photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать

Глава 9.1

– Это ничего не даст! – крикнул Андрэ.

– Да поверь же ты в меня! – в ответ закричала Шанталь.

– Ты сама в себя не веришь, – воскликнул Андрэ. – Сомнения? Ты серьезно? Я никогда не сомневался в своем выборе! Я люблю тебя! Я люблю Валери!

Вчера все пошло не так. Они примчались домой, Валери уже уснула, температура спала, но вот беда, свекровь Шанталь вызвали на работу. Как ни крути, а она востребованный ветеринар. Они снова остались втроем, дома. Ничего не изменилось. Почти. Шанталь уснула в комнате Валери, свернувшись в кресле. На небольшом диванчике лежал Андрэ. Но когда она проснулась, его там не было. Она нашла его в спальне. Перешел он туда сам или неведомой силой телепортировался, она не знала. Верить в высшую силу она не хотела. Так как бороться с ней она не сможет.

Потрогав Андрэ по плечу, она разбудила его и первым вопрос, который он ей задал, был:

– Как себя чувствует Валери?

Шанталь уже обрадовалась, что петля разорвана. Она бросилась обнимать мужа, говоря, как она рада, что петли больше нет, что это все в прошлом. И для него и для неё. Но следующий вопрос Андрэ разрушил все иллюзии.

– Ты знаешь о петле? – удивлено спросил он.

Как оказалось, его петля всегда начинается с болезни Валери. Всегда. Значит, Валери должна была заболеть? Это было предписано судьбой? Еще вчера Шанталь думала, что причиной простуды Валери является она, её действия, её не внимательность к девочке в последнее время. Красиво говорить мужу, что она и Валери любят его. Что страдает не только она, но и их дочь, а самой просто забыть о ней. Валери превратилась для неё в причину вернуть Андрэ, упрекнуть его в не решительности, но она перестала быть дочерью. Перестала быть самым дорогим для неё человеком. Она могла пережить потерю Андрэ, он потерять Валери она не могла. Даже признания собственного безумия она боялась больше из-за дочери. Хотя, это можно назвать и эгоизмом. В тот момент Шанталь не задумывалась об этом. Она искренне хотела помочь своему мужу. У неё был идеальный и простой в своей гениальности план: увезти Андрэ в другой город и устроить романтический вечер. И этот план она начала воплощать с самого утра, но под конец все пошло не так. Простуда Валери, работа свекрови. И вот сейчас, они снова у этой скалы, похожей на тролля.

– Тогда что? – спрашивала его Шанталь. – Ответь мне?!

– Я не знаю, – ответил Андрэ. – Ты требуешь от меня многого. Я не знаю, что тебе ответить.

– Четверг, пятница, суббота, воскресенье, понедельник, вторник, – перечисляла Шанталь, – и вот среда! Завтра будет четверг. Второй четверг. В понедельник я спросила тебя: «Как мне тебя называть?». Вчера я попросила тебя: «Возьми на работе отпуск!». Что мне говорить тебе сегодня? Я все перепробовала. Пойми, у нас всего один день! Один! Я устала рассказывать все каждому тебе! И я устала слышать, что ты не знаешь! Не я это сотворила! Да, черт подери, я до сих пор сомневаюсь! Я сомневаюсь в твоей петле!

Шанталь сдавала. Снова. Как тогда, в воскресенье. Но тогда её в чувство привила звонка пощечина от Андрэ. Сможет ли он сегодня помочь ей? Ведь помощь здесь нужна ему. Хотя, помощь им нужна обоим. И ему, попавшему в петлю, и ей, теряющей от всего этого самообладание.

– Но я ничем не могу тебе помочь, – пожал плечами Андрэ. – Я не знаю, что мне сделать, чтобы все изменилось, – он поднял голову и посмотрел на небо. На нем не было ни единого облака. Чистое сентябрьское небо.

– Скажи хоть ты! – крикнул он небу. – Что нам делать?! Я уже устал спрашивать тебя! Каждый день, когда это началось, я обращался к тебе! Но ты молчал. Тебе нет дела до меня! Но сейчас страдаю не только я!

– Андрэ, – тихо произнесла Шанталь, глядя на своего мужа. Он дошел до края. Он обращается к богу. Как будто богу есть дело до них. Шанталь уже сомневалась даже в его существовании. Сомнения. Они довели их до сегодняшней ситуации. Сомневался Андрэ, сомневается Шанатль. Она сомневается в его психическом здоровье, в своем. Она сомневается в боге. Хотя, не являются ли призывы к богу признаком отчаянья? Хоть они и венчаны, веры в бога в них не так много. Она даже не могла вспомнить, когда они последний раз были в церкви. Да и венчание было лишь красивым обрядом, ярким воспоминанием, которому они будут придаваться в старости. Вот только наступит ли та старость.

Удивительно, но Шанталь не молилась ни разу. Прошла почти неделя, но она так и не смогла обратиться с молитвой к богу. Значит, она не верит в него? Хотя, ситуация с Андрэ любую другую женщину только подтолкнула бы к вере. Или религии. Но Шанталь упорно боролась сама, своими силами, которых, по сути, то и не было. Что она может против неведомой напасти? Мало. Мало, не ничего. У них, да, именно у них, есть маленький, крошечный шанс на победу. Вероятность стремиться к нулю, но не ноль.

– Молчишь?! – крикнул Андрэ. – Ты снова молчишь! Тебе все равно на меня, я понимаю! Хорошо! Пусть я буду заперт в персональном аду! Каждодневный ад! Но почему она? – он указал на Шанталь, так и не отведя взгляда от небес. – Что тебе сделала Шанталь?! Освободи её! Оставь мне сегодня, но завтра, прошу тебя, дай ей свободу!

Небеса молчали. Андрэ так и не получил ответ на свой вопрос. Да и было ли кому отвечать?

– Андрэ, – подходя к мужу, произнесла Шанталь, – успокойся, – она обняла его, – ты думаешь там, – кивнула она на небеса, – есть дело до нас?

– Я устал от всего этого, Шанталь, – погладил он её по голове, – но что я, я заперт в этом дне и все. А ты? Я никогда не задумывался о тебе. Я думал, что может быть, петля не одна, и каждый из меня заперт в своем аду. Я думал только о себе, но сегодня, когда ты сказала про петлю, я наконец-то задумался о тебе. Я привык видеть твое взволнованное лицо каждое утро, и вопрос о самочувствии Валери был дежурным. Я знаю, что с ней ничего не случится. Я знаю, что с тобой все будет хорошо.

– Прошлые ты признавались в таких грехах, – отстраняясь от него, произнесла Шанталь, – что волосы дыбом становятся.

– Прошлые я, – задумчиво произнес Андрэ. Он понимал, о чем говорит Шанталь. Даже он сам порой был готов сорваться и придушить Шанталь или разнести в кровавые щепки её голову. Однообразие. Одно и тоже каждый день! Это утомляло, но он, на удивление, держался. Он твердил себе, что это его жена. Как он может навредить ей? Ведь он её любит! И она его любит. Но делает она все потому, что история уже написана. Судьба есть, и мы просто идем вперед выполняя заведомо написанный сценарий. А он сбой в этой системе. И он будет сбоить. Его и вывели из матрицы, замкнув цикл. Точнее, циклы. По сути, дав ему бессмертие. И Шанталь бессмертна. И Валери. Да и весь мир вокруг. Все бессмертно! Или просто существует лишь двадцать четыре часа, после возрождается, как феникс, из пепла мироздания. Возможно, мир так и существует. Лишь двадцать четыре часа, а потом сгорает. Сгорает и возрождается. Хотя нет, это глупая теория мироздания. Даже если бы все было и так, то мы бы жили лишь жалкие двадцать четыре часа, но мы живем больше.

– Поехали домой, – произнес Андре, отгоняя дурные мысли.

– Поехали, – улыбнулась Шанталь, протянув к нему руки.

– И еще, – поглаживая её ладони, произнес он, – прекрати.

– Что прекратить? – недоуменно переспросила Шанталь.

– Все это, – произнес он, – все попытки помочь мне. Просто живи. Или уйди от меня. Да, уйди.

– Что ты несешь? – спросила Шанталь.

– Возьми Валери и уйди, – продолжил Андрэ, не обращая внимания на её вопрос. – Езжайте куда угодно. Хоть в Париж. Главное, подальше от меня.

– Ты в своем уме?! – воскликнула Шанталь.

– Да, абсолютно, – кивнул Андрэ.

– То есть, ты предлагаешь мне бросить все? – спросила она. – Просто взять и бросить? Оставить тебя одного с... этим?!

– Да, – кивнула Андрэ.

– Ты с ума сошел! – воскликнула Шанталь.

– Нет же, послушай меня! – Андрэ резко схватил её за плечи, заставляя замолчать. Шанталь испугалась от такой реакции Андрэ.

– Я опасен, понимаешь? Опасен! – кричал он.

– Да, я вижу, – тихо произнесла она. Андрэ понял, что ведет себя не лучшим образом. Да, Шанталь и Валери будет безопасней вдали от него. Но смогут ли они так жить? Валери еще маленькая и ничего не понимает. Она просто потеряет папу. Ей будет больно, она не будет ничего понимать, но Шанталь ей объяснит. Если сможет, конечно. Ведь ей будет больно. Она поверила в этот бред! Поверила в петлю времени! Другие Андрэ решились и сказали! Они смогли сказать и она им поверила! А он боялся. Боялся даже заикнуться о петле. Ведь это же полнейший бред! Он боялся, что она ему не поверит. Да и что она сможет сделать? Но один он, из множества петлей, смог поверить в неё, в Шанталь. И довериться ей.

Это эгоизм так думать. Конечно, его слова были продиктованы благими побуждениями, заботой о них, но он не подумал, сколько боли это принесет им. Он просто решил уйти. Точнее, выгнать Шанталь. Пусть уходит. Это самое простое и эгоистичное решение. Оставить все так, пустить на самотек. Надеяться, что другие Андрэ не смогут найти её. Найти и воплотить в жизнь самый страшный сценарий. Он и сам не уверен, что сможет себя сдерживать. Ведь это не просто желание! Нет, он даже представлял порой, как разбивает этой кукле, в которую превратилась Шанталь в его петлях, голову. Все это выглядело как в замедленной съемке. Его нервы начинали сдавать, и он видел эту картину перед глазами. Медленно, плавно бейсбольная бита опускается на её макушку. По инерции, голова начинает опускаться, как бы вдавливаясь в шею. Лицо куклы искажается. Сначала она улыбалась, когда Андре подходил к ней. Затем, когда видела замах битой, на её лице читался страх. И в момент удара она зажмуривала глаза, а рот искривлялся в гримасе ужаса. От удара макушка раскалывалась, и сквозь волосы летели брызги крови и мозгов. Потеряв сознание от шока, а может уже и отдав душу богу, кукла падала на пол. Но он не успокаивался, он яростно кричал и продолжал молотить тело куклы, превращая его в кровавую массу. И когда перед ним уже была не Шанталь, а просто кусок кровоточащего мяса, он успокаивался, бросал биту и медленно опускался рядом.

Представив это, ярость отходила, а он стыдился своих мыслей. Стыдился и боялся. Вдруг, он не сможет сдержаться. Вдруг, он убьет. И не просто убьет, а жестоко расправится с ней.

– Прости, – сделав шаг вперед и обняв Шанталь, произнес Андрэ. – Прости.

– Поехали домой, – тихо произнесла Шанталь.

 

* * *

Ночь для Шанталь прошла тяжело. Валери уже не температурила, и свекровь смогла посидеть с ней днем. Хотя, она была удивлена столь резкому отпуску Андрэ и их с Шанталь поездками за города, когда Валери болеет. Объяснять что-либо ей Шанталь не хотела. Нет, отношения у них были хорошими, свекровь часто их навещала. Даже слишком часто, как считал Андрэ. Но это их проблема. Так считала Шанталь. Чем поможет свекровь? Правильно, ничем. Только будет пытаться проявить заботу о сыне самыми радикальными методами. А отправлять Андрэ в психушку Шанталь не хотела.

Заснуть ей так и не удалось. Навестив спящую минным сном Валери, Шанталь вернулась в спальню, но Андрэ уже проснулся.

– Как себя чувствует Валери? – спросил он.

– Ты это спрашивал вчера, – устало ответила Шанталь. – В этой петле придумай что-нибудь оригинальней.

Услышав её слова, она присел на кровати и удивленно посмотрел на неё:

– Ты тоже знаешь о петле? – спросил он.

– Да, конечно, знаю! – ответила Шанталь, ложась на кровать. Усталость накатывала волной, но уснуть она не могла. – Прошла неделя, как ты мне сказал об этом, – она посмотрела на дату на телефоне и показала его Андрэ. «Четверг» – гласила надпись на экране. Андрэ зажмурил глаза и потряс головой, не веря увиденному.

– Что? – недоуменно спросила Шанталь. Она присела рядом. Андрэ протянул руку и взял её телефон.

– Это не ошибка? – спросил он. – Сегодня четверг?

– Да, – неуверенно кивнула Шанталь. Такая реакция Андрэ ошарашила её. Либо что-то произошло, либо… неужели удалось?

– То есть, среда была вчера? – продолжил спрашивать он.

– Ну да, – ответила Шанталь. – ты хочешь сказать…

Он приложил палец к её губам и тихо произнес.

– Тссс, не спугни, - он был взволнован, как будто их удача – это маленький пугливый зверек, который может убежать прочь от малейшего шороха. - Я был заперт в среде. Понимаешь, в среде. Среда.

– Я понимаю, – произнесла она, когда он убрал палец от её губ. – У нас получилось? – неуверенно спросила она. Она не могла в это поверить. Ведь, они ничего не сделали. Точнее, сделали, но она не знала, что именно. Значит, теория была верна? Все потому, что он сожалел? Как же это глупо! Не может простое сожаление быть причиной попадания в петлю времени. Это абсурд! Все люди о чем-то сожалеют. Неужели, если сожалеть сильно, всей душой, то… небеса, что ли, накажут тебя? Нет, это чушь! Надо отринуть эмоции и все трезво оценить.

– Получается так, – произнес Андрэ, сам не в силах поверить, что все удалось, что петли больше нет. Гребаный день сурка остался позади! Он стал вчерашним днем. Вчерашним. Как давно был последний вчерашний день. Именно вчерашний, а не копия сегодняшнего.

– Но как? – удивленно спросила Шанталь. – Сегодня же четверг?

– Да, да, сегодня четверг! – произнес Андрэ. – Вчера мы ездили к скале, помнишь? Я просил… – он начал меняться в лице, осознав, что его просьба была услышана. – Я просил небеса дать тебе свободу.

– Да, ты кричал, – она призадумалась, – «Оставь мне сегодня, но завтра, прошу тебя, дай ей свободу!» Андрэ, ты хоть понимаешь, что ты сделал?

– Я вышел из петли! – радостно воскликнул Андрэ. – Я вышел из петли!

– Нет, – тихо произнесла Шанталь.

– Я вышел из петли! – Андрэ как ребенок подскочил на кровати и стал прыгать. Его радости не было предела. Все осталось позади. Все! Больше не будет кукол, только живые. У него больше никогда не появится желания убить Шанталь, потому что она говорит и делает одно и тоже. Она помогла ему выйти из петли! И не только ему, а всем Андрэ из всех петель, чтобы были до и после этой!

– Андрэ, ты хоть понимаешь, что произошло?! Ты помнишь, что ты просил у небес?! – воскликнула Шанталь, стараясь прервать этот карнавал веселия своего мужа.

– О чем ты? – удивлено спросил Андрэ, остановившись.

– Ты сказал «оставь мне сегодня, но завтра, прошу тебя, дай ей свободу». Оставь мне сегодня, – повторила Шанталь.

– И что? – недоумевая, улыбнулся он.

– Вчерашний ты остался заложником петли, чтобы спасти тебя, – произнесла Шанталь. Улыбка медленно сошла с лица Андрэ.

– Нет, – покачал головой он, - такого быть не может. Петля разорвалась, все. Нет больше петель, ни в прошлом, ни в будущем.

– Тогда объясни, почему петля разорвалась? – спросила Шанталь. Он подошел и сел на кровать.

– Не знаю, – пожал он плечами после не продолжительного молчания. – Я думаю… не знаю.

– Вчерашний ты пожертвовал собой ради того, чтобы ты был свободен, понимаешь?

– Нет, – покачал головой Андрэ.

– Да что «нет»?! – не выдержала Шанталь. – Что «нет», Андрэ?! Все так и есть! Он же сам сказал…

– Я помню, что я сказал! – перебил её Андрэ. – Я сказал: «Оставь мне сегодня, но завтра, прошу тебя, дай ей свободу!» Так?

- Да! – кивнула Шанталь.

– Так вот, милая моя, он пожертвовал собой не ради меня, то есть, не ради себя, а ради тебя, – произнес Андрэ. – И если на то пошло, то это был я. Не какой-то там Андрэ из вчера, позавчера или прошлого четверга, а я! Я! И если я, часть меня, мое второе я, осталось там, - он махнул в сторону окна, какбы показывая на восток, за которым оставляйся вчерашний день, - то это было полностью мое решение. Мое!

Он ткнул пальцем себе в грудь. Шанталь медленно поднялась и обняла его. Это звучит странно, но вчерашний Андрэ, если это вообще применимо в их ситуации, действительно пожертвовал собой не ради себя, а ради неё. Он остался запертым в петле, чтобы она больше не страдала, чтобы петли больше не было. Но вот вопрос: а была ли петля вообще?

 

КОНЕЦ…?

 

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (22.12.2019)
Просмотров: 124 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar