photo
promo

Линда

Яркая, творческая и свободная - это все о Линде. Она не из тех, кто подстраивается под чужие правила и идеалы. Линда всем своим существом бросает вызов обществу. Всегда ли она была такой? И кто она такая, Линда Кросс?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать

Дневник одиночки

- Не допускай моих ошибок, - проговорил он, - не иди моим путем. Выбирай свою дорогу.

Он смотрел мне в глаза. Высокий, статный. Рядом с ним я выглядел мелким выскочкой.

- Я тоже через это прошел, - продолжил он. – Через наркотики, женщин, преступность…

Толпа за стеной ликовала. Сегодня, я достиг вершины. Я стал чемпионом. Я надеялся, что он будет восхищаться мной. Ведь он такой же, как и я. Он сам перенес все то, через что прошел я. Но он осуждал меня…

- Но не в этом счастье. Осознай. – Он дружественно положил руку мне на плечо. – У тебя есть девушка?

- Да, - ответил я.

Он лишь покачал головой.

- Я сейчас говорю, не про тех проституток, которые вешались на тебя после победы. Я про ту, которая готова тебя ждать.

Опустив голову, я отрицательно помотал.

- Остановись, сойди с этого пути. – Искренне ответил он. – Если б не Лаки, я б уже умер от СПИДа. Ей потребовалось двадцать лет, чтоб вразумить меня. Ты один, тебя не остановит никто на пути в пропасть. Если я для тебя авторитет, прислушайся. Не допускай моих ошибок. Я же вижу, что ты не такой. Не твое это. И тот, - он кивнул в сторону двери, куда вышел Сидорович, - поверь, он еще та сволочь.

- Я знаю, - тихо ответил я.

- Вот видишь, - печально улыбнулся он, - еще не все потеряно.

- Угу,- промычал я. А что я мог ответить? Он был прав. На сто процентов прав.

- Желаю тебе удачи. Надеюсь, мы еще увидимся, чемпион.

После этих слов он поднялся и ушел проч. Мой кумир. Майк Тайсон…

*  *  *

Я не одинок, я одиночка! Это разные понятия. В первом случае, человек страдает. Во втором – гордится. Да, я горжусь тем, что я один. Спросите, чему тут гордиться? Тому, что я не получу удар в спину. Что люди, носящие клеймо моих друзей не предадут меня. Что та, которую я люблю, и не разобьет мое сердце. Мне так проще, мне так легче. Это моя жизнь, моя дорога…

Гетто. В нашей стране данного понятия не существует. В «цивилизованной» Америке в гетто живут отбросы общества. Те, от кого открестился высший свет, среднестатистический американец. Преступность, наркомания правит этим миров. Да, они правят и высшим светом, но никто не скажет это в глаза. Пятнадцатилетний пацан, укравший пачку сигарет из ларька, стопроцентно пойдет по этапу, а пятидесятилетний дядька за рулем «Лексуса», легко откупиться за все свои прегрешенья.

Гетто. У нас их нет. У нас отбросы общества это девяносто процентов населения. Тот, кто работает, пашет, он никто. А тот, кто у руля, тот бог. Не справедливо!

- Не справедливо! – Сквозь слезы я кричал отцу, когда он уходил от нас с мамой. Он нашел себе другую. Обидно. Мне было искренне жаль маму. Она любила его, всем сердцем любила. А он… Она очень сильно страдала. Рыдала, психовала, потом смерилась. Или делала вид, что смерилась. Полностью ушла в работу. Ей было тяжело. Одной поднимать, воспитывать ребенка. Мы скандалили, ругались.

Я был предоставлен сам себе. Мама мной практически не занималась. Сыт, одет и хорошо. На личную жизнь у неё времени не было. Да и разочаровалась она в мужчинах, не верила им…

 

25 октября 199… года.

Безотцовщина, бедная семья. Почему мы такие жестокие? Одноклассники меня не понимают. Да и другие тоже. Каждый хочет унизить, оскорбить, пнуть, ударить. Что я могу сделать против толпы? Один. Одиночка. Я только и умею, что убегать. Они кричат, что я трус. А они не трусы? Никто из них никогда не выйдет один на один! Только толпой…

 

15 декабря 199… года.

Пустота. Я никому не нужен. Мама кричит, что я эгоист, что думаю только о себе. Я просто хочу, чтоб она меня заметила, обратила внимание. Все было серо. Она погружена в работу. Я понимаю, что это для моего блага, но…

 

Как-то, убегая от пацанов, хотевших меня в очередной раз побить, я решил спрятаться на крыше многоэтажки. Я бежал по лестнице на верх. Они догоняли. Их было много. Это и хорошо, и плохо. Плохо, что их восьмеро, а я один. Хорошо, что каждый из них хотел быть первым, поэтому они, торопясь, мешали друг другу. Я вбежал на горище. Слава Богу там хватало хлама, чтоб спрятаться. Укрывшись в коробках, я стал ждать. Топот на лестнице приближался.

- Куда лезете?! – послышался строгий окрик с лестницы. – А ну пошли вон!

Ругаясь, мои линчиватели, ушли прочь. Чердак погрузился в тишину. Неужели пронесло? Выждав пару минут, я осторожно выбрался из-под коробок. Никого не было. Я облегчено выдохнул.

Только теперь я смог осмотреть чердак. Место, где я прятался, было завалено пустыми коробками из-под различной техники. Рядом стояло старое кресло-качалка. Напротив кучей лежали различные тюки. В общем, обычная картина старого чердака.

Но в другом конце горища было то, что привлекло мое внимание. Возле окна на покатой крыше были установлены насесты. На них, перелетая от одного к другому, были голуби. Белые, сероватые, темно сини. Птицы. Они, не боясь, подлетали ко мне, садились на руки, плечи, голову. Милые, добрые птицы. Символы мира.

У меня в кармане было немного семечек. Я достал эту жменю, и… они брали их у меня с ладони! Это было прекрасно.

С того дня я каждый день приходил на крышу, кормил голубей, ухаживал за ними. Голубей разводил пенсионер Федорович. Добрый человек. Он не прогнал меня, увидев, что я кормлю голубей, а разрешил приходить сюда, когда я захочу. Он рассказывал мне о голубях, учил ухаживать за ними. Он стал для меня родным человеком.

Голуби были моей отдушиной, моей семьей. Мне было отрадно ухаживать за ними. Гладить их, кормить.

 

21 апреля 199… года.

Сегодня умер Аркадий. Они выследили меня. Этот дебил свернул ему шею! Он смеялся, а Аркадий умер. Я отомщу! Ему, всем! Они поплатятся за все! За Аркадия, за меня! За все!

 

Что я мог сделать старшекласснику, убившему моего любимого голубя? Он на две головы выше, сильнее. Он просто оттолкнул меня в сторону и взял Аркадия. Аркадий не боялся людей, он доверял нам. Именно он первым подлетел ко мне тогда, в самый первый раз. Вот и сейчас, он просто сел ему на ладонь. Сам!

- Нет! – Сквозь слезы закричал я.

А эта сволочь сжала кулак, и смесь, крутанула Аркадию голову. Потом бросил мне его тельце.

- Держи свою птичку! – Смеялся он.

Мне было больно. Я похоронил Аркадия за гаражами. Поставил самодельный крест, приходил туда каждый день. Я жаждал мести! Ярость постепенно овладевала мной. Он поплатится за все!

Федорович говорил, что б я не принимал это близко к сердцу. Мол, Аркадия не вернуть, а этого дебила не изменишь. Если его таким мать родила, то с ним нечего не поделаешь, судьба его сама накажет. Я был с ним не согласен. Я хотел отомстить. Но как? Я понимал, что один я слаб, а искать соратников мне негде. И, по сути, всем этим мечтам о мести суждено было остаться в мечтах. Пока не увидел одну телепередачу. В ней рассказывали о Майке Тайсоне. О его тяжелой судьбе. И я понял: я – это он. Я, так же как и он, из не полной семьи. Меня недолюбливают сверстники. И я, так же как и он, люблю голубей. Даже эта ситуация с Аркадием, точь-в-точь как у Майка. Значит вот моя сила? Вот мой путь? Я тоже могу быть сильным? Я тоже смогу побеждать?  Да, сказал я себе. Да, я могу, я буду, я есть!

*  *  *

Тренер скептически смотрел на меня. Я его понимал: маленький, тщедушный парнишка решил заняться спортом. И не просто спортом, боксом!

- Знаешь, малыш, - потрепав меня по макушке, сказал тренер, - займись лучше шахматами.

Это взбесило меня:

- Я хочу заниматься боксом!

Тренер только улыбнулся.

- Ого, какой нрав! – Удивился он. – А выдержишь?

- Выдержу! – Не раздумывая, ответил я.

Так и начался мой путь. Я каждый день занимался в секции. Тренер надежд на меня не возлагал. Он даже не занимался со мной. Так, мутузит малый грушу, хай, мутузит! Через недельку, другую надоест, уйдет. Но не тут, то было! Я упорно занимался. Да, со мной никто не работал. Я сам, глядя, как тренируются другие, повторял их движения. Сначала это было неумело и смешно. Потом, когда более взрослые ребята объяснили, как и что, стало более сносно. Так прошло три месяца. И я решился. До этого я не  показывал своих навыков. Когда были стычки с другими пацанами в школе, я поддавался. Точнее не сопротивлялся. Да, было обидно, но они получат свое. Я отомщу!

Случай отомстить подвернулся неожиданно. Наша боксерская секция и секция из другого района решили устроить турнир. Он должен был пройти у нас. Там я его и встретил. Как оказалось, этот ублюдок, убивший Аркадия, лучший боксер секции-противника.

Стоя за спинами своих товарищей по рингу, я смотрел на самодовольное лицо этого скота. «Сегодня ты ответишь за все!» - Твердил я себе. Понятно, что на ринг против него меня никто не выпустит. Меня на ринг вообще никто не выпустит. Тренер так и поверил в меня. Хотя старшие товарищи относились ко мне как младшему брату. Нормальные ребята, не такие как этот.

Я сидел в углу и наблюдал за боями. Сначала боксировали младший и средний возраст. Бой лидеров должен был завершить турнир. Наш самый лучший боксер, Леша, готовился к бою. Пока ребята желали ему удачи, я пошел в раздевалку, выделенную нашим противникам. Нервы были на пределе, сердце выскакивало из груди. Глубоко вдохнув, я толкнул дверь.

Вы знаете, что такое жажда крови? Нет, это та жажда, которую утолит вода. Эта жажда пролить кровь. Выплеснуть эмоции, выпустить ярость на свободу, дать волю кулакам. Это не передаваемое чувство, когда животные инстинкты берут верх, и ты без остановки бьешь врага. Бьешь пока он дышит, сопротивляется. Потом накатывает усталость, тяжелая отдышка. Пот катиться градом. Соль щиплет раны. Но ты победил, тебе все равно. Главное, что он повержен.

Как я напал на него, я не помню, все было как в тумане. Нет, не в тумане. Как будто меня отключили. А включили, когда тренер и наши оттягивали меня от окровавленного тела этого ублюдка. Он был жив, просто без сознания, их тренер уже приводил его в чувство нашатырем. Наши удивительно смотрели на меня. Интересное зрелище: малый отметелил здорового лба, чемпиона.  

 

12 ноября 199… года

Я победил! Я отомстил! Он был похож на ничтожество! Так и должно было быть! Я сделал то, что хотел! Теперь они будут считаться со мной! Теперь я сила! СИЛА!

 

Так я начал свое восхождение. Мной начал заниматься тренер, и уже через год я был чемпионом среди юниоров. Самый молодой чемпион. По идеи, я должен был остановиться, обернуться, вспомнить, кем я был и кем я должен быть. Но все пошло не так. Сила она имеет странную, я даже сказал бы, страшную особенность. Она порождает алчность, жадность. Дает власть. Я «держал» район, был здесь хозяином. Брал все что хотел, когда хотел и сколько хотел. Любая проститутка, блядь была у моих ног. Что еще может желать парень в пятнадцать лет? Того же, только еще больше. И так случилось.

Хоть я и пристрастился к алкоголю, сигаретам, женщинам, я продолжал тренировки. Только теперь не ради мести, а ради власти. Тренер не одобрял моего поведения, но пока я был на высоте, закрывал на это глаза. А потом у меня и вовсе сменился тренер.

В один прекрасный вечер, когда я истязал ударами грушу, в зал вошел высокий щегол в строгом костюме и лакированный штиблетах. Переговорив с тренером, он подошел ко мне.

- Так это ты чемпион местный? – Глядя на меня сквозь темные очки, спросил он.

- Ну, я, - с вызовом ответил я, - тебе чего?

- Хороший нрав! – рассмеялся он.

- Для смеха вали в цирк! Здесь можно и по морде отгрести!

- Успокойся, ребенок! – Парировал он. – Я пришел сюда не просто на тебя посмотреть, а предложить тебе сделку.

- Что за сделка?

Он лишь усмехнулся:

- Вот это другой разговор! Знаешь, - начал он, глядя в другую сторону, - а у тебя не плохой потенциал.

 - Спасибо, - перебил его я, - знаю.

- И я думаю, - продолжил он, не обращая внимание на мое высказывание, - тебе пора перейти в высшую лигу. Хватит топтаться в юниорах.

- В смысле? – Удивленно переспросил я.

- В прямом! – Рассмеялся он. – Ты согласен оставить здесь свой слюнявчик и поехать со мной покорять большой ринг?

Конечно, я был согласен. Только дурак отказался бы от такого предложения.

Вот так я попал в высший свет, так сказать. Я дума там иначе, а там все оказалось так же само. Те же проститутки с блядями, только теперь они были одеты в стразы, а не дешевые турецкие шмотки. Тот же алкоголь, только не дешевая водка и паленый коньяк, а портвейн за несколько сотен зеленых за бутылку. Не дешевая пачка сигарет из ларька, а качественная трава от надежных людей. Хотя Серый этого не одобрял.

Серый – это племянник Сидоровича, моего нового «хозяина». Он оплачивал мою жизнь, моих девок, мои пьянки. Точнее, наши с Серым пьянки. Серый был представителем, так называемой золотой молодежи. Дядя все оплачивает и нечего заморачиваться. Только оплачивал дядя все за мой счет. Он делал ставки на моих боях, и я приносил ему прибыль.

- Смотри, - показывал Серый, - насыпаешь чуть-чуть. Берешь кредитку, подбиваешь, чтоб получилась дорожка. Потом берем стобаксовую купюру, скручиваем трубочкой. И теперь главное все вдохнуть. Одним махом.

Он проделал все, что сказал. Скрутил купюру и носом вдохнул в себя белую дорожку.

- Вот и все, - блаженно улыбнулся Серый. – Ловим кайф. Попробуй!

Я взял протянутый пакетик с белым порошком. Высыпал немного содержимого на стол… и, тут вошла Лиза.

- О, и ты… - скептически глянув на стол, сказала она. Почему то, я всегда стеснялся её, дочки босса. Нет, она не была заносчивой стервой, наоборот. В ней было что-то притягивающее. Правильное. Что-то из моей старой жизни, когда я был еще простым мальчишкой, любящим голубей. А теперь я крутой перец, бывший местный авторитет, чемпион. Да, еще не мира, но все впереди. И что-то в ней заставляло меня, такого навороченного парня, у чьих ног может быть любая, затаив дыхание, восхищенно смотреть на неё. На эту пятнадцатилетнюю девчонку. В её большие карие глаза. Любоваться длиной рыжих волос. С трепетом ласкать взглядом юную фигуру. Нет, я не хотел затащить её в постель, для меня она была чем-то более высоким, возвышенным, чем рядовая проститутка. Каким-то ангелом, сошедшим с небес…

- Нет, что ты! – Фальшиво запротестовал я. Прям как какой-то мальчишка. Хотя, я тогда и был мальчишкой, в свои пятнадцать лет. Мальчишка, играющий во взрослые игры. Точнее, пытающийся играть.

- Да ладно, я не слепая. – Сказала она. – Это, конечно, не мое дело, но гробь свое здоровье…

- Слушай, мамаша Тереза, - грубо перебил её Серый, - харе учить взрослых дядей жизни.

- Взрослый дядя, - с сарказмом ответила ему Лиза, - а не пошел бы ты…

- Куда? – С вызовом поинтересовался Серый.

- На работу, - неожиданно ответила Лиза.

Серый лишь звонко рассмеялся. Ржал, а он именно ржал, он долго.

- Знаешь, детка, - успокоившись, ответил он, - а не пошла бы ты…

Лиза спокойно посмотрела на него и тихо произнесла:

- Я то пойду, но поток финансов может исчерпаться.

Серый моментально взорвался. Он подскочил к Лизе, схватил её за воротник и замахнулся свободной рукой. Я еле успел перехватить её.

- Успокойся, - тихо сказал я ему.

Он лишь усмехнулся:

- Что, девочка понравилась?

- Не твое дело.

Он подошел вплотную и посмотрел в глаза.

- А если мое? – Спросил он.

- А не слишком ли тебе жирно, Серый, - властный голос прозвучал от дверей. На входе стоял Сидорович.

- Да, что вы, Владлен Сидорович, - заискивающе начал Серый.

- Рот закрой, слизняк, - спокойным голосом перебил его Сидорович. Лиза тихо засмеялась. Да, все понты Серого улетучились моментом. Он стоял как проштрафившийся пятиклассник перед директором школы.

- Зайди-ка через пяток минут ко мне в кабинет, - сказал ему Сидорович и вышел.

- Да, Владлен Сидорович, - поникшим голосом сказал Серый и поплелся в коридор.

Я посмотрел ему вслед. Да, жалкая картина, когда один человек приспосабливается под другого.

- Я, пожалуй, тоже пойду, - беря свою куртку с кресла, сказал я.

- К папе? – Улыбаясь, спросила Лиза.

- Домой, - спокойно ответил я и вышел в коридор. Блин, ну что со мной?! Она же, по сути, соплячка, малолетка! И не таких… а с ней просто по нормальному поговорить не могу.

Я как раз проходил мимо кабинета Сидоровича, когда услышал его голос.

- Ты чего творишь, падаль? – Властно сказал Сидорович.

- Я не… - попытался возразить Серый. Но Сидорович его грубо перебил:

- Заткнись и слушай! Есть к тебе одно дело. Берешь этого чемпиона и тащишь в клуб. Мне надо, чтоб он напился до чертиков. Потом притаскиваешь его к Лизе, и делаешь так, чтоб все выглядело как изнасилование. Мне нужен стальной  кулак, в котором я буду его держать. Слишком дорого стало содержать вас. Все понял, чучело?

- Да, Владлен Сидорович.

- Вот и прекрасно. А теперь катись отсюда!

Я по-быстрому убрался из квартиры, пока меня никто не заметил.

Что ж это получается? Сидорович собирается меня подставить и не жалеет даже собственную дочь? Да, он алчный, жестокий, но собственную дочь?! Зачем? И так ясно, чтоб я выполнял все, что он захочет. Под страхом отправится на нары, я сделаю все что угодно! Что же делать? Не идти с Серым в клуб? Вызовет подозрения. Податься в бега? Найдут. И не факт, что последствия будут получше, чем сейчас. Рассказать все Лизе? А поверит? Все таки Сидорович её родной отец. Выхода все равно нет. Я набрал Лизин номер.

- Да? – Взяла она трубку.

- Лиза, надо поговорить. – Сказал я.

- Говори, - спокойно сказала она.

- Это не телефонный разговор.

- Хорошо.

*  *  *

- Елизавета Владленовна, меня же уволят, - жалобно проговорил охранник, волоча вдрызг пьяного Серого.

- Никто тебя не уволит! – Цыкнула на него Лиза. – Тащи лучше!

- Как скажите. – Сказал охранник.

План был элементарным: я все-таки иду с Серым в клуб, там подсыпаю ему в выпивку снотворного, мы с Лизой перетаскиваем его к ней и инсценируем изнасилование. Что будет с Серым нас мало волновало. Жестоко? Возможно.

Честно, я удивился, когда Лиза спокойно отреагировала на мое заявление. Она слишком хорошо знала своего отца и все поняла. Скорее всего, её тоже ждала выпивка со снотворным и транспортировка в мои объятья. Поэтому мы решили поступить, немного иначе.

Мы привезли Серого в его квартиру. Охранник уложил его в кровать и раздел. Хоть он и ворчал, что его уволят, Лиза все-таки заставила его выполнить приказ. Сама же она приложилась к бутылке виски. Хорошо так приложилась, полбутылки высосала.

- А теперь валите к чертям! – Сказала заплетающимся языком Лиза. При этом она пыталась стащить с себя блузку.

Мы с охранником вышли из квартиры.

- Ты понял свою задачу? – Закуривая, спросил я.

- Так точно, - вытянувшись по стройке, отчеканил охранник. – Через полчаса позвонить Владлену Сидоровичу и доложить, что Елизавета Владленовна пошла с…

- Серым, - помог я охраннику. Уже никто и не помнил настоящего имени Серого. Серый, да Серый, вот и все.

- С Серым, - продолжил охранник.- И ждать дальнейших распоряжений.

- Молодец, - похлопал я его по плечу, - правильно.

И направился к себе домой…

*  *  *

Серого я больше никогда не видел. Что с ним случилось, я не знаю. Один  только раз спросил у Сидоровича, куда Серый делся. Он лишь глянул на меня ледяным взглядом и ответил, что Серый уехал в командировку, надолго. Надолго, так надолго. Лично мне его не жалко.

Больше каких либо подлянок Сидорович не пытался делать. Наоборот, как можно лучше помогал в карьере. Бои шли один за другим, титулы сыпались как из рога изобилия. И вот настал день, которого ждал все эти годы: бой за звание чемпиона мира.

- Одержишь победу, проси что хочешь, - барским тоном сказал Сидорович.

Я посмотрел ему в глаза и спокойно сказал:

- Ты знаешь, чего я хочу: встретиться с Ним.

Он посмотрел в сторону:

- Ну да… твой кумир. Будет тебе встреча, только принеси мне победу.

- Принесу.

- Вот и славно, - он улыбнулся до ушей и закурил сигару.

*  *  *

Дверь закрылась. В туже минуту в комнату вошел улыбающийся Сидорович и Лиза.

- Ну что, сбылась мечта? – Спросил он. Улыбка так и сияла.

Блин, только сейчас я осознал, во что вляпался. Ведь он меня использовал. Я стал алчным, корыстным. Убил, жестоко убил в себе того маленького мальчика, который любил голубей, добро. Хотел вырасти, разбогатеть и помогать бедным. Стать современным Робин Гудом. Смешно, не правда ли? Но я так действительно хотел. Я пошел заниматься боксом, чтоб отомстить за смерть друга. А в результате? Опьянение победой, кураж, плохая компания и я пошел по наклонной. Как я умудрился еще в тюрьму не угодить? А мог, легко мог. Потом в моей жизни появился Сидорович. И все пошло по новому кругу. Те же девки, выпивка, спорт. Тот же кураж, адреналин.

- Сбылась… - тихо ответил я.

- Чего не доволен, чемпион? – Улыбаясь, но искренне, не так как её отец, спросила Лиза.

Я смотрел на неё и понимал: я соврал Майку. Вот она, моя Лаки, та ради кого я брошу все, к чьи ногам упадет весь мир. Я люблю её. И пусть ей всего семнадцать, мне плевать, я люблю её.

- Сидорович, - глядя на Лизу, сказал я, - можешь оставить нас с Лизой тет-а-тет?

- Зачем? – Удивился Сидорович.

- Поговорить надо?

- Хорошо, - сказал он и вышел из комнаты. Я не удивлюсь, если сейчас он стоит за дверью, прильнув к замочной скважине. Плевать!

- Я решил уйти из спорта. – После паузы произнес я.

Лиза удивленно посмотрела на меня.

- С чего бы это? – Спросила она.

Я подошел к ней и обнял её за плечи.

- Потому, что люблю тебя. Люблю, понимаешь?

Она тихо засмеялась:

- Капец, столько ж лет тебе потребовалось, чтоб до тебя дошло.  

- Что? – Недоуменно переспросил я.

- Того! Тогда ложась в койку с Серым, я мечтала, что на его месте будешь ты! Потому, что я тоже тебя люблю! Все эти года! Люблю!

Я нежно поцеловал её в губы. Свою Лизу, свою будущею жену. И мне было плевать на Сидоровича. Я выплатил ему все сполна, за все. За все те миллионы, что он на мне заработал, за годы заточения. Да, заточения, ибо это не жизнь. Невозможно жить в золотой клетке, в наркотическом аду, так умело замаскированном под рай. И только Лиза, она смогла направить меня на верный путь, верную дорогу. Теперь все будет хорошо, все будет прекрасно.

 

5 июля 20… года

Дневник. Как я давно не брал тебя в руки. С тех самых пор как отомстил за Аркадия. Тогда я посчитал, что все позади, что я начал новую жизнь. Оказалось иначе: я просто продолжил старую. Спасибо Лизе. Она вытащила меня, дала понять, что счастье в количестве пустых бутылок под столом и проституток в кровати, а в другом. В простых человеческих чувствах, которые я благополучно забыл. Но с её помощью вспомнил.

Лиза уже на восьмом месяце. Свадьбу пока не играли, надо Сидоровича вытащить из тюрьмы. Доигрался, называется. Завели таки дело по махинациям. Откуда-то всплыли записи Серого. Оказывается, этот засранец, вел учет всего, что его заставлял делать дядя. А там…

Я счастлив. По настоящему счастлив с Лизой. И больше мне ничего не надо.

 

Категория: Рассказы до 2012 года | Добавил: AlexShostatsky (14.03.2020)
Просмотров: 70 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar