушевала метель, молодой папаша сидел в коридоре и ждал, пока его жена разродится. Он сидел на стуле и теребил свою шапку-ушанку. Серый тулуп он так и не удосужился снять. Сегодня утром он привез свою жену со схватками и теперь, волнуясь за свою Катю, ждал. Казалось, что минуты длились невероятно долго. Он, наш герой, которого, кстати, зовут Григорий, мимолетом бросал взгляд на часы. Но поняв, что секундная стрелка, все же, движется, опускал взгляд.

Как назло, никто из персонала не ходил по коридору. Не смотря на разгар дня, коридор был пуст. Только медсестра на посту что-то тихо писала в журнал, изредка посматривая на нервного папашу.

Нервозность Григория росла. Теперь он не только теребил свою шапку, но и стал постукивать каблуком зимних туфель по полу.

– Мужчина! – возмутилась медсестра, когда мерное постукивание стало нервировать её. – Успокойтесь!

Григорий резко поднял голову и посмотрел на медсестру. Сказав украдкой «Да», он перестал выбивать чечетку. В этот момент двери в конце коридора открылись и оттуда вышли врачи. Пожилой мужчина с седой бородкой что-то тихо говорил невысокой полной женщине с бумагами в руках. Григорий, который еще утром отдал в руки этих людей свою Катю, встал и с надеждой посмотрел на них. Пожилой врач заметил взгляд Григорий и, распрощавшись с медсестрой, жестом подозвал Григория к себе. Наш герой стремглав бросился к доктору.

– Ну, что, доктор? – взволновано спросил он.

– Что? – задумчиво повторил доктор. – Пройдемте, – он указал вперед и, пройдя по коридору, открыл дверь кабинета. Жестом доктор пригласил Григория войти.

Уже в кабинете, доктор позволил себе улыбнуться и поздравить отца.

– Поздравляю, у вас дочка! – произнес доктор. Радости Григория не было предела. Он кинулся обнимать доктора.

– Спасибо! Спасибо, доктор! – радостно кричал отец. А врач лишь печально улыбался.

– Ну, хватит, хватит, – произнес доктор, высвобождаясь из объятий Григория.

Когда эйфория Григория немного утихла, доктор продолжил:

– Девочка, конечно, прекрасно, но есть одно «но», – доктор прошелся по кабинету и сел за стол. – Присаживайтесь, – он указал на стул, и Григорий сел, немного недоумевая. О каком «но» говорит врач?

– Доктор, что-то с Катей? – осторожно спросил он. Только сейчас до него дошло, что он напрочь забыл о своей жене. Хороший муж, не так ли?

– Нет, с вашей женой все в порядке, – уклончиво ответил доктор. – Вот с дочкой.

– Что? – нервно спросил Григорий.

– У неё обширная гематома, – ответил доктор. – В затылочной части. Вследствие чего, непонятно. Все обследования в норме. Вот.

Григорий так до конца не понял, о чем врач. Гематома и что? К сожалению, наш герой был простым человеком, слишком простым и многого, особенно в медицинском плане, не понимал. К счастью, врач ему все пояснил.

– Я переживаю, как бы это не стало причинно развития ДЦП, – ответил доктор.

Вот эти слова и прозвучали для Григория как раскаты грома. Всего три буквы. ДЦП. Детский церебральный паралич. Его самого этот недуг обошел стороной, а вот брата нет. Он помнил своего брата маленьким мальчиком, который странно двигался и говорил невнятными звуками. Потом родители его куда-то увезли и все. Больше он о нем ничего не знал. Когда Гриша подрос, он спрашивал о старшем брате, но родители молчали. И только когда Гриша вырос, а отца не стало, мать рассказала, что они отдали маленького Коленьку в интернат. Все, как она сказала, ради Гришеньки. Чтобы младший сын рос здоровым и ни в чем не нуждался. Но судьба решила взять реванш. «Я не откажусь, несмотря ни на что!» – твердо решил про себя Григорий.

 

* * *

С того дня прошло двадцать три года. И мы пока оставим Григория и его семью и расскажем вам про одного парня, который родился шестью годами позже, чем ребенок Григория и Кати. Этого мальчика, а точнее, молодого человека, зовут Валентин. Валя простой семнадцатилетний школьник. Правда, немного замкнутый. В свои семнадцать он еще девственник. Вы спросите, что же тут такого? Но поверьте, для парня, живущего в двадцать первом веке, это постыдно. Во всяком случае, так думают друзья Вали. И он, слушая их истории интимных похождений, стыдливо опускает глаза. Валя бы и хотел расстаться со своей девственностью, но дело в том, что стесняется знакомиться с девушкой. А денег на проститутку у него нет. Вот и приходится парню работать своей правой, иногда левой, а крайне редко и двумя руками, лицезрея совокупления актеров определенного жанра на экране компьютера. Проще говоря, он гоняет лысого, просматривая порно. Онанизмом он занимается часто. По несколько раз на день. Придя со школы, он включает компьютер, заходит на порно сайт, снимает штаны и смотрит. Ну, не только смотрит. Частенько он представляет себя на месте актера, который занимается сексом на экране со своей сексапильной партнершей. Но когда настает финиш и рука оказывается вымазанной, его одолевает странное чувство. Как будто он поступает не правильно. То, что он делает это постыдное занятие и им нельзя заниматься. К тому же парень хотел по быстрее испытать свои чувства с партнершей, но, увы, как уже было сказано, он был застенчив. Он боялся девушек, как огня. И сам не понимал, почему так. Ведь это нормально, когда у тебя есть девушка, но вот познакомиться, он не мог. Поэтому Валя просиживал вечера за компьютером, иногда поигрывая со своим маленьким другом. Он представлял, как будет заниматься этим с девушкой. Частенько представлял своих одноклассниц, некоторых учительниц и даже нескольких маминых подруг. Все было прекрасно, в своих мечтах он был плейбоем, жигало, неукротимым любовником. Но когда наступал конец, он снова стыдливо вытирал руку и надевал штаны. И так, изо дня в день. Но сейчас мы расскажем вам про один случай, который изменил жизнь молодого парня. В корне изменил.

Как-то в гости к ним приехал двоюродный брать матери, дядя Гриша. Одноклассница мамы Валентина и дяди Гриши выходила замуж. Уже неизвестно какой раз. Но она пригласила и родителей Вали, а так же Катю и Григория. Григорий хотел отказаться, но Светлана, мама Вали, его уговорила. Правда, была одна проблема, которую очень быстро разрешила Светлана. Дело в том, что тогда, двадцать три года назад пожилой доктор оказался прав. Дочка Григория и Кати была больна на ДЦП. Причем в тяжелой форме. Сейчас Ане, а именно так назвали они свою дочь, было двадцать три года. И если бы не недуг, она была бы прекрасной девушкой, которая, возможно, уже вышла бы замуж и родила ребенка. Но Анна страдала на ДЦП и хоть она выросла в красивую девушку, по умственному развитию она осталась полугодовалым ребенком. Красивые белокурые волосы, доставшиеся ей от красавицы бабушки, сбивались в клочья. Рот искажался в нервной улыбке. Анна не могла контролировать слюноотделение и поэтому слюни у неё текли постоянно. Когда она пыталась говорить, то невольно плевалась на окружающих. Говорила она отдельными звуками, не всегда понятными. Вместо «мама» она говорила «ма», вместо «папа» – «па». Валю просто называла «Ва». У Ани была красивая фигура, осиная талия, грудь второго размера, но так как она ходила на полусогнутых ногах и слегка сутулилась, то все преимущества её фигуры нивелировались. Да и кто глянет на инвалида. Многие люди просто проходили мимо, стараясь не обращать на неё внимания. К сожалению, были и те, кто открыто выражал презрение. Увы, умственные инвалиды все еще смеются над физическими. Валя не относился ни к тем, ни к другим. Он с добротой и пониманием относился к Ане. Они были знакомы с детства и часто виделись, играли. Конечно, когда он стал постарше, общество девочки-инвалида стало скучным для него. Чем можно заняться с умственно отсталой девочкой, которая никогда не расстается со своим плюшевым мишкой? Разве что только в куклы играть. И Валя играл. Из уважения к дяде Грише и тете Кате. Вот и сегодня он согласился посидеть с Аней, пока их родители будут развлекаться на свадьбе. Конечно, Валя не планировал весь вечер развлекать Аню, он просто покормит её, включит ей мультики в зале, от которых она была без ума, а сам пройдет к себе в комнату и займется… ну, вы понимаете, чем он займется.

– Только не забудь покормить Аню! – уже в дверях, когда Игорь, отец Вали, дядя Гриша и тетя Катя вышли, мама наставляла Валю. – Поиграй с ней, она это любит, а перед сном почитай сказку, иначе не уснет.

Светлана была невысокой блондинкой, с длинными волосами.

– Да, да, конечно, – вяло отвечал Валя. Мама вышла, дверь закрылась.

– Слава богу! – тихо выдохнул Валя и тут раздался звонок в дверь. Чертыхнувшись, Валя открыл дверь.

– Не забудь! – строго произнесла мама. – Покормить, почитать, поиграть.

– Может, «поиграть, почитать»? – переспросил Валя.

– Так, не умничай мне тут! – ответила мама и направилась к лифту. Валя только ответил «Угу» и закрыл дверь.

– Ну что, пошли кушать? – произнес Валя Ане, стоящей позади него.

– Да, да, да? – произнесла Аня.

– Да, – кивнул Валя и пошел на кухню, Аня следовала за ним. Готовить парень не хотел, поэтому просто разогрел молока и залил им кукурузные хлопья. Через минуту они размокли, и он принялся кормить Аню. Аня была хорошей девочкой и спокойно съела ужин. Валя вытер ей губы и повел в зал. Долго выбирать не пришлось, он просто включил детский канал, где на экране телевизора мелькали кадры какого-то мультика. Валя даже не обратил внимания, какого именно. Аня села прямо на пол и стала увлечено следить за происходящим на экране.

– Смотри, смотри! – улыбнулся Валя, когда Аня пыталась ему что-то сказать, указывая на экран. Сам же парень направился к себе в комнату. В квартире больше никого не было, поэтому дверь он закрывать не стал. Да и Ане может что-то понадобится. Хотя, пока она смотрит мультики, ей ничего не нужно. Разве что на горшок сводить. Парень представил эту картину. Как полуголая Аня сидит на горшке и… нет, тряхнув головой, он отогнал эту мысль. Валя включил компьютер, зашел на знакомый порносайт и стал листать раздел новинок. Не найдя ничего, на его взгляд, интересного, он зашел в раздел «Избранное» и включил первый попавшийся ролик. Вот оно, блаженство. На экране актеры изображали неистовую страсть (или не изображали, а просто получали удовольствие), меняли позы.

– А, да, да! – послышалось за спиной. От испуга, Валя «закончил дело» и, резко развернувшись, уставился на Аню. Она стояла прямо за его спиной, прижимая плюшевого мишку к себе, и указывала на монитор, где действие еще продолжалось.

– Аня? – испуганно произнес Валя.

– Ва, да, а, да! – произнесла Аня, указывая то на партнеров на мониторе, то на спущенные штаны Вали. Валя быстро вытер руки тряпкой, которая специально для этого лежала у него возле стола, натянул штаны и собирался увести Аню от греха подальше. Только Аня уходить не собиралась. Она бросила своего мишку на пол, стянула с себя футболку и еще активней стала махать на монитор и штаны Вали. Учитывая, что Аня не носила лифчик, Валя смог лицезреть её обнаженную грудь. Что произошло в голове парня понять тяжело. Он схватил девушку в охапку и потащил на диван, который стоял у стены. Аня не сопротивлялась, она просто не понимала, что сейчас произойдет. Валя уже не первый год смотрел порно и в теории знал, что сейчас надо делать. Он стянул с Ани бриджи и принялся ласкать её ноги. Увы, но в отличие от порно актрис, Аня не брила ноги и интимные места. Как ни странно, но это не остановило Валю. Возможно, он шел на поводу у похоти, так называемого «спермотоксикоза». Возможно, он надеялся на то, что Аня не сможет рассказать о том, что он с ней сделал. Но, скорее всего, он, ни на что не надеялся, а просто поддался инстинктам. Хотя, разум его, все-таки, напомнил о себе и перед тем, как лишить Аню девственности, он резко соскочил с неё, подбежал к компьютерному столу и, вытряхивая содержимое ящика, нашел презервативы. Он купил их несколько лет назад, надеясь, что покупка контрацептивов приблизит его к интимной близости с девушкой. Он думал, что с гандонами в кармане, он станет более смелым и сможет познакомиться с девушкой. Ну а там, дело техники. Ничего не изменилось. Он остался таким же застенчивым парнем, только с пачкой презервативов в кармане. Со временем, презервативы перекочевали в ящик стола. Валя, правда, использовал один, чтобы почувствовать презерватив на себе, когда просматривал порно. Но еще две штуки остались. Впопыхах он натянул презерватив и вернулся к дивану.

Все закончилось быстро. Аня восторженно, как показалось Вале, кричала что-то неразборчивое и, когда все завершилось, уснула. Для неё это был первый сексуальный опыт. Как и для него, но до этого он уже занимался самоудовлетворением. А Ане это просто не нужно.

Сейчас, когда гормоны утихли, Аня мирно спала в зале на диване (Вале хватило ума не оставлять её в своей постели), Валей овладел страх. Он изнасиловал девушку. Да, она не сопротивлялась, ей было интересно, но он изнасиловал девушку. Конечно, завтра, когда вернутся родители, они об этом не узнают. Он будет молчать. Аня вообще не способна внятно объяснить, что с ней происходит, так что волноваться нет смысла. Таким образом, успокоив себя, Валя лег спать.

На следующий день, до отъезда тети Кати и дяди Гриши, Аня как привязная ходила за Валей. Куда бы он не пошел. Родители страдали похмельным синдромом, поэтому им было не до Ани. А когда они уехали, Валя совсем расслабился.

Вот только он не мог забыть те ощущения, когда он был с женщиной. Не важно, что Аня страдает синдромом ДЦП, она женщина. Самая настоящая. Она чувствовала его, реагировала на его неумелые ласки. Да, он не опытен, но все равно. Он боялся, что быстрый финиш вызовет насмешки у партнерши, но Ане на это все равно. Конечно, это эгоистично, использовать бедную девушку для удовлетворения своей похоти, но Валя стал мечтать о новой встрече. Часто видеться они не могли, так как Аня с родителями живет в другом городе. Да и кто, без необходимости, оставит инвалида с… можно сказать, чужим человеком, но Валя не чужой. Он и не близкий, скажем так, посвященный. Нет, не правильно. Он знает об Ане и хорошо к ней относится. Так думали родители Ани.

Валентин очень боялся, что его секрет раскроют. Что делают с насильниками в тюрьме, он знал. Но его случай особенный. Он изнасиловал инвалида. Девушку, которая физически не могла дать отпор. Про обоюдное согласие и речи быть не может. Его даже не будут слушать. «Уж лучше умереть» – подумал Валя. Только не ад тюрьмы. Парень даже обдумывал, как именно покончит с собой, если все откроется.

Но ничего не открылось. Только по телефону Катя и Света обсуждали, что Аня стала себя «немного развязней вести». Аня снимала с себя одежду, подходила к Грише и показывала на его область паха и что-то просила. Со временем, когда прошли недели, она успокоилась. Родители тогда посчитали, что она видела это по телевизору. Мол, не уследили и вот результат. Валя расслабился и снова предался своим мечтаниям. Странно, но тот единственный раз стал причиной его фетиша. Он уже не хотел секса с простой, здоровой девушкой. Он хотел секса с Аней. Парень пытался забыть, выкинуть это из головы, вычеркнуть из жизни. И, как ему показалось, у него это получилось.

 

* * *

Описанные выше события были зимой, буквально за месяц до дня рождения Ани. Сейчас же на дворе быль июль и Валя с семьей поехал навестить Гришу, Катю и Аню. Валя думал, что все позади, что Аня забыла ту ночь. Точнее, те три минуты, если быть честным. Хотя, сам парень забыть девушку не мог, но об этом позже.

Аня очень обрадовалась при виде Вали. Поначалу никто не обратил на это внимания, так как она всегда была ему рада. Родители Ани накрыли стол, Катя села кормить Аню, но Аня, почему-то, отказалась, что бы мама её кормила. Да и при любом удобном случае, пыталась пересесть к Вале. Парень начал нервничать. Неужели… но нет. В этот раз все обошлось.

– Валя, – устало произнесла Катя, – покорми Аню. Видишь, к тебе хочет.

– Хорошо, тетя Катя, – кивнул Валя и поменялся с Катей местами за столом. Аня готова была прыгать на стуле от радости, что Валя её кормит. Весь вечер она не отходила от него ни на шаг. Даже забросила своего плюшевого мишку, с которым была неразлучна с годовалого возраста. Вот тогда у Гриши и закрались сомнения по поводу поведения дочери. Ведь тогда после вечера с Валей, девушка стала странно себя вести. Неужели, племянник… нет, быть такого не может! Чтобы Валя, да над Аней надругался. Гриша даже головой потряс, отгоняя дурные мысли. Но, как потом оказалось, зря.

Ночью, когда все спали, Аня ворочалась и не могла уснуть. Девушка уже давно спала одна, в своей комнате. Валя знал это и поэтому тихо прокрался к ней.

– Ва, ва, ва! – взволновано запричитала Аня.

– Тише, тише! – процедил Валя, прикладывая руку ко рту девушки. Идея была глупой, так как Аня не может контролировать свои эмоции. Валя помнил, как тогда она кричала. Но тогда они были одни, сейчас, же она просто перебудит всю квартиру.

«Успокою её и уйду по–тихому», – решил Валя, но свет резко зажегся в комнате. Валя испугался и оглянулся. В дверях стоял Гриша.

– Ах, ты же стервец! – процедил мужчина.

– Дядя Гриша, это не то…– начал оправдываться Валя, но бугорок на трусах выдавал его истинные намеренья.

– Она же инвалид! – гремел в комнате голос Гриши. – Да как ты посмел!

– Что случилось? – в дверях уже толпились Катя, Света и Игорь. Гриша схватил Валю за шиворот и выволок в зал.

– Дядя… – попытался оправдаться Валя, но Гриша был в ярости.

– Гриша, что случилось? – взволновано спрашивали наперебой другие. Аня же бежала, следом крича: «Ва! Па! А! Ва! Па!»

– А сейчас он нам сам расскажет! – Гриша кинул Валю на пол и горой стал над ним. – А ну рассказывай, что ты сделал с Аней! Живо!

– Я, я, я… – испугано мямлил Валя.

– Я понять не мог, что с ней. Дурные мысли лезли в голову. Отгонял, дурак! – процедил Гриша.

– Да что случилось?! – крикнула Катя. Гриша посмотрел на жену и немного успокоился.

– Помнишь, – начал он, – Аня странно себя вести начала. Одежду с себя без причины снимала, ко мне в трусы лезла. Так вот, он, – Гриша ткнул пальцем в Валю, – совратил её.

– Что ты несешь?! – закричала Света, – Валя к ней как к сестре относится!

– Гриш, я все понимаю, но ты уже палку перегибаешь, – вступился за сына Игорь. Все это время Аня бегала за их спинами и натужно кричала «Ва! Ва! Ва!»

– Мой сын не…– договорить Игорю не дал Валя.

– Он прав! – выкрикнул Валя. Все замолчали, и оторопело смотрели на Валю. В этот момент Аня смогла протиснуться между фигурами и обняла Валю. Они так и сидели на полу. Валя боялся поднять голову, а Аня обняла его за голову и причитала: «Ва! А! Ва! Па!»

– Да я тебя сейчас убью! – заорал во все горло Гриша и кинулся на Валю. Игорь попытался его удержать, но не смог. Еще мгновение и он разорвет Валю. Но вперед, на отца прыгнула Аня. Она оттолкнула Гришу, да так сильно, что он упал на пол. А дочь стояла над ним и защищала… насильника? Понять, что чувствовала Аня тяжело. Скорее всего, ей понравилась та близость, те ощущения и она хотела продолжения. Она не понимала, что в мире здоровых людей существуют определенные правила. Что нельзя надругаться над инвалидами, а в понятии общества, именно это и сделал Валя. Надругался, обесчестил Аню. Пошел на поводу у похоти! Но именно она стала на его защиту.

Говорят, что в иерархии волков, волк не может нападать на волчицу. И вот, когда сталкиваются два волка, волчица, как бы прячется под своего волка, тем самым закрывая его горло от удара. Аня не волчица, но она и не пряталась. Она выступила против отца, защищая своего Валю.

– Аня… – недоуменно произнес Гриша. Под напором девушки все отступили.

– Ва! Па! Ва! – кричала девушка, яро жестикулируя.

Гриша поднялся и произнес одно слово:

– Убирайтесь.

Для Вали это помилование. Его не растерзают за извращения. Его просто отпустят.

– Спасибо, спасибо, спасибо, – как заведенный твердил Валя.

– Поднимайся! – Игорь с силой поднял сына с пола и потянул к выходу. Одеться может и по пути. Уже в машине он произнес сыну:

– Рассказывай!

– Игорь! – возмутилась Светлана, но опустила голову и замолчала, когда увидела холодный взгляд мужа.

– Я люблю Аню, – произнес Валя. Парень не знал, что такое любовь, но все чаще он думал об Ане. Непросто как о партнерше по сексу. Его волновало как она, что делает. Конечно, он понимал, что Аня мало чем может заниматься. Она либо смотрит мультики, либо гуляет с мамой где–то вдали от людей, либо обедает, либо спит. Список не столь велик. Но все равно мысли парня возвращались к ней.

– Любишь? – закричал Игорь, выворачивая руль. Машину стало заносить на ночной дороге. Заскрипели тормоза и старенькие Жигули остановились у обочины.

– Ты что?! – закричала Света. – Решил нас убить?!

– Так лучше умереть, чем… это!

– Чем что?! – закричал Валя. – Что я сделал?!

– До тебя не дошло?! – орал Игорь. – Ты.

– Изнасиловал её?! – сорвался Валя. Его голос хрипел, но щекам катились слезы.

– Да, я изнасиловал Аню, но не жалею! – захлебываясь слезами, произнес парень. – Она была счастлива! И я был счастлив! Тогда! И сейчас! Папа, ты же видел!

– Заткнись! – отрезал Игорь. – Моли Бога, чтобы Гриша не подал заявление в милицию.

Машина рванула с места.

 

* * *

С той ночи прошло еще около трех месяцев. В один из осенних дней в квартире Игоря и Светланы раздался телефонный звонок.

– Алло, – ответила Светлана.

– Света, – в трубке послышался усталый голос Кати.

– Катя? – удивилась Света. После той ночи ни она, ни Гриша не звонили им. Сами они боялись звонить Кате и Грише. Зачем накалять ситуацию. Не написали на Валю заявления в милицию, и на том спасибо.

– Да, Свет, это я, – ответила женщина.

– Здравствуй, Катя, – Света не знала, что ей говорить. Катя позвонила сама, и зачем она это сделал неясно. Может, хочет высказать все, а может…

– Свет, Ане плохо, – произнесла Катя. – Все время зовет Валю. Сначала думали, пройдет, но нет. Она уже от еды отказывается, Света, – Катя перешла на плач.

– Аня…

– Приезжайте скорее, – только и смогла произнести Катя. Затем последовали короткие гудки. В тот же вечер вся семья собралась и поехала к Грише, Кате и Ане.

Валя стоял на пороге квартиры Ани и не знал что делать. Гриша стоял напротив него и молчал. Молчали и Света с Игорем. Каждый думал о своем. Игорю и Свете было стыдно за сына. Гриша не понимал, что этот малолетний подонок сделал с его дочерью. А Валю раздирали противоречивые чувства. Он был рад, что сейчас увидит Аню, стыдился своего поступка, испытывал страх перед Гришей.

– Чего стоишь?! Проходи! – строго произнес Гриша, отступая от двери. Он уже признал свое поражение. Да, он поглумился над Аней, но все. Былого не вернешь. Аня изменилась. Она уже не маленькая девочка, она женщина. И ей нужен… мужчина? Нет, она еще ребенок!

Гриша тряхнул головой, отгоняя, как он считал, паршивые мысли. У него была такая привычка. Гриша считал, что дурные мысли, это что-то вроде перхоти: тряхнул головой, и нет проблем. Но мысли не перхоть, взмахом головы от них не избавишься.

– Здравствуйте, – тихо поздоровался Валя с тетей Катей, когда та вышла в коридор, закутанная в шерстяной платок. Она сдала. Сильно сдала. Вся сжалась, круги под глазами.

– Ва! Ва! Ва! – донеслось из комнаты. В коридор выбежала Аня. Она бежала к Вале, протянув руки.

– Аня! – парень протянул руки, обнял девушку.

– Ва! Ва! Ва! – радостно кричала она, топоча на месте.

– Тише, тише, – шептал ей Валя, стараясь её успокоить.

– Аня… – недоумевали Гриша с Катей. Их дочь преобразилась на глазах. Апатия, депрессия исчезли моментально. Только этот развратник и извращенец переступил порог их дома.

Если не знать подробностей, то картина представлялась довольно милая. Парень обнимает девушку, их родители наблюдают счастливую сцену. На самом деле парень и девушка были счастливы. Валя был первым и единственным мужчиной, с которым у Ани была близость. Другого она не знала и не могла знать. Даже если бы Гриша прислушался к своему внутреннему голосу и… отцу было стыдно за эти мысли, но он всерьез задумывался, что бы купить дочери жигало. Только он так и не решился. Он представил, как скривится этот ублюдок, спящий с женщинами за деньги, увидев Аню. Руки так и зачесались набить ему морду. Хоть это и было только плодом его воображения, Гриша не на шутку разозлился и чуть не разнес кухню в щепки. Катя тогда не могла понять, что так взбесило её мужа, но промолчала.

 Удивительно, но идея пригласить Валю принадлежала Григорию. После того вечера, когда пострадала кухня, он решил: «Уж лучше пусть он». Только он не учел одного. Аня любила Валю. Конечно, из-за своего недуга она не могла передать чувства так, как это делают другие девушки, но сейчас она была счастлива. Её Валя был с ней, обнимал её, говорил ласковые слова, гладил по голове, плечу. Она чувствовала его тепло, прикосновения.

Многие считают, что отношения здорового человека с инвалидом, это либо извращение, либо жалость. Нет, это и есть настоящая любовь. Когда любишь не внешнюю оболочку, а душу. Многим этого не понять…

В тот вечер Аня не отходила от Вали. Он кормил её, играл с ней мягкими игрушками, смеялся. Конечно, родители не оставляли их наедине. Все помнили, чем закончилась прошлая поездка.

Наутро семья Вали вынуждена была уехать. У Светы и Игоря работа, у Вали учеба, он как раз поступил в ВУЗ.

Перед самим прощанием, Гриша подошел к Вале и отвел его в сторону.

– Я не простил тебя и, скорее всего, не прощу никогда, – произнес мужчина. – Просто, Аня… она изменилась. Ты её такой сделал, – на последней фразе он начал закипать, но смог сохранить спокойствие. – Ей тяжело без тебя.

– Я понимаю, дядя Гриш, простите… – начал Валя. Он нервничал. В глубине души, он раскаивался за содеянное, но уже поздно. Прошлого не воротишь. Да и сам Валя сомневался, что изменил бы что-то в своем прошлом.

– Не напрягайся мальчик, я же сказал, что вряд ли прощу тебя, – спокойным тоном ответил Гриша. – Просто все это ради Ани.

– Это? – удивлено переспросил Валя.

– Да, – кивнул Гриша, – я прошу тебя, приезжай к нам. Пару раз в неделю. Гуляй с Аней. Но только гуляй! – последнюю фразу он процедил сквозь зубы.

– Да, да, конечно, спасибо, – затараторил парень. Он был так счастлив. Наконец–то ему разрешили быть рядом с Аней. С девушкой, которую он любит.

 

* * *

По началу, Катя сопровождала Валю и Аню на прогулках, но со временем перестала. Теперь у неё есть время спокойно заняться домом и просто отдохнуть. Как не удивительно, но произошедшее пошло только на пользу семье Гриши и Кати. Конечно, Аня изменилась, но частые визиты Вали помогли справиться с этими изменениями. Валя приезжал два раза в неделю. В среду, когда у него выходной в ВУЗе, и в субботу. Он гулял с Аней вдоль дороги на окраине микрорайона. Там практически нет прохожих. А учитывая Анин недуг, это плюс. Всегда найдутся те, кто начнет тыкать пальцем, шушукаться и даже тихо смеяться. Валю это нервировало. У него постоянно чесались руки врезать прохожим, которые косо смотрят на них, но он сдерживался. Если его побьют, об Ане некому будет позаботиться. При самом лучшем раскладе, их просто бросят на улице. Его полумертвого в крови, её бегающую вокруг. В худшем… Валя даже не хотел представлять. Ублюдков много, так считал Валя и боялся за свою Аню.

Однажды вернувшись, домой с прогулки, Валя встретил Катю в дверях.

– Вы уходите? – удивился парень. Дело шло к обеду, и надо было кормить Аню. Потом они еще несколько часов погуляли бы, и он отправился домой. Сегодня среда и завтра на пары. Надо хоть конспекты почитать.

– Валя… – замялась Катя. – Тут такое, – она отвела взгляд и протянула парню пачку презервативов. – Гриша не понимает этого, но ей надо… не только гулять. У женщины такая потребность. Будь Аня нормальной, это проще решить, но в нашей ситуации.

– Я понимаю, – парень взял пачку. – Мы покушаем и тогда уже… – он не договорил, чем они займутся и так понятно.

– Хорошо, – кивнула Катя. – Я пойду в магазин, на рынок. Час вам хватит?

– Да, – кивнул парень краснея. Катя ушла, а Валя с Аней принялись обедать.

Сегодня у них был второй раз, но парень все равно нервничал. Дрожащими руками он раздел Аню и положил на кровать. Сам же он не спешил раздеваться, только стянул свитер и футболку. В прошлый раз все прошло как-то сумбурно, в спешке. Сейчас же парень решил все сделать «как надо». Он начал ласкать Аню. Девушка сначала радостно восклицала. Но по мере того, как парень неумело ласкал её тело, девушка стала тяжелее дышать. Она стала сильнее хватать его за плечи, голову, сильнее извиваться. Тогда он надел презерватив.

Как и прошлый раз, все закончилось быстро, и Аня после этого уснула. Валя укрыл её и начал одеваться. Он вспомнил как только поступив в ВУЗ познакомился с девушкой. Её звали Оля, такая же первокурсница, только из другой группы. Тогда все первокурсники собрались и пошли в кафе. Пили вино, кто водку, разговаривали, отмечали поступление, веселились. Валя и не заметил, как он разговорился с Олей, потанцевал с ней. Тогда он думал, что с Аней уже больше никогда не увидится, поэтому решил жить «новой» жизнью. Вот только продолжение вечера оказалось иным. Да, они переспали, но она только посмеялась с неопытности парня. Подняла его на смех. Аня же иная. Ей не важно как быстро он кончает. Ей главное, что он рядом. Возможно, это проявление эгоизма Вали. Или же комплекса неполноценности. Мол, зачем мне нормальная партнерша, если есть Аня, которую я устраиваю? Зачем как-то развиваться в плане интимных отношений, если твоя девушка умственно отстала и ей не до великих познаний Кама Сутры? Нет, Валя так не думал, он даже не мог представить себе такие мысли. После ночи, точнее, нескольких минут в постели с Олей, он только убедился в мысли, что Аня с ним искренняя. Она любит его таким, какой он есть. Не за его статус, внешность, возможности в постели, а просто за то, что он, это он.

Да, он сделал поспешные выводы после встречи с одной партнершей. Сейчас речь идет об Оле. Как вы понимаете, брать в расчет Аню нет смысла. Да, она женщина, он сделал её такой, но её возможности ограничены. Но именно с ней, Валя и чувствовал себя комфортно. Пусть все в его руках. Пусть их интимная жизнь ограничена. Но они счастливы, он счастлив… она счастлива. А это главное.

– Ну как? – спросила Катя, придя с магазина. Валя встретил её у входа и помог с сумками.

– Все прошло хорошо, – смущено ответил парень, относя сумки на кухню.

– Ну и хорошо, – улыбнулась Катя. Она была рада за дочку. Валя не плохой парень. Он сглупил, пошел на поводу у похоти, но он сделал это не со зла. Катя это понимала. Осталось только чтобы и Гриша это понял.

 

* * *

С тех пор прошло пять лет. Валя закончил ВУЗ, нашел работу. Жизнь перешла в другую колею. Теперь у него было меньше времени, чтобы видеться с Аней. Девушка снова стала тосковать. Тогда две семьи приняли не легкое, но, как им казалась, правильное решение. Аня переехала жить к Вале. За Аней теперь должна была следить Света, мама Вали. Она была педагогом и вышла на пенсию по выслуге лет. Гриша не хотел отпускать дочь, сердце подсказывало, что это все плохо кончится. Но видеть, как дочка мучается без этого развратника, было еще больнее и он согласился.

За эти года Валя убедился, что он искренне любит только Аню. Он пытался наладить отношения со здоровыми девушками, но тем от него всегда что-то нужно было. То денег, то подарков, на которые тоже нужны деньги. Поэтому Валя всегда с чистой совестью расставался с ними и возвращался к своей Ане, которой от него ничего не надо. Главное, чтобы он был с ней. Она любила его, и он стал отвечать взаимностью. Те подарки, которые от него требовали другие девушки, он стал дарить Ане. Конечно, ей это не надо, но для него это много значило. Пусть она неумело держит в руках букет сирени или беспрерывно теребит серебряный браслет на руке, не важно. Он любит её и, как любой мужчина, хочет сделать хорошо своей женщине. Именно женщине. Секс в их отношениях стал нормой. Родители не были против того, что Аня спит с Валей. Они даже особо не удивились, когда у Ани, в один момент, прекратились месячные.

Валя был обычным парнем. Нет, лучше сказать, мужчиной. А любой мужчина, который любит женщину, хочет от нее ребенка. И в одну из ночей он просто не надел презерватив.

– Я тебя убью! – орал Гриша. – Паскудник! Да как ты посмел?! Я тебя засужу!

Ситуация повторялась, как и пять лет назад, ночью в доме Григория. Только теперь Валя не падал перед ним на колени. Гриша поднялся и попер на Валю, замахиваясь кулаком. Еще мгновение, и стальной кулак обрушится на щуплого парня, но… Валя перехватил удар. Маленькая, тонка рука Вали легко остановила здоровенный кулак Гриши. Гриша был в недоумении, а Валя спокойно смотрел на него. Это уже не был испуганный мальчишка, который похотливо соблазнил и использовал его дочь. Перед ним стоял мужчина.

– Убьете, говорите? – с улыбкой произнес Валя. Аню на время разговора закрыли в другой комнате, и сейчас она пыталась открыть запертую дверь, выкрикивая: «Ва! Ва! Ва!»

– Неужто оставите свою дочь вдовой?

– Да как ты… – скрипел зубами Гриша.

– Так! – отводя руку Григория в сторону, выкрикнул Валя. – Я устал повторять, что люблю Аню! Я устал это доказывать! Я! ЛЮБЛЮ! АНЮ! Ясно?! И у нас будет ребенок! У нас будет обычная, нормальная семья!

Гриша отступил от такого напора. Он не знал, что и сказать. Он-то думал, что Валя просто играет с его дочкой. Нашел себе предмет для утех и все. Он не верил в эти «сказки» про любовь. Только теперь он понял, что Валя не врал. Он действительно любит Аню, такой, какая она есть, с её недугом. Он добровольно приговорил себя на вечные страдания. Что такое жизнь с инвалидом? Ведь родители Гриши сами отказались от больного сына, что бы он жил полноценной жизнью. Тогда, двадцать восемь лет назад он поклялся, что не бросит свою дочь, но тогда же, в тот же день его жизнь закончилась. От него отвернулись друзья, знакомые. Нет, они общались, но холода в этом общении становилось все больше, и больше. У них находились причины не встречаться с семьей Гриши. Они спрашивали о самочувствии Ани, но это было так, за между прочим, просто проявление вежливости, не более. Медленно, не спеша, Катя и Гриша стали отшельниками в обществе. От них не открещивались как от прокаженных, просто их игнорировали. Все. Прохожие на улице, медицинские работники, государство. Все их игнорировали. Как будто их не существует. Точнее, они так старались считать, косо глядя на Аню и ей родителей. Кто-то, конечно, проявлял заботу, но это были единичные случаи и через день два, эти люди так же надевали маску безразличия и слепо проходили мимо.

Валя все это понимал, вот только Гриша не знал, что Валя ко всему этому готов. У него нет друзей, а на знакомых ему плевать. Прохожие? За свою жизнь он понял, что мнение прохожего ничего не стоит. Хочет сказать слова благодарности, пусть говорит, хочет посмеяться, пусть смеется. Для него чужое мнение ничто. Главное, чтобы они были счастливы. А они будут.

 

* * *

– Ты хоть понимаешь, что вообще происходит? – удивлено спросил доктор. Молодой врач, к которому обратился Валя, пытался вразумить парня.

– А что происходит? – удивился Валя.

– Она недееспособна, понимаешь? – ответил врач. – Если кто-то узнает, что у нас родила такая пациентка, то…

– Что «то», доктор? У вас здесь сотни рожениц рожает, и никому нет дела до этого.

Врач печально вздохнул.

– Понимаешь, она может не выносить ребенка. Может умереть при родах. Это очень высокий риск. Ты согласен, ответить за последствия?

– Да, – кивнул Валя.

– Хорошо, – ответил собеседник. – Теперь слушай. Беременность – это тяжелый период для женщины. Её организм меняется.

– Я знаю про токсикоз и смену настроения, – перебил врача Валя.

– Токсикоз, смена настроения, – тихо повторил доктор. – Поверь, это только малая часть. Зуд в области груди и паха, повышение или понижение температуры тела, приступы обильного потоотделения и далее, далее, далее.

Валя задумался. Возможно, надо было согласиться на аборт, пока есть время? А если ребенок действительно убьет Аню? Что тогда? Валя боялся потерять Аню. Это маленькое существо давало ему смысл жить дальше. Он даже не мог представить, что было бы с ним, не будь рядом Ани. Найти «нормальную» девушку он, как он сам считал, вряд ли смог бы. Да и сам бы он не захотел. Конечно, ничего страшного, раз ожегся, но тот пьяный смех Оли рубцом остался на памяти Вали.

– Ничего, – улыбнулся Валя, – мы переживем.

 

* * *

– Ва, Ва, Ва, – жалобно стонала Аня. Девушка сидела на краю кровати, свесив ноги. Валя стоял рядом с ней на коленях и держал тазик. У Ани был еще ранний срок, но токсикоз её мучил сильнейший. Каждую ночь она вырывала весь ужин.

– Ничего, ничего, – ласково говорил Валя, поглаживая Аню по руке. За время беременности, Аня изменилась. Она стала более спокойной. Если раньше, только стоило Вале появиться на пороге, как она уже кружила вокруг него с радостными возгласами. То сейчас, когда под её сердцем зарождалась новая жизнь, Аня могла лишь подняться с пола и подойти к Вале, сказав пару слов. Либо просто сидеть на полу и поглаживать живот. Она понимала, что с ней происходит. Опасения врача, которые он не высказал при разговоре с Валей, не оправдались. Молодой врач боялся, что Аня враждебно воспримет перемены, происходящие с ней, и навредит ребенку. Но все было в корне наоборот. Она осознала, что скоро станет матерью и стала меняться. У Вали даже закрадывалась мысль, что Аня здорова, просто не желает вести себя как миллионы других девушек. Что она хочет выглядеть особенной. Но это были просто мысли. Да, Аня все понимала, но она была больна. И, увы, не излечима.

– Прошло? – осторожно спросил Валя, когда Аня успокоилась и снова стала поглаживать живот.

– Ва, да, Ва, – ответила девушка.

– Хорошо, – Валя отставил тазик и помог ей лечь. – Засыпай, я скоро.

Он подхватил тазик и вышел из комнаты.

– Снова? – спросила вышедшая из спальни Света, закутываясь в халат.

– Да, – устало кивнул Валя, промывая тазик. Мама молча наблюдала за действиями сына.

– Гриша звонил, – произнесла она, когда Валя выключил воду. – Спрашивал, нужны ли деньги.

– Нет, – покачал головой Валя. – Им нужнее. Как там тетя Катя?

– Уже лучше, – ответила Света. Как это ни печально, но не так давно Катю подкосил инфаркт. К счастью, все обошлось, но лечение забирает силы и средства. Валя хотел сам помогать названной свекрови, но Гриша отказался, сказав, пусть за «своей женой» следит, а за своей он сам приглядит.

– Хорошо, – ответил парень.

Этот разговор прошел чуть более чем полгода назад. Сейчас же Валя привез Аню в роддом. Девушка сильно кричала и извивалась на каталке.

– Что с ней, доктор? – взволновано спросил парень.

– Рожает, – быстро отрезал молодой доктор и стал раздавать приказания медсестрам, увозя Аню в родильный зал. Валю туда не пустили.

– Не переживай так, – улыбнулась пожилая медсестра, – родит. Все рожают, и она родит.

– Я знаю, – в ответ улыбнулся Валя. – Просто, Аня, она…

– Да знаем мы, – подхватила разговор молодая медсестра, стоящая за стойкой регистратуры. – Ничего, и такие рожают. И парализованные рожают. А она вон какая у вас активная.

В этот момент у Вали переменилось мнение о людях. Если все это время он считал, что всем наплевать на таких людей, как Аня. Что общество презирает их, открещивается от них, то сейчас все родильное отделение больницы стояло на ушах из-за Ани. Врачи увезли её, пригласили даже невропатолога, медсестры сейчас утешали его, говорили, что все будет хорошо. Валя не мог понять, это сон или реальность? Ведь раньше на него и Аню только косо смотрели и тихо перешептывались при виде их. А теперь…

Нельзя делать поспешных выводов. Да, в мире есть те, кто считает, что инвалиды это мусор общества. Но и немало тех, кто видит в них равноправных членов общества. Валя никогда не имел друзей. Он видел в каждом человеке врага. Валя считал, что все люди лживы, корыстны и злобны. Поэтому он должен защитить Аню от мира и людей. Медленно, не осознавая того, Валя превращался в Гришу. Ведь у отца Ани было точно такое же мнение.

– Простите, – тихо прошептал парень, стыдливо вытирая слезы. Ему было стыдно за себя, за свое мнение о людях. Никто не называл его развратником и извращенцем. Здесь все смотрели на него с пониманием. И ему было стыдно за себя.

Медсестры ему ничего не сказали, только молча улыбнулись.

 

* * *

Часы тянулись долго. Валя сидел в коридоре и ждал. Они уже были на УЗИ, и он знал, что у него должен родиться сын. Но будет ли он здоров? Сможет ли Аня его выкормить? Будет ли с ней все в порядке? Дурные мысли так и лезли в голову, Валя отгонял их, но они все равно лезли. Что же это с ним? Почему он думает о плохом? Нет, все будет хорошо. У него родится сын, и они будут счастливо жить.

Наконец-то двери в конце коридора открылись, и к нему вышел молодой врач.

– Поздравляю, – улыбаясь, произнес он, – у вас родился сын.

После этой фразы, улыбка с его лица исчезла.

– Спасибо, доктор! – на радостях Валя обнял врача.

– Только… – неуверенно начал доктор.

– Что? – недоуменно спросил Валя.

– Во время операции начались осложнения, – произнес доктор. – Сильное кровотечение…

– Она жива? – только и смог спросить Валя. Доктор молча смотрел на него.

Тишина стучала в висках. Неужели…

– Да, она жива, – наконец–то ответил доктор. – Идемте.

Он поманил рукой Валю, и они прошли в реанимацию. Аня лежала в отдельной палате, подключенная к системе искусственной вентиляции легких через носовой катетер. Датчики контроля сердцебиения были подключены к груди. Через капельницу в привязанную руку подавалось лекарство. Она была в сознании, но слаба.

– Ва, Ва, Ва, – тихо произнесла она.

– Она…

– Я не могу давать никаких гарантий, – произнес врач.

– Можно? – тихо спросила медсестра, стоя в дверном проеме. Врач молча кивнул и она внесла в палату завернутого в пеленку младенца. Она поднесла его Ане и положила на грудь. Младенец тихо спал.

– Ва, а, Ва, да, – взволновано произнесла Аня, прижимая правой, свободной рукой к себе младенца. Валя подошел к своей возлюбленной и опустился на колено. Врач и медсестра тихо вышли.

– Это наш сын, Аня, – сквозь слезы произнес Валя. – У нас сын.

Аня нежно держала сына на груди и тихо говорила:

– Ва, а, Ва, да, Ва, Ва , да, Ва.

– Да, да, да, – плача твердил Валя, поглаживая Аню по голове.

Она стала мамой. Пройдя через испытания, боль и мучения, она стала мамой. Самой необычной мамой в мире. Она никогда не сможет прочесть своему сыну сказку или спеть колыбельную, но она способна любить, любить искреннее всех. Валя понимал это. Он знал, что из всех женщин, она самая лучшая. Самая лучшая любовница, самая лучшая мама.

 

* * *

Тем временем врач вернулся в свой кабинет, где его ждал посетитель. За прошедшие почти тридцать лет, мужчина, сидящий в кабинете, практически не изменился. Все та же седина, морщины на лице. Только вместо белого халата старомодный костюм и трость.

– Как она? – тихо спросил старик.

– Плохо, дедушка, плохо, – устало ответил молодой врач, садясь в кресло.

– Я удивлен, что она смогла родить, – произнес старик. – Не думал, что Григорий на это согласится.

– Ты помнишь имена мужей всех рожениц, что у тебя рожали? – удивлено поинтересовался хозяин кабинета.

– Нет, – покачал головой старик. – Просто в моей практике это единственная семья, которая не отказалась от такого ребенка. Но они пошли дальше моих ожиданий. Они дали ей семью.

– Они и были её семьей, – произнес врач. – Просто этот Валентин полюбил её. Странно, такие девушки, зачастую, не знают что такое мужская любовь. Они знают родительскую любовь, чужую заботу, но не мужские ласки. Жаль, что она умрет.

– Да, врожденная патология, которую кое-кто не смог диагностировать, – ответил старик.

– Хочешь сказать, что я виноват в этом? – огрызнулся молодой. Старик лишь усмехнулся.

– Даже если бы мы диагностировали, спасти её вряд ли бы смогли, – опустив голову, произнес врач. – Он бы никогда не согласился на кесарево, а она его бы не пережила.

– Удивлен, что она смогла родить сама.

– Смогла… только протянет всего пару дней.

– Нет, – покачал головой старик. – Она и до утра не доживет. Поверь моему опыту.

– Твою же мать! – выругался врач и встал из-за стола. Он посмотрел в окно. Зимний двор, где сновали врачи и больные в куртках. Подъезжала скорая, но без сирены.

– Вот почему так, а? – произнес он, потирая переносицу. – Почему всякие пьяницы, бляди рожают себе спокойно уродов, а здесь. Ведь мальчик здоровый, без явных патологий. Да, обследовать надо, но все же.

– Ты еще молод и много не понимаешь, – ответил старик, поднимаясь с дивана. – Наша работа, это не только радость рождения новой жизни, это еще и горечь сломанных судеб. Я помню лицо её отца, он был полон решимости. Он бы ни за что не дал её в обиду. Уверен, она и сейчас счастлива, в шаге от смерти.

Он развернулся и вышел из кабинета. Врач остался наедине со своими вопросами.

Через два часа Ани не стало…

Категория: Рассказы начиная с 2014 года | Добавил: AlexShostatsky (05.01.2019)
Просмотров: 11 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar