photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать

Глава 6.3

– Только… – загадочно произнес Андрэ.

– Что «только»? – настороженно спросила Шанталь. Улыбка медленно сошла с лица Андрэ. Он снова стал пугать её. Нет, он не проявлял агрессию, но она попросила... нет, потребовала с него клятвы. И она её получила. Буквально минуту назад. Но сейчас он сказал «только». И это «только» может означать все что угодно.

– Что, Андрэ? – с нетерпением спросила она. Но он молчал. Как будто, обдумывая что-то. Или просто выжидая, заставляя её нервничать, наслаждаясь ей мучительным ожиданием. Она уже готова была закричать: «Говори! Ну же!», но он нарушил молчание.

– Будь осторожна, – ответил он. – Сегодня мы смогли с тобой договориться, понять друг друга. Но не могу гарантировать, что завтра, тот я, что будет завтра, он будет такой же как и я. Понимаешь?

Он говорил о себе в третьем лице, и это было сложно. Хотя да, тот, точнее, те, о ком он говорил, были для него другими людьми. Для него, но не для неё. Он верил, что если все получится, то все петли будут разорваны. Если повезет, Шанталь и Валери, которые будут тогда с ним, не поймут, что произошло. Ведь он не планирует говорить завтра с ними о петле. Только если они сами не заговорят с ним. Но это вряд ли. Сегодня просто исключение из правил. Завтра все будет, как и прежде.

– Андрэ… – начала Шанталь. Она понимала, о чем он, но она наивно просила его поклясться и он поклялся! Зачем этот разговор?! Что делать? Все походило на детскую нелепую игру! «Поклянись и я тебе поверю». Но поверила ли она? Она уже и сама не знала. Все это Валери и её упорство! Это хорошо и плохо одновременно. Хорошо, потому что она всем сердцем стремиться помочь папе. В этом аспекте Шанталь даже в чем-то завидовала ей. Валери не мыслит рационально, она делает все на эмоциях, продиктованных благими побуждениями. Поэтому это и плохо. Она не знает и не понимает всего, она идет на эмоциях, а не трезво оценивает ситуацию. Она хочет помочь. Хочет и точка.

– Пожалуйста, – перебил её Андрэ, – пожалуйста, прошу, ты поверила мне, но я сегодня это одно. Ты же сама понимаешь, что я разный в каждой петле. Четверг, пятница, сегодня – мы разные. И мы по-разному можем воспринять весть о том, что ты в курсе петли. Поэтому прошу тебя, умоляю, когда ты завтра будешь разговаривать со мной, пусть Валери сидит в машине. Машину поставь напротив входа, двери открой, сама стой у двери. И только тогда веди разговор со мной. Если завтрашний я будет вести себя агрессивно, беги, садись в машину и уезжай из города. До следующего дня. Ты меня поняла?

– Андрэ, неужели ты думаешь, что… – начала Шанталь, но Андрэ снова перебил её.

– Да, – кивнул он, – да, я так думаю. Ты слышала, что говорил «четверг». И поверь, он прав. Не сойти с ума в петле тяжело. Настолько тяжело, что я сам с трудом сдерживаюсь.

Андрэ был спокоен. Перед Шанталь сидел абсолютно спокойный и уравновешенный человек. И он говорил серьезно. Да, он сам, завтрашний он, другой он, может легко навредить им. И винить его сегодняшнего в этом нет никакого смысла.

– Я тебя поняла, – кинула Шанталь. Андрэ кивнул в ответ.

Что делать, если он завтра проявит агрессию, они решили, но оставался один вопрос: как ему помочь? И ответа на этот вопрос Шанталь не знала.

– Я и сам не знаю,– развел руками Андрэ, услышав вопрос от Шанталь. – Я думал о том, что могло привести к этому, но, ни к чему так и не пришел.

– Может, спросим у сурка? – осторожно произнесла Валери. Папа объяснял ей про какой-то фильм, но она так и не поняла, причем тут сурок. Как этот зверек связан с тем, что папа «застрял на одном уровне». Но если он причастен, то надо искать причину у него. К такому выводу пришла маленькая девочка.

– Вряд ли он ответит, – улыбнулся Андрэ.

– Знаешь, а она права, – воодушевилась Шанталь. – Спросим у сурка.

Это звучало глупо, но она решил развить тему. В её голове было несколько догадок, яд которых начинал распространяться по телу, но она старалась мыслить трезво, отгоняя эмоции. Имс она уже сегодня поддалась. Да и не только она.

Андрэ с подозрением посмотрел на жену.

– Ты о чем? – теперь насторожился он. Реакция Шанталь была странной. По сути, Валери произнесла чушь. И для неё, как маленького ребенка, это нормально и простительно. Она не понимает толком произошедшего. Ему бы надо было её отослать в комнату и переговорить с Шанталь. Но нет, он все пустил на самотек, пошел на поводу у эмоций и вовлек в это Валери. О чем он уже и сожалел, но было поздно.

– Давай вспомним фильм! – произнесла Шанталь. – Помнишь, почему это произошло с героем Мюррея?

– Герой Мюррея был самовлюбленным эгоистом! – парировал Андрэ. – «День сурка» красивая, поучительная, но сказка!

Он встал из-за стола и прошелся по кухне.

– А мы говорим о реальном мире! – глядя в окно, продолжил Андрэ. – Шанталь, мы говорим обо мне. Я искренне люблю тебя! Я всем сердцем люблю Валери! Я карьерист, признаю, но все это я делаю лишь для вас. Для нас, для нашей семьи. И я был честен. Хоть бизнес и жесток, но я был честен. Я никого не обманывал, не подставлял. Всего, чего я достиг, я достиг исключительно своими силами, своим возможностями и умениями. И вашей любовью, – он повернулся и посмотрел на Шанталь с Валери. – Вашей верой в меня. Твоей верой, Шанталь. Ты молча приняла все это, – он обвел руками вокруг. – Ты не пошла на работу, оставив построение карьеры за мной, но ты взяла на свои плечи дом. Наш семейный очаг.

– Я знаю это, – ответила Шанталь на последние утверждения Андрэ.

– Тогда к чему сравнения с фильмом? – удивился он. – Я не герой Мюррея! Даже не знаю, к счастью или к сожалению.

– Я думала, что так мы найдем причину, почему ты попал в петлю, – развела руками Шанталь. Андрэ не кричал на неё, не психовал. Он продолжал быть спокойным. Относительно. Затронутая Шанталь тема была не приятна ему. Найти причину. Легко сказать. А если нет причины? А если нет болезни? Яд новой порцией потек по венам, отравляя её.

– А что нам даст причина? – спросил Андрэ. – Нет, серьезно, что нам даст знание о причине? Ты же понимаешь, что петля не только моя. И если в фильме это был значимый день, то, что тут?

– День сурка – значимый день? – удивилась Шанталь. Андрэ отвернулся к окну и замолчал. Да, великий день сурка! Его значимость явно переоценена. Рядовое событие, которое для большинства граждан не было даже известно, не будь этого фильма.

Валери встала со стула и подошла к маме. Она поманила её рукой и тихо спросила:

– Мама, а что такое день сурка?

Шанатль посмотрела на дочь. Зачем они её впутали в это? Почему она поверила ей? Маленькая девочка потребовала, чтобы мама поверила в папу. И мама поверила. Поверила, но что дальше? Как им найти выходи из петли? И есть ли он вообще? Сомнения. Они снова поселились в её душе. Почему она сомневается? Почему все происходящее кажется абсурдом? Нелепым фарсом. Шанталь захотелось вскочить и убежать. Бежать куда угодно, куда глаза глядят. Валери? Плевать! Если она верит в папу, то пусть с ним и остается. Она не верит. Она не верит ни во что. Петля? Бред! Может, это она в петле? Нет, все это бред! Ей надо успокоиться и собраться с мыслями.

– Папа же тебе объяснил, – с трудом улыбнулась Шанталь, стараясь отогнать мысли о побеге, – что так называют повторяющийся день. Потому что…

– Это день, когда все заглядывают в нору к сурку и смотрят, проснулся он или нет, – перебил жену Андрэ, повернувшись к ним. – Если сурок проснулся, значит, зима скоро закончится. Если нет, то весна будет поздняя.

Он улыбнулся, глядя на супругу. Что делать? Как найти выход? И главное, из чего. Он предупредил её о возможной опасности завтра. Он любит её. Любит. Как будто это гарантия безопасности. Нет! Как раз, такие как он и опасны! И в первую очередь для своих близких.

Что делать? Бежать? Оставить его с Валери и бежать? Да, ведь она хочет помочь отцу. Беззаветно хочет! Но хочет ли Шанталь? Конечно, хочет! Вот только её понимание помощи отличается от понимания дочери. Да и сомнения никуда не дулись. Верит ли она ему? Она заставила его пообещать ей, но верит ли она? Нет. Она солгала ему. Она не верит Андрэ. Не верит в его рассказ, не верит, что он в петле. Тогда, что она здесь делает? Надо бежать и звать на помощь! Схватить Валери и бежать! Нет, Валери будет сопротивляться и только мешать. Ведь она верит в папу. Верит, что сможет помочь ему, просто нарисовав сурка! Наивность! И из-за этой наивности она ничего не даст сделать ей, Шанталь. Поэтому бежать придется самой.

Она быстро поднялась и побежала к выходу.

– Шанталь! – крикнул ей вдогонку Андрэ. Он не понимал, что происходит. Шанталь просто взяла и сорвалась с места.

– Валери, сиди здесь, мы сейчас вернемся, – взволновано произнес он и побежал за женой.

«Прочь! Прочь из дома!» – пульсировала в голове мысль. Шанталь бежала по коридору к двери в гараж. Ключи от машины всегда лежали у входа в дом на небольшой тумбочке. Чтобы любой из супругов мог воспользоваться машиной при необходимости. Эта необходимость и была сейчас. Шанталь была в халате и домашних тапочках. Она хватила ключи, открыла дверь и нажала кнопку на пульте, открывая ворота гаража.

Руки тряслись, сердце бешено колотилось. Бежать! Бежать куда угодно! Прочь из этого дома! С трудом она открыла дверь машины и села за руль.

– Шанталь, стой! – крикнул Андрэ, выбегая в гараж. Он пытался понять, что происходит, почему она так резко сорвалась и убежала. Что не так? Она снова не верит ему? Но почему убегает? Ведь можно, как и раньше, вызвать врачей и все. Он не обидеться, он все понимает. Хоть это и тяжело.

Шанталь же старалась не замечать Андрэ. Она заблокировала двери и запускала двигатель. Машина завелась, а Андрэ продолжал стучать в окно.

– Шанталь, открой дверь! – кричал он. – Пожалуйста! Я хочу просто поговорить! Понимаешь!?

Она старалась игнорировать его слова. Переключив коробку передач в положение R, и надавив на педаль газа, Шанталь резко вывела машину и гаража. Вывернув руль влево, она остановилась на проезжей части, переключаясь в положение D. Андре выбежал за ней и пытался докричаться, но Шанталь уже не слышала его. Она резко надавила на педаль газа, и машина понеслась вперед, прочь со двора. Было утро, и она чудом никого не задавила на своем пути. Ей надо было успокоиться. Но в голове Шанталь пульсировала лишь одна мысль: «Прочь! Прочь отсюда! Прочь из этого места!»

Уехать от дома, как можно дальше. А там… а что там, она не знала. Она лишь гнала машину вперед. Подрезая других на поворотах, она ехала по городу, стараясь как можно быстрее вырваться из города. Помощь? Она не думала об этом. Удивительно, но она не попалась на глаза полицейским. Хотя, они как ей и нужны были. Надо было доехать до ближайшего патруля, остановиться и попросить помощи. Её муж опасен! Он не в себе, он не контролирует себя и с ним их дочь! Так надо было поступить, но она сделал иначе.

Ренн остался позади, и она мчала по трассе в направлении Пасе. Дорога была относительно пустой, что позволило Шанталь успокоиться и собраться с мыслями, не отвлекаясь на других участников движения, которые только мешали ей.

Сейчас же она смогла успокоить мысли. Почему она сорвалась? Потому что Андрэ её врал? И она бросила его? А если он не врал. Точнее, не так. Он врал, конечно, но врал не по своей воле. Это все из-за недуга. Он болен и ему нужна помощь! А что она? Она просто сбежала. Сбежала и бросила его. Его и Валери! Валери! Она бросила даже собственную дочь! Человека, которого готова была защищать. Человека, за которого боялась. Но эмоции взяли верх, и сейчас она за десятки километров от дома несется неизвестно куда. И здесь уж точно нет помощи. Здесь нет ни врачей, ни полицейских, которые могут вызвать врачей и защитить их с Валери от Андрэ, если тот начнет проявлять агрессию. Так почему она здесь? Почему едет неизвестно куда?

Что с ней? Нет, что с ними. Почему все так? Что с Андрэ? Почему она бросила его и Валери? Это трусость? Страх? Но перед чем? Чем недугом Андрэ? Абсурд! Она первая, кто должен протянуть ему руку помощи! Сказать, что она с ним и подержать его! А она убежала. Струсила. Испугалась. И убежала.

Слезы катились по щекам. Она старалась их вытирать, но перед глазами все плыло. Силуэты встречных машин искажались, теряли очертания. Дорога из прямой линии превращалась в некую атласную ленту, извивающуюся на ветру.

Она услышала пронзительный сигнал, пронесшийся огромной тенью слева от неё. Нет, ей надо успокоиться. Да, безумная гонка от самой себя по городу взбодрила её, она убегала от Андэ, Валери, дома и проблем. Убегала так, как будто они гоняться за ней и норовят поймать. Но сейчас адреналин вышел из крови, и она просто проваливается в бездну истерики.

Сбросив скорость, она выехала на обочину и заглушила двигатель. Разрыдавшись, Шанталь упала на руль. Все. Нервы сдали. Яд догадок отравил её. Она не знает, что происходит. Она убедила себя, что не верит Андрэ. Но она снова сомневалась. А вдруг он прав? Вдруг это цепочка дней сурка? Тогда у них только один день! Один день! А она бездумно тратить время в истерике!

Когда она успела стать такой эгоисткой? Она бросила Андрэ, она бросила Валери и в страхе перед трудностями убежала прочь! Ей надо успокоиться и возвращаться. Потому что дома осталась напуганная до смерти Валери и Андрэ. Андрэ, который заперт в петле или же нет, это не важно. Ему нужна её помощь. Их помощь.

Мимо пронесся серый Mercedes и быстро свернув к обочине, начал сдавать назад, приближаясь к её машине. В нескольких метрах от неё он остановился, и дверь пассажирского сидения рядом с водителем открылась. Оттуда выскочил Андрэ и подбежал к машине. Он оперся о капот и взволновано посмотрел в салон, на растрепанную и заплаканную Шанталь. Облегченно вздохнув, Андрэ подошел к пассажирской двери и, открыв её, спросил:

– Я присяду?

Он приехал. Он погнался за ней и догнал её. Он не псих, который мог просто разрушить все в доме в приступе ярости. Он любит её, любит их.

Шанталь молча кивнула.

 

Читайте продолжение в главе 7.3

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (22.03.2020)
Просмотров: 64 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar