photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать

1

Пламя погребальных костров озаряло темно-багряное небо ночного межмирья.

– Вы сообщите его семье? – поинтересовался у пожилого мужчины не молодой эльф. Он был худым и высоким. Одеждой служила ему длинная зеленая мантия, расшитая золотыми узорами. С правого его плеча спускалась расшитая лента. Это было не только украшение, но и знак отличия, символизирующий его высокий ранг.

– Не знаю, – покачал головой мужчина. – Насколько мне известно, его сын не был посвящен.

– Магистр Евгений, – произнес эльф, – инквизиция сейчас переживает не лучшие времена. Надеюсь, вы не опуститесь до пополнения рядов полукровками.

– Инквизиция никогда не стремилась к сохранению чистой крови в своих рядах, – произнес Евгений, поправляя очки. Хоть его и назвали инквизитором, серого балахона на нем не было. Евгений носил серый, но костюм, на воротнике которого были нашивки, символизирующие его ранг в организации.

– Палаты магов – не орден, – ответил эльф. Евгений опасливо оглянулся. Рыцари ордена Ночных волков стояли чуть поодаль и не слышали слов эльфа.

– Магистр Джонатан, ваши слова могут звучать оскорбительно для рыцарей, – произнес Евгений.

– Чушь! – отмахнулся Джонатан. – Полукровка отнюдь не оскорбление для них, вы это знаете не хуже меня.

– Да, магистр Джонатан, – кивнул Евгений. – Вы желаете, чтобы я связался с семьей магистра Виктора?

– Разумеется! – ответил эльф. – Инквизиция потеряла сегодня многих бойцов, а грядет война. Пусть его дети встанут под наши знамена!

– Я думаю, что не стоит делать поспешных выводов, – произнес Евгений. – Вероятность того, что гномы примкнули к Союзу минимальна.

Он старался игнорировать слова о детях.

– Перед вами девяносто погребальных костров, магистр Евгений, – произнес Джонатан. – Девяносто наших соратников пали в первой за двести лет вылазке. И если вы считает, что это не Союз, то вы глубоко ошибаетесь.

– Мы и раньше теряли бойцов в схватках с Союзом, – произнес Евгений.

– Но не при теперешних обстоятельствах! – произнес Джонатан.

– Один человек не решит всех проблем, – произнес Евгений. Это было так. У магистра Виктора был лишь один сын. Из всех павших, он единственный отказался посвящать сына в тайну Анклава.

– Мобилизируйте не одного! – парировал эльф. Он был в ярости, хоть и старался не подавать вида. Двадцать магов палаты инквизиции, десять магов палаты эльфов, двадцать форестов и сорок рыцарей. Именно такая экспедиция была отправлена в мир гномов две  недели назад. Живым не вернулся никто. Лишь посланник гномов пришел через три дня и сообщил, что тела были найдены у портала.

– Магистр Джонатан, я вас прекрасно понимаю, но магистр Виктор решил не посвящать своего сына в наши дела. Он избрал для него другую жизнь.

– Ваш брат тоже избрал другую жизнь, – строго произнес Джонатан, глядя в глаза Евгению. – Причем сделал это сам. Никто за него не решал. И где он теперь?

Евгений не нашел что ответить.

- Мы расслабились! – продолжил эльф. - Мы сократили войска! Мы в меньшинстве. Циклопы нам не союзники, вы это понимаете лучше меня.

– Они не понимают логики «враг моего врага – мой друг», – пожал плечами Евгений. Спорить с эльфом он не хотел. Палата магов Инквизиция была второй по численности в Анклаве сопротивления. Была.

– Но разведка докладывала, – продолжил Евгений, – что они усилили натиск, поэтому я не…

– Не уверены, что Союз перешел к активным действиям? – спросил Джонатан. – Хватит! Сегодня инквизиция потеряла половину магов. Ни палата магов эльфов, ни тем более, палата магов гномов вам не помогут. Нам нужны бойцы! Мобилизируйте всех, кого сможете. Сократите контингент в Прима терра! Сила нам нужна здесь, в межмирье!

Не дав ответить собеседник, Джонатан развернулся и направился к краю остров, где его ждали грифоны.

– Как прикажете, – тихо произнес Евгений, посмотрев в след эльфу. Гномы старались всегда сохранять нейтралитет, но сейчас, после последнего конклава, на котором был избран новый лидер совета кланов, они стали вести себя подозрительно. Магистру Джонатану пришлось приложить много усилий, чтобы гномы отдали тела павших. Были даже подозрения, что это гному перебили делегацию, если бы не кристалл памяти. Прочитав воспоминания одного из магов, руководство Анклава поняло, что имеют дело с Союзом. Эльфы сочли это началом войны. Точнее, война  не прекращалась уже столетия подряд, просто со временем она и активных боевых действий превратилась в затяжное противостояние, выражающееся в небольших стычках на просторах межмирья. Инквизиция же не спешила делать выводы.

 

* * *

Минутная стрелка на часах влюбленных подошла к отметке «двенадцать» и бульвар Шевченко залила известная мелодия из кинофильма «Весна на Заречной улице», оповещая, что наступил двенадцатый час дня. Алексей посмотрел на наручные часы, сверив время. Немного отставали. Подправив их, он оглянулся. Позвонивший с утра человек сказал, что знает об отце и готов встретиться ровно в одиннадцать возле часов. Но он никого не заметил. Лишь торопящиеся куда-то прохожие сновали туда-сюда мимо часов.

Отец Алексея, Виктор, пропал две недели назад. Как историк, он ездил в различные экспедиции. Исследовал старые замки, церкви, был увлечен историей и в частности, инквизицией. Мать приняла это как должное и понимала, что делит его с еще одной – с историей. А вот Алексей… он, конечно, понимал фанатическое влечение отца к науке. Но вот увлечение историей, наукой прошлого, настолько, что отец выпадал из реальности, проводя сутки на работе, не понимал. Да, можно быть преданным своему делу, верить в него, но вот так, ставить вровень со своей семьей – этого Алексей не мог принять. Не сказать, что бы он страдал от недостатка отцовского внимания, нет. Виктор уделял сыну внимание, играл с ним, когда он был маленький, рассказывал об истории, когда тот подрос. Но это было не так часто, как хотелось Алексею. А когда он окончил школу, общение с отцом свелось к паре фраз за завтраком и ужином. С тех пор прошло три года, и Алексей привык, что отец как тень: мелькает утром и вечером. Но вот мать забила тревогу: папа не выходит на связь. Он мог пропадать на несколько дней, но всегда говорил, куда едет и насколько. А тут исчез. Впервые Алексей почувствовал волнение за отца. Отец сказал, что отправляется в Новоафонский монастырь. Вроде, там нашли доселе неизвестные древние тексты и его пригласили взглянуть на них. Первые несколько дней он выходил на связь, но потом перестал. И вот тут начинается самое загадочное. Виктор не покидал пределы Украины. Таможенная служба развела руками, а милиция продолжила поиски по заявлению. Только толку?

Мама постоянно плакала, и Алексей не знал, что сказать ей. Она привыкла жить замужем. Именно за мужем, как за каменной стеной. Обычная интеллигентная семья, разумеется, со своими скелетами в шкафу. Но для большинства знакомых они были примером: профессор истории, жена учительница, сын отличник. Типичная интеллигенция. Но вот сейчас все изменилось. Точнее, менялось. Ведь все эти дни они жили в неопределенности. Алексей, у которого только были планы на будущее, должен был резко стать взрослым и самостоятельным. Да, это странно звучит для двадцатилетнего парня, но когда ты живешь в стабильности и привыкаешь к одному укладу жизни, менять его трудно. К тому же, Алексей был студентом. Историком, как и его отец. Он надеялся, что это сблизит их с отцом, но нет. Виктор все больше уходил в работу, а небольшие споры на тему истории были столь же редки, как и прочее общение отца и сына. И Алексей к этому стал привыкать. Но вот сообщение о пропаже отца свалилось как снег на голову. Неопределенность заменила стабильность.

– Приветствую тебя, Алексей, – вывел парня из размышлений мужской голос, донесшийся из-за спины. Удивительным было то, что голос обратился к Алексею на латыни.

Алексей обернулся и удивлено посмотрел на немолодого мужчину в сером костюме и очках. Не совсем подходящая одежда для середины октября.

– Приветствую вас, – на латыни ответил мужчине Алексей.

– Меня зовут Евгений, – продолжил собеседник, – мы общались сегодня.

Алексей попытался вспомнить голос звонившего. Если не учитывать помехи телефона и разницу языков, то да, ему звонил Евгений.

– Вы сказали, что знаете об отце, – произнес Алексей. Хотя, вопросов становилось все больше. Почему он обратился к нему на латыни? Почему он уверен, что Алексей знает латынь? И откуда он знает самого Алексея? Разумеется, Алексей знал латынь, отец настоял на том, чтобы он её выучил. Для историка она полезна и Алексей не предал этому значения. Но сейчас совершено не знакомый ему человек разговаривает с ним на латыни. Сколько вообще людей в Запорожье знает латынь?

– Да, – кивнул Евгений, – ты прав, я знал твоего отца. Но давай проедем кое-куда.

Он повернулся в сторону дороги и указал на милицейскую машину.

– Вы из милиции? – спросил Алексей. – Можно взглянуть на ваши документы?

– Я не из милиции, – произнес Евгений. – Я из другой организации. И документы, если бы они у меня были, ничего тебе не сказали бы.

Алексей стоял в не решительности. С одной стороны, звонок этого человека давал призрачную, но надежду узнать об отце. С другой, все это выглядело странно, если не сказать больше – глупо. Ну, подумайте сами, вам звонит человек и говорит, что знает о вашем отце. Вместо того чтобы пойти в милицию, вы отправляетесь на встречу сами. Эмоции? Да, Алексей поступил на эмоциях, быстро согласившись на встречу с незнакомцем. И теперь, незнакомец уговаривает Алексея сесть с ним в машину. Хоть за рулем и милиционер в форме, все равно выглядит подозрительно. К тому же, латынь.

– Я понимаю тебя, – произнес Евгений, глядя на сомневающегося Алексея, – но лучше я тебе покажу, чем буду объяснять. Объяснять, конечно, придется, но лучше сначала показать.

– Показать что? – удивленно спросил Алексей.

– Место, где работал твой отец, – произнес Евгений.

– Институт? – переспросил Алексей.

– Нет, другой место, – уклончиво произнес Евгений.

Алексей покачал головой и развернулся, чтобы уйти. Все это фарс! Дешевый фарс! Какой-то клоун решил просто пошутить над ним! Хороша шутка. Вот только… латынь! Это не выходило у него из головы. Как заноза. Почему латынь? Не английский язык, не украинский, а именно латынь? Удивительно, но они продолжали вести разговор на латыни. Это, конечно, привлекало внимание прохожих, но те лишь поворачивали головы на странную парочку и шли дальше по своим делам.

– Виктор мертв! – воскликнул Евгений. Разговор не клеился, Алексей был таким же упертым, как и Виктор. И почему он решил не посвящать сына в тайну? Было бы куда проще! Но нет, свобода! Нет у них свободы.

– Что? – оборачиваясь, недоуменно переспросил Алексей.

– Не так я хотел тебе об этом сказать, – не обращая внимания на вопрос Алексея, продолжил Евгений. – Но прошу тебя, сядь в машину, – он снова указал на милицейскую машину, – и я расскажу как погиб твой отец и даже покажу место захоронения.

– Вы уже похоронили его?! – воскликнул Алексей.

– Долго объяснять, – начал Евгений.

– Нет, уж, постарайтесь! – в ярости кричал Алексей. Это уже не фарс, это… Алексей не знал, какое слово подобрать. Он не хотел верить в слова этого человека.

– Прошу тебя, сядь в машину, – спокойно произнес Евгений. – Я гарантирую тебе безопасность.

– Как погиб мой отец? – спросил Алексей, строго глядя на Евгения.

– Насильственная смерть, – ответил Евгений. – Убийство, если тебе так угодно. Но пока мы не приедем на место, я не могу рассказать тебе подробности.

– Это тайна? Вы давали подписку о неразглашении?! – ставил вопросы Алексей.

– Нет, это не тайна, – покачал головой Евгений. – Но ты мне не поверишь, пока не увидишь собственными глазами.

– Хорошо, – кивнул Алексей и направился к милицейской машине. Даже если этот человек лжет, терять ему уже нечего. Если бы хотели убить, нашли бы другой, более простой способ.

Евгений облегченно вздохнул. Кандидатов не так много. Точнее, их нет вообще. Все остальные уже и так задействованы в работе. Но объяснить это магистру Джонатану невозможно. Он требует, чтобы инквизиция восстановила свои ряды, но восстанавливать пока некем. Как они дошли до того, что у них лишь один новобранец? Джонатан прав, они расслабились. Они потеряли бдительность, они привыкли к тихому противостоянию, которое выражается в небольших стычках. Они просто забыли, что они на войне. Войне, которая идет столетиями.

 

* * *

– Ринат Ахметов заявил, что стадион «Донбасс-арена» готов принять участников «Евро 2012», – произнес диктор радио. – Напомним, что финал чемпионат будет проходить через два года на территории двух стран: Польши и Украины.

Поездка проходила в полной тишине. Машина развернулась на проспекте Ленина и спустилась к набережной. Повернув направо, водитель повел машину в сторону моста.

– Куда мы едем? – нарушил молчание Алексей. – В отделение?

– Нет, – ответил Евгений, глядя на дорогу. Алексей продолжил смотреть на него, но мужчина не отреагировал. Что же, он сам сел в эту машину, сам пошел. Смысл теперь ставить вопросы? Он лишь надеялся, что найдет ответы хоть на некоторые из них.

– Почему латынь? – осматривая пейзажи острова Хортица, спросил Алексей.

– Они называют его общим языком, – ответил Евгений. – Хотя, разница с нашей латынью есть, но не большая. Ты привыкнешь.

– Они? – удивлено спросил Алексей. Водитель на мгновение обернулся, улыбнулся и, покачав головой, отвернулся обратно.

– Пока ты сам не увидишь, ты не поверишь, – произнес Евгений. – Ты и сейчас думаешь, что это дешевый фарс, но это не так. Это важно. Очень важно. Важнее даже этих новостей по радио.

– …в профильном комитете утвердили выделение средств на строительство новых мостов в нашем городе, – продолжал вещать диктор. – Плотина и мосты Преображенского уже долгие годы находятся в аварийном состоянии. Для крупного промышленного центра решение транспортной проблемы остается актуальным…

Тем временем машина, не доезжая до второго моста, свернула с дороги. Они ехали по проселочной дороге вглубь острова. Она была узкой и если навстречу выедет другая машина, они просто не разъедутся.

– …Трагедия произошла в Мелитопольском районе. Под селом Терпение свалился в реку катафалк, перевозивший покойника и его родственников на кладбище. На полной скорости автомобиль вошел в поворот и слетел с моста в реку Молочная. Правоохранительные органы рассматривают две версии: неисправность транспортного средства и человеческий фактор. По показаниям свидетелей, перед аварией водитель улыбался и даже не пытался затормозить…

– Выключи это, – вздохнув, попросил Евгений. Водитель незамедлительно выполнил просьбу. Автомобиль подъехал к старому двухэтажному дому и остановился.

– Приехали, – произнес Евгений, открывая дверь. Алексей тоже вышел из машины и посмотрел на Евгения. Тот молча пошел к дому. Парню ничего не оставалось, как пойти за ним.

Они не стали заходить в дом, а обошли его. С другой стороны был спуск в подвал, куда Евгений и направился. Алексей молча шел за ним. Смысл спрашивать, пока он сам еще ничего не увидел?

Подвал представлял из себя обширное помещение. Стены были выложены камнем. Не кирпичом, а именно камнем. Камни бил оттесаны и подогнаны, но кладка была такая, как будто они спустились не в подвал старого дома, а в подземелья древнего замка. В подвале находилось несколько человек. Причем двое из них были облачены в рыцарские доспехи. Латные сапоги доходили до середины бедра. Кольчужная рубашка спускалась до верха сапог, обеспечивая надежную защиту. Поверх кольчуги были надеты латные пластины. Они закрывали грудь, соединяясь звеньями цепи. Плечи и локти были защищены дополнительно: наплечниками и налокотниками, соответственно. Латные перчатки полностью закрывали кисти рук и предплечья. На кожаном поясе крепилась латная юбка: тонкие пластины внахлест опоясывали рыцаря, спускаясь до конца кольчуги. Шлемы в форме волчьей головы были прикреплены к поясу с левой стороны. Сначала Алексей подумал, что это действительно волчья голова, трофей, но присмотревшись, понял, что это шлемы. Вооружены рыцари были парными мечами, которые перекрещивались за их спинами. Дополнительно у каждого рыцаря под правой рукой на поясе крепился кинжал в ножнах.

Рыцари ничего не сказали вошедшим, лишь молча кивнули. Еще двое были одеты в серые костюмы, похожие на одежду Евгения, только с непонятными Алексею знаками различия. На воротниках их пиджаком были прямоугольные нашивки из белой материи с черными полосками.

На полу подвала располагался большой каменный круг радиусом в два – два с половиной метра. По его окружности была надпись на латыни «Эти врата ведут к другим мирам. Только смелый способен пройти через них».

Евгений подошел к кругу и обернулся к Алексею.

– Не бойся, – произнес он. – Ты увидишь то, о чем многие люди и не догадываются. Это может испугать и повергнуть в шок. Но сейчас ты среди друзей, соратников.

– Что это значит? – только и смог спросить Алексей.

– Алексей, сын Виктора, ели не ошибаюсь, – послышался из-за спины строгий голос. Что за привычка подкрадываться сзади? Алексей обернулся. На лестнице стоял еще один рыцарь. Так же как и у других, его шлем бы закреплен на поясе. Вот только его доспех отличался. Нагрудные пластины были по краям окантованы золотом. На наплечниках так же были золотые вставки. Как предположил Алексей, это были знаки, символизирующие его ранг.

– Милорд! – хором ответили рыцари, отсалютовав вошедшему, приложив сжатый кулак правой руки к груди, в районе сердца.

– Мастер Иркус! – удивился Евгений. – Вы в Прима терра?

– Прима терра? – удивлено спросил Алексей, не понимая, о чем идет речь.

– Так называется этот мир, – пояснил Иркус. – Я магистр ордена Ночных волков – мастер Иркус, – он протянул Алексею руку для пожатия.

– Алексей Соловьев, – ответил парень, пожимая руку.

– Очень приятно познакомится с тобой, юный инквизитор, – поклонился рыцарь.

– Инквизитор? – еще сильнее удивился парень.

– Мастер Иркус, – улыбнулся Евгений, – дело в том, что я не посвятил Алексея в детали. Сами понимаете, лучше один раз увидеть.

– Да, конечно, – кивнул Иркус. – Откройте портал! Нам пора.

– Портал? – еще раз переспросил Алексей. Все происходящее походило на рядовую постановку. Это что, актеры? Если да, то к чему весь этот розыгрыш? Хоть он и согласился приехать сюда, он все еще не верил в происходящее. Ореол тайны казался ему наигранным и ненужным.

Евгений подошел вплотную к Алексею и, пока человек в таком же костюме, как и у Евгения, в голос читал надпись на каменном круге, произнес:

– Я понимаю, что тебе все кажется нереальным. Но прошу, верь нам. Совсем скоро я все тебе объясню.

Алексей хотел было протестовать, но начался ритуал. После того, как фраза была прочтена трижды, из камня ударил яркий столб света. Он стал закручиваться, издавая звук похожий на гул тока в проводах. Над камнем образовалась световая воронка.

– Портал открыт, – произнес человек и отступил назад.

– Что же, вперед! – смело произнес Иркус и шагнул в воронку света. Алексей заворожено смотрел на воронку. Что это? Иллюзия? Игра света? Или что-то новое, неизвестное науке? Невольно он сделал несколько шагов вперед.

– Что это? – спорил Алексей, обернувшись к Евгению.

– Дверь, – ответил тот. – Представь, что сейчас мы находимся в комнате и нам надо выйти в коридор, чтобы зайти в другую комнату. Это дверь. За ней коридор.

Алексей застыл в нерешительности. Поверить, как и просит Евгений, или же послать все к чертям? Вокруг него подвал, напоминающий средневековый замок, рыцари и... милиционер. Обычный мент образца две тысячи десятого года.

– Хорошо, – сказал Алексей, – я верю вам.

Он сделал шаг вперед и провалился в бездну. Вокруг него был лишь яркий свет. Тело пребывало в невесомости. Он не чувствовал ничего. Как будто ты летишь, но в тоже время и не двигаешься. Вестибулярный аппарат не мог определить, в каком положении находится тело, глаза застилал свет, в ушах звенел гул и запах. Сильный запах карамели.

Свет начал отступать. Алексей почувствовал небольшую тошноту. Выйдя из портала, он чуть не упал, но смог устоять на ногах. Камень портала на этой стороне находился не под землей, а на поверхности. Рядом стоял Иркус и еще несколько рыцарей. Чуть в стороне виднелись развалины старой каменной башни. За ней, практически сразу была линия горизонта, где коричневая земля с небольшими пятнами зеленой травы, соединялась с небом янтарного цвета. Чуть дальше виднелся еще один клочок земли. Это была скала, висевшая в небе. Алексей сделал шаг вперед и заметил, что таких островков в небе не мало. Он поднял голову и увидел прямо над собой источник света этого… мира? Над ним, в вышине, висело полярное сияние. Разноцветная полоска света извивалась, излучая сияние, которое наполняла все вокруг светом, как от лапы накаливания.

Алексей не мог поверить своим глазам. Что это? Где он? Куда он попал?

– Добро пожаловать в межмирье! – произнес Евгений, выйдя из портала. – Это и есть коридор. Коридор между мирами.

 

Категория: Том первый (переиздание 2019 года) | Добавил: AlexShostatsky (06.09.2019)
Просмотров: 164 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar