photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

От любви до ненависти или Мужчины тоже плачут

Аню я любил больше всего на свете. Я любил её непосредственность, её чувственность. Её карие глаза, курносый нос, длинные каштановые волосы, хрупкие плечи, шелковую кожу, её всю… Мы строили планы на бедующее, хотели пожениться после института. Так получилось, что у Ани не было близких, она была сиротой. И поступить в институт на бюджет было для неё очень важно. Мы понимали, что брак для студентов равен концу учебы… Но один раз она пришла ко мне и сказала, что нам надо серьезно поговорить.

- О чем ты хочешь поговорить? – Всегда улыбчивая, сегодня она была серьезна.

- Понимаешь, Саша… ты знаешь, как я к тебе отношусь… - она нервно дергала подол платья.

- Что-то случилось? – Я никогда её такой не видел. – Аня, с тобой все в порядке?

- Не совсем… Саша я полюбила другого и жду от него ребенка. – Последнюю фразу она выпалила так быстро, что я не успел понять и переспросил:

- Что?

- Андрей Чурин с параллельного потока. Я люблю его, и у нас с ним будет ребенок, прости Саш… - Она кинулась к выходу.

- Аня, постой, - не зная себя, я схватил её за руку.

- Не надо, Саша…

Я был шокирован. Мы же любили друг друга. Андрюха, тоже друг называется…

Я действовал быстро. Накинув куртку, пулей вылетел из квартиры. На улице чуть не сбил Аню. Она в след что-то кричала, но я не слышал её, не хотел. Я шел по знакомому с детства адресу. С того детства, когда мальчики Саша и Андрей были близкими друзьями. Когда они вместе играли, делали домашние задание, отстаивали правду в дворовых баталиях… Но между ними стала девушка… Красивая девушка.

Андрей был дома и быстро открыл дверь. Он как раз брился, пол морды были в пене.

 - Саша, что-то случилось? – Он, сволочь, еще и удивлен.

Не тратя время на взаимные реверансы, я размахнулся и врезал ему от души. Андрюха покатился кубарем в прихожую.

- Ты че, охренел? – Вытирая кровь с разбитого носа, поинтересовался бывший друг.

- Охренел тут ты, - нанося удар в живот, констатировал я.

 Андрюха согнулся от боли.

- Совет вам да любовь, - уходя, проговорил я. В дверях плача, стояла Аня. Увидев корчащегося Андрея, она бросилась к нему.

- Придурок! – Захлебываясь, процедил Андрей. – Она сама выбрала!

Аня принялась успокаивать и утешать его. Мне было тошно смотреть на эту идиллию. Поэтому, хлопнув дверью, я пошел прочь.

*  *  *

По пути домой я зашел в магазин и купил пару бутылок водки. Терпеть не могу её, но сейчас мне плевать на все. На весь мир. На Андрея. На Аню. На всех. Ненавижу вас!!! Ненавижу!!!

Вот мой дом… наш дом… К черту! Давая выход эмоциям, я принялся колотить ни в чем не повинную стену. Я бил, не обращая внимания на кровь на кулаках, на боль в суставах… Я не чувствовал физическую боль, настолько болела душа, сердце… Слезы текли по лицу. Мужчины не плачут. Ложь! Мы плачем! Когда нам больно, одиноко мы плачем. Слезы очищают… Кто сказал что слезы это слабость? Быть может, но мне надоело быть сильным! Мы не железные, держать все в себе. А выход всему либо агрессия, либо слезы. Агрессию я уже проявил, настало время лить слезы.

Я сидел на полу, пил водку и морщился от вкуса горечи на губах и боли в руках. Почему она так поступила? Чем я хуже Андрея? Или лучше? Стоп, но мы ведь любим друг друга… любили. Да, любили, будет точнее. Мои чувства уже не значат нечего. Но все равно, как она могла? Проститутка! Шалава! Подстилка! Она беременна. Поздравляю! И такая уверенность что от него… А вдруг ребенок мой? А если она сейчас придет и раскается? Разрыдается, обнимет, скажет, что это была ошибка, что любит только меня. Я же приму её, прощу ей все… Нет! Нельзя! Она предала! Но почему так больно? Почему? Ведь меня уже предавали и я предавал. Может это расплата? Да нет, чушь! Просто не судьба… Но больно, очень больно…

*  *  *

Боль отпускала потихоньку. Первою неделю я не вылизал из запоя. Потом попустило. Я пришел в институт полностью уверенный, что увижу Аню с Андреем. Но Ани негде не было. Все спрашивали меня, куда это мы запропастились.

- Поженились тайком, - подшучивали девчонки.

Меня, честно, это взбесило. Не знаю почему, но взбесило.

- Нет нас! – Крик испугал их, пришлось немного утихомирится. – Мы разошлись.  

- Ясно, а орать чего? Псих какой-то.

Пусть думают что хотят, надоело оправдываться. Я ни в чем не виноват. И вообще, в чем может быть моя вина? И о какой вине может идти речь? Бред… Кажется я схожу с ума… Так, давай смотреть на ситуацию трезво. Она полюбила другого, у них будет ребенок. Значит что? Что надо просто её отпустить. Да, отпустить и все. В конце концов, не сошелся же на ней свет клином. Найду себе другую. Вот, я уже рассуждаю о девушке как о вещи: нет одной, возьму другую. А как к ним еще относится? Если они любят не сердцем, а другим органом. Да и любят не мужчину, а его деньги. Как там сказано в одном фильме: женщине, как и собаке, нужен хозяин? Я с ним согласен. Хотя тоже, сволочь редкая, собственного друга подставил. Ладно, хватит рассуждать о судьбе графа Монте Кристо. Ну да, а еще из-за них погибло куча мужчин на дуэлях. Про троянскую войну вообще молчу. Из-за одной женщины развязать кровопролитную войну… Мы дураки. А они проститутки.

- Саша, - к реальности меня вернул голос Светы. – Я знаю про вас Аней.

Света была единственной близкой подругой Ани в институте. Да, девчонки общались между собой, но так чтоб были близки… Я не верю в женскую дружбу. Дружба это мужское понятие. Женщина не способна пожертвовать собой ради другой женщины…

- И что? – С вызовов ответил я.

- Саша, успокойся. Ане сейчас трудно…

- А мне легко?! Света, не учи меня жить! – Я взорвался. – Она нашла другого и счастлива с ним! Даже на институт забила.

- Андрей бросил Аню. – Очень тихо, почти шепотом, сказала Света.

- Как? – Блин, вот я дурак. Конечно, зачем она ему беременная.

- Вот так. Саша, ей сейчас очень тяжело.

- Где она? – Все таки я её люблю и одну не оставлю. Я говорил, что я дурак?

- Она никого не хочет видеть, - Света как-то странно опустила глаза, - ей тяжело, понимаешь.

Подхватив куртку, я кинулся из аудитории.

- Ты куда? – кричала в след Света.

- Мне надо с ней поговорить! – Не оборачиваясь, ответил я.

Неужели я готов её простить? Даже не готов, а способен ли? Да, конечно, ведь я люблю её. Люблю, не смотря не на что. Несмотря на предательство, ложь…

По ступенькам, на встречу шел улыбающийся Андрей, под ручку с очередной подругой.

- О, привет, Санек! – Улыбаясь, он протянул мне руку.

- А как же Аня? Она же беременна от тебя. – Я с трудом сдерживал себя.

Подруга Андрея удивленно наблюдала за сценой, но молчала.

- Понимаешь, Санек… - Андрей что-то мямлил, злость одолевала мною, - Аня… она…

Так, хватит ломать комедию. Уже привычно размахнувшись, я врезал Андрею по морде. Сделав пару кувырков на лестнице, он приземлился, держась за кровоточащий нос.

- Твою мать, Саня! – Андрей пытался принять вертикальное положение, его подруга помогала ему. До боли знакомая сцена. Ладно, добивать не буду. Не обращая на него внимая, я вышел из института.

*  *  *

Мои поиски не увенчались успехом. Я так и не смог её найти. Если Света и знала где Аня, то молчала как партизан. А время шло. Аня сама приняла решение. Это её ребенок и её жизнь. Черт! Но почему так обидно когда поздно?! Почему мы готовы все исправить, когда все ушло под откос?! Почему?! Одни вопросы. И никаких ответов…

Семь месяцев спустя…

Один раз ко мне на лекции подсела Света.

- Саша, Аня в роддоме.

- Ты откуда знаешь? – Искренне удивился я.

- Все это время она жила у меня. – Честно призналась Света. – Ты даже не представляешь, какой капризной она стала. То ей подай, это так, это не так… Ужас! Неужели я тоже такой стану когда-нибудь?

- Света, - я с жаром схватил её руку, - где она? В каком роддоме?

- Да отпусти ты! В пятом, она, в пятом…

Не обращая внимания на попытки препода возразить, я выбежал из аудитории. Как сумасшедший я бежал по улице, спотыкаясь на кучах мусора. За считанные минуты я домчал до роддома.

- Куда Вы, молодой человек? – Сурово спросила пожилая медсестра на входе.

- У меня тут девушка… рожает… может родила… - задыхаясь, промямлил я.

- А, ясно, - улыбаясь, сказала медсестра, - молодой папаша?

- Да, - соврал я. Хотя, почему соврал? Теперь это мой ребенок. Я люблю её, она меня тоже… надеюсь.

- Как фамилия роженицы?

- Камышева, Анна Камышева.

Медсестра стала пролистывать журнал и, остановившись на одной строчке, как-то странно посмотрела на меня.

- Знаешь что, милок, - стараясь все так же улыбаться, хотя это давалось ей с трудом, было видно, сказала медсестра, - пройди-ка к врачу в девятнадцатый кабинет. Василий Петрович его звать.

- Что-то случилось?- Семя тревоги поселилось в душе.

- Ты иди, иди, милок… - Печальным взглядом, медсестра проводила меня до лестницы.

На ватных ногах я поднялся на второй этаж, в кабинет номер девятнадцать. Постучав, я вошел.

- Добрый день, - слова давались с трудом, душу давило, - я к Вам, доктор…

Врач оказался седеющим мужчиной лет пятидесяти.

- Добрый, Вы кто?

- Я муж Анны Камышевой. – Какая разница, ложь сейчас скажу или правду?

- Присядьте, пожалуйста, - он как-то поник голосом, - дело в том… Как Вас зовут?

- Александр. -  Чужим голосом проговорил я.

- Дело в том, Александр, что при родах было осложнение… ваша жена… примите мои соболезнования… мы не смогли её спасти.

- Как? Нет! – Нет, она жива, это бред… - Не может быть…

- Может успокоительного?

Не контролируя себя, я бросился к врачу.

- Доктор, что с ребенком? Он жив?

- Да пустите Вы! – Вырываясь из моих рук, сказал врач. – Да, у вас сын, он в реанимации. Угрозы для жизни миновала, но надо подержать под контролем. Документы на Вас оформлять? У Вашей жены кроме Вас есть родственники?

- Нет, она сирота. Мы собирались пожениться после рождения ребенка. – Слезы текли по щекам. Её нет. Больше нет.

- Ясно, еще раз примите соболезнования.

Я сидел в кабинете и плакал. И никто в этом мире не мог сказать что я слаб. Любовь это сила. Но моя сила не созидает, а разрушает. Почему я был так жесток? Почему я не добился своего? Ведь Света могла сказать что Аня у неё… Если б я смог… когда она предает больно, но когда она уходит на всегда еще больней. Почему наше безразличие, эгоизм убивают? Её больше нет, но есть мой ребенок. Наш ребенок.

- Алло, Света? – Стараясь подавить слезы (надо чтить мнения поколений, пусть это даже устарелые стереотипы), проговорил я, - Как Аня хотела ребенка назвать?

- Как? Миша. УЗИ показывало мальчика. Как она там? Как себя чувствует? – Света искренне интересовалось судьбой подруги.

- Аня умерла… - К черту, надоели стереотипы. – Понимаешь, её больше нет… Нет!!!

*  *  *

Был обычный осенний день, дождь барабанил по крыше авто. Я припарковался у входа,  купил у бабушек пару хризантем. Аня всегда любила хризантемы. Ряды могил тянулись до самого горизонта. Старое, городское кладбище. Здесь хоронили еще с конца девятнадцатого века. Анина могила была на другом конце, почти в поле.

- Привет, прости меня, если сможешь. Дурак я был. Подруга у тебя хорошая. Если б не Светка, не знаю, как бы я с Мишей был. Она мне во всем помогает…  Аня, я люблю тебя. Знаю, что поздно это уже говорить, но… Я всегда был готов простить тебя. Да нет твоей вины, ничей вины нет. Просто так сложилось…

Дождь все лил, омывая черный камень надгробия. С камня на меня смотрела улыбающаяся девушка, улыбающаяся Аня. Она всегда улыбалась. Даже когда на памятник фотографию выбирали, невозможно было найти ту, где она серьезная.

- Если б я тогда знал, что все так обернется… я б тебя никуда не отпустил…  Прости меня пожалуйста. Я знаю, ты можешь, ты умеешь прощать. Вы умеете прощать… прости… Я обещаю, я клянусь, я воспитаю нашего сына… Вот как оно повернулось, ведь сын мой… Ты прости меня, но я не поверил глазам… Я не поверил что сын мой… Я сделал анализ ДНК… Каких же дров мы с тобой наломали…

Слезы все текли по щекам. Слезы очищения. Слезы любви. Потому что мужчины тоже плачут.

 

Категория: Рассказы до 2012 года | Добавил: AlexShostatsky (14.03.2020)
Просмотров: 57 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar