photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать

Глава 7.5

Валери тихо спала на диване. На экране телевизора весело прыгали нарисованные зверьки, напевая незатейливый мотив. Как и говорила Шанталь, они устроили небольшой праздник. Горячий шоколад, маршмеллоу, семейный просмотр мультфильмов. От всего этого Валери была в полном восторге!

Шанталь сделала это ради двух вещей. Первая – она хотела, чтобы Валери забыла то, что видела в парке. Она видела родителей на грани скандала. Да, причин для этого сама Шанталь не понимала, но Валери стала свидетельницей происходящего. А она этого не хотела. Никак не хотела. Поэтому она всеми силами хотела отвлечь дочь от случившегося в парке. У них все хорошо! Они с папой любят друг друга! Это она хотела сказать дочери.

Вторая причина заключалась в том, что Шанталь надо было собраться с мыслями. В парке она просто прогнала их из головы, стараясь заменить переживаниями о дочери, но с каждым часом, проведенным рядом с Андрэ, она все больше возвращалась к его проблеме. И как с ним говорить? Да, он успокоился, он любит их, он готов говорить. Но сидя рядом с ней на диване он молчал. Конечно, это было из-за Валери, которая радовалась вкусному угощению, увлекательным мультфильмам и маме с папой, что сидят рядом. Ведь для неё все было позади! Она уже и позабыла, о случившемся в парке. Страх перед изменившимся так резко папой пропал. Пап стал прежним и они с мамой рядом с ней. Что может быть лучше?

Изредка Шанталь и Андрэ бросали друг на друга мимолетные взгляды. Как будто, желая что-то сказать, но не решались. Каждый из них не хотел говорить при Валери, а выключить мультики и отправить её в комнату они не желали.

Андрэ тоже понимал, что Валери пережила сегодня и могла пережить, не остановись он. И не только сегодня, если это понятие применимо к его петлям. Он убедил себя, что вокруг куклы, и позабыл, что эти куклы его семья. В глубине души он корил себя за это. Но он понимал, что сейчас главное собраться с мыслями и поговорить с Шанталь, объяснить ей все, убедить в своей правоте, сделать так, что бы она поверила ему и поверить самому. И ей, и себе. Ведь он тоже сомневается. Сомневается, что Шанталь сможет помочь, что она и Валери реальны, что это не сон. Это надо развеять как едкий туман, окутывающий его.

И знаете, постепенно, с каждой минутой проведенной рядом с женой и дочкой, Андрэ стал понимать, что все это реально. Шанталь верит ему! Они сидят дома, смотрят мультики с Валери! Это настоящая идиллия, которой ему не хватало. Это был как раз тот новый вариант, в который он верил. Точнее, не вариант. Ведь вариант в повторе, с куклами, он уже не раз переживал подобные дни. А сейчас он со своей семьей. Настоящей, реальной семьей! И все было иначе как в повторе с куклами. Была настороженность ,напряжение, но чувства между ними были… он хотел сказать «настоящие», но они всегда такие. У Шанталь, Валери. Сегодня чувства тоже были настоящими, но они были иными. Это сложно описать, но происходящее в корне отличалось от того, что было всегда в петле.

И вот сейчас, когда Валери уснула за просмотром, Шанталь отправилась на кухню, мыть посуду. Андрэ последовал за ней и, обняв жену, тио произнес:

– Спасибо тебе. Спасибо за эту субботу. Давно у меня такой субботы не было.

Шанталь отложила тарелку и выключила воду, которая тонкой струйкой стекала из крана. Она не хотела будить Валери и пошла мыть посуду лишь ради того, чтобы еще подумать над словами Андрэ. А говорил он много чего сегодня! И про петлю, и про любовь к ним.

– Может, поговорим? – осторожно спросила она. В парке разговор был на нервах. Каждый из них боялся. Неважно чего, но боялся. Боятся ли они сейчас? Кто знает! Быть может, и боятся, но разговор неизбежен. От него никуда не денешься. Каждый из них все обдумал и если Андрэ благодарен ей, то он явно не против разговора. Иначе бы сбежал.

– Конечно, – отпуская жену, произнес Андрэ. Он присел на стул. Шанталь повернулась к нему и, облокотившись на мойку, произнесла:

– Я слушаю тебя.

– Я в петле времени, – произнес Андрэ. – В это тяжело поверить, но это так. Я сам порой в это не верю, но это есть. Долгое время я не мог понять, как это происходит. Но сегодня я, кажется, это понял. Раньше я думал, что существую только я, а вы лишь часть окружения.

Шанталь с удивлением посмотрела на мужа. Неужели все так же как и днем? Но нет, он спокоен, не агрессивен. И сам согласился на разговор. Как, собственно, и днем. Поэтому Шанталь насторожилась. Она уже и не знала, чего ждать от Андрэ. Но она все еще верила, убеждала себя в том, что он здоров. Психически здоров. Верила ли она в петлю? Вряд ли. В это тяжело поверить. И сейчас Андрэ пытается её убедить в существовании петли. Получится ли у него.

– Да, я понимаю, что это звучит странно, – заметив её замешательство, произнес Андрэ. – Но у меня действительно были такие мысли. Ты просто не представляешь, что со мной происходило. Когда исчерпываются варианты, только и остается, что думать об окружающих как о фоне, не более. Но сегодня все изменилось, и ты напомнила мне про четверг.

Андрэ поднялся и подошел вплотную к Шанталь. Она смотрела на него снизу вверх, скрестив руки на груди. А он держал ладони на уровне её плеч, как бы намереваясь обнять, но в тоже время не решаясь это сделать.

– Я сначала не придал этому значения, – продолжил он, – я был на эмоциях. Но потом, успокоившись, я понял: петля не одна. Я в четверг… – он запнулся, не зная как правильно это сказать, – точнее, тот я, что был в четверге, он тоже в петле. Как и пятница, и, скорее всего, воскресенье. Быть может, вся моя жизнь состоит из сплошных замкнутых петель.

– Андрэ… – начала было Шанталь, но Андрэ резко приложил палец к её губам.

– Стой! – воскликнул он. – Не перечь, просто слушай, прошу тебя.

Испуганная Шанталь лишь кратко кивнула. Резкое движение Андрэ испугало её, но он говорил. Говорил, а не убегал. Пока что все в порядке.

– Знаю, это звучит безумно, но это лишь теория. Если я начал меняться, и ты это заметила, значит со мной что-то не так не только сегодня. Но пойми, что меня не существует в других днях. Точнее, – он постучал пальцем по голове, – не существует моего сознания. Как же это объяснить? Представим, – он подошел к столу и схватил салфетницу, – что каждый день отделен от другого некой границей, – он начал разлаживать салфетки на небольшом расстоянии друг от другого. – И каждый из нас, я, ты, Валери, другие люди, проходят через эту границу. Вот только я, с некого момента, не могу пройти эту границу, и меня отправляют в начало дня. Если я не могу пройти границу, то, что это значит? Значит, в другом дне должен появиться я. Иначе я просто исчезну. Вот я и появляюсь.

– То есть, ты хочешь сказать, что ты копия Андрэ, не мой муж? – осторожно спросила Шанталь, стараясь переварить сказанное своим мужем. – А мой муж остался, к примеру, в четверге? Или даже в одном из дней. Что была раньше?

– Да! – радостно воскликнул Андрэ, но тот же осекся, – то есть, нет! Смотри! Ты же знаешь теорию о том, что время существует однмоментно? Со мной, скорее всего, так. Я есть и сегодня, и завтра, и вчера, но я заперт в одном дне. Но я, это я, понимаешь?

Шанталь отрицательно покачала головой. Она не понимала, того, чего хочет сказать Андрэ. Все это было сложно ,и как ей казалось, не имеет никого значения для них сейчас.

– Я не копия, – попытался убедить её Андрэ. – Просто в один момент я стал жить лишь в одном дне. Понимаешь, я не могу пройти барьер между днями. И так как все дни существуют в один момент, в одно время, то я и существую в них одновременно! – он запнулся, понимая, что несет чушь. Да, он прав, но это надо объяснить ей, чтобы она поняла его.

Но она его не понимала. Хотя верила ему. Андрэ сейчас не был похож на безумца. Он не боялся говорить ей о петле. Он строил догадки и предположения. Зачем? Чтобы понять, что с ним произошло. Но все, что он говорил, звучало как научная фантастика в пьяном пересказе.

– Знаешь, – выдохнув, произнесла Шанталь, – в это трудно поверить. Но, быть может, ты прав. Только, что это дает? Допустим, ты в петле.

Андрэ улыбнулся и покачал головой. Она ему не верит. Вслух он это не произнес. Конечно, она ему не верит. Он и сам не мог в это поверить. Но реальность заставила поверить. И сейчас он начал понимать природу происходящего. А вот Шанталь нет. Она не понимала. И это было проблемой. Понимание проблемы – ключ к её решению.

– Как мне тебе помочь? – продолжила Шанталь, не заметив реакции Андрэ. – Для меня нет петли. Я вижу тебя сегодня, я видела тебя вчера и я увижу тебя завтра. Завтра ты тоже будешь в петле? Если так, то как мне тебе помочь? Что сказать? «Доброе утро, милый, я знаю про петлю времени!» А если ты не будешь в петле? Чего мне ждать? Радостных криков? Заявлений, что я сошла с ума? Скажи, Андрэ, чего мне ждать?

До Андрэ только сейчас дошло, что не понимала не она. Не понимал он. Чтобы не произошло, он останется в петле. Для него будет начало дня. Для неё же будет новый день и новый Андрэ. На что способен тот он? Будет ли он любящим мужем и отцом? Или же дойдет до грани? Как он воспримет слова Шанталь о петле? Ведь сегодня он даже другое поведение воспринял… враждебно? Нет! Он счел, что сходит сума. Так как же поведет себя он завтрашний? И будет ли завтра петля? Вдруг он ошибся?! Вдруг завтра нет петли?! Вдруг вся эта теория глупа и наивна? Вдруг петля только одна? Тогда как объяснить сегодняшнее поведение Шанталь? Нет! Сейчас он должен думать о другом! Он прав, теория верна. Завтра тоже петля и завтра будет другой он. Точнее, он, но который заперт в воскресенье. И как он поведет себя, не знает никто. Ни он, ни тем более Шанталь.

– Я не знаю, – произнес Андрэ, отойдя к столу и присев на него. – Сейчас уже поздний вечер. Мы потеряли день. Из-за моей нерешительности, из-за моих страхов. Только сейчас я понимаю, что сегодня мы уже ничего не успеем. Мы ничего не сделаем. Единственное, что мы можем, это верить, что завтра я буду таким же как и сейчас. Не таким, каким я был утром, а как сейчас.

– Утром ты был нежным и ласковым, – произнесла Шанталь. – А вот потом.

Она не договорила. Чем чуть не закончилось утро, они оба знали. И каждому было страшно. Шанталь боялась, что завтра Андрэ все же сможет ударить её, если до этого дойдет дело.

А Андрэ боялась, что не сможет её защитить, остановить себя завтрашнего. Он понимал, насколько тяжело в петле. Он знал, через что он прошел. Он завтрашний был им. Это не второе «я», не отражение в зеркале. Это и есть ты! Это будет он! Андрэ! И если сегодня он воспринял Шанталь за мираж, то, что будет завтра? В каком состоянии он будет завтра? Сможет ли понять и поверить Шанталь? Не воспримет её за галлюцинацию?

Эти страхи были в нем. И он впервые за все время, проведенное в петле, не хотел засыпать. Не хотел, чтобы завтра настало. Ведь у него нет завтра. Есть только сегодня. Но для Шанталь завтра было. И завтра была неизвестность.

– Я очень хочу, чтобы ты мне помогла, – произнес Андрэ. – Но я все больше понимаю, что это невозможно. Я в петле, но для тебя я живу как обычно. Я хожу на работу, я помогаю тебе по дому, я гуляю с вами в парке. Для тебя я не меняюсь. Но это не так. Каждый день ты встречаешь Андрэ, который заперт в петле. Ты заметила это в четверг, но я думаю, что когда это началось, вся моя жизнь разбита на тысячи, десятки тысяч, или сколько мне там отмеряно, петель. Каждый день моей жизни – это отдельная петля. Представляешь, наше знакомство на повторе, – он улыбнулся, взглянув на Шанталь.

Она так же улыбнулась. Знакомство. Если он прав, и каждый день его жизни превратился в отдельную петлю, то, скорее всего, он даже не заходит в ту больницу. Подумаешь, навещает друга. Скорее всего, он даже не знает о ней. Ведь их знакомство было случайным. А если он ищет выход из петли, то куда ему до случайностей.

Она хотела сказать это Андрэ, но тот продолжил говорить. Только, с каждым словом, улыбка на его лице становилась все меньше.

– Свадьба. Каждый день наша свадьба! – говорил он. – День, когда ты сказал, что беременна. Рождение Валери, – он замолчал, подняв голову вверх. – Боже, почему я застрял именно сейчас? Именно в этот ничем не примечательный день?

Андрэ замолчал и опустил голову, глядя в пол. Небеса ему не ответили. Ответит ли преисподняя? Хотя, он не ждал ответа от неё. Кто ему ответит? Он просто опустил руки. Если он прав, если вся жизнь это бесконечная цепочка петель, то, что он, один из тысяч Андрэ сможет сделать? Ничего.

– Все бессмысленно, Шанталь, – тихо произнес он. – Я не знаю, почему это со мной произошло. Я могу строить теории, догадки. Но ответа я не найду.

– Почему ты говоришь только о себе? – поинтересовалась Шанталь. – У тебя есть я.

Она сделала шаг, который их разделал, и обняла его. Уверенность Андрэ таяла на глазах.

– Я хочу верить тебе, верить в петлю, – произнесла она, уткнувшись к его шею, – но…

Она замолчала. Она боялась сказать, что не верит. Все это слишком фантастично. Петля, вся жизнь. Нет, так не может быть. Она снова вспомнила про телефон и короткий номер помощи.

– Я тебя понимаю, – прижимая её к себе, произнес Андрэ. – Я понимаю, что поверить в это тяжело. Так же я уверен, что ты ничем не поможешь мне. Просто мне надо было, чтобы меня выслушали. Чтобы в меня поверили. Просто каждый раз, когда я тебе говорил, ты мне не верила. Ты вызывала врачей, и меня увозили в психбольницу. Я тихо засыпал там и просыпался уже в нашей постели. Но сегодня все было иначе. Ты выслушала меня. Спасибо тебе за это.

Она не знала, что и сказать. Ему нужна помощь. Её помощь. И он не болен. Она не убеждала себя в этом, она знала. Он здоров. Просто он устал. Не на работе, как она думала с утра, а в петле. Да, черт возьми, она не верит в петлю. Но и объяснить перемены в Андрэ тоже не может. Пусть это фантастика, пусть невозможное, но она примет эту версию, другой у неё нет. Адрэ изменился резко, очень резко. И она готова... она скажет ему.

– Я верю тебе, – произнесла Шанталь.

– Но это же ложь, – ответил Андрэ.

Шанталь ему ничего не ответила, крепче сжимая объятья.

 

Читайте продолжение в главе 8.5

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (05.09.2020)
Просмотров: 32 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar