photo
promo

Сбрасывая кожу

Каждый из нас видит сны. Кто-то считает их плодом воображения, кто-то видит в них сакральный смысл, кто-то считает их предвестниками будущего. Но что делать, если во сне ты видишь альтернативную версию своей жизни? И эта версия тебе не нравится?

Читать
photo
promo

Пыль богов

Представьте мир, который во многом похож на наш. Но он отличается. В этом мире есть Европа и Азия, Африка и Америка, Антарктида и Австралия, но карта мира перекроена, материки поделены между горсткой сверхдержав...

Читать
photo
promo

Буквы на белом фоне

Представьте себе картину, у вас тихая, спокойная, можно сказать, невзрачная жизнь. И в один момент в ней появляется небольшой пушистый зверек. Такое, маленькое, милое создание, которое постепенно начинает набирать в весе. Он такой же милый, красивый, пушистый, но еще и полный.

Читать

09:05
Критикам, с любовью!

- КПД у парового двигателя низкий! – заявил мне как-то критик, прочитав рассказ «Обратная сторона Гармонии». Если что, речь идет про рассказ в жанре стимпанка. Стимпанк, паровой двигатель, низкий КПД. Л- логика, К – критика, М – маразм.

Как вы уже поняли, в этой статье пойдет речь о моем опыте общения с критиками. Никаких имен! А то одна дама снова напишет, что попала в «такую ситуейшен!!!» Оно мне надо?

Отношения с критиками у меня разные, но сегодня мы поговорим о тех случаях, когда у критиков случилось бомбалейло или их рецензии вызывали у меня фейспалм.

Чаще всего бомбалейло у критиков вызывает тот факт, что я руковожу двумя литературными изданиями. Если брать барышню, упомянутую выше, то от повести «Линда» она ожидала большего, а получила «уровень 15-летних подростов, делающих первые шаги в литературе». Вот честно, никогда не понимал ожиданий, которые я не оправдываю. Я такой, какой есть. Со своими взглядами на жизнь, грехами и пороками. И тот факт, что я один из (всегда приходится делать на этом акцент, а то все думают, что в журналах работаю только я) основателей двух литературных журналов не делает меня гением! Я такой же автор, как и множество других. Я пишу то, что хочу и даже есть люди, которым это нравится. Я стараюсь собрать вокруг себя таких же людей и вместе развивать литературу. Я не оправдал ваших надежд? Ваши проблемы!

Касательно этой мадам. Её отзыв был пустышкой и я не сожалею, что удалил его со своей страницы на «Книге фанфиков», он же фикбук. Этот факт не остался без её внимания, и она ответила на мою небольшую статью в паблике в ВК своей на страничке еще одного сайта посвященного фанфикам. Только я не указывал имя критика, а она указал все ссылки. Изобразив из себя обиженную жертву злого редактора и писателя уровня 15 лет от роду, развела небольшой скандальчик. Особо ярые её сторонники и любители поливать других нечистотами до сих пор сидят в черном списке как в ВК, так и на фикбуке. Разговора с этой дамой толком и не вышло. На каждый мой ответ она говорила: «Это не оправдание!», хотя я ни в чем и не пытался оправдаться. Просто она хотела, чтобы я признал её правоту, но это было не так, и я так не сделал. Даже и не собирался.

Кстати, о черном списке! На том же фикбуке и все же с «Линдой» мне попался другой критик. Который имеет огромный опыт работы в издательствах и все знает (по его собственным словам), но не знает, как отписаться от оповещений на фикбуке. Дело в том, что если пользователь написал на фикбуке рецензию на произведение, то он автоматически подписывается на все обновления связанные с этим произведением (новые главы, если таковы имеются; отзывы и ответы на них). И чтобы отписаться от уведомлений, то надо либо зайти в своем профиле в раздел с уведомлениями и снять соответствующую галочку, либо перейти на страницу произведения и снять галочку там. Понятное дело, что находясь в черном списке, этот критик не мог зайти на мою страницу и убрать оповещения вторым способом, а первого он не знал. И поэтому бедняжке пришлось писать мне со своего твина и просить от имени третьего лица, чтобы я удалил его из черного списка. Я рассказал ему про второй способ и забыл про него.

Как я понял, что это твин? Ну, смотрите:
- В профиле нет ни одного произведения, что странно для литературного сайта;
- Пользователь подписан на одного автора, понимаете какого;
- Пользователь пишет этому автору хвалебные отзывы.

Подозрительно, не так ли? Скорее всего… да ладо! Перед нами 100% твин! Второй аккаунт, созданный самим автором, для накрутки себе оценок и положительных отзывов. И вот вопрос: какова ценность критика, который на собственные работы накручивает отзывы? Как по мне, ничтожна.

Если им не нравится, то почему они читали мои произведения, спросите вы. О, тут вот в чем дело! Давным давно, на фикбуке было такое мероприятие, как фестиваль отзывов. Принцип прост: выставляешь свое произведение, тебе дают три произведения для комментирования, ты получаешь три отзыва. Если игнорируешь и не пишешь отзывы, вылетаешь с фестиваля. И вот, чтобы не вылететь с фестиваля они, бедные и несчастные, вынуждены были читать то, что я накропал! Чуть не всплакнул, но мне все равно на них.

Вообще, по фестивалю отзывов приходило много интересного. Я даже специально для этого тег сделал #AS_фестиваль_отзывов_КФ в паблике в ВК и выкладывал под ним скриншоты отзывов. Увы, по техническим причинам я на долгое время вылетел с фестивалей, а потом, из-за недоработок мероприятия, его и вовсе закрыли. Жаль, хорошая задумка была. Я даже нечто подобное хотел воплотить в «Волке» и «Лисе», но пока не нашел механизма как это сделать.

Я всегда благодарен людям, которые заступаются за меня в спорах с такими критиками. Это означает лишь одно: то, что я делаю нравиться другим людям, и они готовы поддержать меня в споре с человеком, возомнившим себя критиком.

Но это все интернет-критики, которые скрываются, в большинстве своем, за придуманными никами и левыми аватарами. Но в моей жизни был и реальный критик. К сожалению, этого человека нет уже в живых, а про мертвых либо хорошо, либо ничего кроме правды.

Это был поэт-литератор, как он сам себя называл, диссидент. Личность, если говорить по правде, интересная, хотя, со своими тараканами в голове. И эти тараканы, как раз и мешали нормальному общению с ним. Это и пошлые тараканы, и самовлюбленные и по энциклопедически умные. Вся эта смесь была ужасной, но таков был человек.

Как поэт, он был мастер! Я прозаик и все мои поэтические потуги лучше забыть, а он мог написать стихотворение на ровном месте. Его поэзия была тяжела на восприятие, изобиловала аллегориями и сравнениями. А один таракан в его голове любил, когда гости читают его стихи. Причем читать надо было с первого раза и выразительно, и тяжелый слог этому никак не способствовал.

Я же был вынужден читать по той причине, что он, ввиду своего почтенного возраста, не умел обращаться с компьютером (да и его у него попросту не было) и переводом рукописей в электронный вид занимался я в свободное от тогда еще обучения в институте время.

Во мне боролись два противоречия: показать ему свои рукописи и получить критику и… ну его! Я рискнул. Критика была местами конструктивной и правильной, а местами бред бредовый. Явные косяки я правил, а то, с чем был не согласен, оставлял как есть. Ибо это мое произведение, я художник – я так вижу.

Но апогеем всего было другое: он так же начал писать прозу. Точнее, прозу он и так писал. Это была документальная проза, которая подходила под категорию «рассуждения на тему». Интересно, но считать за достоверный источник в аспектах истории, философии и ряда других наук не стоит.

Проблема была в том, что он начал писать художественную прозу. Ну, как начал, я набирал только один его рассказ, который был, по сути, тем же «рассуждением на тему», но уже с художественными вставками и более пошлый. Да, в псевдонаучном рассуждении о мироздании и истории нашлось место пошлости. Ну, с кем не бывает.

Но пошлость не основная проблема этого произведения. Чего греха таить, сам пошляк еще тот. Проблема была в том, что все те грехи, в которых он упрекал мои произведения, он воплотил в своем и даже больше того! Когда у нас зашел разговор о его рассказе, он заявил, что так и задумывалось. То есть, рассказчик какая-то тряпка и латентный гей, потому что чуть ли не течет по своему минутному знакомому, который покинул купе на одной из остановок поезда. И этот же знакомый забыл свой дневник, в котором рассуждает об истории и мироздании в вольной форме. Этот самый дневник и читает рассказчик, истекая всеми соками. А знакомый и автор дневника редкостная Мери Сью. Я уже молчу про скачки во времени (то герои вроде как в совке живут, то уже в современном мире) и другие мелкие косяки. Все то, что отталкивает от произведения, является замыслом автора.

А теперь представьте мое разочарование, когда я видел умного, начитанного, образованного, заявляющего себя интеллигентом человека, талантливого автора и, по его убеждения, отличного критика, написавшего такое. Ему не было предела!

С того самого момента я начал относиться к критике скептически. Она должна быть, но сам автор обязан её фильтровать и, главное, учиться самокритке. Это тяжело, но это необходимо. Только вычитывая свои произведения, выискивая ошибки и нестыковки, можно добиться результата. Полагаться на мнение третьих лиц, пусть и именитых, талантливых и опытных, не стоит. Прислушиваться к их критике, анализировать её, конечно, надо, но не более.

А как у вас, дорогие коллеги, обстоят дела с критикой? Есть что вспомнить с улыбкой?

 

Категория: #литведьмак | Просмотров: 42 | Добавил: AlexShostatsky | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar