photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

Глава 4.4

Телефон разрывался трелью на пассажирском сиденье. Шанталь все еще пыталась поговорить с ним. Это был, наверное, сотый звонок. Она переживала за него, ведь он так быстро сбежал. Накинув рубашку, Андрэ быстрым шагом направился в гараж. Сев в машину, он включил открытие роллетов и стал заводить двигатель. Он делал все быстро, зная, что Шанталь бежит за ним, осыпая его вопросами. Он ударил по газам, когда она вбежала в гараж и попыталась открыть дверь пассажирского сиденья.

– Андрэ, что случилось?! – кричала она ему в след. – Андрэ! Ответь!

А он молча уезжал прочь. Ему надо было убежать! Прочь! Матрица начала давать сбои. Первым был он, теперь она. Что она знает? Откуда? Он хотел узнать ответы на эти вопросы, но боялся. Боялся, что расспросы приведут к еще большим проблемам. К каким? Андрэ даже не мог представить. Точнее, мог, но это выглядело как какая-то паранойя. Его мозг генерировал самые разные варианты. От простого и чем-то даже обыденного скандала до черной дыры, засасывающей всю планету.

Хотя, как от простого разговора может образоваться черная дыра, он не знал. Да и не от разговора, а от тех слов, что скажет Шанталь. Андрэ боялся правды. Что же она знает? Что поняла в четверг? Он хотел спросить, но страх… страх сковывал его. Что она ответит? Нет, не так! Что будет после её ответа? Он выйдет из петли? Она попадет в петлю? Мир погибнет?

Глупо считать себя центром вселенной, но так или иначе, Андрэ приходил к выводу, что он особенный в этом мире. Мир дал сбой и этот сбой он. Проживая тысячи повторов, волей-неволей придешь к такому умозаключению. Для окружающих жизнь идет своим чередом, но он видит лишь этот день. Почему? Почему он застрял в этом дне? Что это, воля высших сил или же ошибка в мироздании? Если воля, то почему именно он? В чем его особенность? Если же ошибка, то… вопрос не меняется: почему он?

Но сегодня особенный день, особенный повтор. С ним заговорила Шанталь. И не просто заговорила, а изменила свое поведение! Из пятнадцати тысяч ста сорока трех Шанталь одна стала другой. Ошибка? Баг в системе? Андрэ был рад такому изменению, он хотел узнать, почему она стала такой, почему произошли эти изменения, что было в четверг. В четверг, который был последний раз сорок один год назад.

Сорок лет в петле. Если бы он прожил эти дни не законсервированный в этой субботе, то ему было бы уже за семьдесят. Так ведь? Сколько ему лет? Анрэ забыл это. Боже, он забыл, сколько ему лет! Тридцать? Тридцать два? Тридцать три? Или тридцать один? Наверное, тридцать три. Хотя, постойте, нет! Ему тридцать два! Да, ему тридцать два. И с учетом годов, прожитых в петле, ему уже семьдесят три. Семьдесят три года! Старик, большую часть жизни проживший в одном дне. Конечно, он боится! Страх съедает его! Он привык к своей семье в рамках этого дня и новое поведение Шанталь, подиктованное, пусть будет, ошибкой, его испугало.

Но неужели настолько?! Он боится даже разговора с ней. Представляет, что это приведет к вселенскому катаклизму. Хотя, тут он переборщил. Еще одна черная дыра не уничтожит вселенную, а лишь поглотит Землю, но, черт возьми, почему это должно произойти?! Почему он настолько боится разговора с Шанталь? Андрэ не знал, что ответить. Просто он боялся этих перемен в ней. Он испугался, что его жизнь может перемениться.

По правде говоря, он привык к своей жизни. Ему не надо ходить на работу, у него вечный выходной! За окном прекрасная осень, а рядом любимая жена и дочь. Что нужно еще для счастья? Все остальное. Он понимал, что Валери никогда не вырастит. Она останется такой же маленькой и беззаботной девочкой, чьей самой большой проблемой остается несделанное домашнее задание. Он никогда не поздравит Шанталь с годовщиной свадьбы. У них никогда не родится сын.

Да, Андрэ хотел сына. Не то, чтобы Валери была не желанным ребенком, нет! Просто он хотел двоих детей. Правда, он хотел, чтобы мальчик был старшим, но родилась Валери. Что же, он не отчаивался и верил, что Шанталь родит ему сына, хотя о втором ребенке они говорили крайне редко. Андрэ боялся, что Шанталь не захочет ржать. Снова боялся.

Страхи окружают нас. Страх – основа выживания. Мы боимся шороха в кустах, потому что там может быть опасный зверь, который нас растерзает. Так думали наши предки. И на физическом уровне это понятно. Но страх разговора с близким человеком – это явно перебор. Ведь Андрэ боялся и раньше, до петли. Тогда что говорить сейчас. Страхи разрушают наши мечты. Вот он хочет второго ребенка, но боится поговорить с Шанталь. Сейчас тоже самое. Он в петле времени, привык к годам одинаковой жизни и тут перемена. Он боится её. Это даже не шанс выйти из петли, нет! Это просто разговор. Но его сковал страх. «Так быть не должно! Это неправильно!» – твердил он себе в спальне. Не правильно? Но почему?! Ответа не было.

Андрэ остановил машину у обочины. Он давно выехал за город и мчался по трассе. Просто вперед. Он не смотрел куда ехал, погрузившись в свои мысли. Точнее, смотрел, конечно же, но не акцентировал на дороге свое внимание. Он просто вел машину, полагаясь на свои навыки вождения, погрузившись в размышления.

Андрэ опустил голову на руль и закрыл глаза, стараясь освободить разум от этих мыслей, но...

Страх! Страх, страх, страх! Его жизнь превратилась в сплошной страх! Если что-то выбивается из колеи, значит все, это неправильно, и он неистово боится этого. Хотя, в современном мире это называется «боится выйти из зоны комфорта». Но он был уверен, что на его месте этого боялся бы любой, кто проживет по определенным правилам большую часть жизни. Сейчас он разрывался между двумя крайностями: продолжить свою жизнь в петле и попытаться найти выход. Он уже давно отчаялся его искать и просто привык к петле. Но желания увидеть взрослой Валери, зачать с Шатналь сына – были сильны. Он хотел изменить свою жизнь, но… боялся. Да, он боялся этого. Хотел, но боялся.

Быть может, он просто стал малодушным. Поддается страху, убегает от своей семьи. Ему надо набраться смелости и просто вернуться домой. Вернуться и поговорить. Задать простые вопросы. И самое главное, не боятся ответов. Это лишь слова, они не вызовут катаклизм, они помогут решить его проблему, будут лишь одним, но верным шагом к выходу из петли. Так ли это? Кто знает, но он хотел надеяться на это.

Ему надо ехать! Да, просто завести двигатель и поехать. Это он сейчас и сделает. Заведет двигатель, развернет машину и поедет домой! Он извинится перед Шанталь и просто погорит с ней. Спросит, что было в четверг, почему она считает себя виноватой. Что произошло за эти дни.

Оторвав взгляд от руля, он посмотрел вперед. Перед ним была дорога, но чуть в стороне что-то виднелось. Это была еще одна дорога, проселочная. Узкая полоса, уходящая в чащу леса, что окружал трассу. Если быстро ехать, то эту дорогу можно и не заметить. У дороги много кустарников, которые легко её скрывают.

Андрэ завел двигатель и медленно поехал вперед. Ему бы возвращаться, поговорить с Шанталь, но сейчас надо успокоиться и отвлечься. Хотя, это лишь отговорка.

Почему его привлекла эта дорога, он не знал, но потратить пару часов на небольшое путешествие он мог. Это лишь повод не ехать сейчас домой и не говорить с Шанталь. Он уже дал себе слово, что вернется домой, но он же не обязан делать это сразу, так ведь?

Дорогая не поворачивала резко вправо, как это обычно бывает, когда проселочная дорога отходит от трассы. Она шла чуть в сторону, за кустами. Если съехать по ней, то еще несколько десятков метров машина будет идти практически параллельно трассе.

Дорога была настолько узкой, что Peugeot 508 еле по ней протискивался. Ветки кустов и деревьев постоянно терлись о машину. Две колеи от колес практически заросли травой, но все же угадывались впереди. Медленно, Андрэ вел машину вперед. Зачем? Он и сам не знал. Он не смог найти ответа на свои вопросы. Так быть может, он найдет ответ на вопрос: зачем здесь эта дорога?

А дорога все больше уходила в чащу. Андрэ даже стал побаиваться, что из поворота на него выедет другая машина. Нет, аварии тут бы не произошло, дорога слишком узкая, чтобы разогнаться сильно. Но вот выйти из машины не дадут ветки. А сдавать задним ходом будет неудобно. Да и кто знает, кто ездит по заброшенным проселочным дорогам. Снова страх. Небольшой, но все же. Он зарождался в глубине души и практически не давал о себе знать. Пока что любопытство брало верх. Да и не только оно. Дорога слишком заброшена, чтобы встретить тут встречную машину.

Дорога петляла, и Андрэ уже подумывал все же попытаться сдать назад, но посмотрев в зеркало заднего вида, он понял, что не получится. Дорогу плохо видно через ветровое стекло, а через узкую полоску зеркала так и подавно. Вернуться задним ходом не получится. В лучшем случае он случайно не так вывернет руль, машина наскочит на какую-нибудь корягу и застрянет. Тогда придется с трудом выбираться из неё, устранять преграду и с таким же трудом возвращаться обратно. А он этого не хотел.

Страх стал сильнее. Это был не такой страх, как перед разговором с Шанталь. Это был панический страх. А что, если бензин закончится? А что если эта дорога ведет в никуда? Вдруг, впереди тупик! Его стала пугать чаща. Казалось, что ветки не просто бьются о стекла автомобиля, а пытаются разбить их, ворваться вовнутрь, схватить его за шею, связать по рукам и ногам, а потом разорвать на части.

Андрэ на мгновение представил эту жуткую картину. Сигнализирующая машина с включенными аварийными огнями, застрявшая посреди этой проселочной дороги. Стеклянная крошка в салоне и на капоте. И его окровавленная улыбка ужаса на оторванной голове, зажатой в узких, но крепких прутиках. Машина, битое стекло, ближайшие ветви, все это было усеяно частями его тела и внутренностями. Эта картина так ярко и красочно обрисовалась в его голове, что он испугался собственных мыслей. Или фантазий. По спине начал подниматься холодок. Он уже не чувствовал неровной дороги, по которой пробирается машина. Звуки бьющихся о стекло веток отошли на второй план. Здесь, черт знает где, среди деревьев, на заброшенной лесной дороге, он боялся самого себя, своих мыслей и фантазий. Ведь его видение было настолько ярким!

Андрэ передернул плечами, отгоняя дурное видение, и посмотрел вперед. Машина все так же медленно пробиралась сквозь чащу, но впереди виднелся конец зеленого тоннеля. Звуки начали возвращаться. Ветки все еще бились о стекло, но это были лишь ветки. Они не грозились его разорвать, это чушь! Игра его воображения. Он далеко от людей, на пустой и старой дороге. Такие места умеют навивать ужас.

Машина выехала на небольшую поляну, окруженную высокими деревьями. Они росли так близко друг к другу, что больше походил на частокол, окружающий это место. Их ветки давно разрослись и спутались, создав иллюзию заграждения, а не просто леса. Густая листва уже опала, но ветки росли так плотно, что листья не могли упасть на землю и гниющей массой висели на них, не давая солнечному свету побиться, и казалось, что за парой рядов деревьев все залито нефтью. Да, именно, нефтью. Именно эти ассоциации вызывала тьма среди деревьев. Густая, непроглядная тьма.

Опушка не пустовала. На ней стоял старый одноэтажный деревянный дом. Андрэ остановил машину, заглушил двигатель и вышел осмотреться. Тьма меж деревьями такая густая, что там вряд ли что-то может спрятаться. Нет, оно однозначно утонет в этой тьме. А сама тьма, если она живая, уж точно не вылезет сюда. Ведь солнце её высоко и оно уничтожит, развеет эту тьму.

Строение было старым, но изоляция на этой опушке его сохранила. Дом был обветшалый, но не разрушился от ветра, дождя или рук человек. Стекла в окнах, на удивление, были целы, но слой грязи на них говорил о том, что здесь давно не ступала нога человека. По крайней мере, несколько лет. Напротив входа в дом стоял фургон «Спринтер». Точнее, то, что от него осталось. Колеса были спущены и уже частично погрузились в грунт. Краска пожелтела и облупилась. Скорее всего, он был белого цвета, но сейчас был рыжим от ржавчины. Двери хоть и были закрытыми, но стекла в фургоне отсутствовали. Поэтому природа успела похозяйничать внутри салона, превратив обшивку сидений в рванные и гнилые клочья материи и поролона. Осколки стекл были похоронены под толщей гниющей листвы.

Чуть в стороне от фургона стоял черный пикап не в лучшем состоянии, чем фургон. Колеса так же спущены, кузов побит ржавчиной. Вот только стекла на удивление целы. Дверца со стороны водителя была приоткрыта и Андрэ заглянула туда. Картина, конечно, по лучше, чем в фургоне, но немногим.

Как они здесь оказались? И кто их бросил? Что это вообще за дом? Кто его здесь построил? Почему он здесь? Все это выглядело странным. Не более, чем его собственная петля, но все же. Заброшенный дом в лесной чаще. Тут до трассы не более пяти километров по этой проселочной дороге. И ею пользовались! Давно, но пользовались.

Размышления Андрэ прервало рычание. Оно доносилось из тьмы, что живет в чаще леса. Андрэ с опаской оглянулся и постарался всмотреться во тьму. Но он ничего не увидел, кроме черноты меж веток. А рычание повторилось. На этот аз с другой стороны. Андрэ повернулся на звук, но снова ничего не видел, как бы он не вглядывался. Сердце начало бешено колотиться. Страх с бешеной волной накатывал. Зачем он свернул сюда? Почему не поехал сразу домой?!

Рычание продолжало доноситься из тьмы. Теперь уже со всех сторон. Что-то было там, за ветвями. И оно было не одно. Андрэ бросился к машине. Запрыгнув на сиденье, он повернул ключ в замке зажигания. Машина тихо заурчала, а Андрэ, переключив передачу, выворачивал руль и давил педаль газа в пол. Машина резко развернулась, чуть не врезавшись багажником в пикап. Переключив передачу, Андрэ погнал вперед, прочь с этой поляны. Ему казалось, что рычание набатом бьет со всех сторон.

Машину неимоверно трясло, колеса подскакивали на кочках неровностях проселочной дороги. Андрэ гнал вперед не жалея автомобиля. Ветки неистово бились о стекла. Дорога все также петляла, хотя Андрэ её практически и не видел. Лишь кусты, что нависают с двух сторон. Но он продолжал вдавливать педаль газа в пол. Ему казалось, что злобное рычание преследует его. Что-то или, что еще хуже, кто-то гонится за ним по этой чаще.

Впереди показался просвет, дорога выходила к трасе. Машина продолжала мчаться вперед на предельной для этой дороги скорости. Ветки и сама дорога ограничивала скорость машины.

Выскочив на трассу, автомобиль подпрыгнул как на трамплине, проселочная дорога была чуть ниже, чем трасса. Слева послышался визг тормозов. Водитель небольшого старого грузовика никак не ожидал, что из чащи леса прямо на него выскочит легковушка. Но Андрэ его даже толком не заметил. Он быстро выровнял машину на свою полосу и помчался в город. Подальше от этой чащи и оставшегося где-то позади рыка.

 

Читайте продолжение в главе 5.5

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (31.10.2020)
Просмотров: 24 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar