photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

Аромат гнилой вишни. Часть вторая

Пока Жозе на работе, поговорить с ней не получилось, поэтому я, пообедав, расплатился и отправился восвояси.

Не знаю, что и думать. Если бы не смерть Жозефины, я бы, скорее всего, никогда больше не увидел Жозель. Странно получилось, я полюбил девушку, потерял её, нашел замену, замена умерла, и я снова встретил ту, которую люблю. Как удивительна жизнь. А ведь не будь реинкарнатора, то я бы и не встретил Жозель. Нет, скорее всего, я бы уже женился на какой-нибудь девушке. Даже, вероятно, ушел бы из легиона, и занялся чем–то другим.

– Я часто думаю, что было бы со мной, не будь пандемии, – произнесла Жозель, когда я провожал её после работы. – Скорее всего, вышла бы замуж за какого-нибудь фермера, нарожала ему свору ребятишек и счастливо жила, ухаживая за клумбами у двухэтажного дома.

– Так в чем проблема? – улыбаясь, ответил я. – Фермеры, что ли, перевелись?

– Нет, – покачала головой Жозель. – Я «перевелась».

Она остановилась и посмотрела на меня. Я подошел к ней, обнял и поцеловал её. Она легонько оттолкнула меня. Вот же идиот!

– Прости! Я не подумал! – затараторил я. – Просто…

– Это ты прости меня, – сквозь слезы, произнесла Жозель. – Я так долго мечтала встретить тебя. Понимаешь, я… люблю тебя, Поль.

Скажу честно, это было неожиданно.

– Ты меня тогда вынес полуживую, в госпиталь приходил, заботился, – твердила она. – А я испугалась, подумала, что я тебе не нужна, что ты со всеми так. Ведь это твоя работа.

Я молча обнял её и прижал к себе.

– Я… – я хотел сказать, что тоже люблю её, но в голове всплыл образ Жозефины. – Не плачь, – я отстранился от неё и посмотрел ей в глаза. – Я рад тебя видеть. Тогда, после госпиталя, я искал тебя, но ты как сквозь землю провалилась.

Рассказать ей про Жозефину или не впутывать её в это? Нет, не буду.

– Я уже думал, что потерял тебя, отчаялся, ушел в работу с головой, а сейчас, – я улыбнулся ей. – Твое признание, как снег на голову.

– Понимаю, – шмыгнула носом Жозель,– Чего это я? У тебя своя жизнь, а я тут со своими глупостями. У тебя, наверное, и девушка есть.

– Жозе, – я нежно взял её за руки. – Скажем так, на личном фронте у меня некоторые трудности. Но я обещаю тебе, я их разрешу. Я счастлив, что мои чувства к тебе оказались взаимными.

Она прибодрилась при моих последних словах.

– Только, – я приложил палец к её губам, – давай не будем торопить события. Прошло много времени, жизнь пошла своим чередом.

– Я понимаю, – улыбнулась она.

– Прекрасно, – произнес я, поцеловал её и пообещал послезавтра зайти в кафе. Она, конечно, расстроилась, что я завтра не смогу зайти, но я объяснил ей, что у меня дежурство.

Превосходно! Лучше быть не может! Девушка, замену которой я искал и не мог выкинуть из головы, любит меня! Вот же мы дураки! Надо было искать её. Искать всеми силами, подключить всех знакомых. А я только в древнюю ту смотался и все.

Осталось только одно, избавиться от Жозефины.

 

* * *

Вернувшиеся не нуждаются во сне. Поэтому Жозефина тихо ждала меня в подвале.

– Доброго вечера! – улыбнулся Анри, которого я встретил, подходя к дому.

– Доброго, – улыбнулся я в ответ. Беседы не предвиделось, и я просто прошел к себе. Зайдя в дом, я опасливо посмотрел в окно, но Анри и не собирался следить за мной. Что опять? Сегодня я весь день гулял по городу как счастливый влюбленный, напрочь позабыв о Жозефине, а сейчас я опасаюсь собственной тени?

Я осторожно приоткрыл дверь подвала. Жозе стояла посреди него, слегка покачивалась и смотрела перед собой. Услышав шорох, она повернулась на звук и уставилась стеклянным взглядом вперед.

– Жозе? – осторожно спросил я. Она подняла голову на мой голос и попыталась подойти, но потеряв равновесие, упала.

– Жозе, – я подошел, поднял бедняжку и положил на матрац. Она вцепилась руками в куртку.

–П… п… – она пыталась что-то произнести, но увы, у неё ничего не получилось. Я, с помощью настольной лампы, осмотрел её глаза, хрусталики помутнели. Она уже никогда не увидит меня. Максимум, мои очертания. Стоп, но ведь только второй день. Значит, у неё С–тип вируса. Жозе…

Мне стало жаль её. Она так страдала. Да сейчас она ничего не чувствует, но перед этим. Как она умирала. Умирала на моих глазах. Ужасно. Я видел смерть в своей жизни, но смерть близкого мне человека еще не доводилось видеть. Увы, моих родных реинкарнатор тоже не обошел. Пока я спасал других, мотаясь по всей Франции, родители отправили в резервацию сестру. Анна была младше меня. Так радовалась, когда я поступил на службу в легион, а теперь… Я помню её такой же, как Жозе сейчас. Бледная кожа, слегка подкрашенная пудрой, тихий стон изо рта, покачивания на стуле и стеклянный взгляд. Пока отец не заговорил с ней, она не реагировала на нас. Мы один раз навестили её в резервации. Анна сидела на стуле за столом – мы напротив. Она смотрела вперед. Мама думала, что она смотрит на неё, но, как пояснил врач, она уже практически ничего не видела. Мама расплакалась и не смогла заговорить с ней. А я… знаете, я много раз видел вернувшихся. Кто-то из них мог свободно передвигаться сам и даже помогал в наших спасательных операциях. Кто-то тихо стонал лежа на земле и ожидая своего смертного часа. Сначала это вызывает шок, но со временем привыкаешь. Ты знаешь, что они не агрессивны, в большинстве своем, легко идут на контакт, не заразны. Удивительно, но за время по прошествии пандемии еще не один из сотрудников отрядов возвращения, приставов или санитаров резерваций не умер от реинкарнатора. Это становится рутиной, рядовой работой. Ты радуешься, когда вытаскиваешь выживших, равнодушно разворачиваешься и уходишь, когда на объекте только вернувшие. Когда ты видишь родного человека среди вернувшихся… я не знаю, как это передать. Это не шок, это осознание безысходности, безвозвратности бытия, что ли. Да, примитивно, грубо и даже частично неверно, но так и есть. Ты понимаешь, что уже все, ничего не вернуть, пути назад нет, и тебе остается только ждать.

Тогда отец заговорил с Анной, и она узнала его. Потом я смог поздороваться с ней, мама лишь молча плакала и обняла её. Тот день мы провели как полноценная семья. Мы погуляли по резервации – там есть парк для прогулок с вернувшимися. Как оказалось, у Анны были в резервации друзья. Несколько девушек её возраста ждали нас у входа в загон для прогулок вернувшихся. Когда Анна подошла к ним, она повернулась к нам, посмотрела на нас и помахала рукой. Потом пошатываясь, повернулась и пошла со своими подругами вглубь загона.

Тогда я понял, что у неё новая семья. Из таких же, как она, вернувшихся. Что вернувшиеся не могут жить с живыми. Мы можем встречаться в резервациях, пытаться общаться, но жить мы не можем. Им дана возможность попрощаться с этим миром, и пусть они делают это в резервациях, среди таких же, как и они.

Тогда я ушел из легиона и поступил на службу приставов. Я был уверен в своих убеждениях. Живым живое, вернувшимся резервация. И сейчас, возвращаясь от Жозель, я был уверен, что смогу легко избавится от Жозефины, но нет. Я держал её на руках, а она смотрела на меня. Её зрачки двигались, сужались и расширялись. Она пыталась рассмотреть меня. Её сердцебиение участилось, она стала тяжелее дышать. Даже сейчас, одной ногой в могиле, она продолжает любить меня. Нет, я не могу сдать её в резервацию. Да, живым живое, но она жива! Она чувствует! Она любит! Она дышит!

 

* * *

Следующие сутки я провел на службе. Господин Вьен любезно предоставил мне отпуск, хотя любезность была наиграна. Нет такого начальника, который любит, когда подчиненные берут отпуск. Даже если это на законных основаниях. А у меня их не было, свой положенный отпуск я отгулял еще летом, и сейчас был не запланированный.

Вернулся я рано утром. Соседи еще спали, и я спокойно вошел в дом. Открыв дверь, я закашлялся. Резкий сладковатый запах давал о себе знать. Хотя, чего я ожидал? В доме труп. Хоть я и жалею Жозе, но она уже не вернется к нормальной жизни.

Открыв окна на проветривание, я спустился в подвал. Жозе услышала меня, подошла к выходу, но во взгляде ничего не было, стеклянные глаза просто смотрели вперед.

– Жозель, – я тихо произнес её полное имя. Она встрепенулась.

– П… п… п…– прохрипела она, кинувшись ко мне. Я обнял её, но лишь на несколько мгновений. Запах исходящий от неё, выворачивал нутро.

– Прости, Жозе, прости, – закашлявшись, я выбежал из подвала и запер дверь. Она попыталась подняться по лестнице, но, судя по звукам, упала и стала копошиться на полу.

Прошло всего два дня, а ситуация так изменилась. В резервации её бы отвели в отдельный блок, где она находилась бы среди таких же, с С–типом виркса. Но уже поздно вызывать приставов.

Все потому, что Жозель находится в замкнутом пространстве. В загонах резервации запах не так чувствуется. А в плохо вентилируемом подвале он скапливается.

Я не знаю, что мне делать. Пойти к Жозель? Жозель… черт! В подвале не Жозель, в подвале Жозефина! Жозефина! Жозефина, идиот! Жо–зе–фи–на! Я запутался. Жозефина, Жозель. Я люблю их обоих, не одна из них не заменила для меня другую. Из вымершей деревни я вынес Жозель. К Жозель я приходил в госпиталь. И за Жозель я мчался в ту же деревню. Но в парке Парижа я встретил Жозефину. С Жозефиной я любил гулять под дождем. Именно с Жозефиной мы придавались любви на мокрой траве. И из-за меня умерла Жозефина.

В дверь позвонили. Снова Анри? Но нет, возле дверей стояло инвалидное кресло. Карл? Мой сослуживец весело махал мне рукой.

– Карл? – удивился я, открыв дверь. Карл был небольшим, коренастым мужчиной с абсолютной лысиной на голове.

– Привет! – произнес он. – Извини, что вмешиваюсь, но я по делу. Можно? – он указал на комнату.

– Разумеется, – ответил я, впуская его. Хоть он потерял всего одну ногу, но передвигался на коляске. Дробь повредила вторую ногу, и он не мог ходить на костылях.

– Дела в Париже, вызвали срочно, – произнес он. – Останавливаться в столице дорого, я тут поживу, вы не против?

– Нет, что ты! – улыбнулся я.

– Как я понимаю, – произнес он, проезжая по комнате, – спальня наверху занята?

– Ну да, – снова улыбнулся я. Там же нет матраца.

– Понятно, – кивнул Карл, – да я туда и не поднимусь, – он похлопал по колесу своей коляски. – А где Жозе?

– Пошла прогуляться, – солгал я.

– В её состоянии? – взволнованно спросил Карл.

– Ну, не такое оно у неё и тяжелое, – ответил я. – Просто я хотел сэкономить на аренде.

– Ах ты, хитрый лис! – усмехнулся Карл. – А я думал ты поря…

Договорить ему не дал шорох возле двери в подвал. Я не на шутку испугался. Карл посмотрел в сторону подвала и печально произнес:

– Как же я устал травить этих крыс, – и, посмотрев на меня, добавил. – Все в этом доме прекрасно, но вот крысы. Их и до пандемии было много, а сейчас так подавно. В дом не лезут?

– Нет, – я уверено замотал головой.

– Ну и славно, главное в подвал не лезть, он у меня пустой, так что если дверь не открывать, проблем с этими тварями не будет. Так, где же Жозе?

– Решила прогуляться, пока я обед приготовлю, – произнес я.

– Ты? Обед? – удивился Карл. – Пресвятая дева, убереги нас от этого!

Мы дружно рассмеялись. Увы и ах, но Карл прав, готовить я абсолютно не умею. Если бы у вас был выбор – съесть мою стряпню или выпить цианида – советую цианид.

– Иди, ищи Жозе, а я что-нибудь приготовлю, – предложил Карл.

– Хорошо, – произнес я и направился к кафе, в котором работала Жозель.

Она как раз обслуживала гостя на террасе.

– Ты любишь меня? – спросил я, подбежав к ней. Она и посетители удивленно уставились на меня.

–Поль? – спросила она. – Да, конечно.

Я схватил её за руку и потянул за собой.

– Поль, у меня работа! – возмутилась она.

– Ничего не спрашивай, делай, как я скажу, – произнес я, повернувшись к ней. Она была в пуховом жилете и в фартуке. Фартук я сорвал, выбросил прямо на улице и потянул Жозель за собой.

 

* * *

Мы сидели и обедали. К счастью, дом проветрился, и запаха не было. Да и дверь подвала теперь была закрыта.

– Не понимаю, как вы тут живете, – разрезая ножом омлет, произнес Карл. – Холодильник пустой.

– Не успели затоварится, – спокойно ответил я.

– Или же ты успел все съесть, – улыбнулся Карл. Жозель сидела молча, хотя я и провел ей «инструктаж».

– Хочу сразу извиниться, – продолжил Карл, – что нарушил ваш… покой. Но, увы, срочные дела. Я мешать не буду, поживу на первом этаже, тут есть небольшая комнатка.

– Да что вы, Карл, это ваш дом, – неловко произнесла Жозель.

– Нет, нет, – покачал головой Карл. – Поль меня попросил, а я так его подвел!

Наступило неловкое молчание. Срочные дела Карла, конечно, вносили корректировки в мои действия, но особых проблем он не создает. Спасибо крысам в подвале.

– Карл, а… что с вами случилось? – спросила Жозель. Я хотел было её одернуть, но Карл воспринял вопрос спокойно.

– Ничего особенного, – жуя бекон, произнес он, – травма на работе.

– Опасная у вас работа, – произнесла Жозель.

– Была, – поправил Карл.

– Что? – переспросила Жозель.

– Была, – повторил Карл. – Увы, но после травмы мне пришлось уйти из отрядов возвращения.

– Вы служили в отрядах возвращения? – поинтересовалась Жозель.

– Да, – кивнул Карл. – Сразу после отвода легиона мы с Полем ушли оттуда. Он подался в приставы, а я в отряды. Он тогда искал одну девушку…

– Я знаю, – произнесла Жозель, махнув рукой.

– Да неужели! – Удивился Карл. – Что, Поль рассказал о своих похождениях?

– Ни о чем я не рассказывал, – вмешался в разговор я. Я же говорил Жозель, что для Карла мы познакомились в парке. Что она делает?

– Речь шла о какой–то знакомой, – продолжила Жозель, как бы невзначай, – Поль переживал за нее, девушка потеряла всех родных.

– Да, причудливая вещь, реинкарнатор, – многозначительно произнес Карл, немного меняя тему. – Взять тот же Париж, сколько истерии было, нас пригнали. Помнишь, Поль? – я молча кивнул. – Чуть ли не все войска стянули в город. А пандемия не так уж и свирепствовала. Зато мелкие города выкосила под чистую.

– И самое странное, что ученые так и не выяснили его природы, – произнесла Жозель. Для неё тема пандемии была острой, на её глазах вымерла деревня. Как она еще умом не тронулась, удивительно.

– Реинкарнатор оставил больше вопросов, чем ответов, – философски произнес я.

– Да, так и не понятно, как он передается, – произнес Карл. – Я сейчас работаю в одном институте, который занимается изучением реанкарнатора.

– Ты подался в ученые? – удивился я. Карл и наука – вещи несовместимые. Он солдат до мозга костей. Все его предки были солдатами. Последние три поколения служили в легионе. Поэтому представить Карл в образе ученого я не могу, если честно.

– Не совсем, – покачал головой Карл. – Я консультант по поведению вернувшихся в экстремальных условиях.

– Какая интересная должность, – с легкой ноткой сарказма, ответил я.

– И ответственная, – с таким же сарказмом произнес Карл. – А если по сути, то до сих пор не ясны пути передачи реинкарнатора. Ни половым путем, – я поперхнулся вином, – да, да, Поль, и такие эксперименты проводят. Добровольцев хватает труп потрахать.

– Карл! – возмутился я. Хотя, не так давно я сам таким занимался.

– Извиняюсь, – произнес он. – Добровольцев заняться сексом с ходячим трупом хватает. Некоторые инфекции, конечно, передаются, но не смертельные. Все излечимо. Вообще, мне иногда кажется, что реинкарнатор не вирус, а разумное существо. Или же разумный вирус, который с нами забавляется.

– Разумный вирус? – переспросила Жозель, отпивая вина.

– Да, его причуды. Помните Бостон?

Кто же не помнит! В Бостоне, США, реинкарнатор сыграл злую шутку. Даже считают, что это был особый штамм. Не один рожденный до пандемии не заболел и не умер, только родившиеся во время пандемии. Младенцы появлялись на свет уже зараженные. Некоторым роженицам приходилось делать кесарево, что бы достать уже вернувшихся младенцев. Конечно, они жили не долго, намного меньше, чем обычные вернувшиеся. Так как при рождении у ребенка открываются легкие, то у многих вернувшихся младенцев они не открывались, и они окончательно умирали в течение нескольких часов. Увы, но реинкарнатору нужен кислород, без которого он быстро гибнет сам.

– Бостонские младенцы, – тихо произнесла Жозель, отставляя бокал. Даже у меня подступил ком к горлу.

– Радует одно, – продолжая спокойно есть, произнес Карл, – что пандемия пошла на спад.

– Давайте сменим тему, – улыбаясь, сказал я.

– Да, тема явно не для дружеского обеда, – улыбнулся в ответ Карл.

 

* * *

– Может, объяснишь мне, что тут происходит? – Спросила меня Жозель, когда мы поднялись вечером на второй этаж. Спать на кровати было нельзя, матрац так и остался в подвале, с другой Жозе. Хорошо, что тут есть диван. Я же буду спать на полу.

– Ты просто рассказал, как я должна вести себя при Карле и «легенду» нашего знакомства, – продолжила она. – Поль, я люблю тебя, но я не знаю, могу ли я тебе верить.

– Даже если я скажу, ты не поверишь, – произнес я. Она замолчала и опустила голову. Рано или поздно мне придется ей сказать. Конечно, пропажу Жозефины мало кто заметит. Родственников у неё нет, из знакомых только я и пара подруг, которые за все время её болезни не соизволили даже позвонить.

В конце концов, я хотел избавиться от Жозефины. Почему бы не воспользоваться помощью Жозель? Да, я не хотел её впутывать, но ситуация изменилась.

– Пошли, – я взял её за руку и потянул вниз. Карл уже храпел в своей комнате. Раскаты храпа было слышно даже на втором этаже. В легионе это создавало немало трудностей. Карлу даже разрешили ложиться спать на час или два позже отбоя, чтобы личный состав смог уснуть.

– Тише, – произнес я, открывая дверь в подвал. Резкий сладковатый запах сразу же ударил в нос.

– Там что, крыса сдохла? – сдавленно произнесла Жозель, закрывая нос рукавом кофты.

– Нет, – ответил я. Жозефина, услышав шорох наверху, подошла к лестнице.

– Что это? – испуганно спросила Жозель, но присмотревшись, успокоилась. – Вернувшаяся?

– Да, – кивнул я. – Это Жозе, – указал я на Жозефину, – именно с ней я познакомился в парке.

– Ну, так почему не сдал её приставам? – раздался за спиной голос Карла. – Сам же понимаешь, что это незаконно.

– Карл.

– Кстати, это и есть мои важные дела, – сказал он.

– Что? – недоуменно переспросил я.

– Во–первых, за все время, что ты встречался с Жозефиной ты неоднократно случайно, называл её Жозель. Ты даже решил сокращать её имя до Жозе, не так ли?

– Нет, я изначально называл её Жозе, ей так нравилось, – ответил я.

Карл молча кивнул.

– Когда ты понял, что Жозе вернулась? – спросил я.

– Сразу, – ответил Карл. – Ты не умеешь лгать. Твой голос выдал тебя, – он замолчал на пару секунд, и, посмотрев на Жозель, продолжил. – Знаешь, он тогда по уши в тебя влюбился. А когда рассказывал мне про Жозефину, я понимал: он врет. Он любил тебя, а не её. Она была заменой тебе, на время. Вот это время и пришло. Помните, я говорил о причудах реинкарнатора? Вот одна из них.

– Что второе? – спросила Жозель, опускаясь на пол.

– Второе? – Переспросил Карл.

– Да, ты сказал «во–первых», – разъяснила Жозель, – что «во–вторых»?

Карл замолчал и опустил голову.

– Ты не помнишь меня, да, Жозель? – печально спросил он. – А я ведь тоже приходил к тебе в госпиталь. Даже после отставки из легиона приходил к тебе в кафе, ты уже работала там. Но ты меня не замечала. Ты была ослеплена любовью к Полю.

– Ты знал, – тихо произнес я. – Ты знал, где Жозель.

– Морду набьешь? – спросил Карл, поправляя плед на своих коленях.

Что я мог сказать? Карл, сукин сын! Козел ревнивый! Знал, где Жозель и молчал! Морду набить? Нет, я калек не трогаю.

– Ты хоть понимаешь, что натворил? – начал читать нотации я. – Если бы я тогда нашел Жозель, я бы не встретил Жозефину. Она бы могла остаться в живых! Понимаешь?! – орал я. – Жозефина была бы жива!

–Тише, – произнесла Жозель, – она нервничает, – она повернула голову к входу в подвал, где скреблась у лестницы Жозефина. Я посмотрел на неё, и мне снова стало жаль её. По сути, я признался, что не люблю её. Она же все прекрасно слышит и понимает. Интересно, что она сейчас чувствует? Разочарование? Ревность? Ненависть? Или же надежду?

Карл подъехал к спуску.

– Осталось решить, что делать с ней… – тихо произнесла Жозель и рассмеялась. – Санта–Барбара, ей богу!

– Все предельно просто, – произнес Карл и откинул одеяло, лежащее у него на коленях. Под ним был Кольт Питон. Я не успел среагировать, Карл схватил оружие и, практически не целясь, выстрелил в Жозе… Жозефину. Девятимиллиметровая пуля пробила Жозефине череп. Девушка, не издав ни звука, упала на пол.

– Жозе! – я кинулся к ней. Жозель так и осталась сидеть на полу. – Жозефина! – я тряс её за плечи, как тогда, в нашей квартире. Только тогда еще был хоть малейший шанс спасти её, сейчас все было кончено, половина черепа была разнесена выстрелом. Вот и все, Карл все решил за меня.

– Привет, Анри! – донеслось сверху. – Да, вот приехал по делам, пришлось потеснить друга с девушкой.

– Здравствуйте! – весело ответила Жозель. Голоса Анри не было слышно, видимо, он остался на улице.

– Крысы, сволочи, – произнес Карл, – вот по армейской привычке с револьвера и саданул.

Я поднялся и показался в проеме, помахав Анри рукой. Он помахал рукой в ответ и, распрощавшись, ушел восвояси.

– Соседи тут бдительные. Хрен кого убьешь, – ответил Карл. Я молча смотрел на него.

– Слушай, мы все наломали дров. Жозель не хотела быть тебе обузой и сбежала, я ревновал её к тебе и лгал, а ты искал замену. Все, прошлого не вернуть. Завтра днем, когда соседей не будет, вывезем её и закопаем. Родственников у неё нет?

– Нет, – покачал я головой. – Ни родственников, ни знакомых. Когда она заболела, её просто уволили с работы и все.

– Замечательно, я соучастница, – всплеснула руками Жозель.

– Так, давайте без истерик! – произнес Карл. – Остается одна проблема. Тебя видели здесь с девушкой. Конечно, они похожи, имена созвучны, но Жозель ничем, хвала Богу, не болеет. А Жозефина умерла от реинкарнатора.

– И что? – спросил я недоумевая.

– Врачи, – произнес он. – Она наблюдалась у врачей, сдавала анализы. Как любая больная, она под наблюдением.

Я покачал головой:

– У неё был отрицательный тест на реинкарнатора, – произнес я.

– Хорошо, – кивнул Карл и замолчал, задумчиво барабаня пальцами по подлокотнику инвалидного кресла.

– Что? – спросил я. Жозель села на диван и обхватила голову руками.

– Думаю, стоит ли заявлять в полицию, – ответил Карл. – Понимаешь, то, что ты вывез больную Жозефину из Парижа, само по себе странно. Тяжелобольная покидает город, где была под наблюдением.

– Наблюдением? – спросил я. – Врач пришел один раз, посмотрел её, выписал назначение на анализы и лекарства. Через три дня пришел, посмотрел результаты анализов, выписал новые лекарства и ушел. Остальное лечение было исключительно по телефону.

Как ни прискорбно, но лечащий врач Жозефины еще тот подонок. Если бы её врач был таким, каким я описал его Кристиану, то она бы точно была жива. Но, увы, её врач просто отделался от пациентки и все.

– В сложившейся ситуации, это даже плюс для нас, – печально произнес Карл. – Ладно, утром разберемся с ней, – он кивнул на подвал. – Я спать. Спокойной ночи.

Карл укатил в свою комнату, а я подошел к Жозель.

– Пойдем, поспим, – произнес я. Она посмотрела на меня заплаканными глазами.

– Моя смена начинается в одиннадцать, – произнесла она. – Но я всегда просыпаюсь в восемь. Всегда люблю, что бы был запас времени. Ну, там принять душ, позавтракать, потом почитать и пойти на работу.

Я слушал молча, а она рассказывала и всхлипывала, залезши на диван с ногами и обхватив ноги руками.

– Но сегодня я проснулась в девять. Не знаю почему, просто спала долго. Потом еще под душем стояла, задумавшись. Почему? Опять не знаю. Еле поела, вообще кусок в горло не лез. Появилось какое-то волнение, что сегодня особенный день. Даже к книге не прикоснулась. На работе, вроде бы, успокоилась, но появился ты и утащил меня. И я снова подумала, что что-то должно произойти. Потом эта история про парк и Карла, нелепый то ли обед, то ужин. А потом она! – Жозель указала в сторону подвала и зарыдала. Только теперь не тихо, чтобы никто не слышал, а во весь голос.

Что я мог сказать? Я обнял её и попытался успокоить.

– Знаешь, я только сейчас понял, почему так поступил, – наконец произнес я. – Я не за неё боялся, а за тебя. Однажды, я потерял тебя и нашел Жозефину. Она была на тебя похожа, но это был обман. Мой самообман. Я лгал себе, прикрывшись вашей схожестью. Похожие лица, похожие имена, но чувства разные. Но я постарался забыть это, представив, что на месте Жозефины ты. А когда она умерла, умерла у меня на руках, а понял, что все, конец. Нет больше Жозе. Нет того образа, который грел душу, не давал сердцу разорваться на части. Понимаешь?

Она, не произнеся ни слова, высвободилась из моих объятий и пошла к лестнице. Кажется, я потерял все.

– Пойдем спать, я так устала за сегодня, – тихо произнесла она, обернувшись и протянув мне руку.

 

* * *

Мы ехали на юг. Как можно дальше от Парижа. Трое сообщников. Девушка, копия которой лежала в багажнике с прострелянной головой. Парень, который любит эту девушку, но ему было проще найти её копию. И калека, который поспособствовал, чтобы парень нашел себе копию девушки, которую любит, а не саму девушку. Интересно, а если бы мы втроем тогда, пять лет назад, знали, чем все это обернется, как бы мы поступили? Не знаю насчет Карла, но я бы точно никуда не отпустил Жозель. Сразу бы ушел из легиона.

Мы заехали в лес, подальше от чужих взглядов. Небольшая поляна между густыми деревьями. Дорога к ней довольно широкая, но завалена листвой, ездят здесь не так часто, пару раз в месяц, на выходных на пикник с семьей. И здесь будет похоронена Жозефина. Я представил эту жуткую картину. Поляна, на которой отдыхают люди, играют дети, а под ними, на глубине нескольких метров лежит Жозефина, завернутая в пластиковый мешок.

– Копать придется вам вдвоем, – произнес Карл из открытой двери заднего сиденья. – Уж извините, но я вам не помощник.

– Понятно, – ответил я, разгребая листву. Куртку пришлось снять, так как копать в ней неудобно. К моему удивлению, Жозель тоже сняла куртку и взялась за лопату.

– Что? – вопросом на мой взгляд ответила она. – Вдвоем быстрее управимся.

Мы начали копать. Земля была мокрой и легко поддавалась. Углубившись на двадцать сантиметров, лопата наткнулась на что–то мягкое и шуршащее. Я замер с лопатой в руках.

– Что случилось? – спросила Жозель. Я молча стал сгребать землю в сторону. Под ней был синий пакет. В похожий мы завернули Жозефину. Я посмотрел на Карла. Это он указывал дорогу и говорил где сворачивать. Неужели…

– Что? – произнес он, повернув голову к нам. Карл сидел в машине и курил сигару.

– Здесь пакет, – произнес я.

– Ну и что? – ответил он. – Здесь часто отдыхают туристы, не удивительно, что кто-то закопал здесь мусор, чтобы не вывозить его.

– Карл, ты говорил, что это надежное место! – возмутился я.

– Успокойся! – ответил он. – Убери пакет и продолжай копать! Закопаем наш пакет под ним. Даже если кто–то начнет здесь что-то копать, он наткнется на мусорный пакет с пустыми бутылками и драными презервативами, плюнет, зароет его и пойдет копать в другом месте, чтобы зарыть свои бутылки и свои драные презервативы!

– Карл, здесь люди отдыхают!

– Париж вообще на костях стоит, но ты там живешь. Копай! – отрезал друг и затянулся сигаретой. Нам с Жозель не оставалось ничего другого, как продолжить копать.

Карл был прав. Пакет с мусором был отличным прикрытием. Под него никто не полезет, к тому же, яма с ним была довольно глубокой, около метра. Мы с Жозель углубились еще на полметра. Я посчитал, что этого достаточно для Жозефины.

Я достал мешок с машины и дотащил до ямы, на минуту остановившись.

– Надо что-то сказать.

– Покойся с миром! – саркастически произнес Карл, сидя в машине. – Закапывайте, я уже устал тут сидеть.

– Может, ты заткнешься?! – не выдержала Жозель. Карл не ожидал такого выпада от девушки и удивленно моргал, глядя на неё. Она же, не обращая на него внимания, присела рядом со мной.

– Я хоть и не знала её, но давай похороним Жозефину, – произнесла она, положив руку мне на плечо.

– Угу, – кивнул я и как можно осторожнее опустил мешок в яму. Жозель взяла мешок с мусором, что лежал в яме раньше, и собиралась его положить туда.

– Стой. – Остановил её я. – Давай землей притрусим.

– Места не хватит, мешок очень большой. – Ответила Жозель, показывая объем мешка. Он действительно был большой. Если бы не та легкость, с которой Жозель таскала его, я бы подумал, что кто-то кого-то похоронил тут раньше нас.

– Хорошо, – кивнул я, опуская мешок с мусором в яму.

Прости, Жозефина, ты будешь похоронена под кучей мусора.

Закапывать оказалось куда проще. Лишнюю землю мы раскидали сверху, еще пять минут побродили по поляне, собирая листья, чтобы притрусить ими… могилу. В итоге, как будто ничего на поляне не менялось.

Удивительно, но после так называемых похорон стало легче. Как груз с души спал. Назад мы ехали в молчании. Мы с Жозель жутко устали, а у Карла уже не было поводов покомандовать.

Что теперь? Новая жизнь с Жозе? С настоящей Жозе! Никакой лжи, даже самому себе. Только, правда. Да и зачем лгать? Цель достигнута, я вместе с Жозель. Да, ценой жизни Жозефины, но её я не любил, а любил её схожесть с Жозель, не более. Должен я горевать по ней? Не знаю. Мне было хорошо с Жозефиной, но только потому, что я думал о Жозель. Для меня она была ею. Но если бы не она, я бы не встретил снова Жозель. А если бы я тогда был более настойчивым, то…

Неожиданно Жозе закашлялась.

– С тобой все хорошо? – взволновано спросил я.

– Да, – ответила Жозель улыбаясь. – Видимо, немного простыла. Ничего страшного.

«Видимо, немного простыла. Ничего страшного». То же самое говорила Жозефина.

Причуды реинкарнатора?

 

Категория: Рассказы начиная с 2014 года | Добавил: AlexShostatsky (05.01.2019)
Просмотров: 8 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar