photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать

Глава 9.5

Голова мадам Боссэ искривилась в кровавой улыбке. Волосы спадали ниже шеи, их кончики окрасились красным, но от этого прическа стала еще красивее. Бело-красная копна скрывала рваные раны.

– А красный ей идет, – рассматривая голову, в полумраке зашторенной комнаты, произнесла Шанталь. Она лежала в кресле, что было наполовину развернуто спинкой к окну. Слева от неё была стена с каминной, далее еще одно окно, идущее от пола до самого потолка. И так же, зеркально там стояло второе кресло, в котором была мадам Боссэ. Точнее, часть её. Напротив камина стоял диван, на котором развалился Андре. В центре этой меблевой композиции стоял журнальный столик. Вернее, то, что от него сталось. Лишь четыре кованные ножки, соединенные таким же кованным овалом и рассыпь битого стекла на ковре под ним. Меж этих ножек лежало тело месье Боссэ. Он был специфически одет. На нем была белая рубашка, серый пиджак, исподнее и носки. Брюки лежали за диваном. Череп хозяина дома был проломлен с правой стороны, и его содержимое было на диване, ковре и полу. Небольшая медная статуэтка Наполеона Бонапарта, измазанная кровью, лежала рядом.

Шторы были плотно закрыты, но верхний свет они не включали. Приятный полумрак добавлял пикантности происходящему, а металлический запах крови будоражил.

– Да, – улыбаясь, произнес Андрэ, – но тебе идет больше.

Шанталь искоса посмотрела на него. Она лежала, закинув одну ногу на бок кресла и откинувшись на противоположный. Кровь мадам Боссэ уже застыла на нё коже, оставив красные разводы на груди, животе и бедрах.

Сегодняшнее утро началось с безумной идеи: убить соседей. План был составлен быстро. Пока Валери спала, они пробрались в дом соседей, связали их и вкололи снотворного их сыну Артуру. Мальчик до сих пор спал на втором этаже, не подозревая, что его родители мертвы.

Пока Шанталь стерегла соседей, Андрэ сам отвез Валери в школу, попросив свою маму забрать её после занятий, так как у них с Шанталь появились срочные дела. Теперь у них весь день свободен.

Оставив машину на стоянке торгового центра, он доехал до дома на такси. Точнее, доехал он не до самого дома, а лишь за несколько кварталов до дома, а остальное расстояние прошел пешком. В дом семьи Боссэ он зашел не через парадную дверь, а через черный ход. Не то, чтобы это было продуманным до мелочей планом, но перестраховаться не было лишним. И тут его ждала первая проблема, которую срочно следовало решать.

Связали супругов они скотчем, заклеив рот, обмотав ноги на щиколотках и коленях, а руки заклеили за спиной. Освободиться из такого положения было сложно, но месье Боссэ это как-то удалось. Хотя, судя по синякам на запястьях, это было трудно даже для него.

Когда Андрэ вошел в гостиную, Шанталь боролась с месье Боссэ. Он пытался схватить её за шею, а Шанталь всеми силами пыталась этому помешать. Удивительно было и то, что он не удосужился снять скотч со своего рта. Это позволило бы позвать на помощь. Хотя, дом большой, до соседей или прохожих далеко. Но вот дышать ему было бы куда проще. Тяжело вдыхая воздух, он пытался задавить своим напором Шанталь, которая была на голову ниже его. Он теснил её к камину, пытаясь дотянуться руками до шеи.

– Помоги! Быстрее! – сдавлено крикнула Шанталь. Месье Боссэ даже не заметил её реплики, в отличие от его супруги. Она обернулась и круглыми от страха глазами уставилась на Андрэ. После чего принялась активней стонать, пытаясь выдать хоть какие-то звуки из заклеенного рта. Связанная, она попыталась подползти к краю дивана, чтобы подать сигнал мужу.

Андрэ бросился к серванту, на котором стояла медная статуэтка Наполеона Бонапарта. Схватив её, он кинулся к Шанталь. В этот момент она смогла оттолкнуть месье Боссэ от себя, и Андрэ нанес размашистый удар статуэткой ему по голове. Массивное основание статуэтки разнесло правую часть черепа месье Боссэ и тот, как подкошенный, рухнул на журнальный столик, разбив в дребезги стеклянную столешницу.

– Что здесь произошло? – отбрасывая статуэтку в сторону, спросил Андрэ.

Мадам Боссэ неистово стонала на диване, глядя на окровавленное тело своего мужа. Она пыталась что-то кричать, но скотч плотно закрывал её рот.

 – Я отошла проверить как там Артур, – отдышавшись, ответила Шанталь. – А он, – она указала тело месье Боссэ, трясущееся в агонии посреди комнаты, – видимо, смог снять путы с рук, стянул с себя брюки и пытался развязать её, – она ткнула пальцем в мадам Боссэ и та резко затихла.

– Да, плохая идея была: заклеивать по брюкам, – косясь на связанную соседку, произнес Андрэ. Она была одета в белую блузку и черную юбку футляр до колен. Её ноги были связаны лучше, чем у мужа, клеить скотч пришлось прямо по коже. Отдирать его будет больно. Хотя, плевать на это! Сегодняшний день она не переживет.

Мадам Боссэ с ужасом смотрела на соседей, которые страстно поцеловавшись, принялись раздеваться. Они занялись сексом прямо здесь, на диване. Она забилась в угол и, зажмурившись, старалась не слышать сладостных стонов любовников, моля бога, что бы все это как можно быстрее закончилось и её с Артуром отпустили. Сейчас, потеряв мужа, она желала только этого. Чтобы этот кошмар прекратился, чтобы всегда добрые и отзывчивые соседи, превратившиеся сегодня в законченных психопатов, стали прежними. Чтобы произошло чудо и все это обернулось лишь дурным кошмарным сном, а её супруг был жив, и, когда она проснется в холодном поту, он обнимете её и успокоит.

Она даже не заметила, как стоны и ритмические покачивания дивана стихли. Вокруг была тишина. Пугающая тишина. Осторожно открыв глаза, она увидела обнаженную, усмехающуюся Шанталь, которая крутила в руках большой кухонный нож.

 

* * *

Понедельник. Первый понедельник за тысячи повторов воскресенья. Андрэ с трепетом ждал того момента, когда он отправится на работу, снова увидит коллег. Странно, но он соскучился по ним. Даже по Дейву и Джону, над которым он так неудачно, как ему тогда казалось, пошутил. Он стремился на работу, к разнообразию. Шанталь этого... не то, чтобы не понимала, она хотела провести день с ним. Почему? Она и сама не знала. Точнее, знала. Они погибли. Да, они погибли вчера. Умерли, упав с крыши церкви. И Шанталь никак не могла прийти в себя от осознания этого. Она хотела провести этот день с ним, с её Андрэ, чтобы он успокоил её, утешил. Но он ушел на работу.

Другое. Все другое! Да, все те же лица вокруг, соседи, прохожие… хотя нет, прохожие иные. За все время нахождения в петле он наизусть выучил лица всех, кого только мог встретить на улице. Он привык к ним, к этой картинке и сейчас, выйдя в новый день на улицу, он видел совершенно иное. Перед ним была все та же улица, та же, по сути, погода, но люди иные.

Вы когда-нибудь задумывались, сколько людей живет с вами по соседству? Не в соседней квартире, а рядом с вами, в соседнем доме, на соседней улице. В небольшом пригороде соседей знают все, их немного. Но если вы живете в мегаполисе, то вы каждый день видите новые лица. Конечно, со временем вы станете замечать, что некоторые из них уже встречались вам по пути к автобусной остановке, магазину или просто на улице. Но в большинстве своем, вы будете видеть новые лица. А теперь представьте, что вы видите одни и те же лица каждый день. И так на протяжении десятилетий. Ни одного нового лица, одежды, маршрута. Прохожие как запрограммированные роботы идут по указанному маршруту, говорят одни и те же фразы. Именно это и пережил Андрэ.

Он не мог нарадоваться новым лицам, окружающим его. Это были простые люди, которые спешили по своим важным и не очень делам. Но это бы не бездушные куклы, это были живые люди.

На работе он был звездой сегодня. Он был так рад всех видеть. Конечно, коллегам было невдомек, почему он так изменился за выходные. Как будто он не видел их долгие годы. Андрэ был рад общению с любым сотрудником. Даже с теми, кого и не замечал никогда. Это было круто! Он испытывал неземное удовольствие, просто ведя разговор. Андрэ даже поймал себя на мысли, что это фантастичней, чем секс. Он задумался, действительно ли это так? Когда у них с Шанталь был секс? В петле они занимались им, конечно, но это было… как сказать, не совсем то, что он ожидал. Да, она всегда была рада заняться с ним любовью, но ему всегда казалось, что это не по-настоящему, что ли. Может, это было потому, что он привык к одинаковому поведению Шанталь и считал её таким же роботом, как и других. Конечно, он старался отогнать от себя эти мысли. Ведь это Шанталь! Его Шанталь! А она не кукла и не робот. Он сам рассказывал ей, что подсыпал Валери снотворное, чтобы устроить им незабываемый день. Но все равно, сейчас, поймав себя на мысли, он неистово захотел к ней. К ней настоящей, если так можно сказать.

После работы он мчался домой, к своей Шатналь. И она ждала его. Не веря, что они живы, ждала. Она все пыталась понять, что же вчера произошло? Они забрались на крышу церкви, сорвались и разбились. Это было ясно. Но что произошло потом? Почему они воскресли и оказались в спальне? Как будто просто легли спать вечером. Какая неведомая сила это сделала? И главное, зачем? Петлю, в которую попал Андрэ, можно было объяснить неким сбоем во времени и пространстве. Не приплетая высшую силу, у которой была какая-то цель. Странно это, конечно, звучит. Но Шанталь казалось, что это было самым логичным объяснением всей ситуации. И все было бы хорошо, если бы не одно «но»: как выжила она? Она может понять, что мог выжить Андрэ, попав в начало петли. Он об этом говорил ей. И это понятно, он замкнут в петле. Был замкнут, был. Так вот, он был замкнут в петле и все, чтобы он не делал, в итоге приводило к началу этой петли. Но почему её смерть, а Шанталь считала именно это причиной разрыва петли, не просто разорвала петлю, но и воскресила её. И не просто воскресила, а вычеркнула весь воскресный день из памяти окружающих. Они не ездили к церкви Сен-Жермен, они гуляли в парке с Валери, делали с ней уроки. В общем, было обычное воскресенье, как будто и не было петли. Но они оба помнили и другой день, который закончился их смертью. Точнее, оборвался на ней. Почему так? Почему она жива? Она могла понять, почему выжил Андрэ, но она? И почему петля разорвалась не на больнице, где лежал бы Андрэ с многочисленными травмами, а на спокойном сне в их спальне. Почему так? Шанталь задавала этот вопрос себе весь день, пока окрыленный Андрэ не вернулся с работы. Тогда ей стало не до этого.

Божественная ночь в объятья любимого сказывалась легкой истомой и разбитостью утром следующего дня. Все было как обычно, Андрэ принимал душ, а она спустилась на кухню приготовить завтрак. Она решила приготовить омлет. Со вчерашнего завтрака, когда она приготовила легкий завтрак и просто залила кукурузные хлопья молоком и добавила ложку меда с щепоткой корицы, оставалось немного молока, буквально на один омлет. Всколотив яйца, сонная Шанталь перевернула пакет с молоком, чтобы вылись остаток в омлет, но ничего не произошло. Пакет был тяжелым и не распакованным. Она открыла холодильник и проверила, может, пакетов два. Но нет, больше пакетов с молоком в холодильнике не было.

– Что за чертовщина? – недоуменно спросила сама у себя Шанталь.

– Что-то случилось? – спросил Андрэ, войдя на кухню. Он был в халате и вытирал волосы полотенцем. За это Шанталь часто кричала на него, но не сегодня.

Шанталь не ответила, открыв морозилку. Свиная вырезка, которую она вчера приготовила на ужин, лежала там нетронутой.

– Какой сегодня день? – дрожащим голосом спросила она.

– Вторник, – неуверенно ответил Андрэ. Он не мог понять, почему веселая и ласковая Шанталь так резко изменилась.

– Ты уверен?

– Да что случилось? – не выдержал Андрэ. Шанталь не знала, что ему ответить, она выбежала из кухни и устремилась в спальню. Ничего не понимающий Андрэ последовал за ней.

Шанталь влетела в спальню и схватила свой телефон. Конечно, она могла просто выйти в гостиную и включить телевизор, где уж точно бы сказали, какой сегодня день.

«Понедельник» – гласила надпись на экране.

– Шанталь,– вбежав за ней, произнес Андрэ.

– Сегодня понедельник, – произнесла она.

– Что? – недоуменно спросил Андрэ и, увидев у неё в руках телефон, схватил его. Да, её телефон говорил, что сегодня понедельник. Но это техника, а она может сбоить. Он отложил её телефон и поискал взгляд свое устройство. Найдя его, он проверил дату. Она совпадала.

– Но как? – только и смог произнести он. Опять петля. Опять одно и то же! Одни и те же лица, одни и те же действия, одни и те же слова. Только…

Андрэ посмотрел на Шанталь, которая опустилась на кровать и печально смотрела на дату на экране смартфона.

– Как ты поняла, что сегодня понедельник? – осторожно спросил он.

– Пакет молока не был распакован, – произнесла Шанталь, – а я его вчера открывала. И мясо, которое мы ели вечером заморожено, – она повернулась к Андрэ и не сдерживая слез спросила. – Мы навсегда в петле?

– Нет, что ты! – Андрэ кинулась к ней, обнял, прижал к себе. – Что ты! Что ты! Нет, мы найдем выход из петли!

– Петля! – рыдая, произнесла Шанталь.– Я не знаю, за что нам это?! Чем мы провинились перед богом! За что он нас так наказывает?!

Андрэ не знал, что ответить Шанталь. Он лишь прижимал её к себе и, поглаживая по спине, говорил, что все решится, они найдут выход из петли. Но... все ли так плохо? Сейчас, прижимая Шанталь к себе, он понял, что ему не хватало в петле. Ему не хватало её. Шанталь, которая бы понимала его, была с ним рядом и даже искала бы выход из петли. Хотя, зачем искать выход? Да, у них всего один день, он это их день. Точнее, у них не один день! У них целая вечность!

– Но, – отстранившись, начал он, – ведь это не наказание.

– Что? – недоуменно переспросила Шанталь. Она не могла поверить, Андрэ говорил, что петля это не наказание? Как он может такое говорить? Он же сам жил в петле! Он сам через все это прошел сотни, тысячи, а быть может, и миллионы раз. И сейчас он говорит, что петля это не наказание? А что тогда?! Божья благодать?!

– По сути, да, – ответил ей Андрэ, когда она срывающимся голосом произнесла этот вопрос. И не давая ей что-либо сказать, продолжил:

– Мы с тобой в петле, скорее всего, и нас ждет беспрерывный понедельник. Каждый день одно и тоже, но мы будем вдвоем. Представь это, только ты и я, и вечность повторов. Да, дата не сменится, у нас будет лишь этот день, мы не отпразднуем твой день рождения, годовщину нашей свадьбы или выпускной Валери, но мы будем такими. Мы будем вечно молодыми! По сути, мы в раю! Ты и я, всегда молодые, сильные и красивые! Что еще нужно для счастья?

Шанталь задумалась над словами Андрэ. Он прав. Почему он сходил с ума в петле и искал развлечений? Потому что даже она и Валери все делали как по сценарию без малейшей импровизации. Это утомляет, выматывает и сводит с ума. Но теперь они вместе в петле. Они сами могут делать все, что им заблагорассудиться. События воскресенья не разорвали петлю, они создали новую. Для них двоих. Зачем? Почему? На этот вопрос сможет ответить только тот, кто создал эти петли. Бог это или кто-то еще, не важно. Он не ответит. Не соблаговолит ответить смертным, почему он загнал их в петлю времени, в бесконечный день сурка. Да им это уже и не важно, по сути. Ведь все минусы петли времени в один момент стали её плюсами.

– Жаль, только Валери останется такой же маленькой, – с досадой в голосе произнес Андрэ. – Хотя, я боюсь даже представить, каково было бы ей, попади она с нами в петлю. Навечно быть заключенной в тело ребенка. Не вырасти, не стать взорослой.

– Как Питер Пен, – произнесла Шанталь, улыбнувшись. Вечная молодость, они нашли эликсир. Кто знает, что будет через сотню, тысячу, сто тысяч повторов, сейчас, сегодня Андрэ прав. Это благодать господня.

– Вечное детство, – улыбнулся в ответ Андрэ, обнимая Шанталь, – еще один вариант идеальной жизни.

– Да, еще один, – ответила Шанталь, закрыв глаза. Валери уже нужно было разбудить и собирать в школу, скоро заедет мадам Боссэ, но куда спешить, если у тебя целая вечность впереди?

 

* * *

Перед домом семьи Боссэ стояло несколько полицейских машин с включенными маячками, освещая ночную улицу, машина скорой помощи и автомобиль судмедэкспертов. Дом был обнесен полицейской лентой, и стояло оцепление из правоохранителей.

Все еще спящего Артура, завернутого в плед, вынес полицейский и отдал медикам. Андрэ молча проводил стража порядка взглядом и обратился к его коллеге, курящем у ограждения.

– Простите, месье, – осторожно произнес он, – что здесь случилось?

– Не могу сказать вам, месье, – ответил полицейский.

– Я понимаю, – начал Андрэ, – но мы были хорошо знакомы с месье и мадам Боссэ, – он указал в сторону дома, где на крыльце стояла Шанталь, обняв Валери. Они стались стоять подальше, чтобы Валери не видела тел, если их вздумают вынести не прикрыв.

– Моя дочь учится с их сыном, – продолжил Андрэ. – Эти люди не безразличны нам.

Полицейский сделал последнюю затяжку, глядя на Шанталь с Валери и, видимо решив, что сказать можно, произнес:

– Мальчика усыпил сильным снотворным. Он спать будет еще как минимум до утра. А вот родители... – она замолчал на секунду. – Мужчину просто убили, проломив голову, а женщину порубили на куски. Голова, руки, ноги. Как будто куклу разобрали. Вся гостиная в крови и внутренностях. И куча отпечатков пальцев. Какие-то сумасшедшие маньяки работали, даже не озаботились убрать следы свои. Хорошо, что ребенка не тронули, уроды.

– Ужас, – сдавлено произнес Андрэ. – А кто нашел... тела.

– Мы и нашли, – ответил полицейский. Андрэ удивлено посмотрел на него.

– Поступил звонок, что в этом доме убили двух людей, – пояснил полицейский. – Мы приехали и обнаружили тела. Как выяснилось, звонили с телефона женщины, мадам Боссэ. Группу отправили на место, где телефон последний раз был в сети, но это набережная Вилена. Я думаю, что они сбросили телефон в воду.

– А кто звонил? – спросил Андрэ. Полицейский с подозрением посмотрел на него, и он быстро протараторил:

– Простите, что заваливаю вопросами, просто у меня тоже ребенок, поймите, – Андрэ снова показал в сторону дома, где уже стояла на крыльце одна Шанталь, Валери она увела в дом.

– Если такое произошло с соседями, то и моя семья в опасности, – искренне произнес он.

– Да, конечно, – кивнул полицейский. – Звонила женщина, но это все, что я знаю. Могу лишь предполагать, что она была не одна, так как мужчина, месье Боссэ, высокий и физически сильный, так что с ним могла справиться либо сильная женщина, либо её сообщники.

В этот момент из дома вынесли два черных мешка. Один был большой, и его несли на косилках, а второй был поменьше и человек в белом защитном костюме нес его просто в руках.

– Могли бы и её на носилки положить, – тихо произнес полицейский.

– Какой ужас,– так же тихо произнес Андрэ и, проводив взглядом судмедэкспертов, направился домой.

Полицейский смотрел ему в след понимающим взглядом, доставая новую сигарету. Он думал, что этот человек глубоко потрясен жестокой расправой над соседями и всем сердцем переживает за свою жену и дочь. Он никак не мог видеть, что Андрэ шел домой улыбаясь.

 

КОНЕЦ…

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (20.06.2020)
Просмотров: 26 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar