photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

Глава 8.4

– Нет! – воскликнула Шанталь, открыв глаза. Перед ней была темнота. Она тяжело дышала. Где она? Что с ней? Что с Андрэ? Они умерли? Погибли? Или они в больнице? А может, в чистилище? Или куда там попадают души после смерти?

Мысли роились в голове как пчелы в улье. Адреналин делал свое дело, сердце бешено колотилось. Ей казалось, что она одна во всем мире, неком пустом пространстве, где вокруг на сотни километров тьма. Это пространство постепенно давило на неё, ей становилась страшно. Но постепенно глаза начали привыкать к темноте, и она поняла, что находится в спальне. В их спальне.

– Что случилось? – сонным голосом спросил Андрэ. – Тебе что-то приснилось?

Резкий возглас Шанталь разбудил его.

– Да, – произнесла Шанталь, включив экран смартфона. «02:34» – гласило табло. Уже понедельник. Это сон, всего лишь сон. Видимо, вчерашние переживания дали о себе знать.

– И что же? – приподнимаясь на локте, спросил Андрэ. Он пытался рассмотреть супругу, но в ночном полумраке был виден лишь её силуэт и лицо, мелькнувшее в отблеске от света телефона. Выключив дисплей, она отложила гаджет в сторону.

– Как я пыталась помочь тебе вчера выйти из петли времени, – произнесла Шанталь. Вчера? Но если сейчас понедельник, то вчера было воскресенье. А воскресенье оборвалось на их падении с крыши церкви. Или это сон? Тогда, что было вчера? Она не помнила. Как будто вчерашний день был вычеркнут из её памяти.

– Что? – недоуменно спросил Андрэ. Ему казалось, что он ослышался. Ведь ему снился точно такой же сон.

– Мы поехали к церкви Сен-Жермен, – начала свой рассказ Шанталь, стараясь собраться с мыслями. – Залезли на саму крышу, потому что…

– Я так предложил, – перебил её Андрэ. – Встать на крыше, как Джек и Роза и фильма «Титаник». Так?

– Откуда ты заешь? – удивилась Шанталь.

– Нам снился один и тот же сон, – откидываясь на кровать, произнес Андрэ. И это объяснение звучало еще фантастичней, чем сама петля. Как им двоим, могло присниться оно и тоже? Даже если они не говорили на эту тему. Ведь она только сейчас обмолвилась о ней. А он даже и не удивился. Он спокойно воспринял, что она знает о петле. Не как «суббота» или «воскресенье».

Она еще рез взглянула на экран телефона. Сегодня действительно понедельник. Понедельник… быть такого не может. Если вчерашний день, точнее, воспоминания о нем – сон, то, что же было вчера? Она отчетливо помнила субботу, но воскресенье… она помнила его, но сомневалась в своих воспоминаниях. Ведь они обрывались. Она не помнила, что было после падения. Как будто она умерла…

– Что было вчера? – спросила Шанталь. Быть может, он помнит. Возможно, это лишь провал в её памяти. День, вычеркнут сном. Такое возможно? Вряд ли.

– Если бы я помнил, – усмехнулся Андрэ. – Я могу рассказать, что будет сегодня. В мельчайших подробностях. Но вчера… оно было давно. Очень давно. Ну, для меня. Для тебя, конечно, оно было всего несколько часов назад.

Петля. Она вычеркивает тебя из жизни. Ты помнишь прошлое, ключевые моменты, запомнившиеся для тебя. Это эпизоды радости, счастья, а так же горя, боли и страданий. Они больше всего врезаются в память. Но ты забываешь, что было вчера. В реальном вчера, а не в повторе. Ведь это не важный для тебя момент. Это обычный будничный день. И это страшно. Когда ты не можешь вспомнить простой вчерашний день.

– Да, глупый вопрос, прости, – произнесла она. – Просто, ты всегда так ярко реагировал на то, что я знаю о петле, а сегодня…

Она не договорила, Андрэ и так понимает, о чем речь.

– Я был удивлен, когда ты начала говорить о сне, если честно, – садясь на кровати, начал он. – Но это сон. Всего лишь твой сон, – он обнял её за плечи, притянув к себе.

– То есть, тебя вообще не удивляет то, что я знаю о петле? – прямо спросила Шанталь. Сон? Нет, это не сон. Они вчера действительно были на крыше церкви, они упали и они... разбились. Насмерть. Во всяком случае, она. Быть может, это агония? Быть может, она еще не мертва? Она просто лежит на больничной койке с подключенным аппаратом искусственной вентиляции легких и кардиомонитором? Это пугало.

– Знаешь, с чего начался мой сон? – в ответ спросил Андрэ. – С того, что ты разбудила меня и спросила, уточка крякает или поет? Это был пароль, придуманный другим мной.

Да, пароль. И он действительно был придуман Андрэ, но только не во сне, а в субботу. Вечером, после их возвращения из церкви Сен-Жермен. Сегодняшний Андрэ никак не может знать о нем. Сон? Да, это могло быть во сне, но в её сне. Хотя, он помнит тот же сон. Возможно, он видели один и тот же сон. Сон ли?

Что такое сон? Игра воображения с воспоминаниями. Мозг, как искусный кулинар, берет воспоминания, добавляет щепотку вымысла и тщательно перемешивает, разогревая на медленном огне. Порой получается изысканное блюдо, а бывает, что ингредиенты подгорят даже на слабом огне. Или приправа из страхов и переживаний даст горечь.

Так представляла сон Шанталь. Но как им обоим могло присниться одно и тоже, она не знала. И ладно бы они пережили подобное в субботу, но нет, Андрэ замкнут в своей петле. В своем понедельнике. Как он может помнить того, чего с ним не было? Откуда его мозг взял эти воспоминания для своего блюда, для сна? Ведь их у него нет. Разве что, только…

– Какой сегодня день? – спросила Шанталь.

– Странный вопрос,– произнес Андрэ, глядя на жену, держащую в руках телефон. – Ты же знаешь, – кивнул он на телефон.

– Я хочу услышать от тебя, – произнесла она.

– Шанталь, ты чего? – спросил он, отстраняясь от жены.

– Просто скажи, какой сегодня день недели, – повторила она, глядя ему в глаза. Конечно, глаз его она не видела в полумраке спальни, но она думала, что смотрит именно в глаза.

– Воскресенье, – ответил Андрэ.

– Странно, – произнесла Шанталь, включая дисплей телефона, протягивая его Андрэ.

Мираж. Перед ней был мираж Она умирает и видит сон. Сейчас она лежит в больнице присмерти, Валери, быть может, сидит возле неё и плачет, а Андрэ... жив ли он?

Он взял телефон из рук жены и посмотрел на экран. Глаза прорезала резкая боль от яркого света. Изображение было расплывчатым, но слегка зажмурив глаза Андрэ смог рассмотреть надпись – «Понедельник».

– Этого не может быть, – с трудом произнес он. – То есть, это не сон?

Он смотрел на Шанталь непонимающим взглядом. Что происходит? Неужели, его безумная теория сработала? Он сделал что-то невообразимое и петля разорвалась? Но, он умер же. Жива ли Шанталь? Та Шанталь, что осталась вчера. Картина складывалась воедино и тот час же рассыпалась прахом. Да, все сработало, но как-то не так. Точнее, не так, как он представлял это. Но ведь в мире все далеко не так, как нам это видеться. Не так ли?

– Я сама не знаю, – ответила Шанталь. – Получается, что да, все это не сон, а воспоминания. Мы пережили все это вчера, но…

Она замолчала, не зная как об этом говорить. Вчерашний день обрывается на их падении с крыши. Они либо погибли, либо в тяжелом состоянии в больнице. Но сегодня, в понедельник, они проснулись в своей спальне. Да, она все еще надеялась, что проснулись, а не умирают в агонии где-то на больничной койке.

– Вчера мы погибли, – произнес Андрэ.

– Нет, нет, что! – взволновано, произнесла Шанталь. – Этого быть не может! Иначе, как мы здесь оказались?

Верить в спокойные слова мужа было невозможно. Как так? Он верит? Нет, он уверен! На все сто процентов уверен: они мертвы. Тогда, что сейчас происходит? Где они?

– У меня так всегда было, когда я умирал, – спокойно произнес Андрэ. – Понимаешь? Мы умерли вчера. Я был прав: петля рвется из-за поступков, выбивающихся из общей картины.

– Этого не может быть, – нервно улыбнулась Шанталь. – Ты хоть понимаешь, что произошло? Мы погибли! Нас больше нет. Там, вчера.

– Но сегодня, сегодня, – начал Андрэ, понимая, что несет полную чушь. Он держал Шанталь за плечи, надеясь заглянуть ей в глаза. Как же не хватает света! Видеть собеседника очень важно. Сейчас, лишь слыша её, ощущая телом жар её тела, её запах ему чертовски не хватало её взгляда. Глаза не могут лгать, они всегда откровенны. Одного взгляда будет достаточно, чтобы понять её.

– Да, – кивнула Шанталь, – но представь, что вчера имеет продолжение? Продолжение, в котором мы не воскресли. Второе сегодня. Представь, каково там Валери. Что ей сказала твоя мама? Или мадам Боссэ?

Она срывалась в истерику. Не зная, что произошло и что происходит, она сходила с ума от догадок. Как своих, так и Андрэ.

– Тихо, тихо, – Андрэ прижал Шанталь к себе, стараясь успокоить. Она разволновалась из-за пустяка. Вчера осталось вчера, оно не имеет второго продолжение. Единственно продолжения вчерашнего дня – сегодня. И сегодня все живы.

– А если она помнит, как и мы? – продолжила строить предположения Шанталь.– Представляешь, какой это стресс для неё?

Она быстро высвободилась из его объятий и, встав с постели, направилась к двери спальни.

– Ты куда? – воскликнул Андрэ, поднимаясь вслед за женой.

– А если она, так же как и я, проснулась среди ночи от ужасного сна и сейчас плачет в своей комнате? – Шанталь на мгновение остановилась у двери, замерев, схватившись за ручку.

– Стой! – крикнул Андрэ, но Шатналь уже выбежала из комнаты. Ему ничего другого не оставалось, как последовать за ней.

Догнал он её только у дверей комнаты Валери. Она стояла, опершись о приоткрытую дверь, и заглядывала в комнату. Андрэ тихо подошел и стал позади неё, так же заглянув в комнату Валери. Ночник слабо горел, освещая комнату приглушенным светом. Он не мешал Валери, но и если она проснется, то не будет в полной темноте и не испугается.

Валери спала. Тихо и мирно.

– Пойдем, – положив руку на плечо Шанталь, произнес Андрэ. Она развернулась и обняла его.

– Я испугалась, – прошептала она. – Как же я испугалась за неё. Представь, если бы мы не воскресли? Что бы было с ней? Я не могу этого представить.

Хотя, она лукавила. Шанталь отчетливо представила их похороны. Два закрытых гроба, рыдающая Валери, родители и, почему-то, мадам Боссэ. Только картина дергалась, как будто в эфир телеканала вклинивается другая трансляция. Трансляция, показывающая изуродованную Шанталь, лежащуюся на больничной койке. Перебинтованная голова, руки и лицо в ссадинах, во рту трубка аппарата искусственной вентиляции легких, а над ухом писк кардиомонитора. Картина мелькала, появляясь лишь на доли секунды, и заменялась похоронами. Андрэ она не видела среди живых, даже на больничной койке.

Она старалась отогнать эти мысли, эти видения, но они прочно засели в её голове. Они умерли. Вчера. Это точно. Но что произошло дальше? Почему они оказались живые и здоровые в их спальне? Как будто просто легли спать. Это не давало ей покоя. Её видения лишь плод воспаленного воображения или последнее, что видела её душа на земле?

Андрэ же был рад, что петля разорвалась, и он был прав. Да, надо было просто сотворить что-то невероятное. Нет, не так, надо было просто выбиться из привычного хода вещей.

– И сколько раз ты так делал? – спросила она, когда они спустились на кухню. Спать ни ей, ни ему не хотелось, а разобраться в ситуации следовало бы.

– Много, – произнес Андрэ.

– И ты все же оставался в петле? – спросила его Шанталь, грея руки о чашку с кофе.

– Да, – кивнул Андрэ, – но я думаю, что в таких моментах копия меня шла вперед после события, разорвав петлю, а другая копия оставалась в петле.

– Я это даже представить не могу, – отхлебывая их чашки, сказала Шанталь. – Как это? Копия тебя там копия здесь. А завтра как? То же копия?

– Нет, что ты!– улыбнулся Андрэ. – Завтра буду я.

– Да, завтра будешь ты, как и сегодня, и вчера. Андрэ, я каждый день вижу тебя. И если вчера я еще сомневалась в твоем психическом здоровье, то сейчас я не уверена, что мы вообще живы, понимаешь?

Она с надеждой посмотрела на Андрэ. Он подошел к столу, и сел напротив. Положив свои руки на её, он тихо произнес:

– Мы живы. Я жив, я дышу, чувствую твое тепло, вижу твой взволнованный взгляд и чувствую твой запах вперемешку с ароматом кофе. Мы живы, Шанталь. Быть может, – он замялся, стараясь отогнать столь назойливую мысль, – чтобы петля разорвалась, должен был погибнуть не только я. Быть может, умереть должны были мы оба.

– Ты же говорил…

– Да, да, я помню, что я говорил, – перебив ее, затараторил Андрэ. – Но, я не знаю, почему петля разорвалась. Сегодня понедельник. Я помню лишь воскресенье. К тому же, мои воспоминания о последнем воскресенье обрываются на падении с крыши церкви. Моя авантюра удалась. Правда, я хотел, чтобы все было иначе, чтобы я… – она стал запинаться, нервничая. Шанталь сидела перед ним, и внимательного его слушала. На её лице стала появляться улыбка. Она успокоилась. Они живи. Но вид Андрэ, пытающегося оправдаться, вызывал смех. А может, это психика сдает. Кто знает. Но ей с каждой секундой становилось легче, хотелось смеяться. Просто смеяться, без причины.

– Точнее, мы просто попались на глаза полиции и нас арестовали, не более, – продолжил Андрэ.

И Шанталь засмеялась. Она смеялась долго и громко, не боясь разбудить Валери. Все, с петлей покончено! Она была, да, была! И Шанталь была рада этому. Её муж не псих! Он здоров! Вот только сейчас, когда она заливалась истерическим смехом, Шанталь было стыдно за эти, по сути, естественные в такой ситуации мысли. Как же замечательно, что она не вызвала врачей. Как хорошо, что она смогла сдержаться. Как же сейчас хорошо!

Андрэ не мог понять, что случилось с Шанталь. Меланхолия сменилась взрывным смехом. Да, он понимал, что у неё просто сдают нервы. Она пережила то, что он переживал не однократно: смерть и воскрешение. Она поверил а в петлю и поддержала его. И все это за каких-то несколько дней. Сколько прошло с момента, когда он, другой он заговорил с ней? Четыре? Да, прошло четыре дня. Четыре дня… всего четыре! У него в петле на попытки выхода, редкие, по сути, только в первые повторы, ушло… он не помнит. Он пытался найти выход, но быстро сдался. А она не сдалась. Она поверила ему и смогла помочь! Невероятно! Шанатль фантастична! Его жена фантастична.

– Чем займемся сегодня? – успокоившись, спросила Шанталь .

– Я хотел бы сходить на работу, – неуверенно произнес Андрэ. – Давно там не был.

Шанталь поднялась и подошла вплотную к Андрэ. Она поманила его к себе и страстно поцеловала в губы. У неё на этот день были совершенно другие планы.

 

Читайте продолжение в главе 9.5

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (14.06.2020)
Просмотров: 31 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar