photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

Глава 7.1

Шанталь гнала машину вперед.

– А если ничего не получиться? – осторожно спросил Андрэ.

– Мы попробуем снова, – серьезно ответила она.

Вчера ничего не удалось. Они прокатились по дорогим им местам, но петля не разорвалась. Шанталь считала, что это из-за того, что Андрэ продолжал сожалеть и считал, что все бесполезно. Абсурд! Ничего не бесполезно! Надо только приложить больше усилий.

И сегодня, поняв, что петля существует, она просто все рассказала Андрэ. Ничего не боясь. Бояться нет смысла. Все просто: все в её руках! Она должна была отринуть все страхи и домыслы еще в четверг, но она испугалась. За Валери, за себя. За себя даже больше. Ведь она боялась не только психического срыва Андрэ, но еще и потенциальной измены. По сути, мифическая любовница внушала ей больше страха, чем вероятность погибнуть от рук Андрэ. Конечно, ведь это бы разбило ей сердце. Андрэ в любом случае остался бы отцом Валери, а вот то, что он мог жестоко обойтись с самой Шанталь, пугало её. Потерять не только мужа, но и дочь, и рассудок.

Эгоистично? Разумеется! Все мы эгоисты, и Шанталь не исключение. Хоть ей и было стыдно за эти мысли, но в глубине души она была эгоисткой. Это она понимала, но что она могла с собой сделать? Правильно, взять себя в руки.

Хотя, семя сомнения все еще прорастало в её душе. Медленно, упорно прорастало. А вдруг он лжет? Вдруг его вчерашние слова лишь уловка, чтобы окончательно свести её с ума? Вдруг любовница не вымысел? Яд снова отравлял. А для сомнения он лучшее удобрения. Но сидеть и ждать, что ему надоест играть с ней, и все открыто скажет, Шанталь не могла. Уж лучше играть по его правилам. Его ли?

Нет, это все чушь! Они полжизни вместе! Она должна ему верить! Поэтому сейчас она не сидит дома и отравляет себя догадками, а уверено мчит вперед. Вперед, к неизвестной судьбе. Пусть она будет наивной дуррой в его глазах. Пусть она безвольно будет следовать этому чудовищному плану. Она это делает из любви к нему.

Андрэ был удивлен осведомленностью Шанталь и её уверенностью в этом предприятии. Он даже подумал, что петля разорвалась и все, что говорит Шанталь лишь отголосок вчерашнего дня, когда он твердил ей все время о петле, а она считала его сумасшедшим. Но когда она сказала, что сегодня все еще понедельник, он понял, что нет, петля не разорвана. Но он уже не один, она поможет, приложит все усилия. И оказалось, что все куда лучше! У неё есть план, она знает, что и как делать! Это воодушевило его. Вот только…

Машина сбавила скорость и повернула к большому белому зданию. Проехав небольшую аллею с высокими тополями, Шанталь остановила автомобиль чуть в стороне от входа.

– Это... – недоуменно произнес Андрэ, посмотрев в окно.

– Прошло шестнадцать лет, – произнесла Шанталь, продолжая держать руль. – Ты пришел навестить Жерара, но спутал палаты и зашел ко мне.

Андрэ улыбаясь, откинулся на спинку кресла.

– Помню, – с теплом в голосе произнес он. – Ты тогда еще говорить не могла.

– Тонзиллит, – отпустив руль, улыбнулась Шанталь.

– Вчера вы тоже начали с больницы? – спросил Андрэ.

– Нет, – покачала головой Шанталь. – Вчера мы поехали к церкви Сен-Жермен . Помнишь, ты мне сделал там предложение?

– Такое забудешь, – засмеялся Андрэ.

– Да, ты был пьян! – кивнула Шанталь.

– Если бы только это, милая, если бы только, – покачал головой Андрэ.

– В смысле? – недоуменно спросила она, повернувшись к мужу. – То есть, есть что-то еще, кроме того, что ты не смог устоять на одном колене и стал на оба?

Она еще хотела вспомнить, что Андрэ шатался и икал постоянно. И что он в наглую поставил недопитую бутылку прямо на брусчатку, но она все же упала и из неё начало выливаться вино. И что признание, которое Андрэ произносил заплетающимся языком, сопровождалось не только удивленными и недовольными возгласами толпы и деликатным фразами полицейского: «Месье, вы не могли бы подняться? Месье, с вами все в порядке?»

Обычная прогулка завершилась... фарсом. Во всяком случае, так тогда посчитала Шанталь. Они гуляли в парке, потом он оставил её посидеть на скамейке, сказав, что у него припасен сюрприз. Сюрпризом оказалась бутылка вина. Потом была еще одна, и еще одна. Вот именно с третьей бутылкой они, не ровной походкой, смеясь абсолютно со всего вокруг, вышли к церкви Сен-Жермен. Был вечер, сумерки, солнце уже клонилось к закату, но фонари еще не были включены. Поэтому многие прохожие даже и не обратили внимания, что веселый парень несет в руках бутылку вина, вульгарно прикладываясь к ней у всех на глазах. Ну, или сделали вид, что не обратили, деликатно отвернувшись в сторону.

– Я тогда чуть не описался, – честно признался Андрэ.

– Так испугался полицейского? – усмехнулась Шанатль.

– Нет, – покачал головой Андрэ, – перепил вина. Я тебя из парка потянул, чтобы найти туалет, но в сумерках мы вышли к церкви, и я решился. Вообще, я вино-то купил как раз потому, что сильно нервничал. И вообще, хотел предложение в парке делать, но мы выпили, потом я еще купил… в общем, мне приспичило, и я повел тебя из парка. А когда вышли к церкви, я подумал: «Предложение у стен церкви в лучах заходящего солнца, что может быть лучше?!» и я решился. Правда, чуть не намочив штаны.

Шанталь не верила своим ушам! Прекрасный и романтический вечер, красивое, почти красивое предложение руки и сердца – чистая случайность из-за переполненного мочевого пузыря? Конечно, тогда для неё все выглядело ужасно! К тому же тот полицейский, но потом, вспоминая тот вечер, она поняла, что это был один из лучших моментов в её жизни. По сути, таких моментов было два: предложение руки и сердца, и рождение Валери.

Но сейчас она не смогла сдержаться. Проходящие мимо медсестры с удивление смотрела на заливающуюся смехом женщину за рулем автомобиля.

– А ты в парке под дерево не мог сходить! – с трудом спросила она.

– Я… не… – недоуменно начала Андрэ, но смех Шанталь был заразителен. – Действительно! – воскликнул он и тоже залился смехом.

– А что было дальше? – успокоившись, спросил Андрэ.

– Дальше?! – возмущенно спросила Шанталь. – О, боже, я даже боюсь представить, что ты скажешь про церковь Святого Спасителя !

– Место, где мы венчались, – произнес Андрэ.

– И все? – удивлено спросила Шанталь. – Только венчались?

– А что не так?! – в свою очередь, удивился Андрэ. – Я же уже сказал тебе, я нервничал!

– А на венчании ты не нервничал? – спросила Шанталь.

– Нервничал, – признался Андрэ. – но хватило ума не напиваться. Это был важный день в нашей жизни.

– Важный… – задумчиво проворила она. Андрэ изменился. В нем не было того уныния и меланхолии как вчера. «Понедельник» верил в неё по настоящему, без скептицизма и отрешенности. Он, как и другие, устал от петли, но он готов менять все. Не на словах, а в реальности, действовать. Конечно, в нем было сомнение. И она сомневалась. Верный ли путь они избрали? Это ли является первопричиной? Получится ли? Сможет ли Андрэ перестать сомневаться в правильности своего пути? Или в чем он там сомневается? А, нет, не сомневается, а сожалеет. Сожалеет, что потерял свободу. И вот она должна доказать, что это не так. Свобода? Обязательства?

Сомнения и сожаления. Вот к чему они пришли. Или все началось с сожалений? Нет, сначала были сомнения. Сомнения в правильности пути. Полжизни вместе после встречи в той палате. Дружба, увлечение, любовь, первый сексуальный опыт, свадьба, долгожданная дочь. Все хорошо и прекрасно, но в глубине души Андрэ сомневался, верно ли он поступает? И в нем росла уверенность, что нет, все он делает не верно. Ну, может не все, но все равно, эта уверенность в нем была. Иначе бы не зародились сожаления. Потому что сожалеют только о том, что упустили. А если ты уверен, что не могло быть иначе, только выбранный тобой путь, ты никогда не будешь сожалеть. Значит, он был полностью уверен, что все могло быть иначе. Но как иначе? Ведь он не отрицает, что любит Шанталь и Валери.

Тогда о чем он, черт возьми, сожалеет?! О призрачной свободе? О самом слове «свобода»? Если ни Шанталь, ни Валери не являются проблемой, и он не хочет их терять. Шанталь запуталась. Ей все больше казалось, что все их действия глупы и бессмысленны. Что это ни к чему не приведет. Что пора возвращаться домой и снова искать первопричину. Вот только, все ли они сделали сейчас? Если осталось совсем немного, один шаг до разрыва петли, и она свернет... Шанталь не знала, что будет. Будет ли она жалеть всю жизнь? Нет, ведь она так и не узнает, верным ли был этот путь. Она лишь вцепилась в слова вчерашнего Андрэ. Возможно, все это ошибка, но ведь и сегодняшний Андрэ признался, что его посещали подобные мысли. Вот только он не придавал им большого значения. А какое значение им придавал «четверг»? И те, кто был до него? Ведь ни она, ни, тем более, он не знали, когда это началось. Как он сказал? Коллективный разум. Значит, отправная точка может быть, кто знает когда. Месяц назад начались петли? Два, три? А быть может год? Тогда что она сможет сделать в эти дни? Возможно, их поиск растянутся на года и десятилетия. Она так и состарится, пытаясь помочь Андрэ. Или же потакая его безумию!

Она повернулась и посмотрела на Андрэ. Он рассматривала окна больницы. Место их знакомства. Интересно, какие чувства оно вызывало в нем сейчас? Приезжал ли он сюда хоть раз за все время, проведенное в ловушке? Вряд ли. Он был заперт и первое время искал выход. Сначала недоумевал и удивлялся, потом свыкся с петлей, а когда понял, что все бесполезно, забросил попытки спастись. Или же все-таки он придавался воспоминаниям? Времени на ностальгию у него было предостаточно! Но если бы все было так, то он точно бы сказал об этом сегодня. Но нет, он был удивлен местом их путешествия.

Главное, чтобы все усилия не были напрасны. Каждый день, каждую петлю они так не смогут. Как это ни печально, но Андрэ обеспечивает их жизнь, и если они каждый день будут искать выход из петли, у них просто закончатся деньги. Ведь это для него замкнутая петля, а для неё и Валери время идет как обычно. И чтобы банально не пойти по миру, им надо как можно быстрее разорвать эту петлю.

– Как теперь тебя называть? – заведя двигатель, спросила Шанталь, нарушив тишину.

– В смысле? – удивился Андрэ.

– Каждый день ты новый для меня человек, – произнесла Шанталь, медленно тронувшись с места. – Безумный четверг, спокойная пятница, агрессивная суббота, покладистое воскресенье.

– А какой я сегодня? – спросил он.

– Сегодня ты веселый, – ответила Шанталь. – Так как тебя называть? Ты уже четвертый. Я называла тебя по дням, а как дальше? Второй четверг? Или все же дать тебе номера?

– Ты думаешь, что все настолько затянется? – спросил Андрэ.

– Что все, Андрэ? – в ответ спросила она. – Ты, может, уже целые года сидишь в этой петле, а сейчас есть шанс выйти из неё. Да, я не говорю, что это получится сегодня, но мы пытаемся. Стараемся.

Она замолчала и попыталась сосредоточиться на дороге. Куда они ехали, Шанталь не знала, просто вела машину вперед. Мысли начинали путаться.

 – Не думаю, что номера, это хорошая идея, – ответил он. – Даже животным их не дают.

– Твои идеи? – спросила Шанталь.

– Куда мы едем? – указав на дорогу, поинтересовался Андрэ.

– Не важно, – ответила Шанталь, – я спрошу еще раз: твои идеи?

– Не знаю, – пожал плечами Андрэ. – давай надеяться на лучшее!

Он улыбнулся, повернувшись к Шанталь.

– Лучшее? – спросила она. – Знаешь, я каждый день, вот каждый день пытаюсь придушить в себе мысль, что это глупый розыгрыш. Понимаешь?

– Да, – кивнул Андрэ. Шанталь, как он, устала от петли, он понимал это и сейчас, когда он понял, что она его единственный союзник и помощник, старался помочь, приложив как можно больше сил. Но получалось ли, он не знал. Со стороны это выглядело странно. Два человека пытаются найти выход из безвыходной ситуации, а на все про все у них двадцать четыре часа. Даже меньше, ведь она сказала ему о петле не сразу, как только часы пробили полночь, а только утром, когда он проснулся.

– Нет, не понимаешь! – воскликнула Шанталь. Она начинала заводиться. О чем с ним говорить? Как убедить его в том, что его сожаления ничего не значат? Она не знала. Руки начинали опускаться. Все казалось странным и непонятным. Они столкнулись, если столкнулись, с силой, которая им не подвластна. И здесь не получится попросить помощи, иначе их обоих сочтут психами. Тогда, что делать? У них есть лишь она догадка и та может быть неверной. Как им выпутываться из этой ситуации? И есть ли ситуация?

– Ты думаешь, я в это поверил сразу? – произнес Андрэ. – Да ничего подобного!

Яд догадок снова захлестнул Шанталь. Её муж сидел рядом и рассказывал, как ему тяжело было принять петлю времени, а она лишь думала, врет он, или говорит правду? Да, она дала себе слово, что будет верить ему, но легко ли это? Нет, нет, нет! Она должна верить ему! Если не она, то кто сможет понять и помочь? Опять эти вопросы лезут в голову. Почему она в нем сомневается? Ведь он уже сказал ей, что нет никакой любовницы, так зачем ему обманывать её? Зачем? Нет, он говорит правду. Да, она фантастична, но это правда.

– Я снова начинаю сомневаться в тебе, – произнесла Шанатль. Андрэ, продолжавший до этого свой рассказ, замолк.

– Понимаешь, – продолжила Шанталь. – Снова я сомневаюсь в тебе. Я убедила себя, что ты попал в беду и мне надо тебе помочь. Я должна тебе помочь. Но каждый день я сомневаюсь в тебе. Говоришь ли ты мне правду? Действительно ли есть петля времени? Я вчера тебе поверила, сегодня, но я все равно сомневаюсь. Понимаешь?

– Да, милая, я все понимаю,– произнес Андрэ. – Порой, мне самому не вериться, что есть эта петля. Мне начинает казаться, что все это лишь дурной сон и стоит мне проснуться, как все закончится. Но нет, ничего не происходит. Сколько бы я не спал. Даже, когда я, как мне казалось, засыпал вечным сном. Знаешь, а у нас уже была подобная ситуация.

Шанталь насторожилась, слушая его слова. Подобная ситуация?

– Мы так же ехали по дороге, – продолжил Андрэ. – Был вечер, ты включила фары, а я… я устал тогда. Сильно устал. Настолько устал, что мне было на все плевать. И я выхватил у тебя руль. Машину повело в сторону, закрутило.

– Ты хочешь рассказать, как ты убил меня? – спросила Шанталь, сжимая сильнее руль. – Поверь, я уже наслышалась. Поэтому давай так: я спокойно буду вести машину, а ты постараешься помолчать и не думать о плохом. Думай лучше о том, какая у нас прекрасная семья. У тебя замечательная жена, которая, быть может в тысячный раз, но все же поверила в тебя и твою беду. У тебя лучшая в мире дочь, которая любит тебя.

Андрэ молча кивнул. Она права. У них сейчас лишь один путь, искать выход из петли. Найдут они его или нет – не имеет значения. Главное, девствовать. И если прошлый он, он из другой петли прав, то виноват в своих бедах лишь он один. Вот только беды уже не только его. Они затронули Шанталь. Причем не только из этой петли, а из всех петель. Шанталь уже не копия снятая с копии, которая снята с копии. Она живая! Она старается, изо всех сил старается вернуть его в жизнь. Вернуть своего мужа! Значит, он тоже должен постараться. Во всяком случае, сегодня. Ведь никто не знает, что будет завтра. И будет ли оно вообще.

Андрэ посмотрел в окно, мимо пролетал лесной пейзаж. Шанталь сбавила скорость и свернула с трассы на проселочную дорогу.

 

Читайте продолжение в главе 8.1

Категория: Паранойя | Добавил: AlexShostatsky (01.12.2019)
Просмотров: 127 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar