photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать
photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать

Входящий

Каблуки скользили в пыли технического помещения. Плащ так и норовил зацепиться за пруты арматуры, выступающих изо всех сторон. Она бежала изо всех сил, кленя себя за любовь к высоким каблукам. Да, сводить ими с ума парней легко, а вот спасать жизнь тяжело. Преследователь явно не спешил, его шаги размеренно слышались позади. Пуля пролетела у самого виска, шипя ударила в сену, выбив фонтанчик пыли и искр. Она ускорила шаг. Страх, липкий страх. Жалкий, всепожирающий страх гнал её вперед. Если она остановится, то умрет, рухнет мир… На одном из поворот каблук сыграл с ней роковую шутку: подвернувши ногу, она упала навзничь. В страхе повернувшись на спину, она увидела его. Черные штаны, такая же черная куртка, лицо скрыто во тьме. И ствол пистолета направленный на неё. Цепляясь за жизнь, она пыталась отползти, как будто какие-то жалкие метры остановят пулю…

- Эй, уважаемый…- откуда-то из пустоты послышался голос. Голос, давший надежду, голос согласившейся помочь незнакомке, голос согласившейся помочь, невзирая на опасность. Рука с пистолетов повернулась на голос, и грянул выстрел…

*  *  *

Город у нас небольшой. Кроме химзавода и института химических исследований, фактически, ничего интересного. Так, памятник красноармейцу какому-то. Мол, он первым вошел в город при освобождении от немецко-фашистских войск. Правда, почему-то никого не волнует то, что сам город был основан в 1948 году, что во время войны тут были болота, которые и остались  на севере. Войска здесь фактически не проходили. Говорят, конечно, что где-то в болотах лежит «пантера» немецкая, но поисками так никто и не занялся. Страшно ходить на болота, слава у них дурная. То тени какие-то, то звуки странные…

Утро выдалось пасмурным. Вроде и туч не было, и солнце не показывалось. На улице была слякоть: ночью прошел небольшой дождь и теперь мокрый асфальт был покрыт грудой грязной листвы. Осень правила городом во всю. Я неспешной походкой брел к институту. Отец был против моего решения стать химиком. Говорил что в семье хватит двух химиков. Они с мамой тут и познакомились. Она приехала к подруге на свадьбу, встретила отца и осталась. Перевилась на наш химзавод «Радуга» и проработала всю жизнь лаборантом. Так вот, хотели они меня видеть юристом, адвокатом. Но не представляю я себя в костюме и при галстуке отмазывающим какого-нибудь преступника от заслуженного наказания. Скандалов было много, но я все-таки смог убедить их что юриспруденция не мое.

Шел я себе спокойно, никого не трогал, думал о своем. Из раздумий меня выдернул звонок телефона. На дисплее мерцал неизвестный номер. Опять Пашка номер поменял, у него привычка менять их чуть ли не каждую неделю.

- Алло, - говорю я в телефон, уже уверенный, что услышу в ответ пашкин голос.

- Помогите! Прошу Вас, помогите мне! – голос был не пашкин, а девичьей. К тому же не на шутку испуганный.

 - Что? Кто Вы? – спросил первое, что пришло в голову.

- Я не знаю кто Вы, но помогите! – она срывалась.

- Хорошо, хорошо, - пытался успокоить её я, - что с Вами произошло? Где Вы?

- Я… Меня… Меня… хотят убить! Боже, помогите мне!

- Успокойтесь! Где Вы находитесь?

Она слегка успокоилась и более спокойным голосом начала описание:

- Не знаю… тут грязно, пыльно… станки какие-то… трубы железные… штыри… стекло битое и… и аммиаком пахнет… - она резко замолчала. Потом трубку разорвал душераздирающий крик, какие-то быстрые, удаляющиеся шаги, выстрелы… и тишина.

- Алло! Алло! – Телефон молчал. Страшная, пугающая тишина…

Так, что я знаю? Какие-то заброшенные помещения, станки, трубы (скорее всего вентиляция, а может и арматура). Стоп! Запах аммиака! Химзавод! Черт, как я сразу не догадался! Там же были цеха которые что-то на оборонку строили. После развала Союза их закрыли из-за нехватки финансирования. Тогда вообще весь завод хотели закрыть, но директор отстоял его. Без завода – город вымрет. Значит она там, на самом севере, у самых болот. Мда, место там глухое, как раз для темных дел.

Что есть мочи, я рванул вперед. Но моих сил хватило на пол десятка кварталов. Задыхаясь, хватая ртом воздух, я перешел на шаг. Все, хватит поза углами пиво пить, да сигареты истреблять. Пора заниматься спортом, то форма не к черту. Точнее не спортом, а физкультурой. Спорт гробит здоровье, а не дает его.

- Спешишь куда-то? – Раздалось от скамейки. На скамейке сидел дед Иван, старый друг нашей семьи, бывший фронтовик, один из основателей города. Он то каждый год девятого мая смеется с тех дураков, что цветы к памятнику «освободителя» несут…

- Здравствуйте, Иван Федорович, - стараясь подавить отдышку, проговорил я, - опаздываю. У нас практика началась, - вру и не краснею, - а я забыл, только вспомнил. Вот и бегу.

- Ха, ты что с ума сошел? Через весь город пешком!... Забыл он… эх, молодежь… Все гульки на уме… Да ты на меня не обижайся, сам таким в твои годы был…

Мы дружно улыбнулись.

- Помнишь, чему я тебя учил? Газ с тормозом не спутаешь?

- Конечно, помню! Не спутаю! – Было дело дед Иван на своей «Победе» учил меня вождению.

- Ну, вон она, ласточка моя, стоит! Ключи в замке всегда, кому она кроме меня нужна. Бери, вечером на место поставишь.

- Спасибо, Иван Федорович!

Пулей я бросился к машине. Приржавевший замок с трудом открылся. Салон был относительно чистый. Авто давно не пользовались. Раза с шестого двигатель завелся. Рванув с места как угорелый, я помчался к заводу.

Старый тарантас гремел как только мог, на каждом повороте норовя рассыпаться на винтики. Подъезжая к заброшенным цехам, пришлось сбросить скорость: дорога превратилась в месиво из асфальта, щебня и болотной тины. Болото возвращало себе когда-то отобранные бульдозерами и эскалаторами владения. Туманная пелена уже захватила железнодорожное полотно и подбиралась к зданиям.

 Так, три довольно больших цеха и где-то тут незнакомка, и её преследователь… или преследователи. Стоп! А если противник не один? Мда, тоже мне супергерой. Бетмен в подтяжках. Хотя б Пашку с собой взял. А может это розыгрыш? Того же Пашки, например. А что? Подговорил какую-то подругу, позвонили, дружно посмеялись и теперь тихо-мирно сидят где-то в кабачке. Сомнения стали одолевать меня. Какого черта? Кто она мне такая? Позвонил бы ментам и все дела? Может позвонить? Ага, щаззз! И что я им скажу? Здравствуйте, значит, товарищи, мне тут девушка незнакомая позвонила, помощи попросила. Вроде как убить её хотят на цехах заброшенных. А они мне: «Милейший, а ежели она Вам незнакома, то какого такого она Вам звонила?» и тут я им уже ничего не отвечу. Ладно, звоню Пашке и вхожу в здания.

Пашка ответил почти сразу:

- Привет! Чего не на паре? Шарик кипишует. – Шарик это преподаватель по химии твердых металлов.

- Паш, слушай меня внимательно. Я сейчас на заброшенных цехах химзавода. Тут… тут ситуация. В общем, если я не перезвоню через пол часа, то… - откуда-то из зданий послышались странные хлопки и звон.

- Алло, Вадим, то что? – голос Пашки был взволнован.

- Взывай милицию, - резко отрезал я и прервал связь.

В цехах было полно пыли и мусора. С другого конца здания доносились какие-то крики, хлопки и звон. Е мое! Хлопки это ж выстрел, а звон – рикошет пуль! Ясно, противник вооружен. Ну да, не чулками ж он её удушит. Так, кусок арматуры примерно метровой длины, сойдет пару раз долбануть по голове. Главное самому свинца не хватануть. Ну что, Рембо не доделанный, погнали наши городских.

Я бежал, спотыкаясь об кучи хлама. Стены были исписаны словарем мата в стили граффити. За одним из дверных проемов я нашел их. Незнакомка оказалась длинноволосой блондинкой. Темный, почти черный, обтягивающий свитер подчеркивал красивую грудь. Мини-юбка слегка прикрывала бедра. Шпильки на сапогах были сбиты, конечно, столько бегать. Красное пальто было покрыто неимоверным слоем пыли и грязи. Лежа на спине, она пыталась отползти к глухой стене. Испуганный взгляд был направлен на темную фигуру с пистолетом. Что привлечь к себе внимание, я сморознул:

- Эй, уважаемый!

Темный резко повернулся ко мне и нажал спуск. На одних рефлексах я отпрыгнул за перекинутый металлический стол. Несколько пуль ударили в столешницу. Я сидел боясь пошевелится. Темный осторожно подходил к столу, я слышал его шаги. Была, не была: резко выпрямившись, я метнул арматуру в него. Силы броска не хватило: он с легкостью отбил её левой рукой и нажал спуск. Хлопок прогремел как раскат грома, левое плечо обожгло болью. Все, мне конец. В страхе я зажмурил глаза. Время тянулось медленно, теплая струйка вытекала из плеча. Резко прозвучал звон и что-то глухо упало. Открыв глаза я увидел незнакомку. Она стояла держа в руках металлический диск. Темный постанывая, ворочался на полу.

- Бежим! – Крикнула она и схватила меня за левую руку. От рывка плечо пронзила боль. Не соображая ничего от боли и страха, придерживая продырявленное плечо, я поковылял за ней.

Темный очухался быстро, через пару коридоров в нашу сторону полетели пули. Мы выбегали к перекошенным воротам. Одна створка была открыта, другая, поскрипывая на ветру, висела на одной нижней петле. Преследователь не отличался меткостью: пули выбивали трель по воротам. Блондинка бежала впереди, в проеме ворот что-то темное маслянистое было разлито на полу. Она как-то умудрилась проскочить, я же заскользил и упал, в ноге что-то хрустнуло.  В отчаянье, я начал ползти. Блондинка убегала не оборачиваясь. Темный стоял в проеме ворот целясь в меня. Он сделал шаг вперед, но нога опустилась не на шершавый бетон, а на скользкую лужу. Потеряв равновесие, он замах руками, пытаясь ухватится за воздух. Упав на спину, темный упустил пистолет. Тот, совершив кульбит, врезался в створку ворот. Створка заскрипела, петля дола трещину. Металлическое полотно опустилось на темного, словно гильотина, перерубив его пополам. Фонтан крови окрасил ржавый метал багровым. Упав плашмя, створка похоронила под собой останки темного. Его ноги еще пару секунд агонически дергались.

Блондинка подбежала ко мне, попыталась помочь подняться: переломанная нога отказывалась слушаться. Мы так и лежали на холодном бетоне бывшего хоздвора. Откуда-то издалека  доносился вой сирен милицейских машин. Через время, сквозь пелену тумана, стали видны приближающиеся огни мигалок.

 

Категория: Рассказы до 2012 года | Добавил: AlexShostatsky (14.03.2020)
Просмотров: 58 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar