photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

IV

– Сегодня я расскажу все родителям, – глядя на вечерний город, произнесла Линда.

Прошел год, теперь ей семнадцать. Розу на её ноге Ральф завершил за несколько сеансов. Через полтора месяца на её спине красовались черные крылья свободы. А через месяц Линда пожелала, чтобы на её пояснице была увековечена цитата Гете: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой». Она планировала еще несколько татуировок, но пока это только в планах.

– Думаешь, стоит? – спросила её Аманда. Накинув халат, она подошла к окну и посмотрела на город. – Дождь собирается, – произнесла она.

– Да, – произнесла Линда, то ли отвечая на вопрос, то ли констатируя сгущение туч над городом. Сегодня на ней было темно–серое вязаное платье. Петли были большими, и было видно очертания черного бюстгальтера и крыльев на спине. Но девушке было плевать на это. Ей было плевать даже на то, что на его ноге красовалась роза, не прикрытая ничем.

– Ты про дождь? – решила уточнить Аманда.

– И про него тоже, – ответила Линда. – Кларк приехал, я пойду.

С прошлого дня рождения они условились с Кларком, что он привозит Линду в школу искусств, а сам едет к жене. Из школы Линду забирала Аманда, а от Аманды уже Кларк.

– Не хочешь, чтобы я тебя подвезла? – спросила Аманда.

– Нет, – ответила Линда. – Мне надо собраться с мыслями, а с тобой я не соберусь, хоть и приятно проведу время.

– Хорошо, – улыбнулась Аманда. – Только помни, они не примут твоего решения.

– Знаю, – в ответ улыбнулась Линда и поцеловала Аманду. После чего сразу отстранилась и быстро пошла к выходу, не давая Аманде увлечь себя в объятья.

– До завтра! – прокричала она в дверях. Аманда молча улыбнулась.

Настало время рассказать все родителям. Так решила Линда. С одной стороны, так она хотела избавиться от излишней опеки матери. С другой, она надеялась, что это обстоятельство сблизит родителей, которые за последний год еще сильнее отдалились. Внешне они этого не показывали, но Линда видела это. Даже за семейными ужинами они больше не улыбались друг другу.

Каким именно образом известие о том, что их дочь стала лесбиянкой должно сблизить родителей, Линда не знала. Но искренне надеялась, что именно так все и случится. Они должны понять, что их семья изменилась. И изменилась не в лучшую сторону. Пусть катализатором этого процесса станет она.

В отличие от прошлых праздников, на которых Линда выступала воплощением скромности, сегодня она решила измениться кардинально. Яркий макияж, распущенные волосы, в отличие от традиционного скромного хвостика. И платье. Сегодня Линда решила покрасоваться рисунками на своем теле. Для этого она, вместе с Амандой, выбрала платье с открытой спиной. Красное платье закреплялось на шее бантом, практически не заслоняя крылья. Короткая пышная юбка не закрывала ноги, где красовалась роза. Единственным минусом, как считала Аманда, была высокая талия, скрывающая цитату на пояснице и не много закрывающая крылья снизу. Но Линда решила и так будет хорошо. К тому же это платье ей очень понравилось. Ни колготок, ни чулок она не стал надевать, чтобы ткань не искажала цветок.

Все уже собрались и ждали только её. Сегодня она решила немного опоздать и отойти от привычки встречать гостей у дверей. Пусть они встретят её.

Когда на часах было двадцать ноль пять, Линда, глубоко вдохнув, вышла из комнаты. Она знала, что родители, дедушка и кузен (куда же без него!) будут ждать в столовой. Это боковая комната от холла. И они увидят её, когда она будет спускаться по лестнице. Она медленно спускалась по лестнице. Боковым зрением она заметила дедушку и кузена. Они сидели как раз напротив дверей, ведущих в холл. По просьбе Линды двери были открыты настежь. Мать сидела рядом с отцом, спиной к двери, а отец за торцом стола. Они что–то обсуждали, весело смеясь. Кода её стало видно в дверном проеме, смех начал стихать. Сначала замолчал кузен, удивлено уставившись на спускающуюся Линду. Затем замолчал дедушка. Поправляя очки, он не верил своим глазам. К нему шла его внучка. И она была настоящей красавицей! Боковым зрением Дензэль заметил дочку и так же потерял дар речи. Он и представить не мог, что его Линда выросла в такую красавицу. Он привык к блеклой красоте жены и давно считал, что Линда такая же. К тому же ранее Линда никогда не пользовалась косметикой. Ну, при них во всяком случае.

Последней среагировала Ли. Она не понимала, почему мужчины в один момент замолкли и уставились на лестницу. Все еще продолжая улыбаться, она повернулась к Линде. И улыбка медленно сошла с её лица. Перед ней была её дочь. Красивая дочь, сексуальная и желанная для любого мужчины. Лица её мужа, отца и племянника лучше всего передавали это.

– Добрый вечер, – ласково произнесла Линда, войдя в столовую. Мужчины незамедлительно поднялись, как по команде. Ли же осталась сидеть, с ревностью глядя на дочь.

Линда не остановилась в дверном проеме и не прошла к своему стулу напротив отца, а специально прошла вокруг стола, демонстрируя себя и свои крылья. Да, права была Аманда, жаль, что не видно надписи.

Пока все недоумевали, Линда подошла к своему стул и спокойно села.

– Что–то не так? – удивлено спросила она.

– Нет, – с трудом выдавила из себя Ли, – все в полном порядке, – она взяла бокал с вином и сделал глоток, в горле пересохло.

Наступило неловкое молчание. У всех была масса вопросов к виновнице торжества, да и начать следовало с поздравлений, но никто не хотел быть первым.

– Странно наблюдать тишину на моем дне рождения, – тихо произнесла Линда. – Никто ничего не хочет сказать?

Родственники молча переглянулись.

– Эм… – протянул кузен, – ты, на удивление, красива. Особенно этот рисунок хной на спине.

– Это не хна, – ответила Линда.

– В смысле? – удивился кузен.

– Это настоящая татуировка, – ответила Линда, поднимаясь. – Так же как и эта, – она отодвинула стул, поставила на него ногу и продемонстрировала кузену и дедушке свою татуировку.

– Линда! – возмутилась Ли. – Что ты себе позволяешь?!

Она была в шоке от поведения дочери. А это заявление! Настоящая татуировка.

– Рассказываю кузену о своих татуировках, – спокойно ответила Линда. – Кстати, милый Кристофер, это еще не все. Чуть ниже, – она провела рукой по талии, – есть еще одна.

– Линда! – Ли срывалась на крик. Дензэль, на удивление, спокойно реагировал на такое развязанное поведение дочери.

– Что? – удивилась именинница. – Кузен сам не раз предлагал мне… того.

После этих слов Кристофер поперхнулся вином и, кашляя, забрызгал им скатерть.

– Тетя Ли, это не правда! – начал оправдываться он.

– Милый Кристофер, – с улыбкой произнесла Линда, – не лги хоть сегодня. Все–таки, у меня праздник.

Как ни прискорбно, но это правда. Кристофер действительно приставал к Линде с недвусмысленными предложениями. Конечно, большей частью это были простые насмешки, но сейчас Линда не врала.

– Линда, что ты себе позволяешь?! – Ли подскочила и собиралась отчитать дочь. Но не хотела этого делать при Дензэле и своем отце. Такое поведение Линды она считала своим промахом. Как это не удивительно, но Ли считала себя хорошей матерью. И то, что Линда сейчас вытворяла, она считала ошибкой в воспитании дочери. По сути, доля её вины в этом была.

– Сегодня мой день рождения! – ответила Линда. – Мой день! И я что хочу, то и вытворяю!

Ли не могла найти, что ответить такой дерзости дочери. Ей захотелось выписать Линде пощечину, но она сдержалась. Развернувшись, Ли вышла из столовой. Уже в холле, её нагнал голос дочери.

– Мама, я лесбиянка.

Ли показалось, что ей послышалось. Она повернулась к дочери и переспросила:

– Что?

– Ну, я хотела не так это сказать! – расстроено произнесла Линда. – Я думала, что мы будем сидеть, как всегда, беседовать о том, о сем, и я скажу это вам. А вы на нервах.

– Ты лесбиянка? – спросила Ли, возвращаясь в столовую

– Да, – ответила Линда.

Ли не знала, что ей ответить дочери. Она посмотрела на племянника, отца, мужа. Племянник с интересом смотрел на кузину. Дедушка отнесся к этому спокойно. Дензэль же был в ярости. Он сидел с каменным лицом, пальцами правой руки поглаживая стол. Явный признак того, что муж в ярости.

– Но как? – понимая, что поддержки мужчин у неё не будет, с трудом смогла произнести Ли.

– Помнишь, у меня была няня, Аманда Ламейер, – произнесла Линда. – Не так давно мы с ней встретились, и… она меня многому научила.

Аманда. Аманда! Эта сучка разукрашенная все–таки влезла в постель! Не к её мужу, а к её дочери!

Не выдержав, Ли влепила дочери пощечину. Зарыдав, она покинула столовую. Дензэль молча встал из–за стола и так же ушел из столовой. Но, в отличие от жены, он пошел не на второй этаж, а к входной двери.

– Ты лесбиянка? – смеясь, спросил Кристофер. Он снова стал спесивым и самоуверенным. Весь шарм Линды, который поразил его, развеялся после смачной оплеухи от Ли.

– Да, – присаживаясь за стол, ответила Линда. Она потирала рукой место удара. Все–таки больно получить ладонью с размаха.

– Ну и какие же девочки тебе нравятся? – наклонившись к Линде, с издевкой спросил кузен.

– Кристофер! – строго произнес дед, но парень не обращал на него внимания. Линда тоже была бы рада не видеть его холенную морду. Она бросила быстрый взгляд на кузена и, уже отводя глаза, заметила соусницу, что стояла так близко к нему. Потом она опустила взгляд на его галстук.

«Дорогой галстук. Не менее пятисот долларов» – подумала она.

Резким движением, она схватила кузена за галстук и дернула его вниз. Не ожидавший такого кузен лицом плюхнулся в соусницу. Соус фонтаном взлетел вверх, орошая и лицо Кристофера, и галстук, и рубашку с пиджаком.

– Ах, ты же... – выругался кузен, отскакивая от стола весь в соусе. Он хотел броситься на Линду, вмазать ей как следует. Плевать, что она девушка. Она испачкала его дорогой костюм!

– Сейчас ты у меня получишь! – крикнул он, двинувшись на неё. Признаться, Линда испугалась в тот момент. Все–таки кузен был выше её и физически сильнее. Она подскочила со стула и готова была со всей силой ударить коленом ему в пах, но тут вмешался дедушка. Он перехватил руку кузена и строго произнес:

– Довольно! Ступай в машину!

От такой дерзости, кузен хотел вырвать руку и надавать сначала второму своему обидчику, но заметив, что это дед, не решился.

– Но… – возмущенно начал он.

– Я сказал довольно! – крикнул дед, и кузен заткнувшись, направился прочь.

В столовой они остались одни.

– Не так я себе это представляла, – произнесла Линда.

– Ты не видела, как я сказал своему отцу, что иду служить на флот, вместо того, чтобы идти учится, – улыбнувшись, ответил дедушка. – Скандал был грандиозный.

– Дедушка… – начала Линда. Она хотела, и извиниться перед ним, и объясниться, но он её остановил.

– Постой, – произнес он, – мне все равно, кого ты любишь, женщин или мужчин, для меня ты была, есть и будешь любимой внучкой. Но вот родители у тебя… – он запнулся, стараясь подобрать слова, – они сложные, и отношения у них сложные. Я их не понимаю, но это их дело, их семья. Ваша семья. Объяснись с ними.

– Хорошо, – кивнула Линда.

– Вот и славно, – улыбнулся дедушка. – Кстати, с праздником. Тебе уже семнадцать!

– Спасибо! – она обняла деда.

– А это в качестве подарка, – он протянул ей небольшую коробку. Открыв, Линда увидела красивое ожерелье, усыпанное драгоценными камнями. – Оно должно подойти к твоему платью.

– Огромное спасибо! – искренне произнесла Линда, доставая украшение. – Поможешь? – она указала на шею.

– Да, конечно! – произнес он и помог Линде надеть украшение.

– Ну как? – спросила она. В столовой не было зеркала, и она не могла видеть себя.

– Тебе очень идет! – улыбнулся дед и уже серьезным тоном добавил. – С родителями объяснись.

– Разумеется, – ответила Линда, – а… – она указала на дверь, куда выбежал кузен.

– С этим сопляком я сам разберусь, будет знать, как понимать руку на тебя.

– Хорошо, – улыбнулась Линда. Распрощавшись, дед ушел, а она пошла на второй этаж, надо было поговорить с матерью. Но перед этим она зашла к себе в комнату, чтобы кое–что взять.

 

***

Ли сидела в кабинете мужа и рыдала.

– Мама? – осторожно открыв дверь, Линда вошла.

Ли даже не отреагировал на дочь. Она закрыла лицо руками и продолжила рыдать.

– Мама! – Линда позволила себе повысить голос, чтобы Ли обратила на неё внимание. Это сработало. Ли перестала плакать и с нескрываемой ненавистью посмотрела на дочь. Увидев взгляд матери, Линда испугалась, но смогла перебороть себя. Этому разговору суждено было состояться.

– Послушай, – Линда протянула матери плеер. С нежеланием та взяла его и надела наушники. Нажав «Play», Ли услышала негромкие пианинные аккорды и тихую речь на незнакомом ей языке. Потом начали добавляться новые инструменты, речь умолкла, бит выстукивал ритм. Голос завел песню. К нему подключился другой. Так они и чередовали друг с другом до припева. В припеве они так же чередовались, но припев Ли понравился больше. Дослушав песню, она сняла наушники и протянула плеер Линде.

– Я не люблю немецкую музыку, – сухо произнесла она.

– Это не немецкая группа, а русская, – ответила Линда.

– Какая разница, – отмахнулась Ли, – все равно гавкающий язык.

– Да, ты не поняла о чем песня.

– А если бы и поняла, то что?

– Это группа так смешно называется. «Международные Иванушки». Иванушка это такое русское имя. Правда, забавное название?

– И что? – с серьезным лицом спросила Ли.

– Эта песня про одинокую куклу. Девочка выросла, и кукла стала никому не нужной.

– Ты хочешь сказать, что ты выросла? – с вызовом спросила Ли.

– Не совсем хорошее сравнение, – игнорируя вопрос матери, продолжила Линда. – В нашем случае выросла кукла.

– Я никогда! – закричала Ли. – Слышишь, никогда не считала тебя куклой!

– Да?! – удивлено спросила Линда, так же повышая голос. – То есть домашнее обучение, указания с кем дружить, а с кем нет, не желание отдавать меня в школу искусств – это все забота о моем будущем? Чушь! Ты нашла себе куклу и игралась с ней!

– Я забочусь о тебе! – кричала Ли. – Что ты заработаешь своей мазней?! Твоя Аманда тебя содержать будет?! Или ты проституткой станешь?! Холстом ты уже стала!

В следующий миг кабинет огласил звонкий звук пощечины.

– Прощай, мама, – тихо произнесла Линда, щека Ли краснела от удара. Её дочь позволила себе поднять на неё руку. Она не знала, что ей делать. Ударить в ответ. С силой, чтобы у этой соплячки челюсть отлетела! Как она посмела позволить себе такую дерзость?! Поднять руку на мать! На ту, что дала ей жизнь! На ту, что всю жизнь оберегала её! Ли была в гневе, а Линда быстрым шагом шла прочь.

 

***

– Платить будем? – поинтересовался водитель. Линда поймала машину и приехала к Аманде, но свой телефон она оставила дома, как и деньги.

– Простите, можно от вас позвонить? – спросила она. – У меня нет денег.

– Нет денег, говоришь, – произнес водитель, нахально осматривая Линду, но телефон все равно протянул. Линда знала номер Аманды и быстро набрала его. Только бы та взяла трубку. Аманда имела одну привычку: она часто игнорировала звонки с незнакомого номера. Линда начала уже нервничать. Ухмылка на лице водителя увеличивалась, а трубку Аманда не брала.

– Если никто не отвечает, то можно рассчитаться и другим способом, – произнес водитель, протягивая руку к кнопке блокировки дверей. Линда хотела быстро выскочить, но тут Ананда взяла трубку.

– Да, – недовольно произнесла женщина в трубку.

– Аманда, это Линда. Я возле твоего дома, выйди, пожалуйста, я забыла дома деньги, а с водителем надо рассчитаться, – дрожащим голосом протараторила Линда.

Водитель убрал руку в кнопки блокировки дверей и молча стал наблюдать за разговором.

– Ты? Здесь? Сейчас? – удивилась Аманда, но в следующую минуту встрепенулась. – Что с твоим голосом? С тобой все в порядке?

– Да, все хорошо,– наиграно ответила Линда, хотя внутри вся дрожала. – Просто надо как можно быстрее рассчитаться с водителем.

– Я поняла, сейчас спущусь, – ответила Аманда и повесила трубку.

– Твоя подружка сейчас вынесет деньги? – ехидно спросил водитель. – Жаль, – он протянул руку и провел ладонью по волосам Линды. Это взбесило Линду, она перехватила его руку и с силой отбросила от себя.

На что водитель другой рукой схватил её за подбородок и прижал к креслу. Линда уже готовилась к самому худшему, но дверь машины резко открылась и на улице стояла Аманда. На ней были только стринги и полотенце на плечах, которое никак не скрывало обнаженную грудь. В одной руке она держала зажатые купюры, а в другой револьвер.

– А теперь, убери руки от неё, – она присела у двери. – Она несовершеннолетняя, – оружие Аманда держала опущенным вниз, но в любой момент могла поднять и нацелить на водителя. – Забирай свои деньги, – она кинула купюры в салон машины и свободной рукой вытянула оттуда Линду.

– Эй, – собрав купюры, возмутился водитель, – здесь не хватает!

Аманда, которая уже отошла на несколько метров, повернулась к выскочившему водителю.

– Это, – она указала на револьвер, – Smith & Wesson M66 Combat Magnum. Я давно с него не стреляла, но вот дело в том, что он удобен как раз для тех, кто не практиковался в стрельбе. Я могу прострелить тебе плечо, а полиции рассказать, что ты собирался изнасиловать мою подругу. Несовершеннолетнюю подругу. Она легко подтвердит мои слова. Мои действия будут классифицированы как допустимая самооборона. А вот ты пойдешь под суд. Да еще с дырявым плечом.

Водитель замялся. Он, конечно, мог настаивать на своем, но здравый смысл взял вверх. К тому же, было пол–одиннадцатого ночи, и любой сосед мог наблюдать за этой картиной. И полуголая баба, вырывающая девчонку из такси, картина явно не в его пользу.

– Я ошибся, – ответил он, – здесь все хватает.

Он быстро сел в машину и уехал.

– Как ты? – спросила Аманда.

– Спасибо тебе! – ответила Линда, обнимая любовницу. – Все… – продолжила она. – В общем, я не так это представляла.

Аманда улыбнулась, поглаживая девушку по голове.

– Мисс Ламейер, у вас все в порядке? – послышался мужской голос от дома. Линда отстранилась от Аманды. Женщины посмотрели на вход в дом. Там стоял здоровый чернокожий парень в футболке и дутом жилете. Он держал в руках помповое ружье, явно намереваясь встать на сторону женщин.

– Да, Джонни, все замечательно, – весело ответила Аманда. – Спасибо за беспокойство!

Она кокетливо повернулась к парню. Полотенце она натянула за свисающие концы и прижала к груди. Парень задержал взгляд на фигуре женщины, но в его взгляде не было того пошлого вожделения, как у водителя. Парень восхищался этой женщиной.

– Оружие лучше держать дулом вниз, – произнес парень, указывая на револьвер, который Аманда неосторожно направила на себя, держа полотенце.

– Спасибо, я буду внимательна, – улыбнулась она. Парень кивнул и ушел в дом.

– Пойдем, – произнесла она Линде, – нечего здесь торчать.

– Кто это? – спросила Линда, когда они поднимались в квартиру.

– Ты про Джонни? – спросила Аманда и, не дожидаясь ответа, продолжила. – Это хороший мальчик. А хорошему мальчику, когда он подрастет, нужна хорошая учительница.

– Ты спала с ним? – с ревностью спросила Линда. Аманда остановилась и повернулась к ней.

– Девочка моя, – ласково начала она, – я же говорила тебе, не стоит ревновать к мужчинам.

– Прости, – кивнула Линда, – просто я так устала за этот вечер.

– Ничего, – ответила Аманда, – сейчас ты ляжешь спать. Все разговоры завтра.

– Хорошо, – кивнула Линда и пошла за Аманадой.

Категория: Линда | Добавил: AlexShostatsky (05.11.2018)
Просмотров: 31 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar