photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать

Уговор дороже денег

Старая поговорка гласит: уговор дороже денег. Наш спор с Леной был банален и пустяков. Я уже и не помню сути. Когда она спросила: «На что спорим?», я хотел сказать на шоколадку, но потом подумал, что это как–то по–детски спорить на кусок шоколада, и, в шутку, предложил:

– На минет или куни. – Произнес я с ухмылкой на лице. – Если выиграю я, ты мне делаешь минет. Если выигрываешь ты, я тебе делаю куни.

Честно, пока я объяснял ей эти простые понятия, я думал, как далеко она меня пошлет. Лена не шлюха и не дает всем подряд. У неё есть гражданский муж,  с которым они вскоре должны пожениться, и свадьба затягивается лишь потому, что Лена еще студентка. «Пойду на работу, там уже и сыграем свадьбу, – объясняла она, – то в ВУЗе хрен в декрет уйдешь, а так от работы копейка будет». И я уже  даже начал жалеть о своем предложении, но Лена ответила с серьезным выражением лица:

– Хорошо, но никакого секса, отлижешь и все.

У меня отвисла челюсть. Я хотел ей сказать, что куни, по сути, это и есть секс, прост оральный,  а она про то, скорее всего, чтобы я ей свой член в промежность не совал, но в тот момент меня заботило другое.

– Ты так уверена в победе? – Удивился я, наплевав на свои принципы. Дело в том, что для меня отношения с «занятой» девушкой – табу. Если у девушки есть парень / муж / просто ебарь (нужное подчеркнуть), то незачем лезть своим членом в их отношения.

Но сейчас во мне заиграл азарт. Она уже считает себя победительницей! Эта мелкая зараза уже раздает мне указания. Да, Лена девушка невысокая, где–то метр шестьдесят. Грудь у неё второго размера, что при её росте  выглядит шикарно. И попа. Не накаченная, но и не обвисшая. Лена не полная, но щечки у неё есть. Я даже невольно представил, как она своим ротиком будет мне минет делать. Надежда умирает последней, а надежда на халявный минет не умрет никогда!

Прическу она меняла часто. То ходила с длинными волосами, то носила каре. То красилась брюнеткой, то рыжей, то блондинкой. Я даже не помню её настоящего цвета волос. Сейчас у неё было белое каре с черными корнями. То ли она натуральная брюнетка, то ли мелирование сделала.

– Разумеется! – Уверено ответила она. – Готовь язык.

– Это ты язычок готовь. – Усмехнулся я.

– Не, не, не, – засмеялась Лена, – на коленях будешь стоять ты!

Посмотрит, кто перед кем будет стоять на коленях, и работать языком. К сожалению, через два дня выяснилось, что работать языком придется мне. Двоякое чувство. С одной стороны горечь поражения в споре. С другой, а проиграл ли я?

После занятий мы с Леной пошли ко мне. Я живу один, в отличие от Лены, которую дома ждет будущая свекровь.

– А ты хорошо лижешь? – По пути ко мне спросила Лена.

– Спроси у  Кати, – ответил я.

– У кого? – Скривившись, переспросила Лена. – Как ты с ней вообще…

Вообще… Катя была моей бывшей девушкой. И трудно представить, как с такой девушкой могут быть отношения. Даже не знаю, как её описать. Бревно. Самовлюбленное бревно. Если уточнить, то самовлюбленное кривоногое бревно. Но знаете, что самое удивительное? Я её любил. Сам не знаю за что, но любил. И трахал. И лизал пизду. А это бревно тупо лежало и все. Позы менять она не хотела. Мы занимались сексом исключительно в миссионерской позе. Раком? Нет! На боку? Нет! Стоя? Нет! Наездница? Ну, давай попробуем. Итак, я лег на спину, она села на мой член и сидела. Тупо сидела! Через минуту она задала гениальный вопрос: «А что дальше?». Я молча схватил её за талию, развернулся, лег сверху и трахнул по старинке. Минет, анал, да ни за что! А вот когда я делал ей куни, ей нравилось.

В перерывах между сексом (который она, кстати, не любила, предпочитая платонические отношения), она выносила мне мозг. «Я хочу в Париж! Поехали!», «Я хочу золотое кольцо! Купи!». Так продолжалось почти год. Потом мне надоело и мы разошлись. Пелена с глаз спала и… опа, нежданчик!, у неё кривые ноги! Ну и так по мелочи недостатков. Как я мог спать с ней, ума не приложу. Одно слово – любовь.

Мой дом – однокомнатная квартира, которая видит уборку только по большим праздникам. То есть на новый год и мой день рождения.

– Добро пожаловать в мой творческий беспорядок! – Приглашающим жестом я пропустил Лену в свою обитель. Она прошла в комнату и скептически её осмотрела. Пыль на мебели, грязная посуда на журнальном столике, мятая и не стираная одежда где только можно.

Сегодня было пасмурно, а шторы я вообще никогда не открываю, поэтому в комнате был не просто полумрак, а почти как ночью. Только белый пушистый свитер Лены выделялся в этом сером мраке.

– Мда, – произнесла она и стала стягивать с себя джинсы и трусики. Убрав мои грязные и вонючие от пота футболки на быльце дивана, Лена аккуратно сложила свои вещи и, не снимая свитера, села на диван. Её бедра практически свисали с него, и она скорее полулежала, нежели сидела. Ноги она оставила на полу, разведя их в стороны.

– Ты проспорил, – произнесла она, указывая на бритую промежность. Я стянул с себя свитер и стал расстегивать джинсы.

– Неа, – произнесла она, прикрыв промежность ладошкой, – договаривались, никакого секса.

– Слушай, то, что я тебе отлижу, это уже секс. – Произнес я, но все–таки стал на колени перед ней и убрал ладошку. Чистая бритая промежность, такое ощущение, что она только что вышла из душа. Как так у девушек получается, не понимаю. Да у меня через полчаса член потный, а если еще и поссать, то вообще капец. Проспорил, так проспорил, начнем.

Я стал медленно и нежно целовать губки. Лена на мгновение напрягла ноги, они покрылись гусиной кожей. Я продолжал целовать, изредка полизывая языком. Лена начала постанывать и слегка изогнула спину. Я стал проникать языком вглубь. Сначала не сильно, продолжая полизывать губы, потом все больше погружаясь глубже. Плоть под языком становилась все податливей, Лена возбуждалась. Я водил языком вверх и вниз, вперед и назад. Изредка вынимал его и слегка покусывал и посасывал её губки. Лена стала тяжело дышать.

Член в штанах напрягся и зудел. Да пошло оно все! Старательно вылизывая языком её промежность, я руками стал расстегивать джинсы. Первая мысль, просто подрочу.  Но член был как стальной и горячий, а еще немного потный. Я резко отстранился от Лены и выпрямил спину. Она в блаженстве закрыла глаза. Еще секунду во мне боролась совесть, но мозги уже туго соображали. Видимо, сказывалась нехватка крови в мозгу. Резко я вогнал свой член в Лену. Она еще сильнее изогнула спину и застонала. Никаких криков, попыток вырваться. Она сама этого хочет. Хочешь, будет. Я стал с силой вгонять свой член в неё, то ускоряя, то сбавляя темп. Если постоянно менять темп и слегка проворачивать член во влагалище, то можно дольше продержаться не кончая. Хотя, быстро ты кончишь или нет, от тебя толком не зависит. Это зависит от многих других причин: степень возбуждения; пьяный ты или трезвый: любишь ты свою партнершу или нет и так далее. Ну и, конечно же, воля случая. Говорят, что если во время секса не думать о сексе, а о чем–то другом, тупо отвлечься, то можно долго держаться. У меня, увы, если сделать так, падает эрекция, и приходится  увеличивать темп, чтобы член снова пришел в боевое состояние. Сейчас же стояк был стальной. Мой член легко проникал в её влагалище, издавая при этом хлюпающие звуки.

Знаете, в чем кайф не защищенного секса? В чувствительности. Презерватив играет, своего рода, роль изоляции, которая препятствует тому разряду, которые проходит через ваши тела в момент экстаза. Ток от члена идет через влагалище партнерше и пронзает её тело. Обратный импульс, из её лона, пронзает твое тело. Неимоверное чувство! Не знаю, кончили ли мы одновременно, или я на несколько секунд раньше, но когда мой член выпустил горячую струю в Лену, она чуть ли не закричала, скрутившись дугой подо мной.

Уставший, я упал на Лену. Мы так и лежали потные, дыша друг другу в ухо. Я чувствовал её под собой, и член стал твердеть.

– Ну как насчет минета? – Переведя дыхание, спросил я.

– Да иди ты! – Все еще тяжело дыша, ответила Лена. – Сам свой обконченый член соси! Лучше в зад меня трахни.

– Я что раб тебе?! – Возмутился я, поднимаясь с неё. – Договор был чисто на куни.

– Договор был никакого секса! – Возмутилась Лена, садясь на диване. – Проштрафился, отрабатывай.

Она развернулась и легла на живот, опершись подбородком об быльце дивана. Прямо на вонючие футболки. Хотя после секса от нас самих разило потом. Я схватил подушку, которая была на противоположной стороне дивана, и подсунул ей под бедра, приподняв попку.

Когда женщина возбуждается, расширяется не только вагина, но и анус, только анус расширяется не так сильно как вагина. Не знаю, что чувствует женщина при анальном сексе, но для мужчины это как проникновение в запретный ларец: теснота, отсутствие естественной смазки. Сейчас смазки было хоть отбавляй. Я лишь пару раз вошел в Ленину вагину, смазав член.  При этом она немного вздрогнула.

Смазав член, я стал медленно входить в Лену. Она напряглась и стала тихо постанывать. Проход был очень тесным, и я продвигался медленно, буквально по миллиметру толкая член вперед. С каждым нажимом анус приспосабливался под нагрузку, да и Лена расслабилась, что позволило входить более свободно. Когда я вошел полностью, я несколько секунд подождал, переводя дух, а затем начал выводить член, оставив только головку внутри. Потом я начал входить, увеличивая скорость и так постоянно туда–сюда, наращивая скорость. Отверстие расширилось, и я мог свободно  долбить Лену в зад. Я наносил удары с такой силой, что диван норовил развалиться. Лена уткнулась носом в мои вонючие футболки, не знаю, как она там могла дышать, но так как она издавала стоны, значит жива.

Второй стояк, самый крепкий. Бывает даже, что член на какое–то время теряет чувствительность. Некоторые парни используют это, чтобы дольше не кончать: подрочили перед сексом и в койку к любимой.

Так было и сейчас, я добил Лену и практически ничего не чувствовал. Лена же стонала подо мной. Не буду хвастаться, я действительно не знаю, сколько времени прошло, пока к члену вернулась чувствительность и я смог кончить. Снова этот разряд, пронзающий наши тела, снова уход сил и блаженство во всем теле. Без сил мы лежали рядом. Просто лежали. Не было сил даже вытянуть обвисший член из её ануса.

Это был наш первый и единственный раз. Мы не стоили каких–либо отношений, я лишь проспорил и все. Потому что уговор дороже денег.

Категория: 18+ | Добавил: AlexShostatsky (02.05.2016)
Просмотров: 23 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar