photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Паранойя

День за днем дорогой тебе человек погружается в пучину безумия. Ты пытаешься понять почему. Когда все началось. А началось все… сегодня. Чем все это закончить решать только тебе!

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XVI

В квартире зазвонил телефон. Джейн взяла трубку:

- Алло!

- Джейн, - весело произнес Войтовский. – Как там Ричард? Давно вас видно не было!

- Ричарду сейчас тяжело, - ответила Джейн.

- Конечно, каждый день видеть недовольную жену! - засмеялся Войтовский.

- У него, хотя бы, есть жена! – огрызнулась Джейн. – А у тебя кто? Очередная Донна или Луиза?

- Зато моя жизнь не такая скучная! – радостно выкликнул Мэтью. Она представила ухмыляющееся лицо Войтовского и это её злило. Он считал себя другом Ричарда, но это было не так. Он лишь знакомый, которому все равно на Ричарда. Просто Мэтью стало скучно, и он решил позвонить. Не более. Он ничем не поможет Ричарду сейчас. Конечно, но вытянет его на барбэкую, познакомит с очередной своей пассией и напьется в хлам! Вот какой Мэтью Войтовский!

- Вот и не скучай, - вешая трубку, произнесла Джейн.

- Кто-то звонил? – спросил вошедший Ричард. Он был в халате, после душа. С мокрых волос еще капала вода.

- Да, так, по моей старой работе, не волнуйся… Эдди, - с трудом произнесла Джейн.

- По работе это хорошо, - улыбнулся Эдвард.

Он стал появляться с месяц назад. Ричард терял сознание на несколько секунд и просыпался уже Эдвардом. Эдвард был спокоен и весел, но он помнил лишь то, что его зовут Эдвард Далтон, а Джейн его жена. Не своих родителей, не Кейт, никого он не помнил. Абсолютно. Джейн это пугало, ведь терапия доктора Прайс пошла на пользу. Из раздражительного и взвинченного Ричард стал превращаться в тихого и спокойного. Воспоминания о войне больше не вызывали приступов агрессии, он легко рассказывал Эмилии о том, что пережил на фронте. Как погибли парни, как он получил тяжелое ранение, какаперенес все тяготы службы в рядах ЧВК. Но после того как начал появляется Эдвард, старый Ричард вернулся. Он был раздражителен, агрессивен. Все было плохо настолько, что без объяснения причин Джейн отправила Кейт к Хлое и Итану. Мать хотела узнать, что происходит с сыном, но Джейн сказала лишь одно: «Ему плохо. Очень плохо». Что-либо объяснять Хлое она не стала. Не потому, что не доверяла, даже наоборот, потому что она ей доверяла. И Хлоя доверилась Джейн.

- Помоги ему, - сказала Хлоя в аэропорту за несколько минут до посадки на рейс. Весело прощаясь, Кейт помахала маме рукой, а Джейн сдерживалась, чтобы не расплакаться.

- Диссоциативное расстройство идентичности, - это ответила Эмилия на вопрос Джейн, что происходит с Ричардом. – Понимаете, ваш муж живет двумя жизнями. Одна здесь, дома с его семьей и близкими, другая там – на войне. Он старался отказаться от той жизни, но не смог. И теперь появилась альтернативная версия Ричарда – Эдвард. Агрессивный Ричард остался для той жизни. Он приспособлен к войне, он грезит ею. Ему не комфортно здесь, в мирной жизни. Эдвард же наоборот, он любит вас. Он и помнит лишь вас, свою жену. Он ласковый, нежный, любящий. То есть он то, к чему Ричард должен прийти.

- Что вы предлагаете? – спросила Джейн. Да, Эдвард помнит её, но он не помнит Кейт. И это пугало в нем Джейн. Возможно, это возможность начать все с чистого листа, но Джейн не хотела так. У них была семья с Ричардом. Счастливая семья, как она считала. И она не хотела начинать все с начала.

- Лечение, разумеется, - ответила Эмилия. – Надо выяснить, что привело к такому состоянию Ричарда. Скорее всего, проблема комплексная. Он толком не оправился от потери своих друзей, как сразу же бросился в новый конфликт, обернувшийся для него тяжелым ранением. Долгая реабилитация, перевод на штабную должность,  все это пагубно повлияло на его психику. Последней каплей была его работа в ЧВК.

- Но ведь военные психологи… - начала Джейн.

- Но вы обратились ко мне, а не к военным психологам? – перебила её Эмилия. – Задача военного психолога вернуть солдата в строй или же не допустить его туда.

- Да, вы правы, - произнесла Джейн, обнимая себя за плечи. Ей было страшно. Её Ричард менялся, и она не знала, как воспринимать эти перемены. Эдвард был тем самым Ричардом, с которым она познакомилась на вечеринке, за которого выходила замуж,  от которого родила Кейт. Но потом он снова терял сознание и к ней возвращался Ричард. Ричард с израненной на войне душой. Она хотела вернуть прежнего Ричарда, но вместо этого появлялся Эдвард. Она даже уже подумывала, что пусть будет Эдвард, ведь это лишь имя. Его можно познакомить с Кейт, с Хлоей и Итаном. Это все еще будет Ричард, тот Ричард, но только по имени Эдвард. Он так же как раньше будет любить Кейт, а не отмахиваться от дочери, которая хочет обнять папу. Он так же будет рад Хлое и Итану. Но она все еще сомневалась, побаивалась его. Познакомить, не значит вернуть. Почему Ричард не исцелился? Почему появился Эдвард?

- Джейн, поймите, - начала Эмилия, - ситуация может усугубиться. Сейчас ни Эдвард, ни Ричард не знают друг о друге, но что будет, когда обе личность осознают друг друга? Эдвард может спокойно это воспримет, а вот насчет Ричарда я не уверена. Ричард нестабилен. Даже сейчас он опасен.

- Я отправила Кейт к Хлое, матери Ричарда, - тихо произнесла Джейн. – За себя я не боюсь. Он мой муж и я сама вышла за него замуж. Я осознаю весь риск.

- Ричард опасен в первую очередь, для себя самого, - покачала головой Эмилия. – Ни вам, ни Кейт он не причинит вреда. Ведь именно ради вас и вашего благополучия он шел на войну.

- Чушь! – воскликнула Джейн. – Ему приказали! Промыли мозги!

Чертова пропаганда! Внушили ему, что он должен идти на другой конец света и сражаться с терроризмом, потому что кто-то прошляпил угон нескольких самолетов. Да, это трагедия, но почему её муж должен куда-то ехать и рисковать жизнью? Прикрылись громкими лозунгами и отправили парней на смерть. Она до сих пор помнила беременную жену Питера, сослуживца Ричарда. И её вопрос, заданный срывающимся голосом: «Что я покажу сыну? Свернутый флаг?»

- Джейн, успокойтесь, - произнесла Эмилия. – Вы должны мыслить трезво. Сейчас не важно, какие были мотивы у Ричарда, когда он отправлялся на войну. Главное, что он любит вас и Кейт.

- Его закроют в психиатрической лечебнице? – спросила Джейн.

- Для этого нет предпосылок, - ответила Эмилия. – Он не опасен для общества. Хотя, я бы рекомендовала вам оставить его под присмотром специалистов.

- Все же вы настаиваете на лучение в больнице? – раздраженно спросила Джейн. Она не хотела, чтобы Ричард попал в психушку. Он не псих! Да, ему нужна помощь, но не в комнате с мягкими  стенами!

- Под присмотром, - ответила Эмилия. – Поймите, что Ричарду сейчас тяжело. В нем живут две, абсолютно разных личности. Они ничем не схожи, но они есть. Старый Ричард уже не тот любящий муж и отец, он зациклился на войне, на потере друзей, на мифическом долге. Его тянет туда, где ему комфортно. А комфортно ему там, где убивают. Эдвард же остался тем самым Ричардом, который был раньше. Нам надо сделать так, чтобы черты Эдварда перешли к Ричарду. И я не уверена, что я смогу это сделать сама.

- Я не хочу, что бы Ричард был там, - произнесла Джейн.

- Вы про лечебницу? – спросила Эмилия, в ответ Джейн кивнула. – Да, вы правы, это не лучшее место в мире, но так будет лучше для него. Сейчас он не проявляет агрессию ни к окружающим, ни к себе самому. Все свои приступы он старается подавить, уйти от конфликта. Но они есть. Раздражение, недовольство, злость. Все это присутствует в нем. Как вы думаете, сколько он сможет продержаться? Насколько его хватит? Я не настаиваю, но я рекомендую. Мы можем попробовать решить проблему нашими сеансами, но, повторюсь, я могу не справиться.

- Я вас понимаю, - произнесла Джейн. Вот только, понимает  ли она, она и сама не знала. С одной стороны Эмилия специалист, врач. Она трезво оценивает свои силы и состояние Ричарда. С другой стороны, чувства Джейн к Ричарду. Она любит его, всем сердцем любит, и хочет, чтобы он вернулся. Он, Ричард. Не Эдвард Далтон, который такая красивая копия Ричарда, а сам Ричард. Да, она уже готова согласиться на Эдварда, но если есть хоть призрачный шанс вернуть Ричарда, она готова на все! Почти на все. Лечебница. Она боялась её как огня. Она не хотела видеть Ричарда среди психически больных. Возможно, она просто не понимала, что произошло с Ричардом. Но он в тяжелом состоянии, и здесь уже не поможешь, ни разговорами ночью на кухне, ни громкими словами о ней и Кейт.

По сути, она добилась своего, он ушел из армии. Но вот цена. Лучше бы он ушел еще после Афганистана. Или нет, вообще не шел бы и туда. Написать рапорт, неужели так тяжело? Для Ричарда, наверное, да. Этого, к сожалению, Джейн не понимала. И это было плохо. Очень плохо. Эмилия пока что уговаривала и предостерегала. Последствия бездействия могут быть катастрофическими. Вот только Джейн этого не понимала или не желала понять.  

 

* * *

Джейн вернулась домой вечером. За окном уже садилось солнце и в квартире было темно.

- Эдди? – осторожно спросила она, входя в комнату.

- Кто такой Эдди? – уставшим голосом спросил Ричард. Он вернулся. Видимо, Эдвард потерял сознание и вернулся Ричард.

- Эдди? – изобразила удивление Джейн. – Я сказала «Эдди»? Нет, Тэдди, медвежонок! – она постаралась улыбнуться, чтобы её голос звучал веселее.

- Ты никогда не называла меня медвежонком, - произнес он. Джейн потянулась к выключателю, чтобы включить свет, но Ричард остановил её:

- Не надо, я тебя вижу, просто подойди к дивану.

Вздохнув, Джейн подошла и села на диван, рядом с Ричардом. Она хотела положить голову на его плечо, но он внезапно приподнялся и положил свою голову ей на колени.

- Почему ты назвала меня Тэдди? – спросил он.

- Потому что ты, мой медвежонок, все время сидишь здесь, в своей берлоге, - ласково произнесла она, поглаживая его волосы.

- Сегодня я снова потерял сознание, - произнес он. Она молчала, не зная, что и сказать ему. Вчера это было, и очнулся он Эдвардом. Сегодня же  вернулся сам.

- Вроде я упал в ванной, а очнулся уже на кухне, - продолжил он. – Чертовщина какая-то. Тебя не было, и я решил прогуляться.

- Мне надо было отъехать по делам, я говорила тебе утром, - солгала Джейн. Точнее, не совсем солгала, так как она говорила это Эдварду, но, ни Эдвард, ни Ричард не знали друг о друге.

- Я понял, - безразлично произнес Ричард. – Я прошелся по улице, зашел в супермаркет. Просто так, прогуливаясь. И там я увидел отца с маленьким сыном. Ему было лет семь. И, знаешь, что они делали?

Джейн отрицательно покачала головой. Ричард, конечно, этого не увидит, но ему и не надо, он все равно продолжит свой рассказ.

- Они выбирали оружие, - произнес Ричард. Джейн насторожилась, слушая его рассказ. О чем он? Она не стала спрашивать, пусть сам расскажет. Если тема коснется войны, то Ричарду может стать хуже. Он разнервничается, станет агрессивным и, возмжно, снова потеряет сознание. Тогда вернется Эдвард. Вернется… нет, но просто придет, ведь возвращается Ричард. А Эдвард лишь занимает его место, на время.

- Они стояли в отделе игрушек и выбирали, какие винтовки им купить, чтобы поиграть в войну, - продолжил он. – Представляешь, поиграть в войну!

- Игры безобидны, - произнесла Джейн, продолжая поглаживать его волосы. Она надеялась, что это успокоит его. Тепло её руки, скользящей по локонам.

- Ты права, но вот только, знаешь что? – произнес он. – После игры все остаются друзьями. Все живы и здоровы. Ну, может, кто-то упал и разодрал коленку. Но это мелочи. А на войне все не так! – он поднялся и опустился перед ней на пол. В темноте она смогла рассмотреть его глаза. Они блестели в тусклом отсвете из окна. И она испугалась. Это были безумные глаза. Безумный взгляд её мужа, её Ричарда.

- На войне гибнут, - произнес он тихим голосом, и от этого Джейн становилось еще страшнее. Она боялась, что в следующий миг он засмеется, зальется хохотом, рассказывая об ужасах войны. Но Ричард сдержался. Быть может, но и не собирался устраивать приступ гомерического хохота, это лишь причуда Джейн.

- Я видел, как солдат падает замертво, - продолжил Ричард. – Как у танка, что только что стрелял в нас, отрывает башню. Она, охваченная клубами огня, падает рядом. Представляешь себе, как боевиках показывают! Точь-в-точь! Детка, я видел, как беременную женщину раздавливает двадцатитонная машина. Она просто не заметила её. Просто смела, подмяла и раздавила! Только хруст ломающихся костей и было слышно. Это война, понимаешь? Ни игрушки в магазине, ни веселые пострелушки с друзьями. Война это страшно, а они не понимали. Ни сын, ни отец. Они просто улыбались и рассуждали, какая винтовка лучше. И знаешь что, это страшнее всего, чего я видел. Ни горящие танки, ни расстрелянные солдаты, ни окровавленное платье той женщины не было таким ужасным, как улыбающиеся лица сына и отца, ничего не понимающие.

Он замолчал, обхватив голову. Джейн тихо опустилась к нему на пол и обняла.

- Война осталась там, далеко, - начал тихо она. – Все это позади, ты уже здесь, все хорошо. А они просто играют. Они же не собираются на войну. Они и не попадут на неё.

Ричард молча слушал её, опустив голову на плечо.

- Понимаешь? Они лишь отец с сыном, которые решили поиграть в войну. В этом нет ничего страшного.

- Джейн, ты о чем? – удивленно спросил Ричард, поднимая голову. – Почему мы сидим в темноте? Мы на полу, что ли?

- Эдди? – удивилась Джейн.

- Ну а кто же? – спросил он. – Я опять потерял сознание. Отключился. Уже ночь? Вроде бы день был. Ничего не помню.

- Это пройдет, милый, - обнимая Эдварда, сказала Джейн.

- Да, конечно, - произнес Эдвард.

Она промолчала. Ведь, что ему говорить, она не знала. Точнее, еще не придумала. Первое что она ответила ему на вопрос: «Что со мной случимлось?» было:

- Травма. Ты травмировался. Приступы пройдут, и мы займемся твоим лечением. Память обязательно вернется, милый, только надо подождать.

И он верил. Потом терял сознание, появлялся Ричард и все по новой. Ложь, ложь, ложь. Джейн и сама понимала, что это не выход, но по другому она не могла. Эмилия права, неизвестно, как Ричард среагирует на Эдварда. Поэтому ей приходилось лгать. Возможно, даже самой себе.

 

* * *

- Ему все хуже, - произнесла Джейн. – Приступы все чаще.

- Не стоит называть это приступами, - произнесла Эмилия.

- А что это по вашему? – удивилась Джейн.

- Появление. Альтернативная личность появляется в нем, - пояснила врач.

- При этом он теряет сознание, - произнесла Джейн.

- Да, личности меняются не просто так, а после потери сознания, - произнесла Эмилия. – Вот это и следует изучить. Ричарду надо пройти обследование. Компьютерная томография должна показать, есть в его мозгу отклонения.

 - Вы хотите сказать, что это не просто отклонение в психике? – осторожно спросила Джейн. Она считала, что это просто из-за переживаний связанных с войной, гибелью товарищей. И сейчас Эмилия заявляет о возможных отклонениях в его мозгу. На то, что это лишь предположение, Джейн не обратила внимания. Она начала нервничать. Эмилия считает его больным. И теперь не просто психически, но и физически.

- Не редко психические патологии связаны с физическими травмами, - пояснила Эмилия. – А у Ричарда они были. Вспомнить Ирак, кусок брони, разодравший ему плечо.

- Но это травма руки, плеча, не мозга, - настаивала на своем Джейн. Она была полностью уверена, что Эмилия ищет не там где надо. И даже то, что Эмилия врач, а она дилетант не меняла её мнения. Что это? Уверенность в себе и своем муже или же просто глупая слепота? Не возможность увидеть, понять ситуацияю.

- Я вас прекрасно понимаю, но да, при той травме он мог получить и травму мозга, - пояснила Эмилия.- Взрывная волна, удар тем же куском брони. Вариантов много. Не забывайте, был бой, отряд отбивался от противника. И то, что командир заметил раненого Ричарда, уже чудо. Если у него есть травмы мозга или даже аневризма, то требуется хирургическое вмешательство, понимаете?

- Да, - кивнула Джейн.

- Но ничего не делаете, так? - начала Эмилия. – Я частный психолог. Я даже не психиатр. Я уже говорила вам, что Ричарду требуется полноценное лечение.

- Я боюсь за него, - нервничая, произнесла Джейн.

- Нет, Джейн, вы боитесь за себя, - произнесла Эмилия, пристально глядя на собеседницу.

- Что? – скривившись, спросила Джейн.

- Да, - кивнула Эмилия. – Вы боитесь за себя и дочь. Вы боялись, что он погибнет на войне, и настаивали на написании рапорта об увольнении. Вы добились своего, но получили искалеченного войной мужа. Вы обратились ко мне, чтобы вылечить его. Ко мне, частному специалисту. И сейчас вы боитесь, что он попадет в больницу, что вы снова его потеряете.

- Это бред! – воскликнула Джейн.

- Это правда, - парировала Эмилия. – Вы боитесь этого.

Она не понимала! Она ничего не понимала! Это Джейн пережила все это. Она была безумно рада, когда Ричард сказал, что уходит из армии навсегда, что он будет жить мирной жизнью. И их жизнь была счастливой. Вот только, это казалось ей. Она стала замечать, что Ричард стал все чаще раздражаться. Он не смог жить мирной жизнью. С каждым днем становилось все хуже, и она начал задумываться о помощи специалиста. Ричард же наотрез отказался идти на прием к психологу. Джейн стоило больших усилий уговорить его пойти на прием к Эмилии. Да, она выбрала частного специалиста. И это было отнюдь не из-за страха потерять Ричарда, а лишь потому, что он сам согласился только на прием у частного специалиста. Уговорить его прийти второй раз тоже стоило Джейн не малых усилий. И только когда он сам почувствовал, что после общения с Эмилией ему становиться лучше, Ричард добровольно продолжил лечение. Поэтому, Эмилия может и хороший специалист, но она ничего не понимает! Да, Джейн боится, но не за себя с Кейт, а за Ричарда. Ведь он и так многое перенес, незачем ему еще больше страдать в лечебницах. Это было эгоистичным решение, она это понимала, но так же Джейн считала, что делает все ради его блага. А эта наглая Эмилия возомнила, что имеет право лезть и в её голову. Нет, нет и еще раз нет! Джейн все делает ради блага Ричарда, а не из-за страха его потерять. Она ничего не понимает!

- Вы ничего не понимаете! – поднимаясь, воскликнула Джейн. – Абсолютно ничего!

Она подхватила сумочку и выбежала из кабинета, демонстративно громко хлопнув дверью.

- Конечно, я ничего не понимаю, - произнесла Эмилия, закрывая папку с историей болезни Ричарда Перри.

Категория: Сбрасывая кожу | Добавил: AlexShostatsky (31.05.2019)
Просмотров: 181 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar