photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать

ХIХ

Кадры закончились и проектор светил на криво повешенную простыню на стене старого сарая.

– Это сарай Итана? – осматриваясь, спросил Эдвард. Он был одет в ту же рубашку и брюки, что и в день встречи с Войтовским. Мужчина старался прийти в себя после просмотренного, но это было тяжело, смотреть на себя со стороны. Даже не так, смотреть фильм про себя. Смотреть его своими глазами.

– Да, – снимая бобины с проектора, ответил Ричард. На нем была военная форма и бронежилет. Карабин он прислонил к старому стулу, а каску повесил на его спинку.

– Проектор тоже его, помнишь? – спросил он у Эдварда.

– Да, – кивнул Эдвард. – Мы часто смотрели здесь фильмы. Теперь я это знаю.

– Не знаешь, а помнишь, – поправил его Ричард, складывая бобины в старую потертую коробку. – Ты должен помнить, кем ты был. Кем мы были.

Ричард подошел к своему стулу, взял шлем и карабин.

– А теперь иди, – сказал он Эдварду, указывая на дверь с надписью «Выход». Этой двери раньше не было в сарае Итана. На её месте были большие плохо закрывающиеся ворота. Одна из створок покосилась и Итан все никак не находил время исправить её.

– Твой путь лежит туда, – добавил Ричард, направившись в дальний угол сарая, где лежал большой тюк сена.

– А ты куда? – удивленно спросил Эдвард.

Ричард подошел к тюку и отодвинул его. За ним был небольшой лаз в досках сарая. Несколько досок внизу сняли с гвоздей и развели в стороны. Этого лаза тоже не было в действительности. Как тюка сена. Там, в углу стоял стол с инструментами, а рядом старый трактор на подпорках вместо передних колес.

За лазом – непроглядная тьма. Из этой тьмы доносился грохот сражения вперемежку с аккордами AC/DC.

– Я не могу пойти с тобой, – произнес Ричард, оглянувшись. Он повесил карабин на плечо и надел каску.

– Ты – это то, чем мы должны были быть, но я не смог, – продолжил он, застегнув ремешок. – Я ушел. Ушел туда, – Ричард показал в лаз в стене, – где парни еще живы, где бой еще не окончен. Я взвалил всю ответственность за себя на Джейн.

– Она справилась, – улыбнулся Эдвард.

– Да, – кивнул Ричард, – она справилась, но нам пора возвращаться.

Он направился к лазу.

– Постой! – окликнул его Эдвард.

– Да? – оглянулся Ричард.

– Можно, я назовусь твоим именем? – спросил Эдвард.

– Конечно! – радостно воскликнул Ричард. – Ведь это наше имя!

– Да, ты прав! Прощай, Ричард.

– Прощай, Эдвард! – произнес Ричард и шагнул во тьму лаза. Доски за ним медленно сошлись, закрыв лаз.

Эдвард печально посмотрел на стену, оглянулся на дверь и, вздохнув, произнес:

– Пора возвращаться!

Он подошел к двери. Она была приоткрыта, за ней было видно не яркий свет, то ли от восхода солнца, то ли от заката. Закат! Да, ворота сарая Итана выходили на запад! Этот красный свет – закат. И голоса. Эдвард услышал голоса. Тихие голоса. Это были Джейн, Кейт и Хлоя.

– Пора просыпаться! – толкая дверь, повторил Эдвард. – Я не Эдвард Далтон, я – Ричард Перри. Я – Ричард Перри!

С этими словами он шагнул за порог.

 

* * *

– Ты помнишь солдата, который возвращался с войны, а не отца, приезжавшего с командировок, – устало произнесла Джейн, сидя в больничной кресле. Уже трое суток Эдвард был без сознания. Все это время Джейн была рядом с ним, отлучаясь только в туалет. Выглядело она устало, синие круги вокруг глаз, растрепанные волосы, одежда не первой свежести.

– Мой отец был солдатом! – огрызнулась Кейт. Она сильно контрастировала с образом матери. На ней был выглаженный брючный костюм темно-коричневого цвета в узкую полоску. Под приталенным пиджаком была такой же расцветки жилетка и белая блузка. Типичный офисный наряд, но Кейт нравился этот подарок Хлои.

Сбежав после скандала с матерью, Кейт гуляла до утра следующего дня. Боясь нагоняя от отца, она вернулась домой. Но вместо встревоженных родителей и суровых представителей полиции, она встретила Мэтью, который возился в поварском фартуке на кухне. Она даже не сразу узнала старого отцовского друга, заехав ему раскаленной сковородкой по плечу. Только после воплей Войтовского, она вспомнила его. Он рассказал Кейт, что случилось:

– Твоя мама поехала с Ричардом в больницу и осталась с ним, – пояснил Войтовский. – Я тоже поперся с ней, но вовремя вспомнил о мальчугане. Твоего отца оперировали, и я вернулся сюда. Позвонил своей жнее, объяснил ситуацию, с трудом отговорил её не ехать в Лос-Анджелес.

– Моего отца зовут Ричард? – удивилась Кейт.

– Да, – кивнул Войтовский, – Ричард Перри. Мы служили с ним на базе в Сан-Диего. Вместе участвовали в венных кампаниях в Афганистане и Ираке.

– Я знала! – воскликнула Кейт.

– Что ты знала? – спросил Войтовский.

– Я знала, что мой отец не простой клерк! – воодушевилась Кейт. – Он вспомнил!

Она подскочила и побежала в свою комнату. Её переполняла радость. Несмотря на тяжелое состояние отца, она была рада. Он вспомнил! Она добилась своего. Она победила. Как бы Джейн не скрывала правду, за какой ложью не прятала её, Кейт победила.

– Ну да, кому нужен я, – развел руками Метью и, поведя носом, посмотрел на сковородку. – Дьявол! – подскакивая, выругался он, – блинчики подгорели!

Кейт же, заскочив в свою комнату, схватила телефон. На удивление, не одного звонка от мамы. Ах да, она же разбила телефон, швыряя его в голову Кейт. Еще одно доказательство того, что Джейн последняя эгоистка. Она ничуть не подумала о своей дочери! Она готова на все, лишь бы та не говорила правду! Мать настолько погрязла во лжи, что готова разбить дочери голову! Кейт владели эмоции, а не здравый рассудок. Импульсивный поступок матери она воспринимала как проявление ненависти и эгоизма. Но это был лишь импульсивный поступок.

Но удивительным было и другое, ни одного звонка от Хлои. Странно, уж бабушку бы точно вспомнила о ней, в такой ситуации. Пап в больнице, маме все равно, но бабушка не такая как Джейн. Ничего не понимая, Кейт набрала номер бабушки.

Долгие гудки заставляли нервничать. Кейт даже подумала, что она последняя эгоистка. Как в такой момент она может думать о победе?! Ведь мама и бабушка сейчас там, с ним, рядом, а она сидит здесь и упивается победой над матерью. Он вернул память, он вспомнил, но какой ценой? Сейчас он на грани жизни и смерти, но гордыня затмила Кейт разум. Осознание того, что она победила мать в этом поединке, опьяняла и Кейт поняла, что сейчас никому попросту нет до неё дела.

– Кейти, детка, привет! – как всегда радостно воскликнула Хлоя. – Решила позвонить бабушке?

– Ба, ты сейчас в Лос-Анджелесе? – стараясь сдержать накатившее волнение, спросила Кейт.

– Нет, – ответила Хлоя, – что мне там делать?

– Спасать папу, – ответила Кейт.

– Что с ним? – резко сменив тон, спросила Хлоя.

– Он все вспомнил, – произнесла Кейт.

– Что «все»? – недоуменно спросила Хлоя.

– Что он Ричард Перри, – ответила Кейт.

– Как?! – воскликнула Хлоя. Прошло десять лет, и он вернулся. Ричард. Хлоя даже боялась представить, в каком состоянии её сын. Она отчетливо помнила слова Джейн: «Это может привезти к непредсказуемым последствиям». Что же теперь ждет её сына? Раз Кейт сказала, что его надо спасать, то ничего хорошего из этого не вышло. Но как все это произошло? Неужели что-то дало толчок, воспоминание, отголосок прошлого.

– Я ему помогла, – честно ответила Кейт.

– Кейти, детка, ты даже не представляешь, что ты натворила! – произнесла Хлоя. Глупая девчонка! Но она всем сердцем любит отца. Это Хлоя понимала, но Кейт еще юна и её любовь проявляется не так как у взрослой женщины. Она импульсивна, она максималистка. Это она поняла по общению с внучкой. Кейт резка. И она любит Эдварда. Возможно, даже сильнее, чем Джейн. И это проблема для матери. Особенно с таким мужем как Эдвард. Признаться, они расслабились. Они это Джейн и Хлоя. Прошли года и все привыкли к новому Ричарду – Эдварду. Но вот Кейт выросла, её чувства стали острее, ревность к Джейн жгучей, и, как результат, теперешняя ситуация.

– Представляю, – произнесла Кейт. – Даже очень представляю.

Хлоя не стала переубеждать внучку. Она молча положила трубку и отправилась в Лос-Анджелес.

И вот сейчас, они втроем сидели в палате Эдварда.

– Ты действительно думаешь, что я забрала у тебя отца?! – не выдержала Джейн.

– Успокойтесь! – воскликнула Хлоя. Джейн замолчала, опустив голову, а Кейт не стала отвечать, посмотрев на отца, лежавшего на больничной койке. Эдвард был подключен к аппарату искусственной вентиляции легких через носовой катетер. Кардиомонитор размерено попискивал.

– Вам не надоело?! – продолжила Хлоя. – Прошлое не возвратить!

С Патриком остался Итан, который не пожелал отпускать взволнованную супругу одну. Хлоя была взволнована настолько, что не смогла сказать мужу сразу, куда и почему они едут. Сейчас внук и дед сидели дома и смотрели бейсбольный матч по телевизору.

– Это не так, – возразила Кейт. Джейн нервно усмехнулась на реплику дочери. Хлоя была более резкой:

– Хватит! Сколько можно грызться? Джейн, – обратилась она к невестке, – ты хоть осознаешь, что ты сделала?

– Я? – усталым голосом спросила Джейн.

– Да, ты, – кивнула Хлоя. – Теперешнее состояние моего сына – последствие твоих действий.

– То есть, вы хотите сказать, что виновата я? – Джейн постаралась произнести эту фразу с вызовом, но из-за хриплого голоса вышел просто вопрос.

– Я не говорила, что ты виновата, – произнесла Хлоя. – Я сказала, что мой сын в таком состоянии из-за последствий того, что ты сделала. Боже, Джейн, я даже не знаю его имя! Кто он сейчас, Ричард или Эдвард?

– Ричард, – произнесла Джейн. – Теперь он Ричард. И я не знаю... – она посмотрела на Кейт. – Это ты виновата.

– Я?! – язвительно переспросила Кейт. – Нет, мамочка, ты что-то путаешь. До такого состояния его довела ты!

– Хватит! – крикнула Хлоя, стараясь прекратить перепалку между матерью и дочерью.

– Джейн, – выдержав пауза, продолжила Хлоя, – мы не ищем виноватого. Ты наломала дров десять лет назад, Кейт повторила твою ошибку сейчас. Мы видим последствия.

– И что? – устало спросила Джейн.

– Ты спрашиваешь «и что»? – удивилась Хлоя. Кейт, на удивление, промолчала. Лишь отошла к окну и стала там, скрестив руки на груди.

– А ничего, отвечу я тебе, – продолжила Хлоя. – Если уж и искать виноватых, то это мы с тобой. Да, дорогая моя Джейн, мы с тобой! Ты струсила! А я поверила!

– Я струсила? – поднимаясь, спросила Джейн. – Да что вы знаете?! Не вы были здесь, когда он, – она указала на лежащего Ричарда, – сходил с ума! Он не мог пережить это! Знаете, что он мне рассказывал? Он мне рассказывал, как беременную женщину переехал танк! На его глазах! Он медленно сходил с ума! И вот в один момент появился Эдвард. По сути, тот же Ричард, только зовут иначе и прошлого не помнит.

– И ты легко приняла его! – не выдержала Кейт. – Просто поменяла, так? Отформатировала диск! Ты не боролась за него! Ты не желала его вернуть! Ты нашла самое простое решение и тебя оно устроило!

– Я делал это и ради тебя, не благодарная…

Багряно-красный свет заката сменился яркой, не прекращающейся вспышкой. Яркий свет расступался, и до ушей Ричарда донеслись отчетливые крики. Джейн кричала на Кейт, Кейт кричала на Джейн, Хлоя пыталась их успокоить.

– Не кричите! – крикнул он, но не услышал собственного голоса. Голоса женщин не унимались, они обвиняли друг друга.

– Не кричите! – стараясь как можно сильнее крикнуть Ричард.

Свет отступал, он уже видел три фигуры перед собой. Они были расплывчатые, нельзя было сказать точно, кто из них кто. Но голоса не стихали. Они не слушали Ричарда.

– Не кричите! – собрав все силы, заорал во все горло Ричард. В одно мгновения все замолкли. Картина перед глазами прояснилась. Он видел измученную Джейн, как всегда стильную и строгую Хлою, а рядом стояла в строгом костюме Кейт. Видеть свою дочь не в джинсах и футболке для него было в новинку, и он даже не сразу её узнал.

Первой среагировал Кейт. С криком «Папа!» она бросилась обнимать Ричарда. Джейн просто села на край койки, взяла его за руку и заплакала. Стоять осталась лишь Хлоя. Она внимательно смотрела на своего сына.

– Как тебя зовут? – сдержано спросила Хлоя.

– Перри, – ответил Ричард. – Меня зовут Ричард Перри.

 

* * *

Прошло пятнадцать лет с того момента как он в последний раз был здесь. За это время Арлингтонское национальное кладбище ничуть не изменилось .

– Кристофер Джордан Бейл, – прочитала надпись на надгробие Кейт, – 11 марта 1974 – 24 февраля 2002. Джордж Кларк 25 июня 1975 – 24 февраля 2002, Брэндон Ли Картер 11 октября 1979 – 24 февраля 2002.

– Хватит, – остановила её Джейн. Прочитать надписи она могла и сама. Зачем озвучивать каждое имя? Это действует по нервам.

– Пусть, – произнес Ричард. – Энтони Грифин 12 января 1978 – 24 февраля 2002, – продолжил читать он. – Питер Крафт 17 августа 1977 – 24 февраля 2002. 22 февраля. В этот день мог погибнуть и я. Но я выжил. Парни нет. Потом был Ирак и снова меня спасли. Вынесли с поля боя. И я все это помнил, накапливал, а потом... как змея сбрасывает кожу, сбросил все. Скрылся за личиной Эдварда Далтона, но пришло время сбросить её как старую кожу. Скажем так, сменился сезон.

– Братья повсюду, поднимите руки ввысь! – донеся тихий голос под тяжелые аккорды откуда-то сзади. – Мы воины, воины Мира!

Кейт достала телефон и посмотрела на дисплей.

– Простите, – произнесла она и, включив связь, отошла в сторону. Отношения дочери и матери так и не наладились. Ричард пришел в себя, его вылечили и выписали из больницы и они отправились в пригород Вашингтона, чтобы посетить могилы его товарищей. Но мать и дочь все еще не нашли общий язык. Кейт была горда тем, что она сделала. Отец поправился и не держит зла на неё, она помогла ему. И это задевало Джейн. Женщина считала, что права она. Нельзя было возвращать Ричарда. Это могло привезти к непредсказуемым последствиям. Могло, но не привело. Все обошлось. Фактически. Всплыло только то, что Джейн подкупила чиновников, и те изменили данные Ричарда, заменив его на Эдварда. Это было сложно и сейчас могло обернуться большими проблемами, как для Джейн, так и для Ричарда. Но Хлоя, которая помогла и в прошлый раз, обещала помочь и сейчас. Выйдет ли? Во всяком случае, в суде она будет говорить, что делала это ради Ричарда. Если, конечно, дело дойдет до суда.

– Нашла время! – возмущено произнесла Джейн.

– Аккомпанемент в самый раз! – улыбнулся Ричард. – Они были моими братьями. Боевые братья.

– Ричард, – начал Джейн, но он не дал ей продолжить.

– Джейн, что случилось не возвратить. Все! Я прошел через это. Я был солдатом, я терял друзей, убивал.

– Да, мы здесь, подходите, – тихо говорила Кейт в трубку.

– Ты помогла мне забыть это, – продолжил Ричард. Ни он, ни Джейн не слушали слов дочери. – Кейт же помогла вспомнить. Эдвард послужил мне, помог отойти от… хотя кому я вру? Часть меня все еще там, где парни живы и гремит гром войны. Но это часть мне больше не нужна. Я отпустил её, сбросил.

– Папа! – окликнула его Кейт. – Подойдите с мамой сюда!

Она стояла чуть в стороне рядом с кем-то, кого скрывало дерево.

– Что она еще придумала? – недовольно спросила Джейн.

– Будь к ней не столь строга, – положив руку на плечо супруги, произнес Ричард. – Давай посмотрим, что она придумала.

Он направился к Кейт. Джейн ничего не оставалось, как последовать за ним. Ричард хотел, чтобы они нашли общий язык, помирились. Он у них были разные взгляды. Кейт считала, что победила в эфемерной битве с Джейн. Джейн же считала, что Кейт просто маленькая взбалмошная девчонка, которая чуть не погубила отца.

Кейт стояла в компании женщины арабской внешности и такого же мальчика лет двенадцати.

– Папа, – начала Кейт, – это Индира и Борхан.

– Здравствуйте! – улыбнулась женщина. Мальчик смущено кивнул.

– Они приехали из Великобритании специально, чтобы увидеться с тобой, – продолжила Кейт.

– Значит, Индира, – произнес Ричард, протягивая руку для пожатия. Она фактически не изменилась, Конечно, сейчас на ней было не грязное платье, а дорогой юбочный костюм серого цвета. Волосы были не растрепаны, а собраны в хвост. Но двенадцать лет, прошедшие с их первой и последней встречи практически не изменили её. Такое же красивое и молодое лицо.

– Вы меня помните? – пожимая руку Ричарда, произнесла Индира. – Я вам так благодарна! Вы спасли меня и сына! – женщина волновалась. Она с трудом сдерживала слезы. Ведь если бы не Ричард, она могла погибнуть на той крыше. Повстанцы преследовали отряд американцев, те улетели, оставив женщину с младенцем. Всю свою злость они могли выместить на них. Ребенка бы просто сбросили с крыши, а над ней могли и поглумиться. Но это не произошло. И все это благодаря Ричарду.

– Что здесь происходит? – недоуменно спросила Джейн.

– Мама, – произнесла Кейт, – папа не только убивал на войне. Он еще и спасал. Тебе он рассказывал о том, как видел смерть беременной женщины, но мне он рассказал о том, как спас женщину с младенцем. Этой женщиной была Индира.

– Миссис, ваш муж настоящий герой, – произнесла Индира, обращаясь к Джейн. – Он уступил мне место в вертолете, а сам остался на крыше дома, который штурмовали повстанцы.

Ричард присел перед мальчиком и произнес:

– Ты вырос. В последний раз я видел тебя совсем маленьким, завернутым в тряпку.

Мальчик внимательно смотрел на мужчину. Он не произнес ни слова. Он стоял, а по его щекам потекли слезы. В один момент он не выдержал, и обняла Ричарда.

– Ну, ну, не плачь, – похлопал Ричард по спине мальчугана, который закрыв глаза, всхлипывал, рыдая на плече Ричарда.

– Даже ради этого стоило делать то, что сделала я, – тихо произнесла Кейт матери.

Джейн внимательно посмотрела на дочь.

– Ты считаешь, что только ты права? – спросила она.

– Нет, – покачала головой Кейт, – ты была в тяжелой ситуации, я этого не отрицаю, но время идет. Нельзя зацикливаться на одном решении. Ты же видела, его что-то гложило. Он вырывался, он пытался вспомнить сам. Я лишь подтолкнула его к этому, – она посмотрела на отца, обнимающего плачущего мальчика. – И, поверь, это того стоило! Он рассказал мне о них, когда вы с бабушкой уснули на диване в его палате. Он пережил настоящий ужас, но он и герой, спасший жизни.

– Мы обе наломали дров, – произнесла Джейн. Кейт посмотрела на мать и обняла её. Впервые за долгое время мать и дочь пошли на примирение. Они обе признали свои ошибки. Во всяком случае, не отрицали, что совершили их.

– Нет, мама, – произнесла на ухо Джейн Кейт, – не вдвоем, втроем. Бабушка тоже винит себя.

– Да, – отпрянув от дочери, кивнула Джейн, – трое. Просто мы не учли, что ты будешь настолько упрямой.

– Просто мы втроем любим его, – улыбнулась Кейт. – Только каждая по-своему. Хлоя материнской любовью, ты страстью, а я…

Она не стала открываться матери. Сказать, что она любит отца как женщина, а не как дочь Кейт не смогла. Это бы разрушило шаткое равновесие между ними, а она и сама уже устала от этой вражды. Да, она считала себя победительницей, но отец принадлежит не только ей. Джейн и Хлоя имеют такие же права на него. Он их муж и сын.

– Конечно, – воодушевилась Джейн. – Мы все его любим! И мы любим тебя! Ты все делала ради него, как и я когда-то. Просто я не заметила, что в этом ты так похожа на меня.

А на кого мне быть похожей, как не на тебя, мама? – обнимая мать, произнесла она.

Джейн не ответила на этот вопрос. Она просто закрыла глаза. Кейт ж смотрела влюбленным взглядом на Ричарда. Пусть её чувства останутся тайной даже от него.

 

* * *

– …после эвакуации на Кипр, Джессика помогла нам перебраться в Великобританию и устроиться там, – рассказывала Индира Джейн. – Отец Борхана пошел в ряды повстанцев, и я о нем больше ничего не знаю. Возможно, он погиб. Восстание было подавлено, но возвращаться туда я не хочу. Там нет будущего ни для меня, ни для сына. Когда сыну было три, я вышла замуж за Карла…

Женщины шли чуть позади и разговаривали. Борхан молча шел рядом с ними.

– Как ты нашла их? – спросил Ричард. Они с Кейт шли немного впереди женщин.

– Помог твой старый знакомый, – ответила Кейт.

– Войтовский? – спросил Ричард.

– И он тоже, – кивнула Кейт, улыбаясь.

– Кейт, ты о ком? – удивился Ричард.

Дочь остановилась и посмотрела отцу в глаза.

– Его зовут Ник, – произнесла она. – И он просил передать, что рад, что ты смог вернуться с войны.

– Да, я смог, – ответил Ричард и обнял дочь.

Он смог вернуться с войны.

 

КОНЕЦ

январь – июль 2019

 

Категория: Сбрасывая кожу | Добавил: AlexShostatsky (03.07.2019)
Просмотров: 155 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar