photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

Глава 3.2

Пятница для Шанталь началась тревожно. Что делать она не знала. Вчера Андрэ был болен и, скорее всего, он такой же сегодня. Да, конечно, а каким ему еще быть?! Не мог же он исцелиться после одного разговора с ней. Хотя, вчера он ничего и не говорил ей, пока она сама не спросила. Значит, что? Он болен? Болен, но скрывает свой недуг? Да, конечно, это логично. Вчера он дал слабину, открылся и она готова помочь, готова позвать на помощь, но Андрэ боится. Как и любой другой человек, он боится. Быть может даже не за себя, а за них. Он что, он будет заперт в психиатрической лечебнице, а они будут здесь. Совсем одни, без средств к существованию.

Разумеется, в своих мыслях, Шанталь все утрировала. У них достаточно средств чтобы пережить кризис. В конце концов, она сама имеет образование и сможет пойти работать, если лечение Андрэ затянется. Да и после реабилитации он вряд ли сможет вернуться на прежнюю работу. Что же, деньги не главное. Главное, чтобы Андрэ вернулся к ним здоровым. Здоровым, а не боящимся даже признаться ей, что болен.

Вчера он говорил о какой-то петле времени. Это, конечно, психоз. Шанталь не специалист, но она сама поставила ему диагноз. Это психоз. Разум Андрэ, по какой-то причине, пошатнулся. Возможно, из-за рутины на работе. Ведь он утверждает, что все вокруг повторяется. Что каждый день – копия предыдущего. Он настолько поверил в петлю, что готов был навредить себе. Он даже говорил страшные вещи. Что он убил её. «Я кидался с ножом на тебя! Я даже убил тебя! И если бы это было один раз, Шанталь» – говорил он вчера. И вчера это внушало страх, вызывало неподдельный ужас. Что же сегодня? Сегодня она боялась, но понимала, что помочь ему может только она. Она, его жена. И она поможет. Вот только…

Шанталь сомневалась. Сегодня, глядя на спокойно умывающегося Андрэ в ванной, она сомневалась. А вдруг он здоров? Вдруг вчера был просто срыв? Не психоз, но срыв. Да, это сигнал: что-то с ним не так. Но это не означает, что его надо запирать в психушке. Им просто придется обратиться к специалистам и все. Курс психотерапии, посещение специалиста два раза в неделю, ведения дневника и не более.

Мечты. Даже в такой ситуации, точнее, именно в такой ситуации. Ты надеешься и мечтаешь о лучшем исходе. Да, это уже не только надежда, ведь Шанталь уже представила, как они будут ходить к психиатру на прием. Как их будет принимать женщина лет сорока в строгом деловом костюме и очках с прямой оправой. Как Рита Скитер из романов о Гарри Поттере. Только не разукрашенная как попугай, а больше серая мышь. Шанталь все это представила перед глазами. Их сеансы, Андрэ, идущий на поправку.

Почему когда надо помогать, она витает в облаках? Почему? Вместо того чтобы сделать первый шаг, она занимается не пойми чем! Конечно, можно сказать, что она боится начать разговор и так это и есть. Но ведь это не оправдание. Да, Шанталь старается найти оправдание себе. Вместо того чтобы перебороть страх перед неизвестностью, она создает красивые, но не нужные образы.

Хотя, про неизвестность ложь. Ей известно, что ждет Андрэ. Но она не оставляет надежду, что он не болен. Точнее, он болен, но не настолько, чтобы запирать его в лечебнице. И не важно, что было вчера! Вчера было вчера! Вчера и он, и она были на эмоциях! Она могла неверно истолковать его поведение. Неправильно понять.

Нет, это лишь оправдания. Андрэ надо лечить. И вчерашний вечер лишь подтверждение этому. Почему она это не понимает? Почему?! Ведь все очевидно! Да, она любит его и поэтому должна помочь ему. Помочь! Просто взять телефон, набрать номер и попросить помощи у врачей. Что она может сделать сама? Ничего! Ей не хватит ни сил, ни знаний. Главное, чтобы ей хватило сил решится.

– Завтрак готов? – выйдя из ванной, спросил Андрэ. Все было буднично. Он держал в руках полотенце и протирал подбородок от остатка геля для бритья.

Шанталь снова стала сомневаться, что он болен. Он выглядел здоровым, обычным. Как будто и не было вчерашнего разговора. Как будто, все что было вчера, было каким-то сном. Страшным и ужасным сном. Быть может, так и было. Но почему она так переживает из-за сна? И если так, что было до сна? Этого она не помнила. А значит, все это не сон.

– Еще нет, – улыбнулась Шанталь. Вчерашний вечер выбил её из колеи. Что делать сейчас она не знала. Она снова сомневалась, и от этого становилось страшно. Страшно, что она может ошибаться и отправит в больницу здорового человека. Конечно, там быстро определят, болен он или нет. Но Шанталь боялась реакции Андрэ. Поймет ли он её заботу о нем? Вряд ли. Скорее всего, будет обвинять в безумии саму и частично будет прав. Ведь ни одна здравомыслящая женщина не отправит своего мужа в лечебницу. Здорового мужа, разумеется. Но вот здоров ли Андрэ?

– Хорошо, – улыбнулся Анжрэ, – я сам приготовлю.

Он вернулся в ванную, повесил полотенце и направился на кухню. Шанталь медленно пошла за ним. Андрэ шел на кухню, весело напевая какую-то песню.

Что происходит? Спрашивала у себя Шанталь. Что было вчера? Яд догадок начинал распространяться. Медленно, но распространялся. Она видела контраст. Вчера был шок. Хотя, сначала было озарение. Она поняла, что Андрэ меняется. Точнее, изменился. Потом наступил шок: она поняла, насколько сильно Андрэ изменился. И сегодня наступило негодование и растерянность. Что происходит? Что значат его слова вчера? Неужели вчера было обострение? Неужели она упустила момент? Действовать надо было вчера? Все потеряно или нет? Эти и многие другие вопросы роились в её голове. Как бы она хотела получить ответы хоть на часть из них! Но ответов не было, а вопросы лишь множились.

Тем временем Андрэ достал яйца из холодильника и принялся готовить омлет на завтрак. Шанталь так и осталась стоять в дверях, внимательно глядя на мужа. Она боялась спросить, что же было вчера? Почему он так себя вел? Она боялась ответа. Как и вчера, она боялась ответа. Ведь вчера ответ не понравился ей. Он породил больше вопросов, нежели ответов.

То, что рассудок Андрэ пошатнулся, она и так поняла. Нет никакого дня сурка. Это бред! Но в чем причина? Рутина на работе? Она уже пришла к этому выводу, но, не притянут ли он за уши? Рутина на работе? А у неё что? У самой Шанталь тоже нет разнообразия. Они молчаливо распределили обязанности: он добытчик, она хранительница очага и все. Но очаг не блещет разнообразием. Её дни тоже однообразны, но она в петлю не попадает. Значит причина в ином. Но в чем? Что не так с ним?

Да и она хороша! Она усомнилась в собственном муже! На мгновение представила, что все его слова глупый розыгрыш. Даже не так. Она подумала, что все происходящее – поставленный спектакль, чтобы свести её с ума. Она поверила в их коварный план! План Андрэ и его любовницы! Как такое возможно? Как можно быть настолько эгоистичной? Любовница? Даже если и так, пусть! В конце концов, она не единственная женщина в этом мире, а он красивый мужчина. Но что за бред про план? Нет, нет никакого плана! Как и любовницы. Не такой он человек, чтобы лгать и скрываться. Он любит её и верен ей. Все это чушь! Лишь жалкие проявления её эгоизма.

– Омлет готов, – ставя тарелки на стол, произнес Андрэ. Он снял фартук, оставшись в одних спортивных штанах, которые надел после душа. «В футболке биться неудобно, всегда воротник в гель вымажется» – говорил он. Шанталь любила наблюдать, как он бреется. В этом было что-то завораживающее. Как мужчина выпускает на руку немного геля, растирает его по подбородку и верхней губе, превращая в пену. Как он быстрыми ловкими движениями провидит бритвой по шее вверх к подбородку, убирая пену, за которой скрывается гладкая кожа. Одно время Шанталь хотела подарить Андрэ опасную бритву. Станок это продукт современной промышленности, а вот нож, которым, по сути, является опасная бритва, наследие предков, которые проходили целый ритуал бритья. Она даже изучила, как точится бритва, правиться на ремне, чтобы сохранить заточку. Но Андрэ лишь рассмеялся, услышав об этом. «Станок куда удобней! – ответил он. – Опасная бритва архаизм! Хоть и красивый».

– Разбуди Валери, – произнес Андрэ. – Скоро заедет мадам Боссэ.

Мадам Боссэ была мамой одноклассника Валери. Они жили по соседству, и она каждое утро отвозила детей в школу, так как работала недалеко от неё. Шанталь это устраивало. Валери дружила с её сыном, Артуром. Взрослые же придерживались отношений добрых соседей, не более.

Может Боссэ и есть любовница Андрэ? Такой вопрос появился в голове Шанталь, когда она поднималась на второй этаж. Шанталь попыталась вспомнить её. Блондинка в строгом костюме и очках с угловатой оправой. Любит ярко краситься, что немного сглаживает недостатки внешности: выпирающие передние зубы. Поэтому она редко улыбается. Нет, такая уж точно не годится на роль любовницы для её мужа! Выбрать в альтернативу ей мадам Боссэ? Исключено! Шанталь куда красивее этой Боссэ, так что нет. Она не любовница Андрэ.

Опять. Мысли о любовнице. Вместо того, чтобы поговорить, она думает о любовнице. Есть она, нет её. Мама одноклассника Валери или другая девица. Нет, не Боссэ точно. Сегодня, забирая Валери, она искренне улыбнулась. Нет, на такую женщину Андрэ точно её не променяет! Снова. Этот эгоизм! Андрэ нуждается в помощи! В её помощи! А она… она прост омолчит. Молала она за завтраком, после того, как Валери отправилась в школу. Молчала она и когда Андрэ, улыбаясь, поцеловал её на прощание и отправился на работу.

Шанталь достал телефон, открыла список контактов и нашла номер Андрэ. Она занесла палец над кнопкой вызова и замерла. Звонить? Вести разговор по телефону? Или же бросить все, и побежать за ним, вызвать врачей и… она представила как санитары выволакивают сопротивляющегося Андрэ из офиса. Как его коллеги и просто прохожие снимают это все на телефон, смеются. Нет, она не хочет этого для Андрэ. Уже лучше поговорить. Просто поговорить. Задать простой вопрос. И лучше не по телефону. Такие разговоры надо вести глядя прямо в глаза. В конце концов, это личная тема, тема их семьи, не стоит посвящать в неё даже случайных слушателей, которых на работе предостаточно.

Шанталь положила телефон на стол.

 

* * *

До самого вечера Шанталь сомневалась, стоит заводить разговор с Андрэ или нет. С одной стороны, вчерашний день. Вечер. Таким она его никогда не видела. Он был другим, абсолютно другим человеком. Он говорил страшные вещи и готов был совершить безумные поступки. Он внушал страх. И она боялась. Боялась не его, а за него. Он говорил, он готов был совершить, но не совершил. Он успокоился, она смогла успокоить его. И он уснул.

С другой стороны, сегодняшнее утро. Сегодняшний Андрэ полная противоположность вчерашнему. Веселый, энергичный. Он посеял семя сомнения. А вдруг она ошибается? А вдруг вчера… что вчера? Вчера был больной, требующий помощи Андрэ! Андрэ, который разуверился во всем! «У меня нет завтра» – говорил он. На что она ответила: «Есть!» У него есть завтра! И это завтра наступило. Вот только готова ли она исполнить собственные обещания? «Мы вместе выберемся из этого дня сурка!» Да, она говорила это чтобы успокоить его, но... она обещала. Она обещала, что поможет ему, что сможет. Но может ли она? Может, конечно. Для начала надо сделать лишь первый шаг – нарушить молчание. Вчера она с трудом, преодолевая собственные страхи, смогла это. Но сегодня он изменился, и она снова боится. Что это? Резкая смена настроения у душевнобольного? Искусная ловушка его и любовницы? Или же вчера произошла страшная и нелепая ошибка? Догадки, чей яд все еще отравлял её.

И все же она решилась, после ужина, когда Андрэ уже сорился уйти с кухни, она остановила его.

– Что это было вчера? – спросила она. Она нервничала, сердце бешено колотилось. Ей многого стоило сохранить видимость спокойствия, унять дрожь.

– А что было вчера? – удивленно спросил Андрэ.

«Он не помнит? Но как?» – недоумевала Шанталь.

– Ты не помнишь, что было вчера? – спросила она.

«Нет» – хотел ответить он. Андрэ не помнил даже когда это вчера было. Он уже давно живет в этой пятнице и, как это ни прискорбно звучит, приспособился. Удивление, не понимание, страх и отчаянье давно прошли. Осталось лишь принять ситуацию. Он в петле и, скорее всего, навсегда.

Тогда что ему делать? Жить. Жить как и прежде. Конечно, нервы порой сдавали, он кричал на Шанталь. А вы бы не кричали. Видя перед собой запрограммированного робота, куклу, что говорит одни и те же фразы, одни и те же эмоции. Вот и Андрэ не выдерживал. Но это проходило быстро. На следующее, если так можно сказать, утро он снова видел любящую его жену. И тогда он корил себя за этот поступок. Даже здесь, в запертой петле, в этом дне сурка она остается его Шанталь. Маленькой девочкой из той палаты, что полюбила наглеца, который бесцеремонно ворвался к ней. И плодом их любви стала Валери. Валери, маленький комочек счастья, который любит их.

Тогда она говорил, что взял выходной на работе, и они устраивали праздник. Когда для всей семьи, когда исключительно для двоих себя. Он это было редко. Зачастую все проходило как сегодня: завтрак, работа, ужин и тихий вечер. Почти, как сегодня. Ведь ни одна из предыдущих Шанталь не задавала вопрос: «Что было вчера?»

– Помню, конечно, – произнес он, подходя к Шанталь.

– Тогда что это было? – глядя ему в глаза, спросила Шанталь. – Ты говорил о дне сурка, что все вокруг повторяется. Ты готов был навредить себе, Андрэ! Ты хотел засунуть руку в камин! Прямо в пламя!

«Он решился!» – про себя произнес Андрэ. Лон был удивлен, что вчерашний он смог открыться. Да, вчерашний, ведь, как полагал Андрэ, петля не одна. Петель много, в каждом дне. Это было его теорией, над которой он долгое время ломал голову. Что произошло? Почему? Как? На вопрос «почему» он так ответа и не нашел, даже теорий внятных не было, а вот на прочие вопросы, как ему казалось, ответы он смог найти.

Андрэ полагал, что существует множество реальностей. Он пришел к этому выводу, прожив один и тот же день тысячи раз. У многих этих дней, повторов, были разные финалы. Они были и счастливы с Шанталь, и скандалили до развода. Разумеется, он не считал их пустыми куклами, все это были живые люди, но из разных реальностей. В одной реальности они счастливы, в другой его действия привели к их разводу. Ну, или сильному кризису в отношениях. Поэтому он избрал миролюбивую тактику и просто жил в пределах этой пятницы.

Еще один вывод, к которому пришел Андрээ, что петель несколько. От двух или трех, до самой бесконечности. Возможно, вся его жизнь состоит из петлей времени. От самого рождения и до самой смерти. И то, что один из Андрэ, уставший от петлей, сказал об этом Шанталь, радовало его. Даже больше, его радовало, что вчерашняя Шанталь, которая сейчас с ним, поверила ему. Во всяком случае, она не сочла его психом и решила разобраться сегодня.

Это подтверждало обе его теории. И то, что петля не одна, и то, что Шанталь не кукла, а живая, живущая дальше, женщина. Это его и радовало и печалило одновременно. Он понимал, что перед ним союзник, но если петель много, то каково ей с ним? С ним, разным каждый день? Вчера он готов был навредить себе и, быть может, ей и Валери.

Андрэ разрывался. С одной стороны, он хотел, чтобы она помогла ему, но с другой, кто знает, как отреагирует завтрашний Андрэ на весть, о том, что Шанталь все знает. Что он сделает? Поверит ей или же сорвется, как готов был сорваться вчерашний он.

– Прости, – обнимая жену, произнес Андрэ, – я вчера напугал тебя.

Шанталь дрожала. Она старалась сохранить спокойствие, но в руках Андрэ она сдалась. Его теплые объятия действовали успокаивающе, но первый делом они сломили её железный стержень и она дала волю эмоциям, которые ,правда ,начинали стихать. Но он понял, в каком она состоянии. И это состояние его не радовало .Она была на пределе. Нет, она не должна страдать от него. Вчерашний он сделал правильную попытку, он открылся, но он был в крайне тяжелом состоянии, и это повлияло на Шанталь.

– Я устал, – врал он ей, – и вчера я был на пределе, понимаешь.

– Но почему? – спросила она, прижимаясь к нему. В его объятья она смогла расслабиться.

– Проблемный контракт на работе, – продолжил лгать он. Ему было тяжело это делать, но иного выхода нет. Это ложь во благо. Её и Валери.

– Настолько, что ты… – чуть отстранившись, начала она, но он не дал ей закончит, прижав свои губы к её.

– Прости, – после поцелуя произнес он. – Я напугал тебя, я психанул и нес бред от усталости и груза ответственности. Я должен был все оставить там, в офисе, но принес сюда. Этого нельзя делать. Прости, что напугал тебя, прости меня милая.

Он продолжил целовать её, стараясь успокоить и заставить забыть о вчерашнем дне.

В его руках она таяла. Это лишь нервы. Он устал. Ему нужен отпуск, отдых. Да, они поедут, отдохнут, как только он заключит этот проблемный контракт.

Главное, что он здоров. Главное, что он любит их. А остальное неважно, не значительно.

 

Читайте продолжение в главе 4.2

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (16.02.2020)
Просмотров: 108 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar