photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

Глава 9.6

Солнце пробивалось сквозь плотные шторы. Его лучи лились через стык двух штор и пускали зайчиков по краю кровати. Андрэ с трудом понял, что он в спальне. Шанталь рядом не было. Скорее всего, она уже готовит оладьи на завтрак. Как всегда.

Боже, какой же вчера ужасный день был. Даже не день, а всего лишь утро. Да и не вчера. Ведь вчера нет, как и завтра. Есть только это воскресенье. И это было самое ужасное, мерзкое и отвратительное воскресенье в его жизни. В это воскресенье умерла Валери. Погибла по нелепой случайности! Упасть с лестницы, как такое вообще возможно? Просто спускаться утром по лестнице и упасть, сломав при этом шею. Его маленькая девочка, его дочка!

Вчера он хотел покончить с собой, но ему не дали. Да, вчера, так как называть это «повтором» он устал. Пусть будет вчера. Вчера прошло и больше не повториться. А его воскресенье повторяется изо дня в день.

Хотел наложить на себя руки, но ему не дали. В момент, когда он был готов вогнать себе нож под ребра, в дверь позвонили. Потом еще раз, и еще, и еще. И наконец, они вошли. Это была полиция и медики, которые и застали его с ножом в руках и Шанталь, смотрящую на него полными ужаса глазами. Она не могла проронить и слова. Шанаталь заметила его движение, но ничего сделать не смогла. Она замерла на месте, а приехавшие полицейские пытались уговорить его отложить нож. Они же не понимали, что нож в сердце это единственный выход. Петлю надо оборвать, перезапустить. Сейчас все в порядке. Шанталь готовит завтрак, а Валери спит в своей комнате. Но вчера…

Он только замешкался и подошедший, медленно подошедший, практически вплотную полицейский смог быстрым движением выбить нож у него из рук. Он и его коллеги стремительно набросились на Андрэ и повалили его на пол, а медики поднесли шприц с какой-то жидкостью к его руке. Он пытался сопротивляться, напрягал мышцы, в надежде, что они не смогут его уколоть, но они сделали укол. Его сознание начала заволакивать дымка и единственное, что он помнит, это рыдающую Шанталь над ним и мысль, что когда он проснется, Валери будет жива.

Андрэ поднялся и вышел из спальни. Дверь в комнату Валери была приоткрыта, и он медленно подошел к ней. Андрэ хотел заглянуть вовнутрь, удостовериться, что дочь жива. Это, конечно, паранойя, ведь петля перезапустилась и Валери точно сейчас спит в своей комнате, но желание было сильнее его. К тому же, он заметил странность: дверь была приоткрыта, а раньше такого ни разу не было. Как впрочем, Шанталь ни разу не начинала разговор о петле.

Заглянув в комнату, Андрэ увидел Шанталь, что свернувшись калачиком, лежала на кровати Валери. Она тихо спала, прижав к груди плюшевого мишку, любимую игрушку Валери. Открыв дверь, Андрэ вошел в комнату. Он хотел разбудить Шанталь и спросить, почему она здесь и где Валери, но как только он подошел к кровати, Шанталь открыла глаза. Она резко их распахнула и мгновенно села на кровати. От такой реакции Андрэ опешил.

– Ты уже проснулся? – спросила Шанталь. В ответ Андрэ молча кивнул.

– Я всю ночь была с тобой, – продолжила Шанталь. – Врачи хотели тебя забрать, но я не позволила.

Её голос дрожал. Она была на грани. Андрэ не мог понять почему. Он не видел Шанталь такой последний раз… никогда. Даже когда была их свадьба, Шанталь была собранней. Она, конечно, волновалась, как и он, но вот так, чтобы её трясло, а на глазах блестели слезы, нет, такого не было.

– Я не хотела, чтобы они увезли еще и тебя, – произнесла она и сорвалась. Шанталь больше не могла сдерживать слезы. Она плакала, а Андрэ не понимал, что происходит. Почему она плачет? Почему его должны были увезти врачи? Кого они увезли? Ведь сегодня воскресенье, петля. Она должна быть на кухне и готовить завтра, а на этой кровати должна спать Валери.

Шанталь сорвалась. Она не смогла больше сдерживать слезы и эмоции. Все! Сил больше нет.

– Они забрали её! – сквозь слезы кричала Шанталь, глядя на Андрэ. – Они забрали нашу девочку! Я слышала, как один из врачей говорил про вскрытие! Они будут резать её! Они будут резать нашу Валери! Они будут резать её маленькое тело! Зачем? Зачем, Андрэ?! Зачем они её мучают?! Я не хочу, чтобы они мучали её! Она и так уже мертва!

До Андрэ наконец-то дошло, что произошло. Сегодня не воскресенье, сегодня…

– Сегодня понедельник? – с трудом выдавил из себя он. Хотя, ответ и так известен. Да, сегодня понедельник! Не новая, быть может стотысячная петля, повтор воскресенья, а такой долгожданный понедельник.

– Я не хотела, чтобы они забрали и тебя! – не расслышав тихого вопроса Андрэ, продолжила Шанталь. Она рыдала и запиналась, давясь собственными словами. – Я не хотела оставаться здесь одна! Они забрали Валери и терзают её тело! А нам её еще хоронить. И они хотели забрать тебя! Они хотели оставить меня одну! Мне страшно, Андрэ!

Она замолчала и с надеждой посмотрела на него. Он молча опустился на кровать и обнял Шанталь. Сейчас нет смысла что-либо говорить. Все, петли нет. Но какой ценой? Ценой жизни Валери. Его дочка! Их девочка! Её больше нет.

Почему? Почему так?! Как же он хотел выйти из петли! Как он желал этого. Он хотел начать новый день с Шанталь и Валери. Он мечтал, как повезет свою дочь в школу. К черту мадам Боссэ! Один раз и он может отвезти свою дочь в школу. Он так ждал этого понедельника. Надеялся, что придет время, и он настанет, что петля будет разорвана. И это случилось. В тот самый момент, когда появилась надежда. Шанталь сама завела этот разговор, она начал верить ему. С трудом, борясь с самой собой, стремясь помочь, боясь за него, она начала верить. Это зародило в нем надежду. Раз Шанталь верит, она поможет. Как? Неважно как! Она поможет. Она найдет способ.

Вот только способ нашелся сам. Жестокий и беспощадный. Насмешка судьбы? Или того, кто все это организовал? Ведь это не случайно! Андрэ попал в петлю и цена выхода жизнь Валери? Так не может быть! Так не должно быть! Почему? Почему она? Почему небеса не забрали его? Он умирал. Он тонул в воде, но его вернули. Зашвырнули в начало, в утро!

Проснись и пой, Андрэ, проснись и пой! Проживай это воскресенье снова!

Но стоило Валери оступиться, поскользнуться на лестнице и все. Его выдернули из воскресенья и заставили жить дальше.

Ты хотел выхода? Вот он! Живи!

Только вот Андрэ не нужен такой выход. Ему нужна Валери. Его маленькая Валери, живая и здоровья, радующаяся новому дню, вкусному завтраку и встрече с Артуром. Ему нужна она! Пусть даже в петле! Пусть даже в повторе этого чертового дня!

Но он расслабился, привык петле. Он воспринимал воскресенье как константу, нечто неизменное. Заезженное, приевшееся, но неизменное. Он смирился с тем, что у него бесконечное количество воскресений, которые он может провести в кругу семьи. И вот ему говорят, что все не так. Время это не константа. Оно мимолетно. Ты можешь прожить сто тысяч одинаковых воскресений, но в один миг все изменится! Ты пойдешь дальше, и все твои желания разорвать петлю превратятся в мольбу о повторе. Лишь бы она была жива.

Андрэ не смог сдержать слезы. Он крепко прижал к себе Шанталь.

 

* * *

Отпевание Валери проходило в церкви Сен-Жермен. В той самой церкви, где Андрэ с Шанталь венчались. Он помнил тот день практически поминутно. Они стояли у алтаря. Счастливые и влюбленные. Все гости были рады за них и улыбались молодым возлюбленным, решившим скрепить свой союз узами брака. Сейчас все были печальны, а перед алтарем стоял закрытий гроб с Валери. Ведущая говорила о том, как Валери была юна, что у неё вся жизнь впереди и что трагическая случайность оборвала её жизнь.

Андрэ не хотел это слушать. Дурацкие традиции! Никчемные обряды! Поскорее бы это закончилось, поскорее бы их Валери оставили в покое. Ей остался только покой. Вечный покой.

Шанталь стояла рядом, сжимая ладонь Андрэ. Её лицо скрывала вуаль. Она плакала все эти пять дней, пока шла подготовка к похоронам. Она не могла поверить, что Влаери нет. Внутри неё образовалась пустота. Она чествовала её физически. Валери больше нет. Проклятый халат! Проклятый пояс! Как он там оказался? Почему она его не заметила? Она все внимание сконцентрировала на Андрэ, на его петле. Винила она его? Нет! Конечно же нет! Она даже завидовала ему. Завидовала его петле. Сейчас она больше всего желала оказаться в петле. В петле субботы, когда Валери жива и счастлива. Она бы даже не спрашивала про петлю Андрэ и не искала выхода из того замкнутого круга.

Но она спросила про петлю сейчас, когда их девочки уже не стало. На что Андрэ ответил:

– Если бы я знал, какой ценой мне будет стоить этот понедельник, я бы пожелал навечно остаться в воскресенье.

Петля, если она и была, разорвана. Хотя, сейчас это не играло роли. Ведь их дочь лежит в гробу, а священник читает над ней молитвы. Чтобы душа упокоилась и покинула мир живых. Шанталь верила, что Валери уходит в лучший мир. Этим она успокаивала себя. Потому что если это не так, то за что ей такие страдания?

Священник попросил присутствующий подняться для совместной молитвы. Гости, поднялись, открыли буклеты, выданные служителями церкви заранее, и принялись молиться. Гостей было немного. Родители Шанталь и Андрэ, стоящие сейчас позади них, мадам Боссэ с супругом, пара учителей из школы и двое коллег с работы Андрэ.

Когда стало известно о смерти Валери, мадам Боссэ пришла к Шанталь чтобы выразить соболезнования и оказать поддержку их семье. Хоть они не были близкими подругами, но мадам Боссэ считала своим долгом поддержать соседку. Почему? На этот вопрос сама мадам Боссэ не могла дать точного ответа. Быть может, это обратная сторона зависти. Доброй зависти, в которой сама себе признавалась мадам Боссэ. А быть может, это просто материнское чувство.

Как мать она понимала, что сейчас переживает Шанталь. И это было ужасно. Потерять единственную дочь по глупой случайности. Стечение обстоятельств, несчастный случай. Как это не назвать, но Валери больше нет. Артур тяжело воспринял потерю подруги, но мадам Боссэ объяснила сыну, что надо жить дальше. Её нет, но они все еще живы. Так же она объяснила сыну, что жизнь скоротечна и, как сказал герой книги одного русского писателя: «Да, человек смертен, но это было бы ещё полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!» Валери умерла внезапно и мадам Боссэ старалась это объяснить доходчивым языком Артуру. Любой человек в этом мире умереть в любой момент. Поэтому надо дорожить каждой минутой проведенной с близкими и родными людьми. Она спросила, какой он запомнил Валери? Артур ответил, что веселой и улыбающейся.

– Это хорошее воспоминание, – произнесла она. – Для тебя Валери будет всегда улыбающейся и веселой девочкой.

Артур понял, что хотела сказать мама, и принял смерть подруги. Смерть неизбежна и все, что остается у живых – это память. Он помнит Валери. Помнит её сейчас, в свои семь лет. Будет ли он помнить её потом, неизвестно. Сохранит ли мадам Боссэ фотографии девочки на телефоне или в социальных сетях? Будет ли просматривать эти фото повзрослевший Артур? И вспомнит ли он подругу детства, что так рано ушла из жизни? Будь старый альбом, все было бы иначе. Но альбомы уходят в прошлое. Пожелтевшие от времени фотографии уступают место строкам кода на удаленном сервере. Никто уже не будет заходить на страницы родственников, чтобы показать своим детям какими они были в детстве, с кем дружили, и память о ком могут вернуть эти снимки. Сможет ли он ответить на вопрос своего ребенка, кто эта девочка? Вспомнит ли он, как в школе дружил с ней? И вообще, будет ли этот вопрос? Ведь традиция просматривать старые фото уходить прошлое, как и альбомы. Веселые семейные вечера, когда все дружно просматриваю фотографии снятые на пленку и полароид уступают место Wi-Fi и Instagram. Мы ставим отметки «нравиться», комментируем, но тепла и уюта это не добавляет. Да и кто будет прокручивать ленту до тех времен, когда кто-то был молодым или ребенком? Мадам Боссэ этого не знала, она просто объясняла Артуру простые вещи.

И она хотела поддержать Шанталь. Вот только, она не могла этого сделать. Она хотела сказать слова утешения, но сейчас слова были не нужны. А тепло и объятия были им недоступны, не столь они близки. Хотя сама Шанталь была благодарна ей, за то, что тогда пришла и просто молча сидела. Шанталь ничего не говорила ей, она просто молча плакала. А мадам Боссэ молча сидела и старалась не расплакаться самой. Андрэ с удивлением наблюдал за этим, но ничего не говорил. Главное, чтобы Шанталь стало легче, чтобы она смогла жить дальше. Иначе и ему не будет смысла продолжать свою жизнь.

 

* * *

Андрэ бросил на гроб дочери две белые розы. Они упали сверху тех, что бросила Шанталь. Цветы смотрелись как четыре белых пятна на черной лоснящейся крышке гроба. Коричневая земля неровными краями нависала над этим ящиком, в котором, как куколка, лежала их дочь. Она была заперта.

Работники ритуальной службы принялись закапывать могилу. И Шанталь испугалась. А вдруг она проснется. Быть может, врачи ошиблись и она просто спит! Вдруг она просто уснула! Вдруг там, во тьме, в запертом деревянном ящике маленькая девочка откроет глаза и испугается. Ведь мамы не будет рядом, а вокруг лишь холодный гроб и тьма. Шанталь захотелось броситься в яму и вытащить свою малышку оттуда. Но нет, Валери мертва! Это подтвердило вскрытие и сухой документ, выданный им полицией. Валери умерла по причине несчастного случая.

Чтобы сдержать себя Шанталь попыталась обнять Андрэ, но он резко развернулся и на глазах у недоумевающих гостей, быстрым шагом направился прочь. Ему надо было задать вопрос. Не у себя в голове, не внутренним голосом, а в голос! Он должен докричаться!

Андрэ прошел через кладбище, мимо надгробий самых различных форм, и вышел на дорогу, что была меж рядами высоких тополей. Облысевшие деревья устремлялись ввысь, куда и устремил свой взгляд Андрэ.

– Почему?! – закричал он. – Почему она?! Зачем?! Это что, насмешка?! «Посиди в петле, а когда у тебя появиться шанс уйти, я заберу у тебя дочь!» Так что ли?! Это потому что Шанталь в меня поверила?! Отвечай!

Но ему никто не ответил. Небо и тот, к кому он обращался, молчали. Слезы начали катиться по его щекам. Сегодня он старался сдерживать себя. Он должен быть опорой для Шанталь, но сейчас, средь высоких тополей, он не мог остановить слезы.

– «Господь – Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться» – так говорил священник в церкви, – сквозь слезы произнес Андрэ. – Только ты не пастырь! Тебе плевать на свое стадо! Рождаются, умирают, не важно!

Он замолчал, задыхаясь от слез и гнева. Обернуть все вспять! Заставить себя молчать и терпеть! Терпеть каждый повтор, каждый день, каждое воскресенье. И радоваться, что его девочка жива. Неважно, что она так и останется семилетним ребенком, но это лучше чем хоронить её.

– «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной» Нет! Я был в долине смертной тени! Я был там, и я знаю, тебя нет там.

– Андрэ! – донесся до него хриплый крик. Обернувшись, он увидел Шанталь, что стояла за деревьями. – Андрэ, прошу тебя, не надо!

Быть может, она решила, что Андрэ снова попытается покончить с собой. Психологи с ним уже общались и списали его срыв на внезапную смерть дочери. Прописав антидеприсанты они оставили их семью в покое. По сути, им все равно на них. Шанталь понимала это, но она боялась. Она уже потеряла дочь, чуть не потеряла мужа и вот сейчас Андрэ снова на грани. Как тогда, в парке.

– Он не ответит, – произнес Андрэ и направился к Шанталь. Ему нужны были ответы, но их никто не дал. Да и вряд ли бы дал, Андрэ понимал это. Но ему нужно было это сделать, нужно было задать эти вопросы. Иначе бы он терзал себя всю оставшуюся жизнь за то, что даже не попытался задать их.

Он подошел к Шанталь, которая все так же умоляюще продолжала на нег смотреть. Андрэ молча обнял её и крепко прижал к себе. Они так и стояли между шеренгой тополей и могилами неизвестных им людей.

Теперь их ждет новая жизнь. Без петли и без Валери.

 

КОНЕЦ…

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (19.09.2020)
Просмотров: 31 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar