photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

V

С матерью Линда помирилась на следующий день. Ну, как помирилась, Ли сделала вид, что ничего не произошло. День начался почти как обычно. Кроме того факта, что она всю ночь прождала и мужа, и дочь. Линда вернулась ближе к обеду, а Дензэль так и не появился. Видимо, поехал на работу, думала она.

Ли было больно, что Линда променяла родную мать на няньку. Но Аманда стала ей не матерью, а любовницей. Любовницей её дочери! Это еще больше бесило Ли. Она бы поняла, если бы перед её чарами не устоял Дензэль, но Линда! Почему? Как? Зачем? Ли не понимала, что Аманда не только стала любовницей Линды, но в какой–то мере и матерью. Хотя сама Аманда считала, что Линда должна помириться с родителями.

– Мои родители до сих пор не хотят видеть меня, – печально произнесла Аманда на утро. – Если у тебя получится помириться с ними, объяснить им все, мирись и объясняй. Пусть они примут тебя такой, какой ты есть.

– Я постараюсь, – ответила ей Линда. Она не стала давать пустых обещаний. Она не была уверена, что сможет найти с матерью общий язык.

Первый день Ли отказывалась даже разговаривать с дочерью. На второй, стала сухо здороваться. На третий соизволила завести разговор.

– Отец два дня в доме появляется за полночь, – произнесла она за завтраком.

– Он и раньше приходил не рано, – ответила Линда.

Ли строго посмотрела на дочь. Ей снова показалось, что дочь дерзит ей, появилось сильное желание отвесить ей пощечину.

– А не думаешь ли ты, что это из–за твоей выходки? – спросила Ли.

– Мама, это не выходка, – серьезно ответила Линда.

– Да? – Ли подняла брови. – А что по твоему? Решила устроить протест? «Вот я не такая!» Только что эта Аманда для тебя сделала?

– Побольше чем ты, – ответила Линда.

– Я дала тебе жизнь! – заорала Ли, поднимаясь с места. – Ты знаешь, сколько я перетерпела из–за тебя? Ты знаешь, как ты появилась на свет?

– В офисе твоей компании, – ответила Линда, поднимаясь. Она подошла к матери и обняла её.

– Я благодарна тебе за жизнь, – произнесла она. – Я благодарна тебе за заботу, которую ты проявляла. Но твоя забота перешла все границы.

Она отстранилась от матери, которая так и не соизволила её обнять.

– Я как птица в золотой клетке. Делала только то, что тебе хотелось. Знаешь, как я ненавидела точные науки. Я их презирала.

– Но ты училась на отлично, – произнесла Ли, присаживаясь за стол. Линда присела рядом с матерью.

– Лишь бы ты была довольна, – ответила она. – Ты хотела, чтобы я учила физику, я её учила. Но я её ненавижу. Для меня живопись вся жизнь, а ты не давала мне ей заниматься.

– Дед твой заставил.

– Да, – кивнула Линда, – он один в меня верит.

– Я тоже верю в тебя, – ответила Ли, – но я хочу чтобы ты вела достойную жизнь, а не жалкое влачение художника! Великие цели, возвышенные идеалы в грязи! Вот жизнь художника.

– Нет, не так! – парировала Линда. – Да, мало кто из художников достигает высот и признания! Это не актер в кадре и не певец на сцене, но у художника есть куда стремиться, над чем работать. И не надо ставить крест на моей мечте. Я докажу тебе, на что я способна, уж поверь!

Тирада дочери вывела Ли окончательно из себя и она уже собиралась поставить паршивку на место, но тут её взгляд упал на часы. Время поджимало, в офисе много работы и её не сделает никто кроме Ли.

– Поговорим вечером, – тихо произнесла она, вставая из–за стола.

– Как всегда уходишь от разговора! – возмутилась Линда.

– Я сказала, поговорим вечером! – отрезала Ли и направилась к выходу.

Но вечером им не дали поговорить. Линда спускалась к ужину, надев новое платье, туфли. Старый образ серой мышки её бесил, и она решила от него избавиться. Пусть мать видит, какой она стала.

Ли ждала её в столовой и готовилась к серьезному разговору с дочерью. Хотя день её утомил, и она не была рада тому, что перенесла его на вечер.

Линда уже спускалась вниз, как входная дверь отворилась, и на пороге появился Дензэль.

– Собирайся, – крикнул он Линде, – ты поедешь со мной.

Линда опешила и остановилась на лестнице. Ли вышла из столовой и удивленно посмотрела на мужа.

– Дензэль? – спросила она, но муж лишь бросил на неё быстрый взгляд.

– Быстро! – крикнул он. – Я жду тебя в машине.

Произнеся это, он развернулся и быстро вышел из дома. Линда последовала за ним, не обращая внимания на мать.

 

***

Они молча ехали по вечернему городу. Линда молчала, не зная с чего начать разговор с отцом. Дензэль… он просто вел машину, стараясь ни о чем не думать.

Остановились они возле одного бара. В баре посетителей было не много. Заняв один из столиков, Дензэль махнул бармену. Тот в ответ кивнул. Через пару минут бармен принес им два стакана виски.

– Прости, я не знаю, пьешь ли ты крепкие напитки, – вертя стакан в руках, произнес Дензэль.

 Линда залпом опрокинула стакан, скривилась и, проглотив, закашлялась.

– Теперь пью, – ответила она. Дензэль засмеялся.

– Я и не заметил, как ты выросла, – произнес он. – Ты действительно похожа на свою бабушку.

– Расскажи о ней, – попросила Линда. Наконец–то они смогли завести разговор.

– Рассказать, – задумчиво повторил Дензэль. – Она была хорошей.

– И это все? – спросила Линда после небольшой паузы.

– Ты её копия, – добавил Дензэль, – и не только внешне.

– Да ладно! – удивилась Линда. – Бабушка тоже была лесбиянкой? – вопрос она задала с нескрываемым интересом.

– Нет, что ты! – засмеялся Дензэль, – Хотя, кто знает. С отцом, ну, твоим дедом, у них были сложные отношения.

– Как у тебя с мамой? – спросила Линда. Дензэль замолчал, глядя на дочь. Его глаза источали целый ворох эмоций: и безразличие, и страх, и ненависть. Видно было, что ему эта тема неприятна, но он пытался это скрыть. Линда сжалась под его взглядом.

– Я сейчас, – осушив стакан, произнес Дензэль. Он поднялся и направился к барной стойке. Пока отец отошел, Линда осмотрела бар. Ничего примечательного, несколько небольших компаний, пьющих в разных уголках бара. Тихий, уютный бар.

– А какие женщины тебе нравятся? – поднося новую порцию спиртного, спросил Дензэль.

– Ну… – протянула Линда.

– Ну, внешне там, – пояснил отец. – Фигура, волосы, черты лица.

– Я кроме как с Амандой, ни с кем и не спала, – честно призналась Линда.

– Я тебя не спрашивал, с кем ты спала, – произнес Дензэль. – я спросил, кто тебе нравится. Кстати, а с парнями ты спала? Прости, мы затронули эту тему.

– Спала, – ответила Линда.

– И? – с интересом спросил Дензэль.

– С Амандой лучше.

– Аманда, – улыбаясь, повторил Дензель.

– Вон та ничего, – кивнув на девушку, что сидела в мужской компании, произнесла Линда. Дензэль обернулся. В углу сидела компания байкеров. Косухи, банданы, клепаные джинсы. Пять мужчин возраста Дензэля и одна девушка чуть старше Линды. Она была одета в драные джинсы и черную футболку с надписью «Jack Daniel's». У неё было черное косо стриженное каре и пирсинг на губе. Джинсы и футболка обтягивали аппетитные формы. Один из байкеров обнимал её за плечи.

– Ничего,– констатировал Дензэль, не отворачиваясь, – но, – добавил он, повернувшись к дочери, – есть и лучше варианты.

– Покажи, – произнесла Линда с вызовом.

– Не здесь, – произнес он, еще раз повернувшись к брюнетке. Она заметила его взгляд и что–то шепнула своему парню. Тот что–то сказал другим байкерам и они, поглядывая на Дензэля и Линду, начали подниматься. Медленно компания приблизилась к их столику. Только мужчины, девушка осталась сидеть.

– Проблемы, старик? – произнес парень девушки. Компания окружила их столик со стороны Дензэля, а один здоровяк даже положил руку на его плечо.

– Парни, вы что–то путаете… – попытался протестовать Дензель, но расклад был не в его пользу. Видя это, Линда махнула стакан виски и шумно поставила его на стол, заставив компанию обратить на себя внимание. После чего она поднялась и, не обращая ни на кого внимания, направилась к брюнетке. Та тихо сидела за своим столиком.

Линда плюхнулась рядом с ней на диван, обняла за плечи, притянула к себе и страстно поцеловала в губы. Байкеры и Дензэль с удивлением наблюдали за этой картиной. Брюнетка не сопротивлялась и даже сильнее прижалась к Линде, а та не скрываясь, ласкала её талию и грудь. Сначала через футболку, а потом уже и запустив руку под неё.

Наблюдая за этой картиной, байкеры дружно рассмеялись.

– Прости, старик, – смеясь, ответил парень брюнетки, – мы не знали, что здесь…

Он указал на целующуюся Линду и свою девушку. Девушка на мгновение отстранилась от Линды и что–то быстро сказала. После её слов Линда убрала руку из–под футболки и стала поглаживать талию и бедро брюнетки.

– Два дня назад и я не знал, – ответил Дензэль.

– Тогда тебе не повезло с подружкой, – смеясь, произнес здоровяк.

– Она не подружка, она моя дочь.

– А, ну тогда тебе повезло с дочкой!

Линду все–таки заставили отлипнуть от брюнетки. Парень брюнетки с юмором отнесся к выходке Линды. Байкеры оказались веселыми ребятами. Немного посидев в их компании, отец и дочь направились прочь.

– Куда теперь? – спросил Дензэль дочь.

Линда призадумалась, осмотрела отца и произнесла.

– Адреса я не знаю, но могу показать дорогу, – произнесла она. – И я не уверена, что нас туда пустят.

– Заинтриговала! – улыбнулся Дензэль. – Показывай, куда ехать.

Линда стала объяснять, как проехать и через полчаса они уже были возле клуба, в который два года назад привела её Аманда.

Как и с Амандой, Линда уверено обошла очередь и подошла к охраннику.

– Эй, сучка, – возмутился стоящий у охранника парень с разноцветными волосами. – Ты не потерялась? – он попытался схватить Линду за волосы. Дензэль хотел перехватить его руку, но не успел. Симон, охранник клуба, схватил парня за руку и завернул её за его спину.

– Не смей трогать V.I.P. гостей! – процедил он, отталкивая парня на тротуар.

– Благодарю, Симон, – улыбнулась ему Линда. Отброшенный парень грязно выругался, взял под руку свою подружку и поковылял прочь.

– Не стоит благодарностей, мисс Кросс, – улыбнулся Симон, пропуская Линду и Дензэля в клуб. – Вы сегодня без мисс Ламейер?

– Да, – кивнула Линда, – сегодня я с отцом. Так сказать, родительский день.

– С отцом? – переспросил Симон.

– Представь себе, – тихо произнесла Линда, – мой отец соизволил провести с дочерью один вечер. И это впервые за семнадцать лет моей жизни.

– Мой отец предпочитал приходить домой пьяным и колотить мою мать и четверых детей, но все же я не уверен, что это, – он указал на клуб, – лучшее место для вечерней прогулки отца и дочери.

– О, Симон, – махнула рукой Линда, – ты плохо знаешь моего отца.

– Надеюсь на это, – улыбнулся Симон и Линда прошла за отцом в клуб.

Клуб не изменился, но сегодня Линде был не доступен балкон. Поэтому им пришлось довольствоваться столиком внизу. Они заняли один из столиков, что примыкали к танцполу. Светящаяся официантка быстро приняла заказ и, виляя бедрами, удалилась. Линда и Дензэль синхронно проводили её взглядом.

– Как тебе? – спросил он.

– Так себе, – ответила Линда. – Задница ничего, но спереди пусто, вот жопой и виляет.

Дензэль звонко рассмеялся.

– А ты любишь фигуристых женщин?

– Я уже говорила, что любою Аманду. – ответила Линда.

– Понимаю, – вертя в руках пачку сигарет, ответил Дензэль.

Официантка принесла заказ: виски для Дензэля и коктейль для Линды.

– Пьешь на понижение? – спросил Дензэль, указывая на коктейль.

– Хочу опьянеть, – улыбнулась Линда.

– Плохо будет, – усмехнулся он.

– Нет, – покачала головой Линда. – Если что, проблююсь в туалете.

– Ты так уже делала? – спросил Дензэль.

– Ага, – кивнула Линда, потягивая коктейль из трубочки.

Дензэль пригубил виски.

– Она мне тоже была симпатична, – произнес он, глядя на стакан с янтарной жидкостью.

– Кто? – недоуменно переспросила Линда.

– Аманда, – ответил Дензэль.

– А, – протянула Линда. – Да, мужчины на неё падки, но они ей не нужны. Так, только изредка.

– Изредка? – оживился Дензэль.

Линда внимательно посмотрела на отца.

– Ты видел охранника у входа? – спросила она.

– Да, а что? – удивлено, спросил отец.

– Если ты хочешь попасть в постель к Аманде, то должен: а) быть молодым; б) быть накаченным; в) быть темнокожим.

И это было правдой. Кроме Джонни, в постели Аманды действительно побывал Симон и несколько его товарищей. Аманда не скрывала, что её привлекают «черные» мужчины. Если в отношении мужчин применимо слово «привлекают». Скажем так, Аманде нравились черные трутни.

– Понятно, – печально произнес Дензэль. Линда лишь усмехнулась. Как она и подозревала, её отец был бы не прочь переспать с Амандой. А вот нужен ли он Аманде? Они никогда не заводили разговор на эту тему. Они обсуждали Кларка, Кристофера, как вероятных партнеров. Да, Линда была не против, чтобы Аманда отходила хлыстом по наглой мордашке кузена. Но отец… нет, эту тему они никогда не затрагивали.

– Все! – покончив с коктейлем, Линда подскочила со стула. – Я танцевать! Ты со мной?

– Нет, – покачал головой Дензэль, – иди, я тут посижу.

– Ну, ладно, старик! – усмехнулась Линда и прыгнула на танцпол. Играла быстрая музыка, и Линда весело влилась в танец. Она прыгала, вертела головой, позволяя волосам растрепываться. Когда она вошла в раж, к ней присоединилась какая–то девица. Они, взявшись за руки, плясали на танцполе. Потом они отошли к столику девицы, на котором лежал пьяный парень. Выпив чего–то крепкого, они вернулись на танцпол. Как раз заиграла медленная композиция, и девушки слились в объятиях, закружили по танцполу. Они нагло целовались, ласкали тела друг друга. Девица даже сняла с себя майку, оставшись в одном бюстгальтере и коротких шортах. Линда в шикарном платье резко контрастировала с ней. Девица была напористой и попыталась залезть Линде под юбку, но та быстро убрала её руку. В отличие от бара, здесь Линда была немного сдержанней. Да, с одной стороны она яростно отрывалась, но все равно продолжала держать себя в руках. Этот клуб, место Аманды. Здесь она почти хозяйка. Её слушается обслуга, её слушается охрана. Поэтому здесь нельзя давать волю чувствам. Хоть Линда и говорит, что любит Аманду, и так оно в действительности и есть, но ей всегда был интересен опыт с другими женщинами. Хотя она и боялась в этом признаться даже самой себе.

В один момент, Линда пошатнулась, прижала руку к животу и, отлипнув от девицы, поплелась прочь с танцпола. Девица особого внимания на это не обратила и продолжила танцевать. Музыка как раз сменилась на более ритмичную.

Дензель пошел за дочкой и остановился только тогда, когда Линда скрылась за дверью с изображением женской фигуры.

Линда вышла через пять минут.

– Как ты? – спросил подошедший Дензэль.

– Нормально, – ответила Линда, – проблевалась.

– Ясно, – он взял её под руку и подвел к столику. – Давай поедем домой. Уже поздно для прогулок.

– Поехали, – ответила Линда. Конечно, будь она с Амандой, вечер бы продолжился. Она бы блевала не в гордом одиночестве, а при поддержке подруги. Странно, но блевать проще, если кто–то тебя поглаживает по спине и утешает ласковыми словами. Хоть это и звучит садистски, но слова: «Ничего, с кем не бывает? Подумаешь, смешала напитки, сейчас полегчает» помогают и действительно становится легче.

Потом бы они поехали к Аманде и занялись фантастическим сексом, который затмил бы неприятные моменты вечера, когда перед глазами унитаз, в который из твоего рта вырывается содержимое желудка, гонимое ужасными спазмами.

Но сегодня с ней был отец и, расплатившись, они поехали домой.

 

***

– Ты изменял матери? – с серьезным выражением лица спросила Линда. Они уже ехали домой и большую часть пути, молчали.

Дензэль удивленно посмотрел на дочь.

– Обещаю, что не скажу ей. – заверила его Линда.

– Да, – ответил Дензэль.

– И давно? – продолжила засыпать отца вопросами Линда. Он хотел ответить что–то типа: «Не твое дело!» или «Что ты это себе позволяешь?!», но он сам затеял это.

– Всегда, – честно ответил Дензэль. Если честно, ему было уже все равно, расскажет Линда Ли всю правду или нет. Скорее всего, нет. Ли остро восприняла решение дочери стать не такой как все и отношения у них натянутые.

– Но почему ты тогда всегда был с ней? – не понимая, спросила Линда.

– Не знаю, – пожал плечами Дензэль. – Сначала любил, потом появилась ты, потом привязанность к этой женщине.

Отец отвечал уклончиво, и Линда понимала, что он лжет. Но почему, не понимала. Снова. Она снова не понимала, почему отец живет с матерью. Она понятно почему с ними, она его любит. Она и Линду любит, но проявляет свою любовь своеобразно. Что не нравится Линде. Может, и отцу это не нравится? И чтобы не обидеть Ли заявлением об этом, он ей изменяет. Нет, чушь!

Линда помотала головой, отгоняя дурные мысли. Алкоголь бил в голову и не давал сосредоточиться.

– С тобой все в порядке? – спросил Дензэль. Это было первое в жизни проявление заботы с его стороны. Первое, которое помнила Линда.

– Да, – ответила Линда. – Просто устала.

– Сейчас приедем домой, и отдохнешь, – улыбнулся отец. Линда была рада его улыбке. Если бы она только была адресована маме, а не официантке в баре.

 

***

Вернувшись домой, Дензэль отправился в душ, напевая веселый мотивчик. Он был в приподнятом настроении. Линда же, устав, поплелась к себе в комнату.

– О чем вы с ним говорили? – спросила Ли, появившись в дверях, как тень.

– О женщинах, – устало ответила Линда, снимая туфли. Уже была глубокая ночь, и она хотела спать, но отношения с матерью стали налаживаться. Во всяком случае, мать начала с ней разговаривать.

– У него есть любовница? – спросила Ли. По правде, она и так знала ответ на свой вопрос.

– Я обещала не говорить тебе, – ответила Линда.

– Значит, есть, – печально произнесла Ли.

– Я тебе этого не говорила.

– Почему? – со злобой ударив кулаком по стене, спросила Ли.

– Почему, спрашиваешь, – задумчиво произнесла Линда. После чего подошла к матери, взяла её за руку и провела к зеркалу.

– Кого ты видишь перед собой? – спросила она, отойдя за спину Ли. Ли внимательно посмотрела на свое отражение. Как же она постарела! Из зеркала на Ли смотрела женщина с морщинами на лице. Не такими явными и глубокими как у старухи, но достаточно выделяющимися, чтобы контрастировать с молодым лицом Линды позади. Не удивительно, что Дензеэль изменяет ей. Кто захочет делить постель со старухой? Но он делит. Делит! И чтобы отвлечься от стареющей жены, ищет утешения в объятьях любовницы. Именно так пыталась оправдать мужа Ли.

– Я постарела, – произнесла Ли и направилась к выходу из комнаты дочери.

– Я тебя люблю, – произнесла Линда, когда Ли была уже в дверях. Та повернулась и, улыбнувшись, кивнула.

– Тебя и папу, – продолжила Линда. Ли снова кивнула и скрылась в коридоре.

– И Аманду, – уже шепотом добавила Линда.

Категория: Линда | Добавил: AlexShostatsky (05.11.2018)
Просмотров: 30 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar