photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать

Момент догоревшей надежды. Часть первая

Иногда не стоит открывать старые двери. Тогда мы впятером стояли перед старыми воротами с надписью «301» и только один из нас высказывал сомнения. Мы считали это игрой, хотя на самом деле, эта сокровищница принадлежала девушке, по имени Пандора.

– Ну что, готовы?!

– Готов! Отряд?

– Всегда готов!

– Я тоже… готов.

– Ох, не нравится мне все это!

– Все готовы, открываю.

Створки со скрипом стали расходится в стороны...

* * *

– Раньше там была военная база. – Пояснил Сармат. – Сейчас все заброшено, так что идеально подходит для игры. Плюс, там есть бункер.

Сармат был главным в нашем страйбольном клубе. Он был высоким и мускулистым, носил короткую стрижку. Учитывая, что он блондин, всегда казалось, что ходит лысым. Такой, качок – десантник. Хотя сам он в армии не служил, хватило и военной кафедры в ВУЗе.

Клуб у нас не обычный, мы все фанаты игры «Сталкер». Конечно, на игре в «поле» это существенно отразилось. У нас есть четыре группировки: «Долг», «Свобода», «Монолит» и «Военные». Играем по принципу «все против всех». По сути, как и в игре. Хотя, там есть свои тонкости. Сейчас мы ехали на осмотр новой игровой площадки. Это действительно заброшенная военная база! Раньше мы бегали по лесам, старым стройкам, а вот сейчас Сармат откопал действительно что–то интересное.

– Бункер? – Переспросил Ронин. Ронин был единственным бойцом нашего отряда, который выделялся из всех остальных. Мы – «Долг»: военизированная группировка. У нас единая форма, снаряжение. И только у Ронина нет. Он, в отличие от остальных, носит резиновый муляж не ножа, а катаны. Свою амуницию он стилизировал под самурайские доспехи. Хотя сейчас он ехал в обычной одежде, муляж меча висел на поясе. Сам Ронин был худощав и носил коротко стриженные черные волосы и небольшие усики.

–Да, – кивнул Сармат. – Только…

– Что только? – Спросил я.

– Сами все увидите. – Уклончиво ответил Сармат. Мы с ребятами переглянулись. Наш отряд, пять человек. Я, Крысолов, в миру Антон. С Ронином и Сарматом вы уже знакомы. В миру их зовут Сергей и Виктор. Остались еще двое: Туман, он же Кирилл, и Тор, он же Толик. Туман самый маленький и щуплый среди нас. Тор же наоборот: он размером с Сармата, такой же качок. Только волосы у него каштановые и длинные, до плеч. Он носит их всегда в хвосте. А еще он носит бородку как у Джони Деппа в фильме «Пираты Карибского моря»: так же с двумя косичками.

Кто–то может подумать, что у наших кличек есть какая–то своя, интересная история, но все не так. У нас в игре так принято: каждый сам придумывает себе позывной. Возможно, у кого–то и есть увлекательная история, связанная с его позывным, но у меня нет. Я назвал первое, что пришло мне в голову. И почему именно это был крысолов, ума не приложу. Но я так и остался Крысоловом. Кстати, даже вне поля, мы называем друг друга позывными.

Машина остановилась у старых покосившихся ворот. Мы вышли и оглянулись. Это база была заброшена уже давно. Здесь было одно здание казарм, КПП, пара вышек и забор. Все не более пары сотен по периметру. И еще, в центре было большое здание напоминающее гараж.

– Ты уверен, что это база? – Спросил Тор у Сармата.

– Да, – кивнул Сармат, – я с местными аборигенами разговаривал. Здесь до 75–го постоянно были солдаты. А потом, после небольшого землетрясения, все свернули и эвакуировали гарнизон.

– Землетрясения? – Удивился Ронин.

– Ага, – ответил командир. – Наверное, какой–то отголосок с Румынии. Там вечно трясет.

– Что–то далековато для Румынии, – произнес Туман. Он у нас специалист по диверсиям, поэтому всегда молчалив. Конечно, как его молчаливость вне боя может характеризовать его как диверсанта, но раньше его хотели назвать молчуном, так как в бою он только слушает.

– Знаешь, когда трясет Румынию, отголоски и до нас доходят, а Кременчуг ближе. – Ответил Сармат. – Ладно, осматриваемся. Какие идеи?

– Эм, база фанатиков ? – Удивлено спросил Ронин.

– Ну да, – ответил я, – на Радар смахивает. Хотя и фрименам  подойдет, не армейские склады, конечно, но можно и для них устроить базу.

– Для нашего числа бойцов подойдет. – Произнес Тор.

Мы продолжили бродить по заброшенной базе. Я вошел на КПП, там уже возился Ронин.

– Смотри, – сказал он, указывая на какую–то панель, находящеюся во второй комнате.

– Что это? – Спросил я, глядя на приборную панель, как в автомобиле. Только приборов было больше. Да и кнопок тоже. Все приборы напоминали спидометры, как в старых автомобилях. Практически все показывали ноль, кроме одного. Его стрелка застряла на максимальной отметке в пятьдесят.

– Интересно, пятьдесят чего? – Спросил я, указывая на прибор.

– Не пятьдесят, а пятьсот. – Ответил Ронин. – Видишь перед ним отметка четыреста. Там просто второй нолик проржавел.

– А что это?

– Сейчас глянем. – Он достал нож и стал ковырять ржавчины на табличке с названием прибора.

– А ты и настоящие ножи носишь. – Пошутил я. Странно было видеть человека с настоящим ножом в руках и резиновым муляжом на поясе.

– Очень смешно! – Ответил Ронин. – Температура шлюза. – Прочел он табличку.  – Какого это еще шлюза?

–Может, это от бункера? – Спросил я.– Помнишь, Сармат говорил, что здесь еще бункер есть.

– Что же там произошло, что температура аж на пятьсот градусов подскочила?

– Пошли к Сармату. – Произнес я. Конечно, ничего странного не было. Мало ли, сломанный прибор показывает черт знает что, но все же. Пятьсот градусов. Может там что–то взорвалось?

Сармата мы нашли во дворе, возле «гаража». Он как раз копался в своем старом Уазике. Машина у Сармата старая, она ему еще от деда, бывшего военного, досталась. Но Сармат свою развалюху любил.

– Сармат, а где бункер? – Спросил Ронин.

Сармат молча показал на «гараж».

– Вход там. Спуск вниз и туннель, но он не освещается. – Произнес он. – Туннель изгибается дугой влево на четыре километра. Проход не завален. В конце большие ворота с надписью «301».

– Ты там был? – Удивленно спросил я.

– Ага, – улыбнулся Сармат, выглядывая из–под капота, – спустился на своей старушке. Туннель широкий, как шоссе. Там спокойно два грузовика разъехаться могут.

– Так, может, прокатимся? – Предложил подошедший Тор.

– Так, мужики, без обид, – произнес Ронин, – но мы не знаем, что это за место. Там, – он указал на КПП, – какой–то прибор, который показывает, что в каком–то шлюзе, температура пятьсот градусов! Хрен его знает, что там случилось.

– Ронин, а если там целый подземный комплекс? – Спросил Туман. – Это тебе и подземелье Аргопрома, и Х16 и Х17 . Да целая куча локаций!

– Помните, как мы на Песках  старую стройку обустроили? – Воодушевился Сармат. – Вылитая Темная долина. Даже бомжей отстреливали как бандюков. Они так же матюкались.

– Сармат! – Не унимался Ронин. – Там что–то произошло!

– В Чернобыле тоже что–то произошло в 86–ом, – отмахнулся Тор. – А туда народ так и лезет. Короче, голосуем, кто за?

Сармат, Тор и Туман подняли руки. Я тоже.

– Крысолов? – Удивился Ронин.

– Прости, Ронин, но если бы там случилось что–то из ряда вон выходящее, здесь бы до сих пор торчали военные, как на ЧАЭС. А так чем черт не шутит, получим клевую локацию для игры.

– Делайте, что хотите! – Махнул рукой Ронин.

Сармат закончил ковыряться в капоте, открыл ворота «гаража» и дал сигнал грузиться в транспорт. Ронин сел с нами. На удивленные взгляды он недовольно ответил:

– Не оставлять же вас, засранцев.

Посмеявшись, мы двинули. На улице уже темнело, и Сармат сразу включил фары. Машина тронулась и мы поехали. Спуск был не большим, метров на пять вниз, потом потянулся туннель. На удивление, но тоннель был чистым. Кроме пыли здесь ничего не было. Ни завалов с мусором, ни прочего хлама.

– Вот и ворота. – Произнес Сармат, останавливая машину. Мы вышли и осмотрелись. В свете фар были видны большие стальные ворота. Такие как в лифте, только огромные по размерам тоннеля. На воротах была надпись «301». Белая краска полущилась и местами осыпалась. Сами ворота поржавели.

– Честно, мне прошлый раз было стремно и я из машины не вылезал. – Признался Сармат. – Просто приехал, глянул и уехал.

– Понятно. – Произнес Ронин.

– Здесь панель какая–то. – Крикнул нам Тор. Он стоял у левой стены у самих ворот. Мы подошли.

На стене была небольшая панель с кнопками и индикаторами. Кнопки гласили: «Подъемник на поверхность», «Подъемник вниз», «Переход шлюза на аварийное питание», «Аварийное открытие заслонок», «Аварийная остановка подъемника». Возле каждой кнопки был свой индикатор. Так же была целая таблица индикаторов, которая называлась «Состояние заслонок». Сорок пронумерованных рядов по два индикатора «Открыта» и «Закрыта». Так же был индикатор «Подъемник заблокирован, подъем невозможен».

– Ну и что это? – Спросил Ронин.

– Наверное, управление воротами. – Предположил Туман.

Сармат поводил пальцами по кнопкам и решил ткнуть кнопку «Переход шлюза на аварийное питание».

– Стой! – Закричал Ронин. Его эхо разнеслось по тоннелю.

– Что? – испуганно спросил Сармат. Он так и застыл с пальцем, указывающем на кнопку.

– Может… – начал Ронин.

– Так, хватит! – Отрезал Сармат и ткнул пальцем кнопку. Ронин зажмурился, но… ничего не произошло.

– Если аварийное питание от дизель–генератора, что на поверхности, то толку мало тыкать, его там нет. – Нарушил тишину Туман. – То ли местные скомуниздили, то ли вояки сами утащили.

– Скорее всего, второе. – Произнес Сармат. – Местные сюда не ходят.

– Ну и прекрасно! – Ответил Ронин. – Ларец открыть нельзя, валим отсюда.

Он развернулся и направился к машине.

– Ронин, а кто сказал, что он не открывается? – С ухмылкой спросил Сармат. – Дизель–генератор у меня есть. Его можно прямо сюда подключить. – Он ткнул пальцем в панель. – На прицепе притащить и все.

Ронин устало повернулся.

– А если это ящик Пандоры? – Спросил он.

– Опять двадцать пять! – Всплеснул руками Сармат. – Так, не хочешь, не лезь с нами, понял?

– Понял. – Ответил Ронин.

* * *

На том мы и порешили. На обратном пути Ронин молчал. Все живо обсуждали, как пройдет вылазка, а самурай молчал. Было решено взять оружие. Хотя, от него мало толку, но все же.

Мы поехали через два дня. Ронин поехал с нами. Хоть он был и недоволен нашим решением он, по его словам, решил не отрываться от коллектива.

Подключить генератор труда не составило, рядом с панелью был щиток, куда его и подключал Сармат.

– А если там снорки ? – Спросил Тор.

– Я бы больше тушканов  боялся, – произнес Ронин. – Эти твари мелкие и нападают стаями.

– Что против снорков, что против тушканов – дробовик самое эффективное, а у нас его нет. – Подал голос Туман.

– А если там зомбяки ? – Спросил Тор.

– Здесь не излучатель же, – ответил я. – Так что зомбяков быть не должно.

– Ой, ли!

– Эй, сборище Рембо, – произнес Сармат не вылазя из щитка, – наше оружие вообще до жопы, против настоявшего противника. А броня, одно название.

– Сармат, ну не порть настроение! – Возмутился Тор. – Мы тут собираемся под землю. Прям как Дегтярев с группой у путепровода «Припять–1».

Произнеся это, он осмотрел нас.

– Блин… – протянул Тор. – А мы реально как та группа. Сармат у нас Дегтярев , Ронин лейтенант Соколов, сто процентов.

– Спасибо тебе, Вано! – Ответил Ронин, парадируя грузинский акцент.

– А что, я не против роли Вано! – Воодушевился Тор.

– Тогда я получается Бродяга? – Спросил Туман.

– Ну да, а Крысолов у нас Зулусом будет!

– Ну, спасибо! – Ответил я. – Самый невезучий. Зулус быстрее всех сдыхал в путепроводе.

– Ну, это да, – кивнул Тор, – он со своим пулеметом вообще неповоротлив был.

– Ага, хотя у меня доходили все. – Самодовольно улыбнулся Туман.

Когда запустили генератор, шлюз ожил. Включилось потолочное освещение. Не во всем тоннеле, только возле шлюза, но этого было достаточно.

– Ну, что, вызываем подъемник сюда? – Спросил Сармат.

– Давай, – кивнул Туман.

– Стой! – Остановил его Тор. – Давайте как в игре, станем в рядок и доложим готовности.

– Давай. – Ответил Туман.

– Дети, ей богу. – Тихо произнес Сармат.

Мы построились. Туман, я, Ронин и Тор. Сармат должен был стоять между мной и Рониным, но он стоял у щитка и играл две роли: Дегтярева и Азота .

– Ну что, готовы?! – С улыбкой произнес Сармат, держа руку на панели. Его Гром–С14  висел на плече.

– Готов! Отряд? – Произнес я, вскидывая свой ТРс–301 . 301... прям как номер этого бункера.

– Всегда готов! – Изображая грузинский акцент Вано, весело произнес Тор, перехватывая свой СА «ЛАВИНА» . Тор единственный из нашей команды, чей костюм сделан под экзоскелет. Конечно, это имитация, но выглядит шикарно!

– Я тоже… готов. – Туман поправил свою Гадюку – 5 .

– Ох, не нравится мне все это! – Ронин очень качественно сымитировал нервность Соколова, вскидывая свой ФТ–200М . Ронин, кстати, больше нас всех был похож на «своего» персонажа: его доспехи были такого же цвета, как и ССП–99М  Соколова.

– Все готовы, открываю. – Произнес Сармат и нажал кнопку

Створки со скрипом стали расходится в стороны, но застыли в полуоткрытом состоянии. Тоннель огласила сирена, а над шлюзом замигали сигнальные огни.

– Вот же… – выругался Сармат. На панели мигал индикатор «Подъемник заблокирован, подъем невозможен». Так же горели все сорок индикаторов «Закрыта».

– Попробуй еще раз. – Посоветовал Тор, когда все столпились у панели. Сармат еще раз нажал кнопку, но результат был тот же. Только сирена замолчала.

– Может, попробуем аварийное открытие заслонок? – Предложил я.

– А может, свернем все это? – Осторожно предложил Ронин.

– Сармат, – Тор, не отводя взгляда от Ронина, демонстративно сплюнул, – открывай заслонки.

– Окей! – засмеялся Сармат и нажал кнопку аварийного открытия заслонок.

Сирена завыла снова. Заслонки стали медленно расходится, открывая тьму спуска. Вниз уходил темный тоннель. Небольшие «ступеньки» спускались вниз. Они шли в пять рядов, узкими полосками. Сверху, на потолке темного тоннеля, открылись еще две заслонки, и с потолка на тросах спустилось нечто похожее на вагонетку. Вагонетка стала на «ступеньки», заняв три полосы. Так как пол был под углом, передняя часть вагонетки была больше чем задняя. Тем самым вагонетка стояла ровно на «ступеньках», не под наклоном.

– Зубчатый привод. – Произнес Туман.

– Что? – Переспросил Ронин.

– Спуск на зубчатом приводе. – Пояснил Туман. – Вместо колес шестеренки, а сами рельсы, если так можно сказать, тоже с зубчиками.

Теперь я рассмотрел эти «ступеньки». Это были большие зубцы.

– Меньше слов, больше дела! – Подбодрил нас Тор и полез в вагонетку. Сармат был уже там и изучал систему управления.

Вагонетка была не большая, но мы поместились всей компанией. Управление было проще некуда. Один рычаг и три положения: «Наверх», «Стоп», «Вниз».

– Я полагаю, нам вниз. – Произнес Сармат и поставил рычаг в положение «Вниз». Вагонетка стала спускаться вниз. Освещения в тоннеле не было. Только на вагонетке два фонаря, которые светили в низ, на пути. Все створки были открыты и спуску ничего не препятствовало. Скорость была небольшая, и мы спускались минуты четыре.

– Блин, и что теперь, прыгать? – С досадой спросил Тор, когда вагонетка остановилась.  – Да тут метра три!

– Здесь, для особо одаренных, есть лестница. – Ответил Сармат, спускаясь с вагонетки. Она остановилась как раз у самого выхода из тоннеля.

Как и тоннель, помещение, в которое мы вышли, было обесточено. Помещение было большим и имело овальную форму. Оно было закопчено и здесь воняло гарью, застоявшимся воздухом и плесенью. Заслонки с этой стороны были открыты, и возле входа стояла большая металлическая платформа с перилами. Скорее всего,  это и есть подъемник. Напротив, были такие же заслонки, и они были открыты, в проходе виднелось еще одно такое помещение.

Мы разошлись по первому овалу. Фонари у нас были подствольные, приспособленные для игры, поэтому мы ходили с оружием навскидку. И еще… мы боялись. Сначала я думал, что только я, ну, может, еще и Ронин, но когда я посветил фонарем на Тора, у него были расширенные зрачки и он тяжело дышал. Конечно, это можно списать на темноту в помещении и плохой воздух, но нет, Тор боялся.

– Ты чего? – С одышкой, спросил Тор, когда я посветил ему в лицо.

– Боишься? – В ответ спросил я.

– Нет, – зло отмахнулся Тор и, развернувшись, пошел в другую сторону.

– Боится он, хоть и старается этого не показывать. – Послышался рядом приглушенный голос Ронина. Обернувшись, я  испугался так, что вскинул оружие и направил его на Ронина.

– Ты чего? – Удивлено спросил Ронин.

– Откуда у тебя противогаз? – Заикаясь, спросил я, когда до меня дошло, что Ронин просто снял свой самурайский шлем и надел противогаз.

– Взял на всякий пожарный, – ответил Ронин. – Вот и пригодился. Дышать в нем лучше, чем так. Ты часом, не принял меня за снорка?  

– За контролера, – ответил я, опуская ствол.

– Да, ладно! – Удивился Ронин. – У меня что, такая страшная рожа?

– Конечно. – Засмеялся я.

– Так! – Крикнул Сармат. – Ржачные мои! Напоминаю, дизеля хватит еще на час максимум. Так что следим за временем и обследуем объект.

– Так точно! – Хором ответили мы.

* * *

– На счет три. – Тихо произнес Сармат. – Первыми идем я и Туман. Тор и Крысолов заходят за нами и прикрывают, Ронин замыкающий, на тебе тыл. – Кивнул он Ронину.

– Сармат. – Произнес я. – Мы первую комнату как пришибленные мухи осматривали, теперь то, что за боевой строй? С нашим оружием это выглядит как цирк.

Сармат опустил оружие и закрыл глаза.

– Сар… – начал я, но он меня остановил.

– Крысолов. – Произнес он. – Ты не боишься?

– Что–то поздно вы начали боятся, – вставил свои пять копеек Ронин.

– Ронин! – Закричал Сармат. – Тихо, нам надо успокоиться. – Его трясло. Чего же он боится? Да так, что его трясет!

– Я не думал, что будет так страшно. – Произнес Сармат, взяв себя в руки.

– Да, это не мышкой по экрану водить. – Поддержал его Тор. Здоровяк сильно парился в экзе. Пот лился рекой.

– Народ, что с вами? – Спросил Туман. – Да, это не мышкой по экрану, но мы с вами в старом, затхлом бункере! Вспомните НИИ «Агропром». Кто не обсирался, когда после стычки с бандюками на него лез кровосос? А потом еще и военные. Или первая стычка на АТП, когда у тебя кроме ПМ  ничего и нет. Рыжий лес, Лиманск, охота на химеру .

– Туман, это все было на компе. – Тихо произнес Тор. – Сейчас мы в реале. И у нас в руках, по сути, игрушечное оружие.

Туман молча прошел в проход между овалами.

– Здесь пусто. – Крикнул он. – И воздух чище, только…  мать вашу! – Последнюю фразу он выкрикнул, и на пол что–то упало. Мы ринулись к нему.

Туман стоял метрах в пяти от входа и дрожащими руками держал свою «Гадюку», направив её куда–то в сторону. Его глаза расширились от страха, а губы дрожали.

– Ты чего? – Сглотнув, спросил Сармат.

– Там… труп. – Заикаясь, произнес Туман, указывая стволом в сторону упавшего фонаря. Луч света падал на засохшую руку.

Мы направили туда фонари. Труп лежал, распластавшись на полу. Одежда напоминала солдатскую форму, недалеко от руки лежал АК–47. Рядом россыпью гильзы.

– Там еще. – Произнес Ронин. Он светил в сторону небольшой будки, напоминающей КПП. Там прислонившись спиной к стене, сидел второй мертвец. Такой же, похожий на мумию. У него в руках был ПМ, калаш лежал рядом.

– Патрон заклинило. – Произнес Тор, осматривая автомат, что лежал рядом с первым трупом.

– А у этого все, до железки. – Произнес Сармат, показывая пустой магазин второго автомата.

– Как вы думаете, здесь есть живые? – Осторожно спросил Ронин.

– Да, – кивнул Тор, – мы еще живы.

– Шутить изволите? – С сарказмом спросил Ронин. Хотя, нотки сарказма в его голосе еле–еле улавливались. Находка нас не на шутку испугала. Это не просто старый, заброшенный бункер. У этого бункера есть свои секреты.

В помещении КПП что–то глухо упало.  Мы все встрепенулись, выставив оружие наизготовку. Но ничего не происходило.

Сердце колотилось так, что било аж в виски. Мы стояли, не шевелясь, направив фонари и стволы на вход в КПП. Никто не решался нарушить тишину.

Первым в себя пришел командир.

– Отступаем. – Тихо произнес он. – Туман первый, Ронин и Крысолов за ним, мы с Тором замыкаем. Быстро, к вагонетке и валим отсюда.

Мы тихо стали отходить. Как только мы вышли в первый овал, ломанулись со всех ног. Ни про какую тактику уже речи идти не может. Генератор еще работал, и вагонетка быстро смогла подняться наверх.

– Генератор? – Спросил Тор, когда мы грузились в машину.

– Черт с ним! – Гаркнул Сармат. – Своя задница дороже!

Все дружно сиганули в машину, и Уазик, резво развернувшись в тоннеле, понесся прочь из проклятого бункера.

Освещение все еще работало, и чернота спуска выглядела зловеще. Я оглянулся, всматриваясь в проем. Неужели там, внизу сидит какая–то тварь, и мы её выпустили? Или это наше воспаленное воображение?

 Я смог отвернуться только когда  спуск скрылся из виду.

Машина, вылетев на трассу, мчалась вперед. По законам жанра сейчас должна быть глубокая ночь,  нагоняющая страху. Когда за каждым кустом кажется опасность, а позади слышится шарканье преследователей. Но сейчас был день, около четырех часов вечера.

* * *

– Бункер был построен после Карибского кризиса. – Произнес Сармат. – Тогда был проект по созданию целой сети подземных убежищ.

С момента нашего бегства из бункера прошло три недели. За это время Тор успел уйти и выйти из запоя. Ронин успокоил своих внутренних психов и даже был не против вернуться в бункер. Туман… ему вообще все фиолетово. Во всяком случае, внешне он никогда ничего не показывает. Я же уже отошел от шока и более–менее спокойно стал спать. Первые три ночи я вообще заснуть не мог. Мне казалось, что в комнате воняет как в бункере, а из темноты на меня выпрыгнет мумия с автоматом в руках.

Быстрее всех из нас пришел в себя Сармат. Как историк, он имел доступ к архивам. Чем он и воспользовался. По его словам, ему так же помогли некоторые знакомые.

– Объект «301» был экспериментальным, – продолжил лидер, – там применялись некоторые технологические новинки того времени. Вот. – Он расстелил на столе схему. – Бункер находится на глубине семьсот метров. Шахта идет под углом сорок пять градусов  и имеет протяженность девятьсот девяносто метров.

– Почти километр. – Задумчиво произнес Тор. Сегодня он был трезвым и довольствовался чаем. Мы собрались у Сармата дома. Большая четырехкомнатная квартира досталась ему от деда, и он здесь фактически ничего не менял. И это не в память о деде, просто на зарплату школьного учителя истории особо не затоваришься мебелью. Да и наши игры требуют много средств.

Большая комната, где мы пили чай и слушали лекцию о старом бункере, была заставлена старой мебелью. Диван и кресла еще 60–х годов вокруг маленького журнального столика. Напротив – мечта всех советских граждан, чешская стенка, забитая книгами. В углу на еще одном журнальном столике примостился старый телевизор, который сейчас ничем другим не занимался, как собирал пыль. Единственным представителем современности здесь был ноут на столе.

– Да, – кивнул Сармат. – И через каждые двадцать пять метров герметичная заслонка. Вот это, – Сармат указал на один из прямоугольников, к которому примыкала шахта. – Первый овал, в котором мы были. Это перевалочный пункт. Здесь разгружались поступающие грузы с поверхности. Видите, он отдельно от всей конструкции. – Второй прямоугольник, который примыкал к первому, был частью большого овала, который и представлял из себя бункер в разрезе.  

– А это второй овал? – Как будто прочитав мои мысли, спросил Ронин, указывая на смежное помещение.

– Да, здесь мы наши трупы. – Кивнул Сармат. – Это  временный склад. Дальнейшие два уровня вниз – это основные склады. Всего уровней одиннадцать. Первый – временный склад, второй и третий – склады, четвертый – гарнизон, с пятого по седьмой – жилые комплексы, восьмой – служебные помещения. На восьмом размещались столовая, медпункт, кухня и прачечная. На девятом находится система воздухообеспечения.

– Вентиляция, что ли? – Спросил Тор. – Тогда чего так низко от шахты?

– Не совсем, – покачал головой Сармат. – Тут дело в другом. Сейчас поясню. На десятом уровне находятся системы очистки воды, а вот на одиннадцатом. – Он сделал паузу.

– Ну не тяни кота за самое интересное. – Не выдержал Тор. Он поелозил по креслу, устраиваясь поудобней.

– На одиннадцатом уровне находится атомный реактор. – Произнес Сармат.

– Ну, нифига себе. – Только и смогли ответить мы.

– Ага, – кивнул Сармат. – Согласно документам, бункер соединен с Днепром пятью независимыми трубопроводами. Все они поставляют воду в систему очистки, а оттуда она распределяется по трем направлениям. Первое, охлаждение реактора; второе, обеспечение водой сам бункер и третье, система воздухообеспечения. Что такое электролиз знаем? Химию в школе все учили?

– Ну да, – ответил Туман, – распад вещества на составляющие под действием тока.

 – Грубо и примитивно, но сойдет. – Ответил Сармат. – Короче, система воздухообеспечения – это, по сути, большая электролизная установка, которая из воды получает кислород, а он уже через систему вентиляции смешивается с обычным воздухом из бункера .

– А водород куда? – Спросил я у Сармата. Я, конечно, не химик и не физик, но система мне кажется ненадежной.

– Должен был скапливаться в специальных емкостях и потом выводится по трубопроводам. – Сармат показал на схеме расходящиеся трубопроводы от бункера. – Туда же отправлялась и часть вентилируемого воздуха.

– А не проще сжечь было? – Спросил Ронин.

– Нет, – покачал головой Туман. – Для горения нужен кислород, а при сгорании водорода получается вода. Если вообще будет гореть.

– Водород с кислородом? – С сарказмом спросил Тор. – Конечно, будут!

– Нет, скорее всего, взорвутся. –  Покачал головой Сармат. – Процесс горения водорода в кислородной среде протекает очень быстро и с большим выделением энергии. По сути, это взрыв. В емкость с водородом отправлялся насыщенный углекислым газом воздух.  То есть, есть большой шанс получить метан.

– Ой, – схватился за голову Тор. – Говорила мне мама, учи, сынок, химию.

Мы дружно засмеялись. Система, кстати, очень удобная, в условиях ядерной войны, но не надежная. Фильтровать воздух с поверхности очень сложно и опасно, а так бункер обеспечен воздухом всегда. Только вот, система вывода водорода уязвима, плюс надо поддерживать постоянный уровень кислорода в бункере, иначе будет либо нехватка, либо преизбыток. И то, и другое пагубно.  К тому же люди дышат не только кислородом, смесь других газов так же требуется. Видимо, в бункере смесь фильтровалась, и выводился только углекислый газ и водород, а смесь насыщалась кислородом и возвращалась в бункер.  

– Бункер начали строить в 1965 году, закончили в 1967 году. – Продолжил Сармат, когда мы успокоились. – Вот тут программа по строительству сети таких бункеров и заглохла. В конструкции 301–ого нашли ряд недостатков, устранять их не стали и оставили как есть.

– То есть, объект продолжил функционирование? – Спросил я.

– Да, – кивнул Сармат, – холодную войну никто не отменял и его оставили. Просто не продолжил программу. Но самое интересное не это. В 1975 году на объекте произошло ЧП.

Сармат замолчал. Тоже мне, любитель создать интригу.

– Ну не тяни… – начал Тор.

– Помните, вы говорили про показания температуры в шлюзе? – Спросил Сармат, перебивая Тора.

– Ну да, помним, – ответил Ронин.

– Под землей произошел мощный взрыв. – Произнес Сармат. – Предположительно, взорвался реактор.

В комнате наступила тишина. Было даже слышно тиканье старых часов.

– Витя, ты уверен? – Осторожно спросил Тор, назвав Сармата «мирским» именем.

– Так говориться в документах. – Лидер кивнул на кучу бумаг. Тор схватил папку и стал лихорадочно просматривать документы.

Взрыв реактора? Ну да, стрелка была вывернута, показания прибора зашкаливали.

– Значит, мы облучились? – Тихо спросил Ронин.

– Нет, – покачал головой Туман. – Если бы мы облучились, то уже лежали бы в гробах.

– Вот! – Закричал Тор, читая с листа. – «Большинство датчиков отказали, температурный датчик шлюза остановился на отметке пятьсот градусов по Цельсию, что позволяет предположить о больших разрушениях в  бункере. Вероятней всего, причиной взрыва послужил атомный реактор». Бля, и это не засекретили?

– Засекретили, но после развала СССР, в архивах творилось черте что. – Ответил Сармат. – Так что, хоть на документах и стоит гриф «секретно», все это сейчас, почему–то, в открытом доступе.

– Что же там случилось? – Спросил Ронин. Мне самому, да что там, всем нам было это интересно.

– До тебя что, не дошло?! – Закричал Тор. – Реактор рванул к чертям! Как в Чернобыле, только на одиннадцать лет раньше.

– Успокойся, – ответил Сармат. – Реактор там не взрывался. Если ты не заметил, то следы гари там только в первом овале. Дальше чисто. А если бы рванул реактор, то как раз первый овал и был бы самым чистым. Если бы вообще был.

– Да и трупы, – поддержал я Сармата. – Они уж точно умерли не от радиации.

– Ронин, – обратился Тор. – А ты, оказывается, самый умный среди нас.

– Толку–то? – Спросил Ронин. – Мы уже открыли ящик Пандоры.

– Да,  ящик… – протянул Тор и закрыл глаза. Наступила тишина. Признаться, я теперь стал понимать опасения Ронина. Неизвестный бункер, странная авария, трупы, гриф  «секретно», бардак в архиве. Попахивает дешевым боевиком, в котором группа молодых придурков спускается в подземелье и погибает по очереди.

– Так, хватит сопли жевать! – Строго произнес Сармат. – Возможно, это и ящик Пандоры, но раз мы его открыли, то нам и дальше в нем копаться.

– Ты что собрался туда? – Удивился Ронин. Его, конечно, можно понять, но сейчас у нас реальный шанс побывать в шкуре Меченого, Шрама и Дегтярева .

– А ты думал, мы вот так все бросим? – Не открывая глаз, спросил Тор. Замкомандира (а по сути, Тор был замом Сармата) загадочно улыбнулся. Вот же безбашенный! Он бы туда полез, если бы там было как в четвертом блоке ЧАЭС.

– Мужики, вы чего? – У Ронина даже глаза округлились.

– Ронин, считай это квестом. – Произнес Сармат. – Цель: узнать, что случилось в бункере.

– Когда выступаем, лидер. – Подал голос Туман.

– Через неделю. – Ответил Сармат. – Только оружие возьмем настоящее. У меня есть ружье деда.

– У меня тоже двустволка дома есть. – Произнес Тор. У меня оружия не было, поэтому я промолчал. Возьму топор на всякий случай.

– Самоубийцы. – Только и смог произнести Ронин.

Категория: Рассказы начиная с 2014 года | Добавил: AlexShostatsky (05.01.2019)
Просмотров: 197 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar