photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XVII

Телефон разрывал тишину квартиры. С трудом нащупав трубку радиотелефона, Джейн нажала на кнопку принятия вызова.

– Джейн Перри? – резко спросил женский голос в трубке.

– Да, – сонным голосом ответила Джейн.

– Я вас разбудила? – спросил голос. Джейн посмотрела на часы. «11:17» – гласило табло. Спать они легли в пять утра. До этого просто гуляли. Гуляли по городу, изучая его. Эдвард не помнили абсолютно ничего. Нет, кое-какие воспоминания в его голове проскакивали, но это были лишь обрывки.

– Нет, – соврала в трубку Джейн.

– Прекрасно! – ответил голос. – Это доктор Эмилия Прайс.

Услышав имя, Джейн осторожно встала с кровати, поглядывая на спящего Эдварда, и вышла из комнаты, прикрыв дверь.

– Что-то случилось? – тихо спросила Джейн, войдя на кухню. Она старалась не выдать голосом ,что испугалась. Она напрочь забыла об Эмилии и сейчас она появилась как гром средь ясного неба, нарушив их с Эдвардом идиллию. Идиллию забвения и возвращения из него. Медленного возвращения.

– Это должна спрашивать я, – ответил Эмилия. – Вы пропали на три недели. Как состояние Ричарда?

– Его больше нет, – произнесла Джейн.

– То есть? – удивленно спросила Эмилия. – Что с ним?!

– Он ушел, – произнесла Джейн.

– Как ушел, Джейн? – взволновано спрашивал Эмилия. – Что с вашим мужем?

– С ним все в порядке, – тихо произнесла Джейн.

– Подождите, вы же сказали, что ваш муж ушел! – продолжила Эмилия. – Куда он ушел? Джейн, его состоянии это плохо! Это очень плохо! Он не стабилен. А если он снова потеряет сознание? Эдвард вообще ничего про этот мир не знает. Он будет искать вас…

– Ушел Ричард, – перебила её Джейн.

– Понимаете? – не заметив тихой реплики Джейн, продолжила Эмилия. – Он может... стойте, что вы сказали? – осеклась она.

– Ричард ушел, а Эдвард остался, – произнесла Джейн.

– Как это, Ричард ушел? – недоуменно спросила Эмилия.

– Больше не было обмороков, – пояснила Джейн. – Теперь это Эдвард. Мы с ним гуляем, разговариваем. Он тихий, добрый, ласковый. Он как Ричард до всего этого. Тот самый Ричард.

– Да, в этом и есть разница между личностью и альтер-личностью вашего мужа, – произнесла Эмилия.

– Пусть так и будет, – произнесла в трубку Джейн.

– Что? – удивилась Эмилия. – Вы хоть понимаете, чего вы просите?

– Понимаю, – кивнула Джейн.

– Нет, вы не понимаете, миссис Перри! – воскликнула Эмилия. – Ваш муж болен!

– Да, но Ричард больше не возвращается, – парировала Джейн. – Теперь только Эдвард.

– А если он вернется? – спросила Эмилия. – Вы осознаете ответственность?

– Да, осознаю, – ответила Джейн.

– Приезжайте ко мне через два часа,– произнесла Эмилия.

– Зачем? – недоуменно спросила Джейн. – Я же сказала…

– Все равно его надо наблюдать, – перебила её Эмилия. – Вы же лжете ему? По поводу памяти.

– Я говорю, что он потерял память после неудачного падения в Альпах, – произнесла Джейн.

– В Альпах? – удивилась Эмилия.

– Да, это первое, что пришло в голову, – стала оправдываться Джейн. – Он очнулся и начал задавать вопросы, а я не знала, что и сказать. Первое, что я увидела это прошлогодний настенный календарь с изображением гор. И я придумала эту сказку про Альпы.

– Какую сказку, Джейн? – настаивала Эмилия. Эта самодеятельность Джейн может привезти к плачевным последствиям! Надо было сразу же отказываться от работы с бывшим военным. Но она смогла уговорить!

– Что он получил травму плеча, катаясь на лыжах в Альпах, – произнесла Джейн.

– Боже, Джейн! – произнесла Эмилия. – Через два часа жду вас у себя с Рич... – она запнулась и быстро исправилась, – Эдвардом. Надеюсь, вы действительно осознаете всю проблему.

Эмилия повесила трубку. Джейн в сердцах отбросила трубку от себя. Конечно, она все осознает! Она любит Ричарда, но он искалечен, изранен войной. Эдвард – не альтернативная личность. Это её Ричард. Не Ричард, оставшийся на войне, а её. Да, она боялась его. Боялась, что он станет другим. Но этот тот Ричард. Любимый и родной. Возможно это знак свыше, возможность начать все с начала. Ведь они молоды, у них еще многое впереди. Да, Эдвард не помнит ни Хлои, ни Итана, ни Кейт, но это пустяки! Главное, что он помнит её. Она будет его проводником в этом мире. В мире, где не будет войны, где не будет Мэтью Войтовского, не будет могил парней. В мире, где будут только близкие и дорогие ему люди.

– Что-то случилось, милая? – спросил Эдвард, входя на кухню. Джейн так и сидела у окна, пустив слезу.

– Нет, с чего ты взял? – натянуто улыбнувшись, спросила в ответ она, смахнув слезу.

– Просто я проснулся, а тебя рядом не было, – ответил он, присев рядом с ней и взяв её руки в свои. – А ты сидишь тут. Все в порядке?

– Прости меня, – произнесла Джейн. Разговор с Эмилией выбил её из колеи, вернул в суровую реальность, и теперь она с трудом сдерживала эмоции.

– За что? – улыбнулся, недоумевая Эдвард. Он поправил прядь волос, упавшую на лицо Джейн.

– Я совсем забыла! – воскликнула она. – Сегодня мы должны пойти на прием к доктору Прайс! Прости меня!

– Что ты, не расстраивайся! – постарался успокоить её Эдвард. – Сколько у нас еще времени?

– Через два часа мы должны быть у неё, – растеряно произнесла Джейн, ища глазами часы.

– Хорошо, мы успеем! – весело ответил Эдвард. – Давай, поднимайся! – он встал с корточек и потянул её за руки. Нехотя, Джейн поднялась.

– Иди, прими душ, – произнес он с улыбкой.

– Ты прав, – улыбнулась Джейн и направилась в ванную. Она даже хотела предложить ему принять душ вместе, но передумала. Им надо собираться к Эмилии. Ей надо собраться с мыслями.

Стоя под струями воды, Джейн думала о том, что скажет Эмилии и что Эмилия скажет Эдварду. Ричарда больше нет. Он ушел. Ушел далеко и, возможно, навсегда. Во всяком случае, на это надеялась Джейн. Она устала видеть страдания любимого мужчины. Ричард был на грани. Она даже видела, как он держал нож, повернув его лезвием к себе. Он помышлял о самоубийстве. Тогда она включила свет на кухне и спросила, что он делает. Ричард развернул нож и сказал, что захотел хлеба с маслом. Но она понимала, что это был рубеж. Надо было бежать к Эмилии, подключать других специалистов, но она не смогла. «Вы боитесь за себя» – отдавались набатом слова Эмилии в голове Джейн. Нет, нет, нет! Она за него переживает! Не надо! Не надо ему мучится! Врачи только искалечат Ричарда еще сильнее!

– Не надо ему, не надо, – тихо говорила она, пока теплые струи стекали по её коже.

Ричард ушел. Вместо него пришел Эдвард. И это не заслуга Эмилии как врача, это её заслуга. Её, Джейн. Она вымолила его. Она молилась, когда Ричард уезжал в Афганистан. Она молилась, когда его везли израненного из Ирака. И она молилась после той попытки суицида. Да, это она его остановила. Она не закатывала скандалов и истерик, не требовала объяснений. Она просто вовремя включила свет. Просто нажал на кнопку. Это она спасла Ричарда. Да, сейчас он не помнит ничего и не вспомнит! Он никогда не вспомнит войну. Точнее, не узнает. Ведь Эдвард это чистый лист. Он не узнает, что такое война, что такое боль. Он будет хорошим мужем и отцом. Он не знает Кейт, но он обязательно полюбит её. Он познакомится с Итаном и Хлоей. Это его родители, они любят его. Они вместе создадут нового Ричарда. Хлоя и Итан поддержат её, в этом Джейн была уверена. Ведь не только она потеряла мужа, но они сына. Вместе они смогут вернуть своего Ричарда. Пусть даже его будут звать не Ричард Перри, а Эдвард Далтон.

Выключив воду, она не стала вытираться, просто завернулась в полотенце и вышла из ванной. На другом конце коридора, у двери в кладовую, на полу сидел Эдвард. Он держал в руках старую коробку из-под обуви, в которой Ричард хранил старые фото и рассматривал снимки.

– Ты не говорила, что я играл в бейсбол! – улыбаясь, произнес Эдвард, показывая свое детское фото, на котором он стоял с бейсбольной битой и в шлеме.

– Милый, давай после приема у доктора Прайс посмотрим фото, – испугано произнесла она, подбегая к Эдварду. Джейн схватила стопку старых фото и быстро запихнула её в коробку. От резких движений, полотенце с её тела слетело, и теперь она сидела перед Эдвардом полностью обнаженной.

– Ого! – осматривая обнаженную фигуру жены, произнес Эдвард. Он попытался притянуть её к себе, но она освободилась из его объятий.

– Мы опаздываем, – улыбаясь, произнесла она, поднимая полотенце с пола. Эдвард любил её. И сейчас речь не только о чувствах. У Ричарда была затяжная депрессия, и близость была ему неинтересна. А Эдвард был другим. Толком ничего не зная о ней, он любил её. Во всех аспектах.

– Хорошо, – кивнул Эдвард, – собираемся.

Он ушел в ванную, а Джейн с опаской посмотрела на стопку фотографий. Там были не только его детские фото, но и со службы.

– Надо от них избавиться, – тихо произнесла она. В ванной шумела вода, и Эдвард её не слышал. Она схватила коробу и понесла её в комнату. Главное сейчас спрятать фото. Бросив её на диван, Джейн осмотрелась. На серванте лежала нашивка Ричарда, подаренная ему Великобританией как награда за спасение журналистов. Рядом стояла напольная ваза, подарок его товарищей на свадьбу. Там даже была небольшая гравировка, скрытая сейчас искусственными цветами:

 

 «Ричарду и Джейн с наилучшими пожеланиями от бойцов третьей роты.

P.S. Ты смелая девочка, раз решилась выйти за этого гавнюка замуж».

 

Она внимательней осмотрела их комнату. Практически каждая вещь здесь связана с прошлым Эдварда. Нет, с прошлым Ричарда. Ведь в этой квартире он стал жить после поступления на службу, когда ушел из родительского дома. Все это не выкинешь и не уничтожишь. Только разве что…

– Пора сжигать мосты, – сдерживая слезы, произнесла Джейн. – Прости меня, Ричард.

 

* * *

– Рада нашей новой встрече, Эдвард! – улыбаясь, произнесла Эмилия.

– Я тоже, – улыбнулся в ответ Эдвард. – Это же не первая наша встреча?

– Третья, – ответила Эмилия.

– Просто эти провалы в памяти, – начал Эдвард, – потери сознания.

– При вашей травме это нормально, – солгала Эмилия. Джейн успела переговорить с ней перед приемом. Она не была в восторге от перспективы лгать пациенту. Это уже не лечение!

– Прошу вас, Эмилия, – умоляла её Джейн. – Он изменился! Мы же можем оставить Эдварда, так? Зачем нам возвращать Ричарда, а?

– Давайте, для начала, я с ним поговорю, – ответила ей Эмилия. Разумеется, такой ответ не удовлетворил Джейн. Она хотела, чтобы Эмилия поняла её, приняла её план. Но Эмили хотела обратного, чтобы Джейн её поняла. И поняла тяжелое состояние Ричарда… или уже Эдварда? Но Джейн уперто хотела оставить все как есть. Только вот это было рискованно, и этого Джейн никак не хотела понять.

– Джейн говорит, что память вернется, со временем, – сказал Эдвард.

– Да, это так, – кивнула Эмилия, – просто ей надо дать толчок.

«И это может привезти к возвращению личности Ричарда и усугублению ситуации» – подумала она. С профессиональной точки зрения – это полная некомпетентность! Боже, что же она делает? Этот вопрос Эмилия задавала себе все чаще. Она знала, что ей надо делать, но не делала. Почему? Эмилия не могла дать на это ответ. Возможно, она, как и Джейн, боялась. Но если это так, то грош ей цена как специалисту. Признай она это сейчас, на её карьере можно поставить крест. Но пойди она на поводу у Джейн, последствия могут быть еще хуже. Могут. Эта оговорка и заставляла, если не согласить с супругой Эдварда, то точно придерживаться её плана. Сейчас они беседуют, но Эмилия не знала, что делать дальше. Эдвард действительно спокоен. Это даже не Ричард в прогрессе лечения. Это абсолютно другой, на удивление, психически здоровый человек. Не идеально, да, в нем есть страхи, комплексы, как и в любом другом человеке. Джейн назвала его «тем самым Ричардом». Возможно, она права и возвращать Ричарда не стоит. Но... опять это «возможно». Эмилия не была твердо уверена в том, что они делают. Делают по молчаливому согласию. Джейн делает, Эмилия фактически не препятствует. «Фактически» – еще одно оправдание её бездействию.

– Я понимаю, – кивнул Эдвард. – Мы гуляем с Джейн по городу, планируем поехать к моим родителям. Они живут в Юте.

– Да, она говорила про это, – произнесла Эмилия.

– Конечно, – улыбнулся Эдвард,– а можно её сейчас пригласить? Я думаю, с ней будет лучше.

– Вы боитесь меня? – с улыбкой спросила Эмилия.

– Нет, что вы! – произнес Эдвард. – Просто она единственная, кого я помню. Представляете, я не помню даже свою дочь. У меня есть дочь!

– Кейт, ей пять лет, – произнесла Эмилия.

– Ну да, вы же мой врач, вы все знаете, – улыбнулся Эдвард. – Так как насчет Джейн?

– Эдвард, во-первых, это ваша терапия, а не Джейн, – произнесла Эмилия, поправляя очки, – во-вторых, Джейн нет здесь. Она уехала по делам. Так что вести разговор мы будем только с вами.

– Она не говорила, что у неё дела, – расстроился Эдвард. Ему нужна была её поддержка. Джейн – единственный в этом мире человек, которого он помнит. Точнее, знает. Он знает, что она его жена. Что она любит его. С этим знанием он проснулся два месяца назад и живет все это время. И боится снова потерять сознание. Просто отключится, как было раньше. Ведь потом неизвестность. Будет ли Джейн с ним рядом, когда он проснется? И проснется ли он в следующий раз?

Своими страхами он поделился с Эмилией.

– В вашей ситуации, это нормально, – заверила его Эмилия.

– Но я не знаю, что делать, – ответил Эдвард.

– Для начала, сохраняйте спокойствие, – начала Эмилия. – Вам желательно избегать сильных стрессов. Старайтесь дозировано получать информацию. Особенно, когда поедете к родителям. Ваш родной дом уже сам по себе воспоминание.

– Дом, – повторил Эдвард. Эмилия продолжила рассказывать, как ему следует вести себя, как воспринимать действительность, но он думал о доме. Что для него дом? Небольшая квартира в Сан-Диего? Наверное, да. Ведь только её он и помнит. Он не помнил ничего. Ни родителей, ни Кейт, ни даже тот злополучный день, когда упал на лыжах, сделал кульбит и ударился о скалу, разодрав плечо и получив серьезную травму головы, приведшую к амнезии. Единственное, что он помнил, это свое имя и имя жены. Все остальное исчезло. И сейчас он всеми силами пытался вспомнить какой он, дом его родителей. Дом, в котором он вырос. В который его принесли после госпиталя, в котором он родился. Хотя, нет, Джейн говорила, что его родители развелись, и мама повторно вышла замуж. Отчим. Кто он? Какие у них отношения? Да, Джейн говорила, что хорошие, но он хотел сам вспомнить. Хотел, но не мог. Что-то должно дать толчок. Что-то значимое. Прогулки по городу этого не давали.

«Надеюсь, поездка в Юту даст» – глядя на Эмилию, подумал Эдвард. Она все продолжала рассказывать и заверять его, что все хорошо, что память вернется, надо лишь подождать.

– Спасибо вам, доктор! – улыбнулся Эдвард, перебив её.

– Пожалуйста, Эдвард, – в ответ улыбнулась Эмилия, не ожидав, что Эдвард перебьет её. Кивнув, он дал понять, что она может продолжать, что доктор и сделала.

 

* * *

Джейн ехала домой на всех парах. Она решила совершить то, чего ей никто не простит. Если не поймет.

Остановившись у дома, она набрала на сотовом номер Хлои.

– Привет, Джейн! – весело произнесла в трубку Хлоя.– Ты давно не звонила! Как вы там? Как Ричард?

– Хлоя, у меня для вас… новости, – нервничая, произнесла Джейн. Она знала, что рано или поздно, этот разговор должен состояться.

– Плохие или хорошие? – насторожилась Хлоя.

– Не знаю, – уронив голову на руль, произнесла Джейн. – Я вам сейчас расскажу, а вы считайте сами.

– Заинтриговала! – ответила Хлоя. – Скажи только одно: с Ричардом все в порядке?

– И да, и нет, – ответила Джейн.

– Джейн! – воскликнула Хлоя.

– Прошу вас, просто дайте мне все рассказать, – ответила она, не в силах сдержать слезы.

– Я тебя внимательно слушаю, – спокойно произнесла Хлоя.

– У Ричарда диагностировали раздвоение личности, – начала Джейн. – Предположительно на почве психологической травмы, полученной на войне.

Она замолчала, ожидая реакции Хлои.

– Продолжай, – произнесла та.

– В нем было две личности, – продолжила Джейн. – Ричард – солдат, который так и не смог вернуться с войны.

– Джейн, детка, опустим красивую поэзию,– перебила её Хлоя.

– Но это так! – не выдержала и закричала Джейн. – Он не смог вернуться! Он был в тяжелой депрессии! Пока не потерял сознание и не появился Эдвард.

– Эдвард? – переспросила Хлоя.

– Да, Эдвард, – ответила Джейн, вытирая слезы. – Так он назвал себя. Он ничего не помнит. Ни войны, ни Кейт ни даже вас с Итаном.

– Как так? – удивилась Хлоя.

– Я сама не знаю. Доктор говорит, что это защитная реакция психики Ричарда. Появления Эдварда. Вот только Эдвард не появляется, а живет в Ричарде. То есть, Ричард не возвращается. Уже три недели.

– Так, стоп! – произнесла Хлоя. – Поясни нормально, как не появляется? Что там у вас происходит?

– Если бы я сама знала, что здесь происходит, – вздохнув, ответила Джейн. – Я знаю лишь одно, что Ричард теперь как и прежде. Добрый, любящий, нежный. Только зовут его не Ричард Перри, а Эдвард Далтон.

– И что говорит доктор? – спросила Хлоя.

– Она говорит, что возвращение личности Ричарда приведет к тяжелому кризису и усугубит его состояние, – солгала Джейн. – Сейчас он стабилен. Но если мы вернем, пробудим личность Ричарда, это может привезти к непредсказуемым последствиям. Поэтому мы решили с ней не возвращать его. Это было тяжелым решением, но иначе все может быть напрасным.

Лгать Хлое было тяжело. Ведь Джейн любила её как мать, и женщина отвечала взаимностью. Но по-другому нельзя. В этом была полностью уверена Джейн. Другого пути нет. Только так. Только оставить личность Эдварда вместо личности Ричарда.

– Боже мой, Джейн, детка, как же ты такое пережила? – сочувственно произнесла Хлоя.

– Это все ради Ричарда, – произнесла Джейн. – Теперь его зовут Эдвард.

Весть о состоянии сына поразила Хлою. Неужели такое возможно? Все это было похоже на плохую шутку, но она знала, что Ричарду плохо. В последний раз, когда они разговаривали по телефону, его голос был уставшим. Не таким, когда человек устал на работе, и ему надо отдохнуть, а голос человека, уставшего от жизни. Она верила, что с ним рядом Джейн и что Джейн справиться. Она доверилась ей тогда, она доверила ей и сейчас.

– Да, да, конечно! Если для него так будет лучше, то пусть он будет Эдвардом, – согласилась Хлоя.

– Спасибо! – воскликнула Джейн.

– Что ты, детка, это тебе спасибо! Ты взвалила на себя такой груз.

– Только это не все! Хлоя, прошу вас, уберите из дому все, что может напомнить Рич… – она запнулась и, сдерживая поток слез, исправилась, – Эдварду о том, что он был солдатом.

– Убрать? Конечно! Но вы что, собираетесь в гости? – спросила Хлоя.

– Что-то типа, – уклончиво произнесла Джейн. – Ему пора познакомиться с родителями и дочкой.

– Хорош, приезжайте, – произнесла Хлоя.

– Спасибо, – сказала Джейн.

– Это я должна говорить тебе спасибо!

– До встречи! – поспешила закончить разговор Джейн. Ей все тяжелее было сдерживать слезы. Они текли по щекам.

– До встречи, милая, – произнесла Хлоя, – держись!

Джейн ничего не ответила, лишь молча повесила трубку и зарыдала во всю силу. Что же она делает? Нет, все это бред! Надо срочно ехать к Эмилии и решать вопрос профессионально, а не пускать все на самотек и надеяться, что Ричард больше не вернется. А если он вернется? Не сейчас, а позже, что тогда делать? К кому бежать? Паника начала одолевать Джейн. Она сомневалась в своем решении, но…

– Пути назад все равно нет! – рыдая, произнесла она. – Я уже все сказала Хлое.

Джейн постаралась взять себя в руки. Достав платок из сумочки, она начала вытирать слезы, но только размазала тушь по лицу. Посмотрев на себя в зеркальце, она покачала головой.

– Как же жалко я выгляжу, – произнесла и вышла из машины.

Придя домой, она умылась, смывая всю оставшуюся косметику. Выйдя из ванной, она быстро направилась к кладовке. Действовать надо быстро. В кладовке она нашла старые резиновые сапоги Ричарда. Натянув их, она взяла в руки большую отвертку и направилась к щитку, что находился в коридоре между входной дверью и дверью в ванну.

Напоследок, она оглянулась. Это была их квартира, полученная Ричардом в подарок от уже покойного дедушки. Старику было тяжело жить в этой квартире одному, и он отдал её внуку, когда тот поступил на службу. Остаток своих дней он провел с дочкой, Хлоей. Ричард познакомился с Джейн уже после его смерти, и она не знала его. Сейчас же она собиралась разрушить все, что он создал. Точнее, дал Ричарду.

– Так надо! – уверено произнесла она, отгоняя последние сомнения, и открыла электрощиток.

Категория: Сбрасывая кожу | Добавил: AlexShostatsky (20.06.2019)
Просмотров: 177 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar