photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

Глава 9.3

– Снова петля? – послышался голос Шанталь. Андрэ с трудом открыл глаза и увидел перед собой расплывчатый образ.

– Снова петля? – повторила свой вопрос Шанталь. Андрэ попытался поднять руки, чтобы протереть глаза, но это давалось с трудом, плечи затекли, все тело ломило. Осмотревшись, Андрэ понял, что он там же, где вчера вечером и остался, на полу коридора, напротив двери в спальню, опершись спиной о стену.

Шанталь вчера так и не вышла. Андрэ продолжал сидеть на полу, отлучившись лишь раз, уложить спать Валери. Перед сном дочка попросила у него прощения за свой поступок.

– Тебе не за что просить прощения, – поглаживая Валери по голове, произнес он.

– Но мама... – взволновано начала Валери, но Андрэ приложил палец к её губам.

– Маме надо время, – тихо произнес он. Конечно, Шанталь не надо было времени. Время наоборот, было упущено. Упущено им. Им вчерашним. Но он должен был хоть что-то сказать Валери, чтобы успокоить её.

Сколько вообще было таких шансов? Сколько раз он, не он сегодняшний, а он из прошлых петель, говорил Шанталь о петле? Сколько раз она ему верила? И сколько раз он же, но уже из другой петли, отговаривал её, убеждал, что петли нет, считаю, что поступает верно? Андрэ не хотел об этом думать, но, скорее всего, такая вероятность была.

Это все кажется чем-то странным, непостижимым. Петли времени, параллельные реальности. Это выглядело... не то, чтобы странно, просто сюрреалистичным. Обыденная жизнь, их семья и что-то эфемерное вмешавшееся в их жизнь, в обычный ход вещей. Андрэ уже давно не задавался вопросом, почему он попал в петлю. Найти на него ответ он не мог. Даже утрешний поиск первопричины казался бессмысленным. Обратиться к сюжету «Дня сурка». Смысл? Главное не почему он попал в петлю. Главное, как ему выбраться из неё.

Кивнув, Валери закрыла глаза и уснула. А он вернулся на свой пост, ждать, когда Шанталь откроет дверь. Он знал, что не дождется. Рано или поздно сон сморит его. Он уже пробовал не спать и каждый раз он просто отключался и возвращался в утро. Но если сейчас, сегодня, она выйдет, он должен с ней поговорить.

Но он уснул. И сегодня Шанталь будит его здесь, на полу коридора. Странно, он не переместился в спальню, как это было... всегда. Всегда, потому он уже не помнит, когда это началось. Сколько циклов было.

– Андрэ, – помахала ему жена, видя, что он не реагирует, – снова петля?

– Что сегодня за день недели? – спросил он растеряно. Если он здесь, если он не переместился, значит…

– Воскресенье, – произнесла Шанталь, продемонстрировав Андрэ дату на экране телефона.

– Сегодня у тебя тоже петля? – продолжила спрашивать она. – Как и вчера? И позавчера, и поза-позавчера!

Она начинала заводиться. Если честно, ей все это надоело. Она не знала, что с ним. Верить? Да, она готова была верить, но… семя сомнения все сильнее прорастало в её душе. А вдруг он болен? Вдруг ему нужна помощь? Пусть он ответит! Как начинается эта петля? Так же, на полу коридора? Если да, то, что к этому приводит? Вчерашний… день. Она хотела назвать это скандалом, но она не знала, как назвать то, что было вчера. Да и если вчерашние действия привели... нет, что было вчера, не могло привезти к петле, так как вчера петля была. Тогда, какое событие было отправной точкой в этой петле? Почему Андрэ здесь? Почему он на полу?! Пусть ответит!

– Воскресенье? – переспросил Андрэ. – Нет, этого не может быть. Это сон! Хотя, в петле нет снов. Есть только провал и пробуждение. Между этими двумя точками ничего не существует. Ты проваливаешься в сон и просыпаешься уже в начале петли. Если сегодня воскресенье, то он точно не спит.

– Значит, петля разорвана? – неуверенно спросил он. Хотя, откуда Шанталь знает ответ на этот вопрос. Ответить может только он.

– Не знаю, – устало ответила ему Шанталь. Она уж точно ничего не понимала. Как он мог вырваться из петли? Да и о какой вообще петле идет речь?! Это все начинало быть похожим на фарс! Дурную шутку. Но Андрэ так поступить не мог. Зачем? Зачем ему так дурить ей голову. Ей и Валери.

– Прости, – взволновано произнес Андрэ, поднимаясь с пола, – я просто не могу в это поверить. Знаешь, это выглядит как какой-то сон.

Он чувствовал прилив сил. Сон, ломоту в теле, все это прогнало известие о том, что сегодня воскресенье! Воскресенье! Новый день. Не новая петля, а новый день!

– А знаешь, как это выглядит для меня? – спросила Шанталь.

Только сейчас он пристально посмотрел на Шанталь. Перед ним стояла уставшая, с растрепанными волосами и синяками под глазами жена. Его любимая жена. Она выглядела как выжитый лимон. Вчерашний день был для неё испытанием.

– Представляю, – произнес он, обнимая Шанталь. Она хотела было оттолкнуть его, но сил сопротивляться уже нет. Она не спала ночь. Она слышала, как он плакал у двери, как уходил и как вернулся. Она плакала вместе с ним. Плакала от непонимания. Что происходит с ним? Что происходит с их семьей? Болен ли Андрэ или все же попал в эту петлю, временную аномалию? Поверили ли соседи в россказни Валерии или сочли это бредом ребенка? Ответы на эти вопросы она так и не нашла.

– Прости, что довел тебя за эти дни, – продолжил Андрэ. – Но, видимо, это и надо было сделать. Надо было, чтобы ты поверила… – он запнулся, так как вчера Шанталь все же не верила ему, – нет, чтобы ты знала о петле. Видимо, все так и должно было произойти. Через боль и страдания. Не только мои, но и ваши. Твои и Валери. Мы должны были дойти до этого. Я должен был знать, что петля не одна, быть в этом уверен. И только страх перед самим собой, перед другим мной, из другого дня, другой петли, должен был заставить меня действовать. Да, я толком ничего не сделал, я просто помолился небесам и они дали нам шанс. Шанс все изменить, все начать с начала.

Он отринул от Шанталь и посмотрел ей в глаза. Она плакала. Его жена плакала. То ли от радости, то ли у неё просто сдали нервы, но она плакала. Андрэ был рад этим слезам. Куда страшнее было увидеть безразличие в её глазах.

– Точнее, продолжить с этого дня, – закончил он и поцеловал Шанталь. Женщина продолжила плакать. Что с ним происходит? Он болен или нет? «Четверг» говорил, что он в петле, «пятница» заверял об обратном, «суббота» же всеми силами убеждал её, что петля есть. И «суббота» уже точно не был болен. Он что сегодня? Что с воскресеньем? Что с ним?!

Вопросы в голове Шанталь множились и ни она, ни Андрэ., который был на седьмом небе от счастья, что вырвался из петли, не замечали, как в начале коридора, из-за угла на них смотрит их дочь. Валери печально смотрела на целующихся родителей и пыталась вспомнить, сколько раз она наблюдала эту картину.

Она знала, что будет дальше. Папа перестанет целовать плачущую маму, поправит её локон и наконец-то заметит Валери. Так и произошло. Андре отпустил губы Шанталь и посмотрел на её заплаканное лицо.

– Все в прошлом, – поправляя её челку, произнес он. Шанталь лишь кратко кивнула. Андрэ улыбался ей. Боковым зрением он заметил Валери, которая робко выглядывала из-за угла.

– Валери, милая! – воскликнул он, протянув к ней руку. Девочка кинулась к родителям. Она прильнула к отцу. Андрэ присел и поднял дочку на руки.

– У нас получилось, Валери, – радостно произнес он. – Понимаешь? У нас получилось!

Шанталь хотела спросить: «Но почему?» Она хотела знать, что произошло, но все еще сомневалась в нем. Вдруг это болезнь? Вдруг у него очередной приступ? Нет, она отгоняла дурные мысли. Это её Андрэ, их Андрэ. С ним все в порядке. С ним все хорошо. Но так ли? Он менялся. Каждый день он был разный. То агрессивный, то веселый, то просящий помощи. А сегодня… он говорит, что избавился от петли.

Она была на распутье. Легко сказать «поверь». Можно поверить в бога, в количество звезд на небе, в слова политика. Но поверить близкому человеку тяжело. Как бы убедительно он не говорил, всегда есть место сомнению. Это маленький росток, пробивающийся через душу в груди прямо к горлу. И чтобы не задохнуться, поверишь во что угодно, только не в слова близкого человека. Вот и Шанталь не могла поверить. Она хотела, но слишком уж слова Андрэ о петле выглядели фантастично.

– Это замечательно! – воскликнула Валери. Она была рада за отца. Наконец-то его мучения закончились. Петля разорвана! Постоянный цикл из непрекращающихся суббот закончился.

Шанталь с улыбкой наблюдала за их идиллией. Была ли она частью этой идиллии? Вчера да. Вчера, когда готовила завтрак. Блинчики с шоколадом. Вчера все было замечательно. А сейчас?

– Мама! – воскликнула Валери, возвращая Шанталь из раздумий.

– Да, милая, – произнесла Шанталь, глядя на весело лицо дочери. Она счастлива. Вчера они… она напугала Валери, она кричала на дочь, обвиняла её в том, что та, несмотря на свой возраст, пытается помочь отцу. Маленькая девочка поверила отцу, не понимая, что с ним произошло. Она поверила, в то время как Шанталь сомневалась и убегала. Убегала от Андрэ, убегала от Валери, убегала, как ей казалось, от проблем. Но от них не убежишь.

– Приготовь завтрак как вчера, пожалуйста! – весело попросила девочка.

Завтрак как вчера. Блинчики с шоколадом. Вчера они сгорели на плите, когда Шанталь начала психовать. Её нервы сдавали. Она боялась Андрэ. И боялась, как думала, за Валери. Но Валери верила в папу, а Шанталь пыталась мыслить рационально. Но как раз она и поддалась эмоциям. Вместо того чтобы помочь Андрэ, она убегала. А вот он не сорвался. Он проявил стойкость в стрессовой ситуации. Да, он попросил помощи у соседей, но так бы поступил любой в его ситуации. Ему нужна была помощь и он не вызвал полицию. Он не болен. Он действительно был в петле. Иначе бы он сорвался, анне со всех ног кинулся её догонять. Больна оказалась она. Больна собственными страхами, сомнениями. И это пугало её. Она клялась в верности и любви ему, а в критический момент просто не поверила ему. Она даже не верила сейчас. Поддавала сомнению его слова, эмоции чувства. И за это ей было стыдно.

– Да, конечно, – с трудом улыбнулась Шанталь и пошла на кухню. Сп4устившись, она первым делом поставила на паровую баню шоколад, а затем принялась готовить тесто. Блинчики. Простой завтрак, напоминающий о вчерашнем. Но вчера прошло, и сегодня новый день. Да, её не оставляли мысли о состоянии Андрэ. Здоров он или нет? Это покажет время, он она все равно переживала. Сейчас он там наверху в Валери. Он не навредит ей, иначе сделал бы это еще вчера. Он упорно сидел у двери в спальню. Он не напился, не сорвался. Ей не пришлось выбегать на крики Валери. Он здоров. Но вот была ли петля, Шанталь не знал. Она вспоминала его слова, которые он сказал в пятницу. Нервы. Нервы расшатаны. Им нужен отпуск, они должны отдохнуть. Поехать на море, куда угодно. Просто сменить обстановку.

Но это потом, когда Андрэ решит все вопросы на работе. А сейчас главное приготовить вкусный завтрак. Да, сейчас это главное.

 

* * *

– Ну что, пойдем на кухню, принцесса? – поправляя волосы Валери, с улыбкой спросил Андрэ.

Блинчики с шоколадом. Сколько раз он их ел за время пребывания в петле? Каждый день одно и тоже, один и тот же завтрак. Но сегодня они другие. Это не те блинчики, что были вчера и каждый повтор в петле. Это начало... нет, это продолжение жизни.

– Да,– серьезно ответила Валери, – только нам надо поговорить.

Андрэ удивился такой перемене в настроении дочери.

– Валери, все в порядке? – спросил он.

– Нет, – покачала головой девочка. – Петля не исчезла. Я в петле.

Андрэ показалась, что он ослышался. И он решил переспросить:

– Милая, ты понимаешь…

– О чем я говорю? – резко перебила его дочь. – Да, папа, я понимаю, что я говорю. Я в петле.

Он опешил. Как такое возможно? Он вырвался из петли, но там оказалась его дочь? Почему?

Андрэ не хотел в это верить, но, посмотрев Валери в глаза, понял, что она не шутит. У неё был такой же взгляд, какой он видел каждую петлю в зеркале. Уставший, безразличный ко всему взгляд. Такой появляется, когда человек уже смирился со своим положение. Вот только во взгляде Валери еще была искорка. Маленькая, угасающая искра надежды. Она не зря завела этот разговор.

– Ты помнишь, что ты вчера просил у небес? – продолжила дочь. – Ты просил, чтобы твою петлю разорвали. И небеса тебя услышали, папа. Правда, у них были свои взгляды на ситуацию.

Андрэ не верил своим ушам. Его просьба была исполнена, но взамен они забрали дочь. Заперли её в петле времени. Да что это такое? Сколько может длиться эта насмешка?! И чья она? Бога? Самой судьбы? Абстрактных небес?

– Как давно ты тут? – с трудом спросил он.

– Не знаю, – пожала плечами девочка. – Я не считала. Точнее, считала, но…

– Сбилась, – понимающе закончил Андрэ. Он точно знает, что такое считать дни, повторы. Это невозможно. Рано или поздно ты сбиваешься. Или понимаешь, что это не имеет никакого смысла. Это точка невозврата. Когда ты понимаешь, что выхода из петли нет. Все. Твоя борьба окончена. Она осталась там, за сотнями и даже тысячами повторов.

– Быть может, я уже старше тебя, – произнесла Валери. – Но теперь я понимаю, что такое день сурка. Это страшно. Страшно видеть тебя, маму и знать, что вы ничем не поможете мне.

– Нет, милая, – поспешил заверить её Андрэ. – Что ты! Мы поможем тебе!

– Ты думаешь, я впервые прошу тебя о помощи? – спокойно спросила Валери.

– Эй, где вы там? – спросила Шанталь с лестницы. Она поднялась на пролет, чтобы видеть коридор. В руках она держала миску, в которой венчиком замешивала тесто на блинчики.

Андрэ уже было открыл рот, чтобы ответит, как его перебил шепот Валери.

– Не говори ей! – зашептала девочка, – Она не поверит нам! Она и тебе не верит! Поверь мне, я знаю, что такое говорить ей.

Растеряно Андрэ смотрел на дочь, не зная, что и сказать. Все-таки взяв себя в руки, он произнес Шанталь:

– Да, мы идем уже!

– Хорошо! – кивнула Шанталь и спустилась вниз.

– Почему нельзя говорить Шан... маме? – осторожно спросил Андрэ.

– Она не поверит, – печально произнесла Валери. – Будет скандал, хуже даже чем вчера. Поэтому маме не стоит говорить ни в коем случае. Прошу тебя!

Валери умоляюще смотрела на отца. Да, возможно, надо было сказать маме, возможно, это и даст толчок, она устала от маминых криков, обвинений и истерик. А они обязательно будут, заикнись они о петле. Поэтому нет. Пусть это будет десятитысячный папа, которого она попросит о помощи, но пусть мама останется в неведенье. Она, Валери, смогла помочь папе выйти из петли. Теперь он поможет ей.

– Хорошо, – кивнул Андрэ, опуская Валери на пол, – но помни: я верю тебе и я помогу тебя, чтобы мне это не стоило. А теперь, – Андрэ протянул дочке руку, – пошли на кухню. Мама, наверное, уже приготовила завтрак.

Улыбнувшись, Валери кивнула и, взяв папу за руку, пошла с ним на кухню.

 

КОНЕЦ…?

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (19.04.2020)
Просмотров: 67 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar