photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

Глава 8.7

Что произошло? Что с Шанталь? Почему она сегодня устроила это все? Эти вопросы крутились в голове у Андрэ, когда он переворачивал куски мяса на гриле. Был прекрасный осенний день. Шанталь и мадам Боссэ лежали на шезлонгах, укрывшись пледами, пили вино, и что-то весело обсуждая. Месье Боссэ учил Валери и Артура играть в бадминтон. На столике недалеко от них стояли безалкогольные напитки для детей, чипсы и сладости. В руке у Андрэ была банка пива и лопатка для переворачивания мяса на гриле. Чуть в стороне стоял стол с закусками и сладостями. Идеальный выходной! Андрэ был бы только рад, если бы каждое воскресенье было таким!

Вот только он помнил другое воскресенье. Он помнил блинчики с шоколадом на завтрак. Он помнил поход в магазин, рыбный суп на обед. Помнил, как Шанталь помогает Валери с домашним заданием. А вечером, после запеченной с телятиной картошкой на ужин, просмотр юмористического телешоу.

Но сегодня все иначе. Шанталь не пекла блинчики с утра, она уехала в магазин, оставив записку. А вернувшись, выгрузила барбекю из гаража, достала из кладовки шезлонги и попросила его срочно их вымыть, так как через пару часов у них будут гости. А сама отправилась готовить закуски. Он хотел расспросить её, но она постоянно увиливала от ответа, ссылаясь на срочность. Надо быстро, срочно все приготовить! Валери была рада гостям, и он отложил разговор. Но сейчас, переворачивая мясо, он все больше хотел задать вопрос. Что здесь, черт возьми, происходит?! Почему сейчас, сегодня, в этот день, все иначе, чем всегда? Почему вместо блинчиков они перекусили бутербродами и остывшим кофе? Почему Шанталь ничего сказала ему, узнав, что он не приготовил завтрак? Шанталь была так увлечена подготовкой к этому импровизированному празднику, что не замечала ничего и всеми силами избегала разговора. Пока не пришли гости, она даже старалась не смотреть на него.

Сейчас уже не поговоришь с ней, у них гости. Но чувство тревоги не оставляло его. Что-то произошло. Но когда? Вчера? Он не помнил вчера, оно было давно. Когда, Андрэ уже и не мог вспомнить. Поначалу он пытался считать повторы, но сбившись, забросил это дело. Какая разница, сколько этот день повторился?

Правда, сегодня был не повтор. Он даже не поверил, когда проснулся. Он решил, что сегодня уже понедельник и петля разорвалась. Но проверив дату на телефоне, надежда окончательно умерла. Да, конечно, он мог сразу догадаться, что сегодня не понедельник. Ведь Шанталь бы не оставила записку в понедельник утром, уехав по делам. Она спустилась бы на кухню, приготовила завтрак, а если бы он заспался, то обязательно разбудила его, нежно поцеловав и прошептав на ухо: «Просыпайся, соня, всю жизнь проспишь». Он бы обязательно попытался увлечь её в постель, а она бы вывернулась, избегая этого и смеясь, ушла.

Сегодня было воскресенье. Обычное воскресенье, которых было сотни, а может и тысячи до этого. И оно должно было быть таким! Он должен был проснуться, спуститься на первый этаж, поцеловать Шанталь, подхватить на руки Валери. Но нет! Все пошло не так! И он не знал почему. Это и злило его! Впервые за долгое время все пошло не так как обычно. Радоваться ему? Как бы ни так! Он был зол! Он помнил, чем заканчивались воскресенья, которые шли не по прописанному сценарию.

 

* * *

Мадам Боссэ рассказывала про свою беременность и о том, что хочет второго ребенка, девочку или мальчика, не важно. Она просто хочет второго ребенка, а муж не то, чтобы против, но и не спешит с решением, поэтому они предохраняются. Шанталь лишь улыбалась в ответ и кивала.

Как их разговор зашел на такую личную тему она уже и не помнила. Она смотрела на Андрэ. Внешне он был спокоен, готовил мясо, иногда весело переговаривался с месье Боссэ, который взял на себя обязанность развлекать детей. У неё все получилось? Этот вопрос она задавала себе постоянно, кивая мадам Боссэ, отвечая ей и улыбаясь. Она что-то говорила ей, рассказывала о своей беременности, как пиналась Валери и какое счастье испытала, когда впервые прижала её к груди. Но мыслями она была с Андрэ. Она хотела, ничего не говоря мадам Боссэ встать, подойти к нему и спросить: «С тобой все хорошо?» Но нет! Нельзя. Андрэ еще не готов. Или она еще не готова? Скорее всего, второе, но Шанталь уж точно никогда в этом не признается, ни себе, ни, тем более, кому-нибудь другому.

– Как вы смотрите на то, чтобы дети сделали домашнее задание сейчас? – спросила мадам Боссэ. – Если, разумеется, Валери не сделала его вчера.

– Простите, – улыбнувшись, спросила Шанталь, повернувшись к мадам Боссэ. Она действительно плохо расслышала, что сказала мадам Боссэ.

– Вы сегодня утром спросили, были ли какие-то планы у нас, – пояснила мадам Боссэ. – Я ответила, что нет, он это не совсем так. Сегодня Артур должен был сделать домашнее задание. Я не против, если один раз дети придут в школу без сделанного домашнего задания, но лучше этого не допускать. Это не самое важное в их жизни, он это воспитывает в них ответственность, не так ли?

Шанталь на мгновение задумалась. Резкая смена темы выбила её из колеи. Домашнее задание? Да, Валери его не сделала, но важно ли это сейчас? Нет, конечно! Сейчас важно состояние Андрэ, а не домашнее задание Валери! Но она организовал эту спонтанную вечеринку как раз ради Андрэ, и семья Боссэ была их гостями. Так почему бы не подержать предложение гостьи? К тому же, Андрэ может помочь Валери с домашним заданием. Да, так сложилось, что она всегда занималась с дочкой уроками, но сегодня особенный день. Почему бы отцам не заняться детьми? А они с мадам Боссэ могут продолжить свою беседу здесь, лежа на шезлонгах с бокалом вина в руках и наслаждаясь бифштексом приготовленном на огне.

– Да, вы правы, домашнее задание лучше сделать, – улыбнулась Шанталь, – я схожу за учебниками.

Она встала с шезлонга, чтобы сходить в дом за книгами и тетрадями.

– Да, конечно, – ответила мадам Боссэ, так же поднимаясь.

Это шанс! Это реальный шанс поговорить с Андрэ! Готов он или нет, не важно! Она должна понять, что с ним. Убеждения чушь! Это лишь её домыслы, которые она приняла на веру! Но сейчас, когда он расслабился, она сможет с ним поговорить. Не убегая от разговора, от правды. Хотя… правда. Что правда?! Вчера, узнав правду, она лишь разочаровалась в том, что оказалась не права и только зря изводила себя! И струсив, отступила.

Сегодня же нет! Сегодня она поговорит с ним. Хотя, это надо было сделать утром. Не бежать в магазин, в надежде, что он просто устал… нет, не в надежде! Она убеждена! Она сама себя убедила в этом! Поверила!

Она снова жалеет себя. Придумала или нет, поверила или нет. Это все отговорки, чтобы отсрочить разговор. Вчера, сегодня, ничего не изменилось! Она так же ищет причины, чтобы не начинать этот разговор. Он устал, сегодня гости. Хватит! Достаточно убегать! Если она настолько труслива, то ничего не надо было делать, а просто оставить все на волю судьбы и в страхе ждать развязки.

Собрав тетради, учебники и канцелярские принадлежности, Шанталь вернулась во двор. Андрэ разлаживал мясо по тарелкам на небольшом столике. Мадам Боссэ, расположившись с детьми на шезлонгах, читала с ними задание. Шанталь отдала Валери её учебники и кивнула мадам Боссэ. Та на мгновение отвлеклась, чтобы кивнуть в ответ.

Оставив детей с мадам Боссэ, Шанталь подошла к Андрэ. Пора! Отступать более нет смысла. Хотя, можно, конечно, все бросить, списав на спонтанное желание утроить праздник, но это было бы проявление трусости, слабости и эгоизма! Она думает лишь о себе, потому и отступила! Но нет! Она любит Андрэ и не отступит!

 Глубоко вдохнув, Шаталь подошла к Андрэ.

– А где месье Боссэ? – как бы невзначай спросила она.

– Отошел на минутку, – ответил Андрэ. – Сказал, что у него припасена бутылка хорошего красного вина, которая будет идеально сочетаться с мясом полной прожарки.

– Пиво и чипсы ничто, если на огне томиться мясо, – улыбнувшись, произнесла Шанталь.

– Да, – усмехнулся Андрэ. Он улыбался. Шанталь не понимала, что с ним. Андрэ вчера и сегодня – это разные люди. Хотя, и она сегодня и вчера тоже не одна и та же женщина. Вчера она накручивала себя, придумывала теории, а сегодня… ничего не изменилось. Все так же! Она придумывает теории, находит им подтверждения, убеждает себя в собственной правоте и корит за это же себя!

– Андрэ, – осторожно начала она, отбросив сомнения. Иначе это не прекратиться!

– Да? – Андрэ оторвался от нарезки мясо, подняв взгляд.

– Как ты себя чувствуешь? – стараясь сохранить спокойствие, начала Шанталь.

– Ну… – протянула Андрэ, не зная, что ответить, – нормально.

– Что значит «нормально»? – спросила Шанталь. Она не могла понять, в каком состоянии её муж. Сегодня утром он недоумевал от её поступка и это нормальная реакция, но вчера…

– Нормально, это нормально, – ответил Андрэ, сдерживая нарастающую ярость. Какого черта?! Что здесь происходит?! Почему она задает эти вопросы?! Как же он устал от этого всего! Даже сейчас, онс трудом натягивал на лицо улыбку, чтобы не закричать «Что за дерьмо тут происходит?!» и к чертям перевернуть этот гребанный столик! Да, это напугает Шанталь, она потеряет дар речи, но только так он добьется от неё ответов! Только так!

– Просто вчера, когда у нас был разговор, ты говорил странные вещи, – произнесла Шанталь. – Я понимаю, ты устал на работе, она вымотала тебя. Но сегодня у нас праздник, скажем так, – она немного замялась, так как спонтанный пикник никак не тянул на статус праздника. – Я надеюсь, тебе станет легче?

– Вчера? Разговор? – недоуменно спросил Андрэ. О чем она говорит? Вчера? Какое вчера? Вчера, в смысле, суббота? Или вчера – прошлый повтор? Хотя, какой повтор? Нет! Сегодня определенно что-то не так! Этого не должно быть! Все должно быть иначе!

– Да, ты не помнишь? – удивлено спросила Шанталь. Как можно не помнить того, что было вчера? Как они занимались сексом, как он убежал, как вернулся и их хоть и короткий, но напряженный разговор. Забыть его невозможно, как и утро и весь день!

– Я не помню, что было вчера! – воскликнул Андрэ стараясь сдерживать эмоции, но с каждой секундой это становилось все сложнее и сложнее. Ярость вырывалась на свободу! Столик! Этот чертов столик»! Андрэ горел желанием не просто перевернуть его, а схватить за ножку и подняв над голов с силой обрушить на землю. Чтобы он разлетелся на шепки! Чтобы он дал выход этой ярости!

– Как? – недоуменно спросила Шанталь. Как такое возможно? Разве что… опять догадка, но она все объясняет. У Андрэ раздвоение личности и вчера просто был другой Андрэ. Да, он существует! И он не злой, он просто другой. Она права! Это все из-за проклятой работы! Но он не сошел с ума, он просто создал вторую личность и эта личность знает о первой, но сегодня второй Андрэ и он не знает о… или это первый, а второй был вчера? Шанталь путалась в собственных догадках, даже не задумываясь, могут ли они быть ложными или нет. Главное, верить!

Тем временем ярость захлестывала Андрэ. Она не понимает! Она ничего не понимает! Она не знает, чем это закончится! Это всегда заканчивает так! Потому что у него нет ничего, кроме этого дня.

– Запомни! – закричал Андрэ, хватая левой рукой Шанталь за плечо. – У меня нет ни вчера, ни завтра! Есть только сегодня! Сегодня! Запомни!

Он не заметил, как вернулся месье Боссэ с запуленной бутылкой в руках. Как он недоуменно переглянулся с женой, которая не могла понять такой резкой перемены в соседе. Он продолжал с яростью и злостью смотреть на жену. Он не видел, как испуганная Валери спряталась за спину мадам Боссэ, зажмурив глаза. Он лишь смотрел на испуганное лицо Шанталь, продолжая сжимать стальной хваткой её руку.

– Отпусти меня, – в страхе прошептала Шанталь, пытаясь освободить правую руку от стальных оков его хватки.

Андрэ не осознавал что делал. Просто внутри лопнула пружина. Злость, ярость, все это вывалилось наружу. К черту! На все плевать! Столик, жена, роли не играет! Ярости нужен выход и она его всегда найдет! Не важно!

Он схватил лежащий на столике нож и быстрым движением вогнал его в живот Шанталь. Она даже не успела отреагировать. Только на мгновение она заметила лезвие в руках мужа. Её глаза расширялись от ужаса, но отступить или закрыться она не успела. Лишь подняв взгляд на Андрэ. Это взгляд был наполнен и страхом, и мольбой, и не пониманием с растерянностью. Андрэ ранил её. Почему? Это все-таки «плохой» Андрэ? «Добрый» Андрэ проиграл? Но почему? Как?

Она не понимала, что нет ни доброго, ни злого Андрэ. Она ошиблась, но было уже поздно. И для понимания, и для каких либо действий.

А его ярость не угасала. Он вытащил из тела жены нож и нанес еще один удар, затем еще и еще, и еще. Он остановился лишь тогда, когда ноги Шанталь подкосились, и она повисла, зажатая в его левой руке. Медленно он разжал руку. Тело Шанталь упало на траву. Она лежала, как будто уснувшая. Глаза закрыты, прядь волос упала на лицо, полукругом окутав нос. Все выглядело бы невинно, если бы не порванный в клочья живот, из которого все еще сочилась кровь.

Андрэ продолжал смотреть на то, что сделал с Шанталь, как будто находясь в оцепенении. Пришел в себя он только спустя время. Нож так и был зажат в правой руке. Пальцы, вымазанные в кровь, прилипли к рукоятке.

Подняв взгляд, Андрэ увидел мадам Боссэ, которая укрывала за спиной Валери и Артура. Сама женщина стояла чуть позади своего мужа. Месье Боссэ держал перед собой бутылку вина за горлышко. Как будто это его остановит.

Из-за спины мадам Боссэ пытались выглянуть дети. Им было интересно, что же происходит, но мадам Боссэ старалась укрыть их за собой.

Страх. В их глазах был страх. Они боялись. Конечно, он же только что убил Шанталь! Они боятся. Они всегда боятся. Потому что всегда, когда воскресенье идет не так как надо, это приводит к страху. Всегда! Чтобы он не делал, как бы ни пытался вырваться из петли, малейшее отклонение, единственный неверный жест и все, он снова видит страх в глазах окружающий. Он должен проживать этот день только по определенному сценарию. Иначе он будет видеть страх. Сценарист е терпит импровизации.

Воскресенье должно быть не таким. Оно должно быть как вчера. Как позавчера, как всегда. Но сегодня нет. Пора это заканчивать. Переступая через труп жены, он сделал шаг вперед.

 

Читайте продолжение в главе 9.8

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (08.01.2021)
Просмотров: 8 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar