photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

Глава 8.5

Шанталь не заметила, как уснула. Она не хотела засыпать. Как, собственно, и Андрэ. Но сон сморил их.

Он не верил, что Шанталь сможет ему помочь. Главное, что она его выслушала. Это было главным для него. Он поверил в неё, поверил, что она не кукла. Понял это. Да, он в петле, его ждет утро субботы, а её утро воскресенья, но он точно знает, что рядом с ним не куклы с масками его жены и дочки, а настоящие, реальные Шанталь и Валери. Теперь он будет жить в этих петлях. Сколько бы их не было. Жить, а не существовать в окружении кукол. С этими мыслями Андрэ и уснул.

Шанталь заснула в растерянности. С одной стороны она поговорила с Андрэ как и хотела, а с другой... ничего не изменилось Она не знает, что с ним, почему у него так резко меняется настроение. И даже её лова, что она верит, все же были ложью. Он прав, она солгала. Она не верит. Но вчера вечером Андрэ был спокоен. Он откровенно все рассказал ей. И его слова запутали её еще больше. Ведь он на полном серьезе утверждал, что он в петле времени. Даже больше, он строил теории о сущности своей проблемы, искал ответы на давно мучавшие его вопросы. Вот только давно ли? Андрэ говорил красиво, убедительно, но все равно она сомневалась. Она не могла поверить в эту фантастическую теорию. И только вера в то, что Андрэ не сошел с ума, заставляла её не вызывать врачей.

Проснулась Шанталь раньше Андрэ. Она села на кровати и посмотрела на него. Рядом с ней лежал её муж, отец её дочери. Самый дорогой человек в жизни. Да, самый дорогой. Потому что она была с ним откровенней, чем со своими родителями. Он знал её лучше чем кто угодно в этом мире. Как и она его. У них были замечательные отношения. Прекрасная жизнь. И только вчера она поняла, что рядом с ней совершено чужой и не знакомый ей человек. Он выглядел как Аднрэ, говорил как Андрэ, но Шанталь начала сомневаться, что перед ней Андрэ.

Опять сомнения! Вместо прямых вопросов – догадки. Вместо признаний – страх. Страх быть отвергнутым, не понятым. Хотя, будем откровенны: это страх разрушить все. Страх того, что правда обратит в прах то, что вы называете чувствами, любовью, семьей, отношениями. Причем, не фигурально выражаясь, а буквально. Вчера он пытался ударить ее, и кто знает, чем закончиться разговор сегодня. А разговор будет. Она не хотела молчать. Все! Хватит! Недомолвки довели их вчера и… в конце ведь тоже они были. Ведь они не поговорили по душам. Она просто солгала ему.

Шанталь встала и спустилась на кухню. Ей надо собраться с мыслями. Опять. Она только и делает, что собирается с мыслями. Короткие разговоры ни о чем, и отступления, чтобы обдумать их, а по факту, лишь повод, чтобы не признавать страх. Отгородиться от него, закрыть перед ним дверь и не пускать в свой дом. Вот только двери не остановят страх. Он, как густой кисель просочится через щели и медленно заполнит все вокруг, поглотив вас. От него не скрыться, не убежать. Он достанет где угодно. Мы можем лишь отсрочить соприкосновение с ним.

– Доброе утро, – произнес спустившийся Андрэ. Он подошел к Шанталь, обнял её со спины и поцеловал в затылок. Она на мгновение напряглась. Шанталь готовила завтрак. Омлет с беконом. Она как раз собиралась взбивать вилкой яйца, и настолько была погружена в процесс и свои мысли, что не заметила, как Андрэ подошел.

Андрэ медленно развернул её к себе лицом и поцеловал в губы, прижав за талию к себе. В это время Шанталь думала только об одном: это как всегда или она нарушила установленный в этой петле порядок? Она действует как и тысячи других Шанталь в это воскресенье или же поступает иначе? В чем отличие? В её поведении или в решении добавить в омлет немного кетчупа для остроты? Заметить ли изменения Андрэ? Или же нет? Или все идет по накатанной? Шанталь не знала как реагировать. При других обстоятельствах она бы поддалась, расслабилась и ответила ему. А сейчас она была в замешательстве. И Андрэ это заметил.

– Все в порядке? – отстранившись, спросил он.

– Да, – неуверенно произнесла. – Просто... – она замолчала, не зная, спросить его напрямую или снова солгать? Лгать не хотелось, как и услышать ответ. Не важно какой, в любой случае она будет сомневаться и строить догадки. Скажет Андрэ, что он в петле, она начнет думать, здоров он или это бред сумасшедшего. А если он заверит, что петли нет и никогда не было? Тогда что? С ума сошла она, раз ей мерещится весь этот бред? Нет! Она не хотела этого! Но лгать…

– Что «просто»? – переспросил Андрэ.

– Андрэ, ты в петле времени? – решившись, спросила она. Даже не так. Она просто выпалила этот вопрос. Смелости и решимости в ней не было. Только страх. И сейчас, когда вопрос произнесен, он только усиливается.

Немного оторопев, Андрэ сделал шаг назад, не отрывая взгляда от Шанталь.

– Откуда ты знаешь? – удивленно спросил он.

– Ты мне не лжешь?! – выпалила Шанталь. Она не знала, что с ней происходит. Слова сами срывались с губ. Как будто это и не она говорила сейчас с ним. Сердце бешено колотилось. Она боялась. Боялась его ответов, его слов. Она не знала, говорит он правду или лжет. Она так же не знала, будет ли его ответ правдой или нет.

– Шанталь, постой! – произнес Андрэ. – Я не понимаю тебя. То есть, – он потряс головой, – ты знаешь о петле? Но я не говорил тебе о ней. Откуда ты знаешь?

– Ты мне сказал о ней вчера, – ответила Шанталь, – когда убегал из дома. Когда чуть не ударил меня.

– Я ударил тебя? – недоуменно спросил Андрэ.

– Хотел, – произнесла Шанталь, – но замахнувшись, передумал.

– Боже, – произнес Андрэ, опускаясь на стул. Он схватился за голову и тихо повторял:

– Боже, боже, боже.

– Андрэ, что с тобой? – присев рядом, спросила Шанталь. – Вчера ты убежал, потом мы встретили тебя в парке, но там разговора не вышло. Только вечером мы смогли поговорить, но я ничего не понимаю. Я хочу тебе помочь, но рука тянется к телефонной трубке, чтобы позвонить врачам.

Услышав про врачей, Андрэ прекратил повторять «Боже» и поднял взгляд на Шанталь.

– Но я не хочу этого делать, – продолжила она, – я хочу тебе помочь, а не запирать тебя в психиатрической клинике. Поэтому прошу, скажи мне, что с тобой? И, пожалуйста, не лги мне. Я боюсь этого.

Она смотрела ему в глаза и плакала. Слезы сами катились, Шанталь не могла их сдержать. Как и слова. Что-то внутри неё сдало. Некая пружина, сдерживающая эмоции, лопнула.

– Шанталь, – только и смог произнести Андрэ. Он был в шоке. Шанталь, которая всегда тихо готовила завтрак и нежно отвечала на его ласки, сейчас плакала перед ним и просила его не лгать.

– Андрэ, прошу тебя, просто скажи, – произнесла она. Шанталь знала о петле. Откуда, не имело смысла, она расскажет. Но сейчас она сомневается, и он должен убедить её в том, что не врет.

– Я нахожусь в петле времени, – произнес Андрэ. – И это правда. Я замкнут в этом воскресенье уже давно, если так можно сказать. Сколько, я не знаю. Я не считал. Точнее считал, но быстро сбился. Просто я живу этим днем. Я уже не пытаюсь сказать тебе, что в петле, так как ты просто не веришь мне, считая, что я все это выдумал. Но нет, Шанталь, нет! Я не выдумал, поверь мне! Я в этом чертовом дне сурка! Почему? Я и сам не знаю. Я не устал, нет! Я не сошел с ума! Я просто привык к этому дню.

– Мы стали для тебя куклами? – спросила Шанталь, перебив Андрэ.

– Что? – недоуменно переспросил Андрэ. – О чем ты?

– Вчера ты считал, что мы стали куклами, – пояснила Шанталь. – Безликими куклами, выполняющие одни и те же действия.

– Нет, что ты! – воскликнул Андрэ. – Признаться, были моменты, когда я уставал от однообразия, но я знал, что ничего не смогу изменить. И тогда я просто жил.

– Ты уходил? – спросила Шанталь. Андрэ посмотрел в глаза ей и медленно отвел взгляд.

– Понятно, – усмехнулась она, поднимаясь. Шанталь прошла к плите, где все еще стояла сковорода. Она только собиралась поставить её на огонь.

– Пойми, я не мог поступать иначе, – начал Андрэ. Он поднялся, подошел к Шанталь и обнял её за талию.

– Я понимаю, – произнесла Шанталь. – Ты был замкнут в петле.

Она замолчала, осекшись слова «был». Андрэ не был в петле, он остается в ней.

– Как бы я был рад, если бы я действительно «был» в петле, – произнес он, – но я в ней и есть. Вчера у меня было воскресенье. Ты так же готовила на завтрак оладьи с повидлом, и я…

– Это омлет с беконом, – перебила его Шанталь. – И я планирую добавить в него немного кетчупа для остроты и пикантности. Ты угадал только с днем. Сегодня действительно воскресенье.

– Ты не веришь мне? – отстраняясь, осторожно спросил Андрэ.

– Я не знаю, – произнесла Шанталь, – как в такое можно поверить?

– Я понимаю тебя, – кивнул Андрэ. – Но прошу, поверь мне. Это тяжело, это невозможно, но это произошло.

Шанталь повернулась к нему и увидела спускающуюся по лестнице Валери. Девочка была сонная и зевала на ходу.

– Валери, осторожней! – строго произнесла Шаталь, глядя как дочка неуклюже ступает со ступеньки на ступеньку. Она на мгновение остановилась, посмотрела на родителей и, улыбнувшись, кивнула. Девочка начала делать шаг, но маленькая нога, наступившая на шелковый пояс, оброненный невзначай Шанталь, соскользнула со ступеньки и Валери стала падать. Она попыталась ухватиться за перила, но для неё они были высоковато.

– Мама! – воскликнула девочка, падая на спину. Она ударилась лопатками о ступеньки, но её потянуло ниже. Сделав небольшой оборот при падении, она ударилась о стену головой. В этот момент прозвучал глухой хруст.

– Валери! – закричала Шанталь. Андрэ уже бросился к лестнице. Девочка все еще катилась вниз по ступенькам, но уже не двигалась.

– Валери! – Андрэ попутался поднять дочку, но её голова неестественно заваливалась назад.

– Валери! – подбегая, уже истерически кричала Шанталь. Андрэ приподнял голову дочки, но она не реагировала, хоть глаза и были приоткрыты.

– Что с ней?! – стоя за спиной мужа, спрашивала Шанталь. – Что с ней?! Приведи её в чувства! Похлопай по щекам! Андрэ! Сделай что-нибудь!

Она бросилась к столу, где лежал телефон и начала судорожно набирать номер скорой помощи.

Андрэ продолжал держать голову Валери, не понимая, почему шея так изогнута и что это выпирает справа на коже. Хотя, он уже понимала, что это.

– Шанталь, – тихо произнес Андрэ. – она мертва.

Шанталь перестала метаться за спиной мужа, и недоуменно уставилась на него.

– Служба скорой помощи, – послышался голос из динамика, – чем я могу вам помочь?

– Повтори, что ты сказал? – тихо произнесла она. Она не могла поверить своим ушам. Валери мертва? Нет! Нет! Этого не может быть! Она просто ударилась и потеряла сознание! Ей просто нужна помощь! Её надо привести в чувства! Вдруг, у неё сотрясение мозга! Это опасно! Нужна помощь! Нужна немедленная помощь!

– Мадам, вам нужна помощь? – расспрашивал оператор скорой помощи.

Андрэ аккуратно положил Валери на пол у лестницы и поднявшись, произнес:

– Наша дочь мертва, Шанталь.

На удивление, слова произносились легко. Он не знал, что чувствует. Он знал, что его смерть ничего не значит. Если он умрет, то петля перезапуститься. Но смерть Валери.

Его дочь лежала мертвой на полу, а он не знал, что делать. Медики уже не помогут. Он просто осознавал это как факт.

– Кто-то мертв? – спрашивала оператор скорой помощи. – Прошу вас, мадам, не молчите!

Шанталь не верила своим ушам. Андрэ все же произнес это. Ей не послышалось. Валери мертва. Её Валери. Её маленькая девочка, которая вчера так радостно смотрела мультики и уплетала маршмэллоу с горячим шоколадом и так тихо уснула в гостиной на диване. Андрэ перенес её спящую в спальню, а она, Шанталь, осторожно переодела её, чтобы не нарушить чуткий сон. Она была как куколка, как маленький ангелочек. А сейчас она лежала на полу у лестницы.

Шанталь выронила телефон и опустилась перед телом дочери. Трубка упала на пол, на мягкий ковер, который они специально постелили, чтобы Валери не ушиблась, если упадет. Вот только его не было на лестнице.

– Мадам, – продолжала взывать оператор скорой помощи, – говорите.

Андрэ хотел обнять жену, но понимал, это ничего не изменит. Валери умерла и объятья её не вернут. Он подошел и поднял телефон.

– У нас погибла дочь, – произнес Андрэ в трубку. – Семь лет, упала с лестницы и повредила шею.

Он не узнавал своего голоса. Как будто говорил совершено другой человек. Этот человек называл их домашний адрес, говорил, что, конечно же, они дождутся медиков и полицейских. И этот же человек медленно положил телефон на стол. Этот человек направился к кухонному шкафу . Этот человек открыл ящик и достал оттуда нож. Это этот человек говорил в его голове: «Смерти нет. Для тебя нет. Если ты сейчас убьешь себя, то просто уснешь. А когда проснешься, Валери будет жива и здорова. Она так же будет радостно улыбаться вам. Просто убей себя. Ты же уже это делал, помнишь? Прыжок с моста. Было больно. Адская боль во всем теле. И огонь, сжигающий легкие, которые заполнялись водой. Сейчас все проще: просто ударь себя. В сердце, так удобней. Только лезвие разверни, иначе можешь ребра не пробить».

Андрэ зажал рукоятку обеим руками, развернул лезвие, направив его к груди, и отвел руки для удара.

Шанталь все еще плакала над телом Валери.

– Прости, – тихо произнес он, глядя на жену. – Я бросаю тебя в такой момент, но прости, я не могу иначе. Хочу, чтобы Валери жила.

В этот момент раздался звонок в дверь.

 

Читайте продолжение в главе 9.6

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (12.09.2020)
Просмотров: 29 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar