photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

XIV

– Наземными силами будет командовать лейтенант Паркер,– говорил на брифинге полковник Сойер. Молодой мужчина, чуть старше Ричарда, кивнул. Хоть Ричард и был теперь солдатом частной военной компании, звания здесь остались. Да и все бойцы были бывшими военными.

– Отряды капитана Уэбба будут находиться в резерве непосредственно у города, – продолжил полковник. Темнокожий офицер кивнул, подтверждая слова полковника.

– Уэбб поддержит ту группу, кому потребуется подкрепление или эвакуация наземными средствами, – произнес полковник. – Так же отряды капитана будут поддерживать коридор.

Здравая идея, но отряды будут разбросаны по всему городу, поэтому предпочтительней эвакуация и поддержка с воздуха.

– Бэннон, вы остаетесь на базе, обеспечите поддержку, – произнес Сойер. Ответа не поступило. – Капитан Бэннон! – крикнул полковник.

– Да, сэр, простите! – произнес растерянный голос в конце комнаты. Солдаты расступились, пропуская вперед мужчину средних лет с пышными усами на лице.

– Бэннон, надеюсь, хоть с такой простой задачей, как обеспечение, вы справитесь без проблем! – возмущено воскликнул полковник. – Уж скоординировать действия авиации вы сможете?

 – Сэр, да, сэр, смогу! – ответил капитан.

– Надеюсь, на это! Двенадцать «Black Hawk» и пять «Apache» в вашем распоряжении, но запомните, всем нужна поддержка! – ответил полковник и продолжил брифинг. – У каждой группы своя задача, лейтенант Паркер ведет вас в кур дела.

Он отошел от стола. На его место стал лейтенант.

– Офицеры! – кивнул он всем. – У нас будет действовать несколько групп в городе. Сержант Готвальд, – обратился он к одному сержанту, – ваш отряд занимается эвакуацией группы гражданских из квартала на северо-востоке города. Этот район под контролем правительственных сил, они лояльны к нашей миссии. Прикрытие обеспечит группа сержанта Кальвина. Сержант Перри, – кивнул лейтенант Ричарду, – ваша группа займется эвакуацией британских журналистов из местного телецентра. Так как в районе телецентра ведутся бои с силами повстанцев, вас прикроет авиация. «Black Hawk» будет сопровождать вас до точки эвакуации и заберет там. По оперативным данным, там сейчас идут ожесточенные бои. Капитан Бэннон, по возможности обеспечьте группе Перри дополнительное прикрытие.

Капитан призадумался глядя на карту.

– Я думаю, что если будет жарко, один «Apache» сможет прийти на помощь, – ответил капитан. Полковник промолчал, но недовольно покачал головой.

Брифинг продолжился, лейтенант Паркер объяснял, кто и что должен делать, уточнял детали у капитана Уэбба и капитана Бэннона. Полковник еще несколько раз выругался на Бэнона. У офицеров явно был давний конфликт, но Ричард о нем ничего не знал. Он работал в одном из филиалов компании и до этого момента занимался лишь подготовкой рекрутов и участием в небольших миссиях, где надо было только забрать грузы из определенных мест. По сути, работа курьера, только в горячих точках. Разумеется, Джейн про такие миссии не знала. Для неё это были просто командировки в другой штат. Он не хотел лгать Джейн, но ему приходилось. Ричард был отличным солдатом, имел боевой опыт. Такие востребованы в частных военных компаниях, которых нанимает американское правительство для операций там, где американских солдат быть не должно. Сегодня была как раз такая ситуация. Хоть на их форме и была нашивка с американским флагом, присутствие американской армии официально было нежелательным. Но поддержку от армии компания получила.

 

* * *

Операция началась через три часа. И началась с неожиданности:

– Перри, это Бэннон, – прозвучал в рации голос капитана, – я отзываю твой «Black Hawk», капитану Уэббу требуется поддержка, они вступили в бой с колонной повстанцев.

– Сэр, да, сэр! – ответил Ричард, наблюдая как вертолет начал набирать высоту. Они остались на небольшом футбольном поле, зажатом между многоэтажками. В любой другой день здесь бы играла в футбол местная детвора, но сейчас здравомыслящие родители не выпускают детей за порог дома.

– Я вышлю транспорт к точке эвакуации, – произнес капитан, – конец связи.

– Конец связи, – произнес Ричард. – Ну что, – обратился он к своему отряду, – три километра до телецентра, вперед!

Отряд выдвинулся к телецентру. Город был охвачен войной. Бои перенеслись ближе к центру города. Капитан Уэбб со свои отрядом должен был блокировать одно из направлений в город, тем самым обеспечив отход групп в случае невозможности использования воздушного пространства.

Впереди, у здания банка заметили повстанцев. В банке закрепился отряд военных, регулярная армия. Два пулеметчика, снайпер и куча автоматчиков.

– Окажем поддержку? – спросил капрал.

Идея была не плохой. Сейчас их отряд находился в тылу у отряда повстанцев и, открыв огонь, они сильно помогли бы бойцам в здании банка. Но им лучше не проявлять себя.

– Нет, – покачал головой Ричард, – у нас другое задание.

Впереди, через дорогу, у сгоревшей машины укрылась беременная женщина. Молодая арабка присела, поддерживая живот. Волосы растрепаны, белое платье все в грязи, кроссовки порваны.

– Сюда, давай, давай! – помахал ей Ричард.

– Сэр, но зачем? – спросил капрал. Отряд все еще прятался у стены дома.

– Проведем до телецентра, передадим регулярной армии, – пояснил Ричард.

– Но зачем? – удивился капрал.

«Потому что я хотел бы, чтобы мою жену провели в безопасное место, тупой ты ублюдок!» – хотел выругаться Ричард. Но произнести такое вслух он не мог.

– На улице не безопасно, – произнес он, поманив женщину к себе. Она боязливо осмотрелась по сторонам и осталась в своей укрытии.

– Здесь безопасно! – указывая на свой шеврон с американским флагом, произнес Ричард. Конечно, она не понимала, что он говорит. Еще раз посмотрев по сторонам, она бросилась вперед. Её укрытие было за углом, и она не могла видеть, что происходит на дороге. Выскочив на проезжую часть, она все же посмотрела направо и ужаснулась. В это мгновение её сбил старый БМП. Советская машина, с накрашенной поверх армейских знаков различия эмблемы повстанцев, остановилась прямо на ней. За клубами пыли не было видно тела женщины, но Ричард отчетливо слышал треск костей под траками. Как будто другие звуки исчезли, уступив место этому. БМП начал разворот корпуса в сторону банка. Стрелок наводил орудие, чтобы открыть огонь. А в ушах все еще был хруст костей. Ричард пытался его отогнать, но нет, все было так же.

– Сэр, сэр! – как сквозь вату звучал голос капрала. – Они открывают створки!

БМП повернулся кормой к отряду, и Ричард видел, как медленно открываются створки десантного отделения.

– Огонь! – крикнул он бойцам, вскидывая карабин. Высаживайся десант был встречен залпом свинца. Стрелок начал разворот башни, поняв, что противник позади.

– Гранаты! – скомандовал Ричард. – Быстро!

Бойцы подбежали к отрытым створкам и бросили в БМП гранаты. Через несколько секунд взрывы завершили дело, машина осталась мертвой стоять посреди улицы. Отряд регулярной армии, закрепившийся в банке, смог воспользоваться замешательством с уничтожением БМП и перехватить инициативу в схватке. Повстанцы, осаждавшие банк, решили подержать экипаж БМП и высунулись из своих укрытий, чем помогли осажденным перебить себя.

Ричард подошел к БМП. Платье превратилось из белого в красное. Его лохмотья были зажаты между траками. Посмотреть под машину Ричард не осмелился, в отличие от капрала.

– Без шансов, – произнес он, заглянув под БМП.

– Ясно, – с трудом произнес Ричард, – выдвигаемся к телецентру.

Если бы он не поманил её, она бы осталась живой. Она бы выжила. Она и её ребенок. Она же не видела дорогу, как и он. Да и что повстанцы с ней сделали бы? Ничего. Они же сражаются за народ против узурпатора. Вот только он не должен занимать ни одну из сторон. Да, официально они действуют при поддержке регулярной армии, но они не сражаются, а выполняют миротворческую миссию. Хотя, это не миротворческая миссия, это эвакуация «особо важных персон». И нашивки со звездно-полосатым флагом у них на шевронах чисто формальны. Они не солдаты вооруженных сил дяди Сэма, они наемники. Но она поверила в эту нашивку. В этот флаг. И вот результат: две, ни в чем не повинные, жизни оборваны.

– Просите меня, прошу, – произнес он, глядя на окровавленные лохмотья.

– Сэр? – не расслышав, спросил капрал, обернувшись на застывшего сержанта.

Ричард не ответил ему. Он посмотрел на здание банка. Один из солдат махал им. Ричард козырнул ему и направился к телецентру.

 

* * *

– Быстрее, быстрее, быстрее! – командовал Ричард. Четверо журналистов бежали вперед, отряд прикрывал их как мог. Двое бойцов уже получили легкие ранения. Капралу рикошетом зацепило кисть левой руки, а рядовому повредило шлем, царапнув по скуле.

Точка эвакуации была на крыше одной многоэтажки. Отряд преследования шел за ними. Они сели им на хвост в нескольких кварталах отсюда.

– Капитан Бэннон, это сержант Перри, требуется транспорт к точке эвакуации, – входя в здание, произнес Ричард по рации. – Нас преследуют немногочисленные силы противника, нужна срочная эвакуация. Как слышно?

– Перри, это Бэннон, – раздраженно ответил капитан, – стряхнуть «хвост» не пробовал? Транспорт уже ждет вас!

– Вас понял! – коротко ответил Ричард. Группа уже поднималась по лестнице.

– Может, на лифте? – недовольно возмутилась репортерша.

– Так надежней, – ответил Ричард. Их много, а лифт не грузовой. К тому же, если он застрянет из-за отключения электричества, то проблем только прибавиться. В городе постоянно были перебои с электроэнергией и водой.

На одиннадцатом этаже по лестнице спускалась женщина с младенцем. Увидев солдат, она начала пятиться и прижалась к стене.

– Проходим! – скомандовал Ричард. – Она не опасна.

Снизу донеслись звуки погони. Отряд преследования уже заходил в здание. И тут репортерша внезапно схватила женщина за руку и потянула за собой.

– Эй, куда?! – возмутился Ричард, пока та объясняла женщине на местном языке ситуацию.

– Она пойдет с нами! – произнесла репортерша. Топот приближался.

– Ладно, вперед! – скомандовал Ричард. Времени разбираться не было. В «Black Hawk» найдется место для еще одного пассажира. А что с ней делать потом, решат уже на базе.

Последний, пятнадцатый этаж, темный коридор и лестница на крышу. Вертолет действительно уже ждал их, но это был не «Black Hawk».На крыше стоял, вращая винтами, S-76 «Spirit». Хороший гражданский вертолет, вот только…

– Мы не поместимся все! – стараясь перекричать гул винтов, произнес капрал.

– Посмотрим, – ответил Ричард, открывая дверцу.

– Сколько вас? – спросил пилот.

– Тринадцать! – ответил Ричард. Сегодня в их отряде было только девять бойцов, включая самого Ричарда. Плюс четверо членов съемочной группы. «Spirit» рассчитан как раз на тринадцать пассажиров.

– Четырнадцать! – крикнула подбежавшая репортерша. Она и женщина с младенцем уже запрыгнули на борт.

– Сколько? – переспросил пилот.

– Четырнадцать! – ответил Ричард.

– Нет, не пойдет! – покачал головой пилот.

– Почему? – спросил Ричард.

– Перегруз! – крикнул пилот. – Там, – он указал в стороне пригорода, где поднимался дым, – пекло! Уэбб в полной заднице! Все единицы, что хоть какое-то вооружение имеют, брошены туда! Был бы «Black Hawk», пожалуйста, а сейчас у меня каждый килограмм на счету! Потеряю скорость – погибнем! У меня нет тепловых ловушек, от ракеты не уйду!

– Ясно, – ответил капрал, хватая женщину с младенцем, – ты выходишь!

– Нет, она остается! – запротестовала репортерша. Оператор и двое других членов съемочной группы сидели молча.

– Сейчас здесь будет отряд преследования! – крикнул капрал. – Она выходит, и мы улетаем.

«Потому что я хотел бы…» – вспомнил собственные слова Ричард. Женщина с ребенком на крыше дома, откуда улетает вертолет с американцами. Что же сделают с ней повстанцы? Могут и отпустить, а могут и сбросить. Пятнадцать этажей…

– Отставить! – крикнул Ричард. – Когда ты сможешь вернуться? – спросил он у пилота, пока капрал недоумевал.

– Я вообще не собираюсь возвращаться! – ответил пилот.

– Когда ты вернешься? – повторил свой вопрос Ричард.

– Через двадцать минут, – ответил пилот.

– Я остаюсь, – ответил Ричард.

Репортерша объясняла испуганной женщине, что сейчас здесь происходит. Та с округленными глазами смотрела то на Ричарда, то на капрала.

– Сэр, не надо! – крикнул капрал. – Прикажите!

– Я принял решение! – ответил Ричард, бросив быстрый взгляд на женщину. – Через двадцать минут вертолет вернется!

– Вы герой! – закричала репортерша. – Ваш подвиг будут помнить!

– Заткнись! – крикнул ей капрал, протягивая Ричарду магазин. – Вот, сэр, возьмите, вам пригодиться.

Остальные бойцы молча достали по магазину и также протянули их Ричарду. Схватив охапкой боеприпасы Ричард молча кивнул и сделал шаг назад, давая понять, что пилот может взлетать. Капрал на прощание кивнул и закрыл дверцу. Вертолет начал маневр при наборе высоты.

– Двадцать минут, – тихо произнес Ричард. – Всего двадцать минут.

Укрытий на крыше было немного. Четыре выхода вентиляции образовывали перевернутую трапецию, углы которой упирались в два выхода на крышу. Контролировать их было тяжело. У самой площадки, где стоял вертолет, было пять металлических щитков. Зачем они, Ричард так и не понял, но решил использовать их как вторую линию обороны. Преследователей было много. За ними следовало как минимум два отделения. И только то, что они успели скрыться во дворе, могло спасти его. Главное, чтобы противник разделил силы. Повстанцы не знали, в какой из трех домов закрытого двора юркнула группа.

Ричард укрылся за вентиляцией так, чтобы его не заметили сразу при выходе на крышу, и стал слушать, с какой стороны они полезут. Присел и стал вслушиваться. Стрельба и взрывы доносились снизу, пятнадцать этажей вниз. Он сидел и ждал, вслушиваясь в каждый шорох. Нога предательски сдвинулась в сторону, и шорох по рассыпанной на крыше щебенке был похож на раскат грома. Дверь, на удивление, хорошо изолировала от звука, и что происходило в коридоре, не было слышно.

Дверь со скрипом открылась. Слева. Резко поднявшись, Ричард вскинул карабин и открыл огонь. Из проема появился один повстанец, пуля попала в шею, разодрав сонную артерию. Дергаясь и хватаясь за шею, он медленно опустился на колени. Это напоминало slow-mo – замедленное изображение, полученное обратным процессом при съемке: кадры ускоряют, чтобы при воспроизведении изображение двигалось медленнее. Почему Ричард сейчас вспомнил именно это, он не знал. Старый рассказ Итана. Этот эффект отчим показывал ему на старом бобинном кинопроекторе.

К действительности его вернула пуля, попавшая в цевье карабина. Противники разделились и зашли с двух сторон. Пока Ричард стрелял в выскочившего слева противника, с правой стороны их было уже трое, и один даже успел выстрелить, но попал в цевье. Пуля лишь сбила планку Пикатинни, не повредив ствол. Ричард быстро кинулся за укрытие, но все равно попал под перекрестный огонь. Противников всего было шестеро. Одного он уложил, но оставалось еще пять. Оставаться за вентиляцией не безопасно. Небольшие ящики, которые и напоминали вентиляционные выходы, с трудом прикрывали Ричарда, да и обойти их было легко. Поэтому он отошел на «вторую линию обороны» – за щитки. Двое оставшихся слева противников замешкались, и он смог отступить. Укрывшись за щитками, Ричард смог отстреливаться от наступающих противников. Полезь они с одной стороны, план бы сработал, а так пришлось отойти и контролировать оба направления. Щитков было пять штук, Ричард укрылся за центральным и попытался задержать троих «правых» гранатой. Сорвал чеку и, бросив гранату, он укрылся за щитком. Буквально через секунду что-то ударилось об щиток. «Отбросил гранату, – мелькнуло в голове Ричарда, – хорошая реакция!» Чтобы не попасть под осколки, Ричард отпрыгнул к ближайшему правому щитку. Послышался еще один удар, уже слева. Граната отскочила от щитка и полетела дальше. Быстро глянув влево, он заметил две тени перемещавшиеся там. Граната как раз полетела к ним. У М67 задержка четыре – шесть секунд. Пока она совершала кульбиты по полю боя, они и прошли. Разорвалась прямо в воздухе. Только и слышно было два глухих удара. Кричали только со стороны Ричарда, прямо за спиной, значит слева трупы. Точнее, сейчас это было его право, так как он прижался спинок к щитку.

Расслабляться еще рано. Как минимум трое противников на крыше и неизвестно, сколько может прийти им на помощь, услышав выстрелы и взрывы. Хотя, внизу сейчас везде взрывы и выстрелы. Ричард надеялся, что этими тремя все и ограничится. Но если у них такая хорошая реакция, ему будет нелегко. Разведка крупно просчиталась, это не протестующий народ, захвативший армейские склады, это хорошо обученные солдаты.

Быстро выскочив из укрытия, он выстрелил ближайшему противнику в ногу. Его товарищи среагировали практически моментально, так что пришлось снова спрятаться за укрытием. Солнце уже клонилось к заходу, и следить за ними по теням Ричард не мог, это было большой проблемой. Окажись отряд на той крыше немногим раньше и ситуация могла быть в его пользу. Но операция началась во второй половине дня. Много времени ушло на согласование действий с регулярной армией. Они потеряли и время и, как оказалось, преимущество.

«Хорошая реакция, – размышлял он, – закидывать их гранатами смысла не было. Единственный шанс выжить, быстро бегать от укрытия к укрытию, надеясь, что меня не подстрелят. Но долго ли я так продержусь?»

Он посмотрел на свой карабин и гранату в правой руке. «Хотя».

Ричард быстро прыгнул обратно к центральному щитку. Противники пристально следили за ним и сразу же открыли огонь. Чудом пули не зацепили его. Ситуация была хуже некуда. Подкрепление к ним не пришло, это плюс, но они знают, где он сейчас находиться и ждут атаки. Хорошо, что не рискуют идти в атаку сами. Это и понятно, численно превосходство на их стороне, отступать Ричарду некуда. Разве что только у него не припасен здесь парашют, но это, к сожалению, было не так. Он еще раз посмотрел на гранату и карабин. Надо рискнуть. Просто бросать гранаты нет смысла, но вот дело в том, что бросив гранату, у него была секунда другая, чтобы среагировать. Прижав чеку большим пальцем правой руки к рукоятке карабина, он потянул её в сторону.

– Раз, два, три, – тихо отсчитывал он, настраиваясь на решающий бой. Вдохнув и выдохнув, он резко бросил гранату через верх укрытия и сразу же высунулся из укрытия. Сделав выстрел, он спрятался снова. Ричард не видел, куда попал, но они открыли огонь в ответ. После взрыва все затихло. Гранату они не отбросили. Ричард прислушался. Ни шагов, ни шорохов, ни стонов. Только ветер и отголоски далекого боя. Осторожно выглянув, он увидел три трупа лежащих на крыше. Из дверных проемов никто не выбегал. Осторожно обойдя всю крышу, он понял, что живых противников не было.

Солнце начало клониться к закату. Вертолет так и не прилетел.

Категория: Сбрасывая кожу | Добавил: AlexShostatsky (11.05.2019)
Просмотров: 190 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar