photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать

Глава 5.4

Шанталь не знала, что ей делать. Она хотела найти Андрэ и поговорить с ним, но где его искать, она не знала. Да и Валери. Девочка настойчиво хотела пойти гулять в парк. От идеи оставить дочь у мадам Боссэ Шанталь отказалась. Как, по сути, и от самих поисков. Андрэ ушел пару часов назад и мог быть где угодно, хоть на другом конце города.

Да и что она ему скажет? Что верит? Так это не так. Она сомневается. Колеблется. Но не верит. Поверить в это сложно. Он в петле времени? Чушь! Быть такого не может! Да, еще утром она нашла этому объяснение и готова была поверить, но в глубине души что-то сомневалось в этом. Не может так быть. Слишком все фантастично. Так не бывает. В жизни так не бывает. В кино, книгах – пожалуйста, но не в жизни.

Да и почему ему попадать в петлю времени? Будь он главным героем фильма «День сурка» - понятно. Он заносчивый, эгоистичный, самовлюбленный. Он нарцисс! Но Андрэ не такой! Он любящий, нежный, заботливый. Шанталь даже не могла представить свою жизнь без него.

 Смогла бы она встретить другого такого же как и Андрэ? Вряд ли. Скорее всего, их свела судьба. Да, звучит банально и глупо, но она считала их союз идеальным. Почти, учитывая теперешнее положение дел. Но это нормально для семей. Нет, конечно, то, что произошло утро ненормально, но это из-за эффекта удержания. Из-за того, что они молчали. Он не хотел её беспокоить, а она не замечала. Но в другом, в других моментах ссоры и небольшие разногласия – норма семейной жизни. Каждый из них личность, со своими взглядами на мир. И когда эти взгляды не совпадают, происходит конфликт, но компромисс можно найти всегда. Или же просто уступить.

Безумен ли Андрэ? И на этот вопрос Шанталь не знала что ответить. Она всем сердцем хотела верить, что нет, но его слова говорил об обратном. Андрэ болен? Скорее всего. Она не хотела давать утвердительный ответ. Пусть она будет сомневаться. Но сомневалась ли она в действительности? Этого, увы, она тоже не знала. Скорее всего, она лгала себе, боялась признаться даже самой себе, что считает его психически больным.

Но тогда почему она бросила трубку? Отключила связь, когда ей ответили? Ей просто надо было попросить о помощи. Рассказать все. Пусть это даже догадки. Но именно этого Шанталь и боялась. Они с ним не поговорили толком. Лишь страх и агрессия в глазах Андрэ и все. Она боялась, что наломает дров, что сделает только хуже, стараясь помочь. И тогда она будет корить себя за это. Ведь, что может быть хуже неуместной и ненужной помощи?

Нужна ли Андрэ помощь? Конечно! Шанталь была в этом уверена, но она не знала, какая именно помощь ему нужна. Быть может, ему надо лишь поговорить. Высказаться. И все пройдет. Ведь сколько всего происходит в нашей жизни лишь потом, что мы молчим. Мы не рассказываем близким про свои проблемы, считая, что им все равно на них. К этой мысли она уже приходила в четверг и вот снова. Да, в четверг Андрэ ушел от разговора, успокоил ей. Уйдет ли он сегодня? Шанталь не знала. Как и не знала она, будет ли сегодня разговор. Андрэ ушел и неизвестно куда. Конечно, она будет его ждать! Она не сможет уснуть, если его не будет рядом. Особенно сейчас. Скорее всего, если он не придет к вечеру, она позвонит в полицию, расскажет все, объяснит. Приедет патруль, офицер будет записывать её показания и говорить, что надо было обратиться раньше. И она не будет знать, что ему ответить. Снова вопросы ответов, на которые нет. Шанталь устала. Её жизнь менялась и менялась стремительно. Она менялась за доли секунды. Они лежали с Андрэ в обнимку и в следующий миг он уже убегал. Не пояснив толком ничего, убегал. От этого было страшно.

Её пугала неизвестность, которая ждет её. А то, что впереди неизвестность, Шанталь была уверена. Андрэ не вернется домой и не скажет, что все в порядке. Их жизнь не будет прежней. По крайней мере, не сейчас. Шанталь верила, что сможет помочь Андрэ, и первой надеждой было то, что ему надо просто поговорить.

Мы всегда верим в самый простой и лучший исход. Но так, к сожалению, не всегда. Мы боимся, страх съедает нас изнутри. Мы боимся наихудшего исхода, мы боимся признаться даже самим себе, что он уже наступил. Мы верим, что все еще можно исправить, что нет, все будет хорошо, все отлично! Вера и страх всегда ходят вместе, держась за руку. Мы всегда думаем, что вера избавит нас от страха, но это не так. Вера – порождение страха. В страхе мы начинаем верить во все, что угодно. Лишь бы страх ушел, лишь бы убедить себя, что все хорошо, что есть хороший вариант развития событий. Но это ложь самим себе.

И Шанталь лгала себе. Сама того не понимая, лгала. И знаете что? Её это устраивало! Вера в то, что Андрэ надо лишь поговорить, эта ложь, успокаивала её. Чувство страха притуплялось. Но это было ловушкой. Ведь когда окажется, что все это не так, страх накатит с новой силой. А затем придет самое страшное – осознание. Осознание того, что ты ошибался. И страх. Страх не отступит. Он будет идти по пятам, незримой тенью преследовать. Будет казаться, что он исчез, остался позади, но в самый неподходящий момент, когда этого больше всего не ждешь, он вернется, напомнит о себе. Это может длиться годами. Все зависит от обстоятельств и собственного палача.

У каждого своя ситуация и каждый по-разному её переживает. Но внутри нас живет палач. Можно назвать его совестью или как-то иначе. Хотя, совесть не совсем то. Это, скорее всего, сожаление. Мы сожалеем, что не поступили иначе. Но сожалеть уж поздно. Всегда поздно сожалеть.

Хотя, чтобы мы не делали, мы будем сожалеть. Про любой поступок, рано или поздно, сильно или не очень, но сожаление придет. Мы вспомним, что могло быть иначе, могло быть лучше и… в этот момент проскочит искра сожаления. Это может быть мимолетное мгновение. А может и нет…

Но Шанталь не сожалела. Точнее, сожалела, конечно, но о другом. Она сожалела, что не заметила изменений в Андрэ раньше, что не помогла ему. А сейчас в ней теплилась надежда. Надежда просто поговорить с ним.

- Папа! – радостно воскликнула Валери, возвращая Шанталь из раздумий к реальности. Она настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила как они пришли в парк. Как будто пять минут назад она только закрыла двери дома, и вот он уже прошли несколько кварталов, и оказалась на их любимом месте в парке.

И она не заметила Андрэ, сидящего на скамейке. Впрочем, как и Андрэ не был готов встретить их. Он надеялся, что убежал от них, что больше не подвергает их опасности. Да, он считал себя угрозой для семьи. Особенно сегодня, когда он не знал, не понимал, что с ним происходит. Но сейчас к нему бежала с распростертыми объятиями Валери.

- Валери! – сдавлено воскликнул он, обнимая дочь.

- Мама сказала, что ты на работе! – тараторила девочка. – А ты в парке! Как так?! Ты пошел в парк без нас?!

Андрэ был ошарашен таким напором со стороны девочки. Он посмотрел на Шанталь но и та не знала, что ему ответить. Да, она хотела поговорить с ним, встретить его. Но сейчас, когда он перед ней, она не знала что сказать. С чего начать разговор?

Видя замешательство жены, Андрэ произнес первое, что пришло ему в голову.

- На работе? Да, я был на работе, а сейчас я в парке, жду вас.

- Как это замечательно! – воскликнула Валери, садясь на скамейку рядом с Андре.

Андрэ не знал, что и сказать. Он был в растерянности, как и Шанталь. Но она смогла взять себя в руки и произнести:

- Валери, нам с папой надо поговорить, пойди, поиграй с другими детьми.

Девочка посмотрела на маму, потом на папу, но кивнув, пошла к другим детям, которые играли между деревьев.

Шанталь медленно опустилась на скамейку рядом с Андрэ. Супруги сидели и молча смотрели на играющую с другими детьми Валери. Никто не решался начать разговор. Шанталь боялась задавать вопросы. Что она спросит? Существует ли петля? Это абсурдный вопрос! Она не верит в петлю. Она верит, точнее, убеждает себя в ином. Она уверена, что все происходящее с её мужем – это лишь от переутомления и стресса. Не более. Но что она скажет? «Ты устал». И что это? Чем это будет? Вопросом? Констатацией факта? Она не знала.

Как не знал и Аднрэ. Он чувствовал объятья Валери. Он чувствовал запах Шанталь. Он видел их! И все равно на языке крутил один вопрос, который он боялся задать. «Вы реальны?» Он снова стал бояться, что они галлюцинация. Страх. Липкий страх снова вернулся. Он всем сердцем боялся посмотреть на Шанталь. В его голове уже нарисовалась картина, как он поворачивает к ней голову. Она так же начинает поворачивать голову к нему и рассыпается пылью. В страхе он поворачивает голову к играющей Валери и видит лишь облако пыли, уносимое ветром. Он боялся этого. Он боялся остаться один. Не один навсегда, он знал, что Валери и Шанталь живы и здоровы. Он боялся остаться один здесь, на этой скамейке, в этом парке.

Вдруг Шанталь и Валери сейчас дома? Сидят в гостиной за столом и рисуют гуашью их дом в альбоме. Эта картина так же явственно появилась в его голове. Он уже не знал, что реально: рассыпающаяся в пыль Валери, домашняя идиллия или сидящая рядом Шанталь.

Он хотел что-то сказать, что-то произнести, начать этот проклятый разговор, но страхи сковывали его, не давали произнести и слова. Ведь если он издаст хоть звук, галлюцинация развеется, и он останется один. А этого он боялся больше всего. Сидеть в одиночестве здесь. Боялся, поэтому и молчал. Пусть он будет в неведенье, но Шанталь будет рядом.

Шанталь же собиралась с мыслями и силами. Почему так тяжело начать разговор? Всего-то, сказать первое слово. Ведь вы знаете, о чем будет разговор. Возможно, вы даже мысленно провели его, продумали свои реплики, ответы собеседника. Но начать вы его не можете. Как будто что-то мешает подобрать нужные слова. Чтобы разговор вышел, пошел по нужному руслу, а не привел к пропасти.

Возможно, это наши страхи. Ведь откровенный разговор призван дать ответы на вопросы волнующие нас. И этих ответов мы боимся. Мы устали жить в неведенье, лжи, которая, как трясина, затягивает нас. Но эта же трясина стала нам привычной. Возможно, мы уже по уши погрязли в ней. Может даже над нашими пальцами, которые так тянулись к мифическому спасению, уже сомкнулась зеленая жижа, и мы медленно тонем, погружаясь в бездну. Но мы привыкли к трясине. Ведь она захлестывала нас медленно, неспешно. Мы даже не заметили, как оказались здесь. Настолько мы стали бояться спасения. Страх быть вытянутым из трясины лжи и недомолвок.

Смешно? Возможно. Точнее, разумеется! Но эта наша жизнь. Мы доверяем, нам доверяют. Это молчаливое доверие, и когда мы пытаемся начать откровенный разговор, нам кажется, что мы проявляем недоверие к другому человеку. Это тоже страх. Излишний, конечно, но и он может появиться в таких ситуациях.

Шанталь перебирала варианты в голове, как начать. Что сказать? Сказать, что она верит ему? Ложь! Она не верит ему. Сказать, что все хорошо? Ложь! Ничего не хорошо. Сказать, что все будет хорошо? Это неизвестно. Есть только надежда. И чтобы все выяснить они должны поговорить. Но она не могла начать разговор.

Время тянулось долго. Они сидели рядом и молчали. Со стороны это выглядело, как родители наблюдают за своей дочкой. Все замечательно и прекрасно. Но это не так. Каждый из них боялся. Он того, что они окажутся лишь плодом его воображения, подтверждением его безумия. Она боялась правды. Что он все же сошел с ума. По сути, они боялись одного и того же. Возможно такое? Конечно! Ведь они были семьей. И Андрэ думал, в первую очередь, о Шанталь и Валери. Если все так, если он сошел с ума, то первые, кому он опасен, это именно они. И он боялся, что навредит им. Боялся, что потеряет контроль над эмоциями, не сможет разделить реальность и галлюцинацию. Этот страх не давал ему даже пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы начать разговор.

Неведенье лучше правды. Шанталь это понимала. Но так же она понимала, что их ситуация не безвыходная. Андрэ можно помочь. Остался только вопрос: как помочь? Она всеми силами отвергала мысль, то ему требуется психологическая помощь. Она упорно верила, убеждала себя, что ему надо всего лишь поговорить. Высказаться. И тогда они вместе найдут выход из сложившегося положения. Хоть это и нелегко.

Но при этом она боялась узнать правду. Боялась ошибиться. Вдруг, Андрэ уже в критическом состоянии? Вдруг, все эти перемены настроения – всего лишь попытки здравого сознания уберечь их с Валери от того, что с ним уже произошло? Это пугало больше всего.

Так же она понимала, что с каждой минутой, секундой ему становиться хуже. Он борется. Он «здоровый» с ним же «больным». И она должна не спровоцировать поражение «здорового» Андрэ, а помочь ему победить. Это тяжело, но… стоп! Неужели она уже приняла ту нелепую догадку, что Андрэ сошел с ума? Нет! Нет! И еще раз нет! Андрэ здоров! Он лишь просто устал!

Хватит! Она должна поговорить с ним. Не важно, с чего начнется этот разговор! Он должен произойти! Здесь и сейчас! Тяжело вздохнув, Шанталь все же решилась. Она повернулась к мужу и, стараясь как можно уверенней, произнесла:

- Андрэ, нам нужно поговорить.

 

Читайте продолжение в главе 6.5

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (16.08.2020)
Просмотров: 32 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar